Оренбургское казачество в гражданской войне

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 10 фев 2016, 20:28

Помощь пехотой мне была обещана еще в сентябре, и, затем, представитель войска полковник Анисимов доносил, что нам в армию предназначались сначала французские части, потом английские, потом чешские, и, наконец, сибирские. Но в силу постоянно менявшейся политической обстановки таковая помощь оказана быть не могла: сначала ликвидация Комуча, потом распад Директории, падение Уфы и события в Омске в связи с семеновской автономией окончательно сделали присылку помощи вопросом времени и долгого времени. Я отлично учитывал это обстоятельство и принимал меры к выигрышу времени, создав три линии укрепленных позиций вокруг Оренбурга, которые, к сожалению, не были совершенно использованы войсками, проходившими их без боя и остановки в виду развала и неспособности части командного состава35. Касаясь здесь командного состава, главным образом, казачьих частей, с грустью должен доложить, что почти половина его оказалась непригодной к занимаемым должностям. Я был до известной степени связан в деле назначения офицеров, как постановлениями окружных съездов, так отчасти и Войсковым Кругом, ибо были выдвинуты на высокие посты люди, оказавшие большие услуги войску в момент восстания и когда не было правильной войны, а боевые действия имели характер случайный, партизанский, части не имели организации и отчетности. При ведении же настоящей войны, подчас герои, офицеры оказались никуда не годными администраторами, а еще хуже тактиками. 3/4 командного состава - офицеры ускоренных выпусков со слабой подготовкой и почти без всякого образования, кругозор их невелик. Не могу скрыть и того обстоятельства, что часть офицеров, пережив36 революцию, забыла причины пропасти между рядовым и командиром и круто приняла дисциплину старого порядка, чем вызвала казаках недоумение; другая часть совсем распустила вожжи, пьянствовала и совершенно не заботилась о хозяйстве и быте сотни и полка. Я боролся жестоко с этими явлениями, было порядочно разжаловано, порядочно офицеров переведено в строй рядовыми, много смещено, гауптвахта всегда имела двойной комплект обитателей, и, тем не менее, распущенность сократилась, но не прекратилась. Три офицера были расстреляны за безобразия, но офицерство как-то не реагировало на это, живя только сегодняшним днем.
В виду того, что существовали правительства Алаш-Орды и Башкурдистана, которые имели свои национальные войска и производили офицеров даже через чин, платили им большое жалованье, - замечалась тяга офицеров в эти части. Попав в эти части, офицеры в большинстве случаев являлись лишь игрушкой в политической борьбе родов и партий этих народов.
Г[осподи]н Валидов, начальник военного отдела Башкирии, совершил тягчайшее государственное преступление во время этой операции.
О преступных действиях Валидова мною уже доносилось раньше; ныне же этот гражданин, в разгар самых тяжелых боев в районе Дедово- Исаево, прислал приказ всей 9-ой Башкирской дивизии немедленно перейти в район Разномойка - Ташла - Мраково, чем совершенно открыл фронт на Оренбург. Преследуя узкие национальные и личные цели, Валидов поставил всю армию в неприятно-тяжелое положение, и мне едва-едва удалось заполнить прорыв измученным донельзя 14-м казачьим полком, только что вышедшим из боя. Мною начальник Башкирской дивизии и его начальник] шта[ба] див[изии] отстранены от должностей. Мною посланы телеграммы в Ставку о Башкурдистане.
Прошу еще раз дать мне пополнения или запасных сибирских полков для пехотных частей. Несмотря на просьбы, мне до сего времени не разрешена мобилизация уездов Орского и Актюбинского, почему я не мог приготовить соответствующих пополнений, имея прекрасные боевые кадры: было бы желательным ускорить разрешение на мобилизацию указанных уездов.
Считаю долгом донести Вашему Высокопревосходительству, что дело37 управления армией и выполнения директив Ставки, а также задач, возникающих согласно обстановке, сильно затрудняется несогласованностью фронтов отдельных армий. Выделение Уральской армии в от­
дельную есть одна из причин катастрофы, ибо как бы ни была сепаратна Уральская армия, я все-таки имел возможность координировать действия, группировать резервы и преследовать общую цель; с момента же выделения Уральской армии получились сразу несогласованные действия. Уральская же армия целиком зависела от работы Оренбургской, так как база уральцев был Оренбург, а военная дорога проходила вдоль линии фронта вверенной мне армии.
Западная армия действовала тоже самостоятельно и, когда с падением Уфы, образовался стоверстный прорыв, то я должен был занять Стерлитамак и хотя [бы] на первое время обеспечить себя с севера, что растянуло фронт армии слишком38 на сотню верст. Было бы очень важным иметь один фронт - Западная, Оренбургская и Уральская армии - тогда получилась бы большая согласованность работы.
Я без ужаса сейчас не могу думать о тяжелом, почти безвыходном, положении уральцев и одна из главных целей моих ближайших операций - выручка уральцев.
Должен также доложить, что во время всех военных операций нарушается основной принцип военной науки - стратегия и политика согласуется так: до войны политика диктует стратегии, во время ее - обратно. У нас же все операции зависели от политики. Я должен был считаться с политикой Башкирии и перебросить всю пехоту башкир с Актюбинского фронта на северный участок в пределы Башкирии; это было первое изменение боевого распоряжения в зависимости от политики. Заговор в Оренбурге и события в Омске отразились и на фронте.
Я принужден был в Оренбурге держать надежные части в ущерб фронту. Крайне враждебное настроение крестьян, зачастую стрелявших в войска при проходе деревни, отнимало силы для тыловой службы. Настроение городских низов было не на нашей стороне, и это заставляло дробить внимание и учитывать иногда важность тыла в ущерб боевой линии.
Недостаток оружия не позволил в полной мере использовать запасные казачьи части, а полная изношенность материальной части артиллерии вывела из строя 50% орудий в разгаре боев под Оренбургом. Об этом инсп[ектор] арт[иллерии] арм[ии] доносил в Ставку.
Мною была произведена мобилизация до 55 лет казачьего населения первого округа, давшая в 24 часа около 4-х полков с прекрасным духом, но неприбытие 12 ООО обещанных винтовок заставило распустить часть полков. Настроение казаков таково: молодые, призванные на действительную службу, - элемент вполне надежный, старики от 40 и выше лет - прекрасны, горят желанием сражаться, середина - фронтовики, большей частью, элемент скверный, особенно первого округа нижних станиц и станиц вдоль Самарской железной дороги, распропагандированных39 еще на фронте во время революции; они и составляют заразу частей. Во время ведения этой операции дезертиры-фронтовики-казаки внесли панику в станицы и, несмотря на жестокие меры, пришлось считаться с тылом. Были случаи, что казаки-артиллеристы выпрягали упряжных лошадей и уезжали в свои станицы.
Наряду с этим 16-й Карагайский моего имени полк, Атаманский дивизион и полки 9-й и 10-й Оренбургские казачьи доблестно и беззаветно несут свою службу и еще теснее сплачивают свои ряды на защиту Родины и войска.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 118-120

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 11 фев 2016, 22:04

Остатки пехотных частей выше похвалы. Часть станиц, как, например, Краснохолмская, совершенно болшевические40, и, в то же время, есть станицы, целиком выселившиеся и вставшие в ряды войска поголовно.
Бедствия, каковые терпит Оренбургское казачье войско, неисчислимы.
Паника тыла оказала сильное влияние на армию; тяга домой увеличилась, особенно при проходе через свои станицы.
Нахождение Войскового правительства в Оренбурге со всеми его учреждениями сильно сказалось на ведении операций, и в то же время нельзя было его перевести, ибо это влияло на настроение войска. Гражданская война вносит свои требования в ведение войны, и поэтому приходится многое делать не так, как бы требовалось наукой.
Излагая и донося обо всем происшедшем, считаю долгом доложить, что как Войсковое правительство, так и большинство, вернее, 75% Оренбургского казачьего войска, будут вести войну до конца, дадут огромное напряжение, но восстановят положение и разобьют врага. Я, как командующий армией и атаман, совершенно спокоен, и только это новое несчастье окончательно скует казачество неразрывными узами братства всех станиц и округов и сделает Оренбургское казачье войско нерушимым.
В настоящее время мною и чинами штаба армии предпринято все к восстановлению фронта и порядка, и я уверен, что все это будет сделано в самый короткий срок.
Доложив все об операции под г. Оренбургом, для полного освещения дела ясно вижу свои стратегические ошибки:
1) Во-первых, до самого конца верил в стойкость всех казачьих станиц и твердость фронта, что заставило меня медлить с эвакуацией. Хотя никаких трофеев в руки противника не отдано и все вывезено, тем не менее, эвакуация носила спешный характер.
2) Веря в доблесть всех полков и их командиров, предпринял операции под Илецкой Защитой с целью ее взятия, рассчитывая взять ее и тогда уже, окончательно прервав Туркестан, обрушитьсявсеми силами на север. Полки под Илецкой Защитой действовали вразброд и вяло, и операция приняла затяжной характер, и я потерял три дня.
3) Недостаточно сурово проводил требование иметь частные сильные резервы со стороны командиров корпусов.
4) Допустил пребывание штаба армии в линии боевого расположения и оперативную часть штаба вывел из города в момент вхождения в него красных, что отразилось на связи (таковое решение было для предотвращения паники в городе и тыловых учреждениях).
5) Сразу израсходовал свой и без того слабый резерв, спасая Орскую дорогу.
6) Участвуя сам в политике, невольно политическую обстановку связал с[о] стратегией.
Генерал-лейтенант
Музей русской культуры в Сан-Франциско.
Коллекция А. Н. Вагина. Незаверенная машинописная копия.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 120-121

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 11 фев 2016, 22:20

Оперативный отчет британского офицера связи при Оренбургской армии за ноябрь 1919 - январь 1920 г.

Ниже впервые публикуется оперативный отчет британского офицера связи при Оренбургской армии капитана Ф. Ходжеса, составленныйв 1920 г. Об авторе отчета известно немного. Фелпс Ходжес родился в 1894 г., впоследствии дослужился до майора и в 1931 г. выпустил в Лондоне мемуары о своем участии в российской Гражданской войне под названием «Britmis. A great Adventure of the War. Being an account of Allied Intervention in Siberia and of an escape across the Gobi to Peking» («Британская миссия. Великое приключение войны. Отчет о союзной интервенции в Сибири и исходе через пустыню Гоби до Пекина»).
Отчет был составлен в 1920 г. и является уникальным источником, повествующим о событиях отступления Отдельной Оренбургской армии в Семиречье. Документ хранится в Лондоне в британском национальном архиве (Public Record Office) и практически недоступен для российских ученых. Выражаю благодарность к. и. н. В. Б. Каширину, выявившему этот документ и снявшему с него копию. Перевод выполнен А. В. Ганиным.

Оперативный отчет No 2 офицера связи, прикомандированного к Оренбургской казачьей армии

1 .Операции. В моем первом оперативном отчете, отправленном мною из Кокчетава в Омск 5 ноября 1919 г. и в телеграммах в Омск до того
времени (см. Приложения 1 и 2) я утверждал, что Оренбургская армия была сосредоточена следующим образом:
(a) Отдельная бригада генерала Комарова50 (генерал Комаровский) в Мизгильском и Алексеевке, со штабом в последней деревне. Состав около 700 человек.
( b ) Первый корпус генерала [И. Ф.] Шильникова в районе Челкарского, Еленинского, Павловского и Имантовского со штабом в Еленинском. Состав около 2000 человек.
(c) Второй корпус51 (4-й Оренбургский армейский корпус) генерала [А. С.] Бакича в районе Заборовской, Жерендинской и Сандиктавской со штабом в последней деревне. Состав около 6500 человек.
(d) Бригада полковника [Р. П.] Степанова в Кирилловском и Воскресенском. Состав 1300 человек. Разграничительная линия между Степной группой 3-й армии [К. В.] Сахарова и войсками [А. И.] Дутова проходила от Чиликан Уткуль (исключительно) на реке Ишим до Дьямантуского (исключительно) и оттуда к Кош-Кулю (включительно).
Утверждение о том, что армия была уже сосредоточена к 5 ноября в вышеуказанных районах, оказалось неверным. Вскоре я узнал, что Степанов 2 ноября достиг лишь Джиланди-Адир и что Бакич в тот же день появился в Атбасаре со своим авангардом, тогда как его основные силы все еще находились на некотором расстоянии позади. Только первый корпус и слабый отряд Комарова52 были на месте.
Как уже сообщалось, атаман Дутов отказался подчиниться приказам Омска о движении одновременно всеми своими силами к озеру Чагли, но с целью оказать содействие левому флангу главных армий он 5 ноября издал приказы о перегруппировке своих сил. Комарову53 (Комаровскому) было приказано двигаться к югу и юго-востоку от озера Чагли; Бакичу - к Щучинской по самому прямому пути, т. е. через сельскую местность; Шильникову - к Кокчетаву; в то время как Степанов был оставлен охранять западный фланг в районе Кокчетава и держать открытой дорогу Кокчетав - Атбасар. В самом Атбасаре должно было сосредоточиться около 500 человек из отдельных частей.
К этому времени противник не наблюдался, хотя небольшие отряды были замечены в разных местах. 1-го числа 300 человек при 2 орудиях и 4 пулеметах были замечены в Мариинском на Ишиме; на следующий день разъезд красной конницы был замечен у Буг Алтая, на некотором расстоянии дальше к югу и на левом берегу; 3-го конная сотня появилась у Кривоозерного в 70 верстах к западу от Кокчетава и 4-го киргизские агенты сообщили о наличии в Мариинском пехотной дивизии, тогда как в тот же день красная конница, двигаясь от Кривоозерного, атаковала Аиртавский (на южной оконечности озера Челкар), но была отбита казаками первого корпуса. Никаких других вражеских сил не встречалось, и штаб армии казался совершенно уверенным в том, что никакой опасности с запада или юго-запада не ожидается. По поступавшим донесениям противник не пересекал степь между Аральским морем и Атбасаром для преследования отставших солдат Дутова и не преследовал арьергард Бакича на кустанайском направлении. Казалось, что большевики согласны игнорировать Дутова и сосредоточиться на уничтожении основных армий [А. В.] Колчака.
Карта 1. 4 Утром 5-го казаки первого корпуса продвинулись вперед и заняли Кривоозерный, противник отошел без сопротивления.
В 8 часов утра следующего дня вражеские силы в количестве 300 пехотинцев и 200 кавалеристов с 2 орудиями и несколькими пулеметами заняли Мизгильский (Келоровка), дав по нему несколько залпов.
Войска Комарова55 отошли южнее, не оказав никакого сопротивления, и Дутов, считая, что это был авангард значительных сил противника, направил Степанова в Кокчетав. Приказ ускориться был отправлен и Шильникову.
Всех беженцев уже отправили из Кокчетава в Щучин и Акмолинск, частично для организации жилья для приближающихся войск, больные также были эвакуированы на восток.
Вследствие некоторых грабежей в Кокчетаве 5-го ночью была разоружена местная милиция.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 131-133

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 12 фев 2016, 23:02

7-го штаб Шильникова появился, и штаб армии отбыл в Щучин.
Казаки Кокчетавской станицы, которые торжественно поклялись несколькими днями ранее защищать город до конца, были замечены среди первых беженцев, отправившихся в Акмолинск.
8-го противник продвинулся к югу по главной дороге и занял Аксуйскую. Его конница затем двинулась в юго-восточном направлении.
Комаров56 продолжал отступать (Н. М.7.)57. Красная конница, находившаяся в Кривоозерном, по сообщениям была переброшена оттуда на северо-восток и возможно к этому времени присоединилась к основным силам.
Оренбургская армия теперь находилась под независимым командованием, и я слышал от начальника штаба генерала [И. М.] Зайцева, что велась эвакуация Омска.
Карта 2.
9-го Дутов вновь решил перегруппировать свои войска и приказал занять следующие позиции:
(1) Первый корпус и бригада Степанова:
Кокчетав 2000 человек.
Щучин штаб и 3000 человек.
(2) Второй корпус и отдельные части;
Атбасар штаб и 2500 человек.
Сандиктавская 3000 человек.
(3) Штаб армии, Атаманский полк, конвойная сотня:
Акмолинск 1500 человек.
Штаб армии из Щучина выехал в Акмолинск 11-го (Н.М.7.).
Новость с главного фронта в этот момент была в том смысле, что первая армия отошла на переукомплектование, 2-я и 3-я армии в течение трех недель должны были медленно отступать и затем дать бой к западу от Омска.
14-го Омск пал, и на следующий день Кокчетав был занят войсками противника численностью около 5000 человек, состоящими из следующих подразделений:
2-я бригада 54-й дивизии.
1-й, 2-й и 3-й крепостные полки.
Отдельная бригада 35 дивизии (Н.М.9. Часть 1).
Никакого сопротивления первым корпусом или Степановым, который отошел на юго-восток, оказано не было, как сообщалось, Шильников отсутствие сопротивления оправдывал тем, что было слишком холодно.
По всем донесениям большевистские силы были плохо одеты и питались, а их моральный дух был очень низким (Н.М.9. Часть 2).
После двух дней отдыха противник направил 500 пехотинцев и 200 кавалеристов против Шильникова и занял Ивановку 17-го, Александровское - 18-го и Щучин - 21-го, Шильников отходил на юг к Акмолинску.
В то же время главный удар противника был нанесен по корпусу Бакича, штаб которого и конница находились в Атбасаре, а пехота - в
Сандиктавской. В ночь на 17-е число 1-й Акмолинский степной полк противника занял Новоникольское в 80 верстах к юго-западу от Кокчетава.
Полк насчитывал 250 человек (Н.М.9. Часть 1). 19-го второй полк - 2-й Кустанайский - перерезал основную дорогу Атбасар - Кокчетав между широко разбросанными частями корпуса Бакича и занял Владимирскую и Веселую (Н.М.П.). Эта информация была получена штабом армии в Акмолинске лишь через 2 дня и сообщалось также, что состав противника на этом новом театре военных действий был следующим:
1-й Акмолинский степной полк.
2-й Кустанайский степной полк.
3-й Троицкий степной полк
общей численностью около 2000 человек.
Штаб армии не выказал серьезной обеспокоенности этим новым обстоятельством, но приготовился отступать на Каркаралинск. Этапные посты, состоявшие из киргизских палаток с едой и фуражом готовились в степи до Павлодара, но с падением Омска и прорывом красной конницы к Иркутску они были сняты и переброшены на каркаралинскую дорогу.
20-го Дутов приказал первому корпусу отходить в район Рыбинский - Канкринский, тогда как Степанову было приказано заполнить разрыв между первым и вторым корпусами от левого фланга Шильникова до линии Николаевское - Сосновка. Бакичу было приказано передвинуть свой штаб в Колютон на дороге Атбасар - Акмолинск, где располагался его корпусной резерв, состоявший из Тургайского отряда (1-й пластунский полк и два Оренбургских казачьих полка) под командованием капитана Могилева.
21-го, когда Щучин был занят противником и основные большевистские армии были в 100 верстах к востоку от Омска, Дутов получил сведения о том, что крупные силы большевиков пересекли дорогу Атбасар - Кокчетав (несмотря на присутствие 2-й стрелковой дивизии Бакича на их левом фланге), заняли Васильевское к северо-востоку от Атбасара и затем, повернув на юго-восток, ударили на Колютон. По какой-то причине этому сообщению Дутов не поверил, и никакого подозрения в опасности для его армии не зародилось в его голове (Н.М.12).
Точное расположение бригады Степанова в это время не совсем ясно. По слухам он сражался с противником неподалеку от Кокчетава, но даже штаб казался не информированным на этот счет.
Новости из Новониколаевска 22-го казались более обнадеживающими, но на следующий день наше собственное положение оказалось безнадежным в результате быстрого и успешного продвижения большевиков.
Карта III.
23-го не только были получены новости, подтверждающие факт того, что 2-я стрелк[овая] дивизия отступала к востоку от Сидоровки58 и того, что Васильевское и Джаралгас были заняты противником, но к полудню его авангард достиг Джона Берген, небольшого пункта на дороге Атбасар - Акмолинск, к югу от Астраханского и к востоку от Колютона. Таким образом, второй корпус был не только разрезан на две части, но также был полностью изолирован от остатков армии.
Эта серьезная ситуация держалась насколько возможно в секрете, чтобы увенчался успехом благотворительный концерт, проводившийся той ночью в поддержку «религиозных добровольцев»5 Акмолинска, так называемый полк необученных новобранцев, давших обет сражаться до смерти, все новобранцы благоразумно разбежались по своим домам за несколько часов до появления большевиков. Концерт имел огромный успех и помог покрыть издержки организаторов на значительное время в дальнейшем.
Генерал Зайцев, начальник штаба, казалось, в этот момент потерял голову.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 133-135

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 13 фев 2016, 20:28

Посланцы были спешно направлены, чтобы найти Бакича и приказать ему отходить на Каркаралинск как можно быстрее. Шильников, с другой стороны, был срочно направлен на Павлодар, - этот приказ был настолько очевидно абсурдным, что он также отступил обходным путем к Каркаралинску.
Штаб теперь понял, что главные силы противника от Кокчетава были направлены против Бакича, но никто не подумал о каком-либо сопротивлении. Не было предложений оказать сопротивление, каждый думал только о своей собственной безопасности, чем о риске сражаться с горсткой нерешительных, плохо обмундированных и недисциплинированных крестьян, каждый предпочитал столкнуться с ужасными трудностями пути через замерзшую степь в середине зимы, без видимой цели и без места, где хотя бы возможно было оказаться в безопасности.
Дутов решил попытаться соединиться со вторым Степным корпусом в Семипалатинске и сообщил мне, что [Б. В.] Анненков из Семиречья также получил приказ выступить туда.
25-го велась подготовка к отправке штаба из Акмолинска в Каркаралинск, в то время, как разбросанные части должны были двигаться насколько можно быстрее.
24-го судьба Бакича была неизвестна, хотя его 2-я стрел[ковая] дивизия, как говорили, приближалась к Николаевскому, к северу от Сидоровки и что часть бригады Степанова присоединилась к первому корпусу. Авангард Шильникова достиг Елизаветинской в 38 верстах к северу от Акмолинска.
В 2 часа ночи 25-го противник был в 30 верстах к западу от Акмолинска, и начиналась паника. К середине дня город был оставлен войсками за исключением большого количества больных и некоторых мародерствовавших казаков. Капитан де Керанга60 из французской миссии уехал в 5 часов дня на своей машине и около 9 вечера появились 250 солдат противника и заняли город.
Таким образом, за десять дней все силы Дутова примерной численностью в 15 000 человек обратились в бегство при редких выстрелах противника силой в одну треть их собственной.
Штаб Дутова прибыл в Каркаралинск около 1-го декабря, а сам Дутов неделю спустя с арьергардом.
Бакич ушел с несколькими сотнями людей и, пройдя Спасский завод, безопасно достиг штаба. Шильников и Степанов были столь же удачливы, пройдя южнее через Баян-аул.
Падение Семипалатинска 1-го декабря, когда войска 2-го Степного корпуса взбунтовались и убили своих офицеров, сделало занятый Анненковым район Семиречья единственным спасением для Оренбургской армии. Отход на восток через безлюдную степь начался в первую неделю декабря и продолжался в течение двух недель до эвакуации Каркаралинска под Рождество.
Дутов поехал от Сергиополя до Урджара (ставка Анненкова), где два командующих встретились в начале января. Дутов, хотя и являлся старшим офицером, был вынужден сдать командование и стал военным губернатором, заменив генерала [И. С.] Ефтина, который находился на этом посту после своего бегства из Семипалатинска.
Карта 4. Анненков, приняв на себя командование остатками Оренбургской армии, поставил Степанова во главе арьергарда и приказал ему удерживать противника у Кур-Баканас. Бакич был поставлен во главе основных сил в Сергиополе, в то время как все остальные генералы были лишены своих постов и либо отправлены в бесполезные миссии в дальние края, либо арестованы.
Я не могу сказать, сколько человек дошло до Сергиополя. Конечно, не более 5000, и многие из них должно быть являлись офицерами. Собственная дивизия Анненкова насчитывала, вероятно, 9000 человек, у него также было несколько подразделений П Степного корпуса, которые не перешли на сторону противника. Общая численность его войск могла составлять 15 000 человек, в основном конницы при нехватке артиллерии и боеприпасов.
Первоначально его фронт был только на юге, но поражение Дутова и потеря Семипалатинска вынудили его защищаться по всем направлениям. На юге его войска под командованием полковника [П. И.] Сидорова осаждали Джаркент, а основные силы удерживали Копал и имели некоторые локальные успехи. Степанов с уцелевшими из его собственной бригады и Атаманский полк Дутова охраняли дорогу от Каркаралинска, а другая конная группа вела наблюдение за противником в 60 верстах к югу от Семипалатинска.
Бакич в Сергиополе пытался реорганизовать оренбургских казаков, а свободные части были разбросаны вдоль Иртыша6 вплоть до Зайсана.
Ставка Анненкова находилась в Урджаре. Появление деморализованных дутовцев было фатально для всей его армии, поскольку разложение, распространившееся по всем антибольшевистским войскам, не избежало и их.
21 января62 Сергиополь был взят противником, захватившим большею часть прежнего штаба Дутова. Урджар пал некоторое время спустя63 и к концу месяца все сопротивление Советам практически закончилось, Оренбургская казачья армия и партизанская дивизия Анненкова закончили свое существование64.
Огромные массы беженцев, как военных, так и гражданских пересекли китайскую границу в районе Чугучака и Кульджи.

Оценка
2. Силы Дутова, обстановка и планы
Приняв командование Оренбургской армией в конце октября, Дутов приказал реорганизовать войска в два корпуса, каждый из которых состоял из двух казачьих дивизий и пехотной бригады, в дополнение к двум корпусам существовала отдельная пехотная бригада генерала Комарова65.
Майор Стевени в своем боевом расписании к этому дню показывает общую численность штыков в 5140, примерно на полторы тысячи больше, чем число солдат, показанное в частях. Скорее всего в нее включена численность больных и органов снабжения (Приложение III).
Дутов имел, таким образом, в своем распоряжении силу, превышавшую двенадцать тысяч человек, две трети которой составляла конница из его родного края. К этому числу можно добавить по меньшей мере две тысячи мобилизованных, которые, однако, кажется, были безоружными. Бакич в своем рапорте о численности от 18 ноября указал 2422 пехотинца, 1379 безоружных и это, не включая тех мобилизованных
(Приложение IV).
На самом деле кажется очевидным, что реорганизационная схема Дутова никогда бы не воплотилась в силу. Почти через месяц после ее введения второй корпус насчитывал абсурдное число частей, в которых менее 100 человек составляли полк, а одно орудие - батарею или дивизион.
Тиф также привел к заболеванию большого числа людей, около 4000 больных указывалось только во втором корпусе единовременно.
Эта цифра, несомненно, преувеличение, но точно, что по крайней мере 25% армии было неспособно нести службу по этой причине.
Дутов имел, таким образом, по меньшей мере, 10 000 человек, годных к военной службе к началу ноября, из которых две трети составляли казаки из его родного края.
Армия, однако, была разбросана от Тургая, к западу от Атбасара, до Кокчетава на расстоянии более 400 верст и находилась в таком состоянии дезорганизации и деморализации, что трудно понять, почему Дутов вообще принял командование, разве только он был неосведомлен об общем положении в Сибири66. Отход Оренбургской армии вдоль Ташкентской железной дороги к Аральскому морю превратился в беспорядочное бегство, и только страх перед красным террором мог заставить оставшиеся две или три тысячи пересечь «Голодную степь» между Аральским морем и Атбасаром в самое жаркое время года. Корпус Бакича не пошел этим же путем, но двигался от Кустаная и его силы составляли более двух третей войск Дутова.
Положение, однако, было не таким плохим, как казалось. Число людей, находившихся в строю, составляло двенадцать тысяч, в значительной степени дезорганизованных и деморализованных, но в отличном состоянии и всецело преданных делу, несмотря на ужасные лишения. Начал распространяться тиф, но не в опасной форме, и смертей было немного.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 136-138

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Оренбургское казачество в гражданской войне

Сообщение Гусельциков » 15 фев 2016, 22:29

В начале ноября не было опасности пересечения противником степи для преследования арьергарда, и поскольку разгром Колчака был главной целью противника, Дутов мог рассчитывать, по меньшей мере, на две недели, если не больше, до начала серьезного наступления красных с севера и, если бы он реорганизовал свои войска, его положение было бы прочным. Район, в котором он оказался, Кокчетав - Акмолинск - Атбасар, представляет по своей форме равнобедренный треугольник, с Кокчетавом как вершиной на севере и со сторонами примерно в 180 верст. Быстро приближалась зима и кроме как с севера, т. е. от главной дороги южнее Петропавловска, район окружен сотнями верст степи, в которой нет сколько-нибудь значительных дорог или поселений. К западу, югу и востоку замерзшее пространство с началом зимы препятствовало приближению чего бы то ни было, кроме незначительных сил. Только с севера и, следовательно, только от основной магистрали могли подойти крупные силы. Дутов мог бы сконцентрировать всю свою армию в любом из трех упомянутых городов, возвести оборонительные сооружения и разгромил бы любой отряд, посланный против него. Район изобиловал обширными стадами крупного рогатого скота, овец и лошадей, деревни вдоль главных дорог были богаты, а урожай был лучшим за многие годы. Не было недостатка провизии и недостатка рекрутов67. Его артиллерия была слабой, но тогда такой же была и артиллерия большевиков и у него было достаточно конницы, чтобы удерживать все, кроме крупной силы, вдалеке. Он не мог надеяться незамедлительно наступать, поскольку войскам была необходима перегруппировка и слаживание, его единственной надеждой казались сосредоточение и удержание позиций до наступления зимы.
К сожалению, его планы, кажется, отличались, а его восторженная встреча оренбургскими казаками, должно быть, внушила ему ложную идею их высокого боевого духа и возможностей. Он рассчитывал сосредоточить свою армию возле Кокчетава и угрожать или атаковать правый фланг большевиков. Его первоначальная диспозиция была вполне хорошей и, если бы словами выигрывались войны, он бы победил врага и был бы в Москве за многие месяцы до того. В конце октября он издавал приказы по реорганизации (как показано вверху страницы), но я сомневаюсь, чтобы он когда-либо выяснял, проводились ли его приказы в жизнь, и я сомневаюсь, что они исполнялись. Корпус Бакича был единственным, на который он мог возлагать хоть какую-то надежду, чем он так и не воспользовался, полагаясь в наиболее опасных местах на худшие части. Когда противник 6 ноября взял Мизгильский, Бакичу было приказано совершить марш на Щучин через трудную и малонаселенную местность, тогда как Шильникову было приказано идти на Кокчетав с толпой в пару тысяч человек.
См. карту 3
Как только Оренбургская армия стала отдельной, Бакичу было приоказано вернуться в Атбасар с половиной его сил, находившихся на дороге в Кокчетав, половине сил Шильникова было приказано идти в Щучин. Таким образом, в то время как противник рвался на юг к Кокчетаву, 1-й и 2-й6 корпуса маршировали туда и обратно, растянувшись по району, а войска, которые даже в дореволюционное время предназначались только для наступательных действий, были раздроблены на небольшие отряды настолько далеко друг от друга, что оказать поддержку друг другу не могли и всецело рассчитывали на оборону. Если бы Дутов сконцентрировал свою конницу, даже ее половину и обеспечил бы успех, хотя и временный, для него это было бы бесценно. Кавалерийская атака на подготовленную пехоту вряд ли увенчается успехом, но при плохо одетых, полуобученных и никогда не завершающих формирования красных войсках победа не была бы трудно одержимой, несмотря на низкий боевой дух казаков.
Неспособность понять, что концентрация всех имеющихся сил в решающей точке была абсолютно необходима для того, чтобы добиться даже временного успеха, стала причиной поражения Дутова, хотя это становится не удивительно, когда узнаешь, что он проходил свою службу в период русско-японской войны в академии Генерального штаба, изучая теорию войны, вместо того, чтобы получить реальный полевой опыт69.

3. Планы, силы и стратегия противника
Весьма вероятно, что большевикам было очень хорошо известно состояние армии [П. А.] Белова после бегства на восток от Аральского моря, поэтому они сосредоточились на совершенствовании сообщения с Ташкентом и устрашении казачьих общин вокруг Оренбурга. Никакого преследования, чтобы следовать за арьергардом Оренбургской армии к Атбасару, организовано не было, а силы, посланные против Дутова в течение ноября, составляли только, как уже говорилось, порядка 6000 человек.
Силы, занимавшие Кокчетав к 15 ноября, как сообщалось, состояли из 5000 человек, и бригада, которая позднее перерезала дорогу Атбасар - Кокчетав, насчитывала от 1000 до 2000 человек.
Наступление с севера, которое началось после падения Мизгильского (Келоровка) осторожно развивалось, причем продвижение шло по ночам, цель атаки достигалась вскоре после рассвета. Красные были очевидно слабы в коннице и боялись атаковать на открытой местности, которая была идеальна для тактики шока.
План противника, очевидно, заключался в том, чтобы занять Кокчетав и одновременно воздерживаться от беспокойства Дутова кроме как на его левом или западном фланге. Они должно быть увидели, что, сконцентрировавшись, он все еще опасен, но, если бы он раздробил свои силы, многие отряды могли быть полностью разбиты или рассеяны по степи, чтобы погибнуть или сдаться. От Кокчетава можно было наступать на Щучин, Акмолинск или Атбасар до появления поддержки в угрожаемом пункте. Скорость, однако, была настоятельно необходима, поскольку разгром Дутова необходимо было завершить до наступления зимы как залог победы, кроме того, главные силы, действовавшие против Колчака, нуждались в запасах скота и зерна.
План противника перерезать дорогу Атбасар - Кокчетав между двумя частями корпуса Бакича был крупным маневром, но не увенчался бы малейшим успехом, если бы оренбургские части имели хоть какое-то желание сражаться. Один Бакич имел семь тысяч человек (на бумаге), а красные - менее 2000 человек.
Бесполезно писать о том, что могло бы произойти, поэтому достаточно сказать, что маневр большевиков полностью обратил армию Дутова в бегство, при том, что едва прозвучал хоть один выстрел. Ужас, внушенный приближением красных, был настолько велик, что малочисленная Степная бригада наступала прямо на Акмолинск, тогда как казаки в страхе разбегались во всех направлениях, предпочитая ужасы путешествия по степи в разгар зимы и без видимой цели встрече с горсткой мобилизованных крестьян, единственным отличительным знаком которых была красная кокарда на фуражке и которые, по всей видимости, никогда в жизни не участвовали в боевых действиях.
Бывший русский аристократ князь Хованский вел Степную бригаду, которая взяла Акмолинск.
Когда вспоминают успех, одержанный [К. К.] Мамантовым и его конным корпусом на деникинском фронте ранее в том же году, можно
представить, сколь отличалась бы судьба Колчака и всей России, если бы казаки Дутова были бы быстро реорганизованы и возглавлены крупным лидером, действуя на сообщения противника к северу. Я уверен, что большевистские генералы поняли это, и их крупное наступление было достаточно оправдано достигнутыми результатами.

«Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры. стр. 139-142

Ответить

Вернуться в «КАЗАЧЬИ ВОЙСКА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость