Письмо из Дьенбьенфу.Русские эмигранты в Иностранном легионе

раздел восстановлен и готов к дальнейшему пополнению
Ответить
Аватара пользователя
Admin
Сообщения: 2006
Зарегистрирован: 07 июн 2013, 22:51
Контактная информация:

Письмо из Дьенбьенфу.Русские эмигранты в Иностранном легионе

Сообщение Admin » 15 июн 2013, 11:06

Тема: "Письмо из Дьенбьенфу. Русские эмигранты в Иностранном легионе" : восстановлено из заблокированного форума

http://civil-war.ru/t1346-topic.html

Аватара пользователя
SDrobiazko
Сообщения: 163
Зарегистрирован: 12 июн 2013, 14:21
Контактная информация:

Re: Письмо из Дьенбьенфу.Русские эмигранты в Иностранном лег

Сообщение SDrobiazko » 17 июн 2013, 10:50

Dien Bien Phu
S.P. 68.036 le 3.2.54
TROUPES FRANÇAISES
D’OUTRE-MER

Дорогой Костя,
Уже давно хотел я написать тебе письмо, да как ты это знаешь, все «то» да «сё» мешали мне и только лишь теперь я нашел свободную минуту. Приехав в Индокитай, я попал в операционный батальон и со дня приезда только лишь три дня провел на базе, а все остальное время “a la campagne”. А сейчас я нахожусь в этом самом Дьен-Бьен-Фу в Стране Таи, где-то на задворках Лаоса. Я не знаю, что пишут в газетах, но если пишут об этом много, то это только лишь гром и ветер без дождя. Это такое же место как Назан. Просто долина среди гор в нескольких десятках км от китайской границы и в 90 км от Лай-Шу – столицы Таи. Сюда в самом начале операции сбросили четыре тысячи парашютистов, а затем перебросили другие войска. Устроили аэродром, а «Дакоты» и «Бристоли» навезли артиллерии и танков. Все это окопалось здесь, обгородилось колючей проволокой и сидит. Вит-Мины присунулись, конечно тоже, уселись на горах вокруг и смотрят на нас, как на свою ладонь, стерегут наши движения. Иногда мы выходим в горы и тогда есть работа геликоптерам: отвозить раненых и убитых. От нескольких пленных узнали, что в начале у них был план атаковать нас, но затем, решив, что мы укрепились слишком прочно, они отказались от этого. А вчера обстреливали из своей артиллерии наш лагерь и аэродром. Но это небольшая штука, чепуха, хотя можно быть раненым или убитым. Военные «знатоки» говорят, что цель нашей операции помешать [провести] готовившуюся Жяпом (виет-минский главнокомандующий) зимнюю оффензиву в дельту Красной реки, и которая якобы сорвана. А по-моему все это «буза», желание создать что-то грандиозное, из которого ничего, кроме газетной шумихи не получается. Во всяком случае в подробности я не вдаюсь, ибо нечерта толось воду в ступе, а если тебя что-нибудь интересует, то пиши. Мое личное положение не важное. В роте, и во взводе тем более, я перессорился со всеми. Живу как пес с волками. Надо знать, что ничего армейского здесь нет. Случайно собравшиеся люди, или вернее сказать, всякая сволочь, поддонки и отбросы человечества, речной наплыв стекшийся сюда по разным причинам со всех концов мира и не имеющий никаких понятий о чести, совести, долге воина и самое главное о дисциплине, составляют основной контингент легиона. Все это в большей своей части трусливо перед врагом и беcсердечно жестоко с безоружным темным населением и с пленными. Я, глядя на свою прошлую жизнь, часто спрашиваю себя как я мог попасть сюда. И несмотря на то, что я провел в легионе уже пять лет и приспособился к жизни, но я ни с чем не сжился и все мне чуждо. Повторяю, что легион армией, чем-то военным даже и не пахнет. У людей нет ни малейшего чувства, что они солдаты. Конечно жить в грязной среде этих мерзавцев очень трудно. Мой командир взвода, поручик, болван и негодяй, каких свет мало видел. Двуличная сволочь. Атмосфера в роте тяжелая и душная. Рота насыщена сексотами, все следят, подслушивают друг друга, доносят ком. роты. Никакого товарищества, никакого доверия к другим ни у кого нет. Я однажды имел неосторожность громко высмеять кое-что, и на меня было сразу же донесено, что я якобы советский агент. Я узнал это от одного русского сержанта, который у нас в роте старшиною. Он подвыпил и разоткровенничался, рассказал как ком. роты распрашивал его обо мне. Он же сам тоже не очень надежный и уже «подъеб» меня два раза. В будущем я постараюсь вырваться отсюда. От одного русского я узнал, что Миша Линицкий был выброшен с плутона не за пьянство, как я раньше думал об этом, а просто за то, что не мог сжиться со всей этой гадостью. Но я кончаю об этом, так как даже вспоминать все это мне противно. Сейчас без четверти четыре по полудню и я могу писать только потому, что виет-мины снова стреляют из артиллерии и мы сидим в окопах. Знаешь ли, Костя, я уже очень отчетливо чувствую моих тридцать лет. Я устал, надоела эта безалаберная цыганская жизнь. Хочется покоя. Я почти уверен, что это мое последнее путешествие. Если вернусь через два года, то буду жить уж оседлой жизнью. А кроме того тоска. Тоска по родине и одиночество. Пиши, как живешь ты, что делаешь. А когда увидишь Валю Иванову, передавай ей привет, скажи, что я вспоминаю о ней. Приветствуй, конечно, батюшку и Н.М. Это письмо ты можешь прочесть и ему. Я думаю о вас и представляю себе, как вы сидите в баре около церкви. Н.М. шутит и отпускает классические словечки, а ты немного сердишься и слегка обижен. Прости меня за некоторые нескладные фразы, но, знаешь ли, сейчас я ничего не думаю, а голова не работает как следует. Сейчас в воздух поднялись наши истребители, и виеты прекратили стрельбу. Теперь можно выйти, и я кончаю писать. До свидания.

Владимир Турский

Sergent Turski W.
S.P. 68.036 12 Cie

Ответить

Вернуться в «ИЗ АРХИВОВ МУЗЕЯ»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость