Предания предков передовать из поколения в поколене.

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 19 июн 2013, 13:24

Димитрий Ростовский (1651 – 1709) Украинский казак. Митрополит Ростовский и Ярославский. Канонизирован Русской Православной Церковью. Родился в Макарово близ Киева. Происходил из семьи реестровых украинских казаков. В миру назывался Даниил Саввич Туптало (Тупталенко), постригся в монахи в 1668 году, а с 1675 года – иеромонах. Его учёность, стремление познать церковные таинства и прилежание позволили казацкому сыну с 1677 года проповедовать на территории Речи Посполитой, через два года поселяется в Чернигове, который был в то время одной из полковых столиц украинского реестрового казачества. С 1681 – 1700 год Димитрий Ростовский игумен в монастырях Батурина ( гетманской ставке), Глухова, Киева,Чернигова и Новгород-Северского. В 1689 году состоял в свите гетмана И.С. Мазепы, впервые побывал в её составе в Москве и потом остался там. Свою церковно – литературную деятельность, очень плодовитую начал в 1684 году, святой Димитрий продолжил составление сборников житий святых «Четьи Минеи», ставшие в итоге его главным жизненным трудом. В ту пору был уже хорошо знаком царям-соправителям Ивану и Петру, и Софье Романовым. Митрополитом сын реестрового казака стал в 1701 году и Петром Первым был направлен в Сибирь, но по болезни стал Ростовским и Ярославским. Светлая память онём в России жила долго. В 1761 – 1763 годах на казачьей земле в устье Дона построена крепость названная в честь Дмитрия Ростовского, а с 1796 года стала городом Ростовом-на-Дону. О значимости Димитрия Ростовского, выходца из казаков, для исторической памяти нашего Отечества, свидетельствует такой показательный факт. Его образ увековечен в одной из бронзовых фигур на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде в 1862 году.
« 100 Великих Казаков»
Вложения
св.Дмитрий Ростовский.jpg
св.Дмитрий Ростовский.jpg (232.7 КБ) 5303 просмотра

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 19 июн 2013, 13:39

Как передаётся в книге "100 великих казаков" Гермоген (Ермоген, в миру Ермолай), что о его молодости почти ничего неизвестно, но есть достоверный факт, что он родом из донских казаков. Родился около 1530 года и вне всякого сомнения он ходил в походы и участвовал во многих боях. В 1579 году уже пожилым человеком становится священником церкви Св. Николая в Казани и прославился своими огненными проповедями. Известно его обращение ( Гермоген уже рукоположен митрополитом) к патриарху Иову установить ежегодное поминовение казанских христианских мучеников за Веру павших под Казанью в 1552 году. Во время Смуты поляки в Москве и 16 янв. 1611 году патриарх Московский и Всея Руси Гермоген арестован на патриаршем дворе. На открытое убийство враги не решились и он уморен голодом 17 февраля 1612 году. Но перед этим смог своими обращениями поднять народ на борьбу с польско-литовскими захватчиками. Сегодня день Памяти Св.Патриарха Гермогена — 25мая.
Вложения
patriarh_germogen_.jpg
patriarh_germogen_.jpg (36.29 КБ) 5301 просмотр

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 19 июн 2013, 13:41

Праздник Святителей Словенских равноапостольных Кирилла и Мефодия. 24 мая.
Поздравляем с днём Свт. Кирилла и Мефодия! Создателей славянской письменности. По преданию равноапостольный Кирилл (Константин) в 862 году крестил казаков, выкупив их из хазарского плена. Эта дата считается окончательным Крещением казачьего народа!
Вложения
свт Кирилл.jpg
свт Кирилл.jpg (46.13 КБ) 5301 просмотр

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 19 июн 2013, 15:58

Тот, кто положил душу свою за други своя...

«Нет больше той любви, аще кто
положит душу свою за други своя.»
1.На грани столетий. Евангелие от Иоанна (15.13.)

Поднимаемая тема, искусственно ввергнутая в небытие, должна вновь обратить наши сердца к совести и к трезвенности разумения о событиях и о людях. Тех далёких годин исхода русских из России из-за гражданской и Второй Мировой войн. Величие жертвенности и служения Богу и людям незабвенно, даже если чиновники на разных уровнях государства и церкви не хотят слышать имён таких людей... И таковым был – Высокопреосвященный
Гермоген, архиепископ Екатеринославский и Новомосковский, архипастырь Донской армии.
А в миру Григорий Иванович Максимов, родившийся 10янв. 1861году в казачьей семье
станице Есауловской области Войска Донского. Закончив семинарию и Киевскую духовную академию в 1886 году получил сан пресвитера (священника) и будучи с учёной степенью кандидата Богословия , пройдя практику псаломщика в Петро-Павловской церкви станицы Старочеркасской (по своему пожеланию) в скором времени получает священническое место при Троицкой церкви города Новочеркасска,где служение о.Григория было весьма непродолжительно(около полугода), когда он был перемещён на вакансию священника к Донскому кафедеральному Вознесенскому собору,где прослужил 7 лет.
В 1894 году, несмотря на свои молодые годы, но как уже опытный педагог был назначен на пост смотрителя Усть-Медведицкого Духовного училища, где о. Григорий потрудился в качестве начальника свыше 8 лет, благоустроив родное училище.И в станице Усть-Медведицкой ,как и в городе Новочеркасске о.Григорий не отказывался от исполнения
других разновременно налагавшихся на него должностей, как учебного ,так и общественного характера.
В 1902году о. Григорий оставляет Донскую епархию и по приглашению епископа Владикавказкого Владимира (Сеньковского) перемещается на Кавказ и назначается настоятелем Владикавказкого кафедерального собора. Служебная деятельность протоиерея
о.Григория Максимова для жителей Владикавказа памятна его самоотверженным подвигом
в тревожный 1905 год, когда он ходил в казармы взбунтовавшегося Т-ского полка и пастырскими увещеваниями, обманутые агитаторами, солдаты были успокоены, замыслы
крамольников были разсеяны и полк возвращён к своей службе Царю и Отечеству. Однако
обстоятельство это имело роковые последствия для его семейной жизни. Супруга о. Григория
скончалась от сердечного удара, оставив ему шестерых детей от 1года до 16лет.С Божьей
помощью батюшка воспитал своих детей добрыми христианами и полезными деятелями на
государственно-общественной службе.
Усердие в служении о. Григория Максимова в иерейском сане в должностях по епархиальному и духовно-учебному ведомствах отмечено рядом наград – орденом св.Анны
3 степени в 1902 году, а через три года и 2 степени. В 1908г.-- орден св.Владимира 4 степени
и через три года 3 степени.
В 1909году, будучи Ректором Саратовской семинарии протоиерей о.Григорий Иванович
Максимов у раки прп.Серафима принял монашеский постриг с именем Гермоген.Это имя
было принято им в честь своего ближайшего руководителя в монашеской жизни Преосвя-
щенного Гермогена, епископа Саратовского, впоследствии архиепископа Тобольского
в 1918 году замученного большевиками в реке Иртыше.





2.В битву с архипастырской молитвой и исход из России.

Девятого мая 1910года совершена была хиротония( рукоположение) архимандрита Гермоге-
на в Алексадро-Невской лавре г. Санкт-Петербурга в викария Донской епархии.На эту кафедру его избрал св.Синод и о.Гермоген знал трудности архиерейского служения да ещё в
должности викария в родной ему епархии и принял это назначение, усматривая в нём
перст Божий.
18мая того же года преосвященный Гермоген(Максимов) прибыл в г.Новочеркасск , где
свидетельствует во славу Божию и во спасение людей. На своём месте служения он был
любим и уважаем и духовенством и паствою.Подтверждение тому торжественное празднование 25-летия священнослужения отмеченное в Новочеркасске, в котором приняла участие вся Донская епархия и любовью он пользовался во всех слоях своей паствы, а не только среди родного и любимого им казачества,но и среди всех жителей Донского края. Памятником этой любви служат золотой нагрудный крест, икона-складень Христа Спасителя со св.муч.Гермогеном Патриархом Московским(родом который тоже донской казак) и металлический архипастырский жезл.
Началась Первая Мировая война и епископ Гермоген с церковной кафедры воодушевлял
русских воинов отправлявшихся на театр военных действий, а в 1916 году сам побывал на фронте, где своими молитвами, проповедью и благословением так поднял боевой дух
донцов, что они готовы были немедленно идти в бой.
Наступил злосчастный 1917 год. Не сразу пришли боль и беда братоубийственной войны
на казачьи земли Тихого Дона,кои окормлял владыка Гермоген. Как только в Новочеркасск
дошли вести о зверствах большевиков, уже захватившие власть в Петербурге и Москве, то
Преосвященный выступил во всеоружии своего пастырсого служения – устраивал крестные ходы, организовывал религиозно-нравственные и патриотические чтения, в проповедях
обличал обличал врагов Веры Христианской и Православной Церкви. На что очень озлобилось городское отребье. Но силы были не равны, и в феврале 1918 года, после трагической гибели атамана Каледина А.М. , красногвардейцы заняли столицу Войска Донского. Епископ Гермоген был арестован, как и
войсковой старшина Волошинов и атаман Назаров(расстреляны), заключён в тюрьму и
ошельмован на суде, как враг народа. Несколько раз ему грозила рассправа от пьяных
матросов и красногвардейцев.Но неожиданно большевисткое начальство владыке даровало
«амнистию», с условием при первом требовании явится в ЧК. На самом деле это было
обманом, т. к. ночью Преосвященный Гермоген был-бы убит, но был спасён своими детьми.
Разграбив дом комиссары ушли. После пришлось скрываться на окраинах города.
За укрывание владыки любому грозил расстрел.
Наконец казаки поняли обман большевиков и восстав против сатанинской власти в день
Светлого Христова Воскресенья(22апр) 1918 года через день освободили Новочеркасск.
Какие были радости и восторги при встречи архипастыря со своим народом, считавшим его убитым. Избранный войсковой атаман Краснов П.Н., зная силу служения Церкви епископа
Гермогена и любовь к нему донского казачества,пригласил его на пост Епископа Донской Армии и флота .С этого времени владыка ревностно стал исполнять свои новые обязанности: проводил войсковые молебны и вызжал на фронт, где своим огненным словом
воодушевлял и поддерживал своих родных донцов,благословляя их на бой. Множество рассылал свои воззвания, призывая всех держаться заветов родной страны и крепко стоять за Веру и Отечество. Победоносная Донская армия строилась на взаимодоверии,и именно это
постарались подорвать враги православия и казачества. П.Н.Краснов сложил с себя полномочия войскового атамана, а А.П.Богаевский вслед избранный атаманом не смог
гвосстановить положение. Начался горестный исход донцов со своей родной земли. Владыка
Гермоген решил остаться в Новочеркасске, но его убедили оставить город хотя бы на время. Поэтому архиерейское служение владыки Гермогена на Дону продолжалось до 1919г.,когда он был назначен на кафедру епископа Екатеринославского и Новомосковского, а в декабре сего года вместе с сыном гимназистом и келейным дьяконом на обычной телеге отправился
из Донского края на Кубань под охраной первой сотни Донского Кадетского Корпуса, переживая и голод и холод,как и многие тысячи беженцев. Но большая беда таилась в
измученных душах людских, которые уже ни во что не верили, ещё были и те, кто имел
наживу на горе человеческом несмотря на наступающий большевисткий ужас.
Прибыв в Новороссийск, где уже находилось Высшее Церковное Управление на юге России
епископу Гермогену было дано место на больничном пароходе '' Владимир'' среди тифозных
больных в качестве судового священника. 14 марта 1920 года «Владимир» вышел в Крым,
но получив новое распоряжение, направился в Константинополь, а оттуда в Солунь, где и были сняты раненные и часть больных,а остальные (до 2-х тыс.) отправлены на угрюмый
о.Лемнос,где владыка Гермоген и поселился в военной палатке.

3.Слава Богу за всё – за скорбь и за радость

Остров Лемнос стал той землёй, где владыка провёл первые свои полгода после потери
горячо любимой России. По его инициативе была освящена палаточная церковь
в память Вознесения Господня, потом создана школа для детей беженцев. Весть, что среди
русских беженцев на острове находится православный русский архиерей скоро распространилась по Лемносу. Произошли встречи и совместные сослужения Литургий с греческим православным духовенством. Необыкновенно празничным было шествие к митрополиту Лемноскому Стефану с большим церковным хором, регентом которого был
Сергей Жаров. Великим духовным утешением послужило это в безотрадной изгнанической жизни для владыки Гермогена. Но рядом была св.гора Афон,на которую греческие власти не пускали русских. Господь сподобил владыку с монахами на лодке через море добраться до Афона и с августа 1920года по май 1922 года преосвященный Гермоген безвыездно прожил в афонских монастырях и скитах.
Трогательное было прощание владыки с братией скита Фиваида и Пантелеимоновым монастырём и по отбытию в Сербию в начале мая прибыл в Белград, где был принят
Патриархом Сербским Димитрием чисто по родственному в своих покоях.
Высшее Церковное Управление заграницей направляет епископа Гермогена в Афины, где
занимался благоустроением своей епархией до государственного переворота в Греции.
Монархия сменилась республикой, владыка вынужден возвратится в Сербию и оттуда
управлять своей епархией.
В 1922 году реорганизовано было Русское Высшее Церковное Управление. Собором Русс-
ких иерархов, оказавшихся за пределами России, был учреждён Священный Синод со
всеми правами ВЦУз и преосвященный Гермоген на этом соборе был избран членом
Священного Синода.
В 1929 году получил назначение на вновь открытую тогда епархию Западно-Американскую
с возведением в сан архиепископа, но назначение это исполнить не мог по обстоятельствам
от него не зависящим и вынужден был остаться в Сербии. К российским наградам владыки добавился орден св.Саввы II-ой степени Королевства Югославии.
По благославению блж. Митрополита Антония(Храповицкого) и с разрешения Святейшего
патриарха Варнавы был образован Комитет по чествованию архипастыря Донской армии
50-летнего юбилея преосвященного Гермогена. Почётный председатель Комитета –
митрополит Антоний(Храповицкий) Киевский и Галицкий, а почётный член (будущий
первоиерарх РПЦЗ) Анастасий.
В 1936 году прошло празднование полувекового священнослужения владыки Гермогена
в г.Белграде. Поздравительную речь от имени сербов произнёс проф. Л .Раич – от тех, кто
были воспитанники русских духовно-учебных заведений. Н.Н. Краснов огласил приветствия
от Атамана Всевеликого войска Донского, а вслед за ним полк. Н. Номикосов огласил
приветственные поздравления от атаманов и казаков – Кубанского, Терского, Уральского,
Оренбургского, Астраханского, Сибирского, Енисейского, Амурского, Уссурийского и
от ген.Бакшеева – председателя Дальневосточного Союза. После этого вышли казачата –
три мальчика в черкессках и девочка в кубельке. Дети поклонились иерархам и девочка
с любовью в голосе прочла стихотворение посвящённое влд.Гермогену. Депутация эта
весьма растрогала как юбиляра, так и всех иерархов во главе с Патриархом Варнавой.
Ответные речи, воспоминания о далёком ныне Доне, песни, подарки лились будто из рога
изобилия. Но даже самые прекрасные праздники рано или поздно заканчиваются, и владыка
со всею своей неутомимой энергией старается помогать всем нуждающимся, находясь в
Хоповом монастыре. Но вскоре грянула Вторая мировая война.

4.Война.

Как только Югославия оказалась под немецкой оккупацией, Хорватия провозгласила свою
независимость .И если в Сербии творили беззакония «титовские» красные партизаны, то в
Хорватии зверствовали усташи. И архиепископ Гермоген встал на защиту православных
сербов в Хорватии. Памятуя, что Патриарх Гавриил настаивал сделать всё возможное, чтобы
сохранить православие в Хорватском государстве.
Вот одно из свидетельств очевидца,Ивана Алексеевича Полякова, генерала и начальника
штаба Донской Армии, в ответе на нападки появившиеся в послевоенные годы в зарубежной
церковной печати против владыки Гермогена: « Как обычный мирянин я далёк от мысли
входить рассмотрение решения Архиерейского Синода Русской Православной Заграницей,
вынесенного в отношении архиепископа Гермогена, но вместе с тем считаю своим нравственным долгом оценить ту обстановку и обстоятельства, каковые были связаны с
принятием им возглавленния образовавшейся тогда Хорватской Православной Церкви.
Будучи живым свидетелем событий того времени в Хорватии я утверждаю:
1.По всей Хорватии шло гонение на православных: сжигались церкви,арестовывались
пастыри,некоторые расстреливались, нередко страдали и русские священнослужители.
Единственная сербская церковь в Загребе, ставшая как бы русской, была закрыта.
2.Вступая в управление Хорватской Православной Церковью, архиепископ Гермоген
поставил первым условием – прекращение гонений на Православную Церковь и других
безобразий. Бывший тогда во главе Хорватии доктор А.Павелич эти условия принял и
отдал соответствующие распоряжения.
3.Гонения почти сразу утихли, стали открываться церкви и приводиться в порядок. Получили
и мы, Загребчане, нашу церковь обратно.
4.Вскоре архиепископ Гермоген становится ходатаем за всех русских, которые преследовались новой хорватской властью как в отдельности, так и большими группами, и
обычно без всяких с их стороны проступков. Так как двери Поглавника( доктора Павелича)
были всегда для архиепископа Гермогена открыты, он шёл к нему, и его просьбы
Хорватское правительство, хотя и скрепя сердце, но всё же выполняло.
5. Посещая архиепископа Гермогена несколько раз в неделю и обсуждая с ним положение и
разные вопросы,выдвинутые жизнью того времени, я встречал у него много посетителей,
осаждавших его разнообразными просьбами. В числе последних нередко были даже русские
военные, служившие в войсках доктора Павелича. Владыка во всём старался пойти навстречу
всем старался помочь. Следовательно, принятием возглавления Хорватской Православной
Церкви, архиепископ Гермоген сделал большое русское дело и спас многих от преследования
тюрьмы,а иногда и смерти.
Во имя Истины и Христовой правды обходить этот вопрос молчанием, мне думается,
будет несправедливо. Видимо, в то время Белград был мало осведомлён о том, что тогда
происходило в Хорватии.»
Горькие времена, выпавшие на долю православия в Независимом государств Хорватия (НГХ), вспоминает М.Обркнежевич: «Из-за отказа сотрудничать с немцами Патриарх Сербский Гавриил находился в ссылке до окончания войны». А на территории самой Хорватии идут этнические чистки (убито 750тысяч православных сербов), сербское духовенство подверглось гонению, так как считалось представителями враждебного соседнего государство.
Безусловно, враги православного христианства хотели уничтожить вероисповедание сербов и русских в Хорватии любыми способами, и поэтому рассчитывали, что создание Хорватской Православной Церкви приведет к унии с католицизмом (что и вменяется до сих пор РПЦЗ как тяжкое преступление архипастырю Гермогену и пришедшим под его окормление священникам). Но почему-то не берется во внимание, что патриарх сербский Гавриил из ссылки передал свое устное согласие владыке Гермогену, то есть благословил его возглавить Хорватскую Православную Церковь как митрополиту, но не как Патриарху. Перед приездом в Загреб 29 мая 1942 года, где должны были пройти предварительные переговоры об образовании ХПЦ и её устава, владыка Гермоген пишет письмо митрополиту Анастасию, где уверяет, что ничего неканонического он не сделает в отношение братской Сербской Православной Церкви.
Надо помнить, что прокоммунистические тенденции среди сербского священства и иерархии во время войны были сильны, как это происходило и в России под властью большевиков. Именно об
этом предупреждал преосвященный Гермоген в своём последнем Пасхальном послании:
« Берегитесь чада мои духовные,тех, которые в священных ризах обращаются к вам вместо креста с кровавым ножом и оружием в руках, ибо они не воинствуют за Христа,
но за нечестивого, стремящиеся прельстить вас и отравить души ваши! Берегитесь всех
тех , которые говорят о свободе под красной звездой, ибо там нету свободы, там только бедствие и несчастье. В их временном царствии владеет только одна свобода – хула на Бога Вседержителя, Его Воскресшего Сына и Духа Святого. В христианской любви
братском прощении , возлюбленные братья и чада наши духовные, поздравим друг друга с радостным Пасхальным приветствием – ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!»
О создании ХПЦ – при этом хорватскому правительству было поставлено владыкой Гермогеном условие- немедленное прекращение уничтожения сербского православного населения в Хорватии, и это было выполнено.
Были уведомлены греческая, болгарская церкви , а так же Вселенский Патриарх в Константинополе; Румынский же патриарх Никодим рукополагал владыку в сан митрополита. Как известно, ни одна Церковь не выразила никаких возражений по поводу создания новой Церкви, считая владыку Гермогена достойным иерархом. В то проклятое время взаимной ненависти и геноцида после хиротонии митрополит Гермоген сумел собрать священство разрушенной сербской Церкви в Хорватии – 70 священнослужителей присоединились к новой Церкви, имеющей тогда 55 постоянных приходов и 19 временных общин. Очевидно, что они сделали выбор в трагическую годину.
Новая Церковь в благодатной мудрости владыки Гермогена стала многонациональной. Кроме сербов и хорватов её прихожанами стали черногорцы, македонцы, болгары, румыны, цыгане, албанцы, русские, русины, украинцы и даже возвратившиеся в Православие униаты. Владыка Гермоген сразу снискал любовь и уважение своей паствы.
5. По плодам их узнаете их.
Трагедия убийств изматывает и очервствляет души человеческие, но в это же время показывает духовный выбор христианина, т.к. « по делам их узнаете их»…Разбирая документы тех лет, сразу
осознаётся – спасение человеческих жизней , всеобщее уважение , даже среди неправославных
и соблюдение условий канонических принципов лежит в основе создания новой церкви.
«Волею Божией моё смирение было призвано возглавить ХПЦ, Во время великих искушений,
ниспосланных на часть святого Православия, мне было суждено оставить тишину монастырского
уеденения, занять эту должность, которую ныне выполняю, взять кормило Православной церкви и
собирать чад её в одно стадо, по словам Первоначальника Господа Иисуса Христа, восстановить
покой и благочестие, любовь и правоверие в Хорватии,где вихрь мировой войны восколебал и смутил Православие , вызвал расстройство, растление и полное безумие», – так в своём письме
Патриарху Никодиму Румынской Православной Церкви написал владыка Гермоген.
Монастырь в Хопово действовал до 1943 года, потом он был сначала сожжён коммунистическими
партизанами ,а оставшуюся главную церковь взорвали при отступлении части вермахта.
Взаимоотношения же между митрополитами Гермогеном и Анастасием из-за образования ХПЦ
привели к разрыву, т. к. первый не мог приехать в Белград , а второй объявил о несогласии с назначением митрополита Гермогена , отстраняет его и в соответствии с каноническим правом
начнёт против него судебное разбирательство. При этом сам митрополит Анастасий не поехал
в Загреб для урегулирования отношений. Боль же сербского и русского в Хорватиизаключалась в том – если бы не заступничество владыки Гермогена геноцид повторился бы, и промедление с Синодальным разбирательством было бы губительно.
В начале 1945 года наступление советских войск на Балканах заставило эвакуироваться хорватское правительство, и оно предложило и владыке Гермогену с клиром уйти в Австрию.
Он, после разбора этого вопроса со своим духовенством , которое единогласно высказалось против эвакуации , ответил такими словами: «Нас здесь очень мало , но у нас есть епископство и духовенство православное и совесть наша спокойна... Мы готовы дать отчёт во всех своих
деяниях за время нашего служения перед свободно и законно созванным и вполне независимым
в своих решениях Церковным Собором Сербской Церкви с участием по возможности епископов
Русской Зарубежной Церкви.»
Синод СПЦ выбрал крайне недостойный Православия путь – передал владыку Гермогена и
духовенство ХПЦ в руки красных партизан армии И.-Б.Тито, т. е. В руки богоборцев и потребовал
судить их , как «военных преступников» своим собственным судом. Трибунал безбожников
приговорил всех арестованных к смертной казни и 29 июня 1945года были расстреляны. Месяцем
ранее началась трагедия в Лиенце. Следует заметить ,что СПЦ приняла в юрисдикцию священнослужителей сербов, рукоположенных владыкой Гермогеном, этим «де-факто» признавая
каноничность Таинств и Православной Веры созданной хорватской Церкви.
Прошло более 65 лет с того дня, когда преосвященный Гермоген со своим клиром был предан и
казнён ,и до сих пор святые останки мучеников за Веру Православную брошены где-то в лесу , в
месте массовых расстрелах , и мало кого заботит о восстановлении доброго имени забытых святых
мучеников за Веру Христову, а если и воспоминается в российских газетах, то лишь для того ,чтобы
вновь унизить достойнейший подвиг владыки Гермогена.
-------------------------------------------------
Используемые материалы: публикации М.В. Шкаровского, М. А. Шардт-Купчевского и воспомина-
ния И.А. Полякова. Сборник «Знаменательный Юбилей» Белград 1936 год.

Милекесов Ю.М.
Вложения
UtDrAHXipjE.jpg
UtDrAHXipjE.jpg (60.59 КБ) 4331 просмотр
Последний раз редактировалось Меликесов 24 дек 2013, 12:57, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 19 июн 2013, 17:11

Многие нынешние казаки, наверняка, слышали об Оптиной Пустыни и ее старцах. Некоторые даже бывали в этой известной всему Православному миру монашеской обители. Вполне вероятно, что изрядное число казаков наизусть читают прекрасную т.н. «Молитву последних Оптинских старцев». Но, увы, вряд ли ошибемся, предположив, что большинство казаков (да и казачек тож) не ответят, каким образом и Оптина Пустынь, и чудесная молитва неразрывно связаны с казачеством. А ведь так оно и есть! Ибо одним из соавторов чудной молитвы является казак Павел Плиханков. Впрочем, большинству Православных известный как старец Варсонофий.

+ + +

Павел Иванович Плиханков родился 5/18 июля 1845 года в Самаре. Отец его был из Оренбургских казаков, дворянин, занимался в Самаре торговлей, мать скончалась при родах. Отец женился вторично. Мачеха (её, как и покойную мать ребенка, звали Наталией) привила казачонку с раннего детства любовь к Православию.

По служебной карьере казака П.И. Плиханкова сведения очень скупые. Известно, что после окончания школы в 1854 г. Павел Плиханков поступил в Полоцкий кадетский корпус. В 70-х гг. окончил знаменитое Оренбургское казачье училище. Позже - штабные офицерские курсы в Санкт-Петербурге. Есть косвенные свидетельства, что он участвовал в боевых делах в туркестанских краях.

К 45 годам дослужился П.И. Плиханков до чина полковника Оренбургского казачьего войска в должности начальника мобилизационного отделения и старшего адъютанта Казанского военного округа. Состоял на блестящем счету, вот-вот должен был стать генералом…

Но вот однажды, внезапно тяжко заболев воспалением легких и почувствовав приближение смерти, казак велел денщику читать вслух Евангелие, а сам забылся… И в это время ему последовало чудесное видение… В его душе произошел переворот… По отзыву старца Нектария, «из блестящего военного в одну ночь, по соизволению Божию, он стал великим старцем». Он носил в миру имя Павла, и это чудо, с ним бывшее, напоминает чудесное призвание его небесного покровителя – апостола Павла («из Савла - в Павла»).

К удивлению всех, смертельно больной стал быстро поправляться, выздоровел и уехал в Оптину Пустынь. Вернувшись, в три месяца вышел в отставку, покончил все дела и, получив благословение мачехи на иноческий подвиг, отбыл в Оптину – уже навсегда.
Вложения
фото св. Варсонофия.jpg
фото св. Варсонофия.jpg (129.38 КБ) 5296 просмотров

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 13 июл 2013, 13:11

Последняя легенда мятежного Урала
В судьбоносные для Российской державы годы Гражданской войны, на полях битвы за Веру, Яик и свободу просиял своей святостью и твёрдостью в борьбе с безбожниками старообрядец Мокий Алексеевич Кабаев. Его твёрдая убеждённость в силу Святого Креста и Христовой молитвы поражала даже врагов
Природный уральский казак, Мокий Кабаев родился в 1839 году. Он был женат, у него было два сына и дочь. Во время Балканской войны 1877-78 годов воевал под командованием Скобелева. Жил с семьёй в посёлке Тёплый Красноумётской станицы. По сохранившимся письмам дочери, можно сделать вывод, что семья его была глубоко религиозна, жила патриархальной жизнью.
Сам Кабаев обладал хорошими знаниями в духовной литературе. В бумагах, хранящихся в его уголовном деле, сохранились собственноручно сделанные им записи псалмов, молитв и цитат из духовных книг.
Как и большая часть уральцев, Мокий Алексеевич был старообрядцем. В документах 1920 года он назван священником 1 Уральского сводного казачьего полка. На допросах в органах ЧК в 1921 году он сам себе также называет священником. На единственной сохранившейся фотографии он запечатлён в рясе старообрядческого священника с наперсным крестом.
Люди, которые его не видели, а только слышали о нём, представляли Кабаева как былинного богатыря. Между тем он был невелик ростом и вовсе не могуч в плечах. Сила его была в Вере и духовной мощи, в любви к своему народу. Вот что пишет сотник 1 Уральского учебного конного полка Б.Н. Киров в своих воспоминаниях:
«Передо мной, на великолепном белом коне, сидел небольшого роста старик. Одет он был в белый китель, синие с малиновыми лампасами шаровары и большие сапоги. Голова его была не покрыта, и его длинные, цвета пепла, седые волосы были перевязаны чёрной лентой, и только концы их слегка трепал свежий весенний ветер. На груди у него, на массивной цепи, висели серебряный восьмиконечный крест и большая икона. Его чуть сутуловатая фигура говорила о том, что он сильно устал, и, несмотря на то, что он ещё бодро сидел в седле, весь вид его не напоминал воина. Его морщинистое лицо, окаймлённое серой седой бородой, на первый взгляд, не представляло ничего особенного, и только серые глаза были интересны. В них светилась бесконечная доброта, любовь и наивность, но в них не было энергии и решительности вождя. И, глядя в эти глаза, я понял, что только его доброта, любовь и вера заставляют казаков верить ему и идти на смерть».
Однако промыслом Божьим он стал вождём - но не воинским, а духовным. В 1918 году по его инициативе была организована дружина крестоносцев, вооружение которой было восьмиконечные кресты и иконы старого письма. Все они были седобородые старики-старообрядцы, крепкие в вере. Киров пишет: «На груди каждого казака этого отряда висел большой восьмиконечный крест, а впереди отряда седой старик вёз старинную икону. Это было главное вооружение стариков, и с этим вооружением - с верой и крестом - они делали чудеса. С пением псалмов они шли в атаку на красных, и те не выдерживали и бежали или сдавались в плен и после становились лучшими солдатами в наших полках».
Сохранилась памятная запись обращения к командованию Уральской казачьей армии, написанная рукой самого о. Мокия Кабаева. Из неё можно узнать, что прошение о создании Крестоносной дружины было подано им в Уральский военно-полевой штаб 26 октября 1918 года. Кабаев просил зачислить его, «68-лет старика духовна», добровольцем на военную службу и объявить («дать голос по Войску») о наборе «охотников-добровольцыв» в Крестоносную дружину «под знамя нерукотворного чудотвореного образа Спасова».
По мысли Кабаева, дружина должна была делиться на четыре состава. Крестоносцы первого состава должны быть некурящие, бородачи, носить открыто на груди на лентах и шнурках восьмиконечные кресты. Крестоносцы второго состава - «вообще по слабости - нерелигиозны, курящи и с подобратами брадами». Форма для второго состава - кресты на правой груди из тесьмы и выше кокарды из тонкого белого металла, кресты формы георгиевского креста. В третий состав предполагалось зачислить «разных сектантов», форма которых соответствовала бы форме второго состава. А мусульман, буддистов (названных «бургонцами») и прочих - в четвертый состав. Они должны были носить выше кокарды крест из тонкого белого металла георгиевской формы - такой же, как у крестоносцев второго состава.
Из обращения ясно, что Кабаев хотел собрать под общее знамя борьбы с безбожниками людей всех вер - чтобы верующие люди своими молитвами и поступками помогали Войску бороться с пришедшими на войсковую землю чужаками, чтобы с пением псалмов шли впереди казачьих сотен. Кстати, что ему 68 лет, он указал умышленно (снизив себе возраст более чем на 10 лет) - чтобы ему за его преклонной старостью не отказали.
О старике Кабаеве (именно так, без указания имени и духовного звания, говорили современники; иногда называли «дедушка Кабаев») знали по всему Войску, о нём слышали и красные бойцы. Для своих он был олицетворением всего самого праведного, для большевиков - мракобесом, непримиримым врагом.
Своей молитвой Мокий Алексеевич совершал то, что невозможно простому человеку. Вот одно из описаний Кирова - казаки попали под обстрел и, казалось уже, спасения не было:
«Притихли казаки, и каждый только ждал, что вот-вот придёт и его черёд, и ему придётся раненому лежать тут же и ждать новой раны.
- Кабаев едет! - услышал я чей-то голос, полный радости.
И действительно на белом коне, в белом кителе, шагом он ехал по тому месту, которое не могли пройти сотни. Вокруг него, под ногами его лошади, взлетали небольшие кусочки грязи - это пулемётные пули срывали кочки дороги. В это время вся фигура его была удивительно величественна в своём спокойствии и пренебрежение к смерти.
Он медленно подъехал к сотне, слез коня, осмотрел, не ранен ли он, и отдал его подбежавшему казаку.
Казаки сами сняли шапки, а он благословил их, сняв с груди крест и икону, поставил их перед сотней и стал молиться, громко читая молитвы. Все молились с ним, забыв о том, что над головой со свистом и визгом рвутся шрапнели. Окончив молитву, он подошёл к окопам, где был караул.
Как только он показался на гребне сырта, затрещали пулемёты, и пули с характерным свистом понеслись над нами, падая сзади нас в воду, разбрызгивая её маленькими красивыми фонтанами.
А он шёл и пел псалмы. Спустился к окопам и под свист пуль и вой гранат, начал и там свою молитву.
Вернулся, перекрестил нас, сел на коня и шагом уехал.
Вскоре обстрел стал затихать, а потом и совсем прекратился.
С темнотой мы отошли в ближайший посёлок и далеко за полночь утомлённые казаки вспоминали переживания этого дня и говорили о Кабаеве. Но странно, ни один не удивлялся его храбрости, и только изредка кто-нибудь говорил: - Ему что, его убить не может, потому он с крестом ходит!»
Сохранились свидетельства того, как М.А. Кабаев молитвами и пением псалмов останавливал обстрел вражеской артиллерии и пулемётный огонь. Он проводил невредимыми целые сотни казаков там, где, казалось, нельзя было пройти. Есаул П.А. Фадеев, очевидец тех событий, воспоминал: «Дедушка Кабаев, как в старину старцы в скитах, чуть не теми же словами ободрял казаков: «Братцы, стойте грудью за Яикушку - нашего кормильца…Не падайте духом, Господь Бог не покидает нас…Я Богу за спасение Войска молюсь…Против антихристова войска мы сражаемся и Пресвятая Богородица закроет нас… Молодым казакам пешего Учебного полка он говорил: «Сынки наши, детки дорогие…Не бойтесь вы ничего, покажите, что вы казаки, покажите, что вы не хуже отцов, дедов наших героев Горыничей…Спасителя молю и он вас защитит и закроет…Не бойтесь ничего…Завтра он (красные) будет из батарей стрелять по вас, а снаряды рваться не будут…И мы его погоним…
И представь себе, что это так и было - рассказывал мне уже в эмиграции войсковой старшина А.И.Потапов».
Об этом случае на Соболевском фронте есть и статья самого Кабаева «Письмо с фронта» - в газете «Яицкая воля» (13 (26) октября 1918 г.):
«С нерукотворным образом перед боем 3 ноября пешком ходил я по фронту и поддерживал воинов, ободряя защитников. Казаки целовали икону, крестили окопы и оружие. Помолившись, казаки с облегченным сердцем ринулись в бой.
«Братцы - говорил я - считайте и меня защитником. Я с иконой буду впереди. Слушайте ваших начальников: они откроют вам путь наступления. Еще сегодня враг устрашится и мы погоним его силой Божьей и нашим победоносным оружием, оросим же шашки вражеской кровью!»
В первой атаке поддерживал дух наступающих, едва успевая за ними.
Снаряд, благословленный образом нерукотворенным, попал в цель. Враг смутился. Бой был удачен для нас.
Отправившись на хутор я помолился Чудотворному образу, читая акафисты Богородице и Архангелу Михаилу. Жители встречали образ со слезами, молились и провожали образ 6 верст. Я поздно прибыл на ночлег в Каменный, где снова помолился за все православное воинство.
С нами Бог!»
Ещё одно важное свидетельство о деятельности святого старца - в 1919 году в книге «Уральцы. За полтора года борьбы» есаул Уральского войска Е.Д. Коновалов писал:
«За генералом В.С. Толстовым, который стал ещё более популярным и являлся действительным походным атаманом уральцев, казаки и солдаты шли охотно. В станицах при проездах ему устраивались трогательные встречи. Руководитель крестоносной дружины, старик Кабаев, благословил его на подвиги старинной иконой.
Старик Кабаев был представителем того казачества, которое с особой горячностью отнеслось к посягательствам комиссаров и красноармейцев на веру, которое начало на них крестовый поход.
Глубоко религиозные в массе, уральские казаки были крайне возмущены тем, что они читали в наших листках об отношении к вере красноармейцев, и тем, что они видели собственными глазами. Они видели трупы расстрелянных священников; они видели опозоренные церкви; они слышали от красноармейцев Покрово-Туркестанского полка, перешедших на нашу сторону, что красноармейцы из церковных риз делали попоны своим лошадям и всячески старались надругаться над какой либо религией; они видели разбитые снарядами церкви и сами собирали иконы, разбросанные красноармейцами в домах казаков и в церквах, как, например, это было в поселке Джемчинах. И, глубоко возмущённые, и в то же время глубоко верующие, они составили тот отряд, который стал называться крестоносной дружиной, отряд старика Кабаева.
Этот отряд, возникший ещё до падения Уральска, дал ряд подвигов со стороны входивших в него казаков. То пешком, в наступавших цепях, с иконами и крестами в руках, они шли, под пулями, вместе с молодыми казаками вперед, чтобы ободрить их в опасный час. То на конях, с крестами, помещёнными на пиках, с развевающимися шелковыми малиновыми платами, они двигались с конными сотнями. И дважды раненый сам старик Кабаев ни на минуту не покидал фронта.
Всюду, в опасный момент, видели казаки его седую непокрытую голову и икону с которой он не расставался…
Отряд понёс потери. Были ранены казаки, и по глубоко трогательному донесению старика Кабаева, в одном из боев «был ранен в десницу святый Николай Чудотворец», прострелена икона, особо чтимая и Кабаевым, и почившим Матвеем Филаретовичем Мартыновым. Но отряд не распадался и сопровождал казаков. Этот-то старик Кабаев и благословил нашего Атамана».
Не только личная решительность, но и благословение святого старца помогло В.С. Толстову собрать силы войска в кулак и совершить, казалось, невозможное - почти полностью очистить территорию Войска от красных.
Казаки говорили о дедушке Кабаеве:
- С ним не страшно…Потому он с крестом и молитвою ходит. Как скажет «Не бойся, сынок»,- так тебя ни пуля, ни шрапнель не возьмёт. Иди куды хочешь. Только вот ругаться не велит. Как говорит, выругался, - так она и трахнет!..
За заслуги по защите родного края Кабаев по решению Войскового съезда был награждён орденом «Крест Святого Архистратига Михаила».
А вот свидетельство красного бойца (из материалов дела): «Вообще Кабаев среди контрреволюционного казачества слыл сильной личностью, чуть ли не святым, почему многие его слушали как умного человека. Он своей преданностью контрреволюции отличался и был известен по всем уголкам тогда ещё Уральской области». Ещё один красный боец пишет, что видел «его в январе 1919 года, когда он ехал по Оренбургской улице, возвращаясь с фронта с большой иконой на груди и медным крестом в руках. Всех встречных он благословлял и были случаи когда при встречах не снимали шапок, то били казаки нагайками, его сопровождало несколько человек вооружённых всадников... Среди казачества он слыл за легендарного героя – святого и он пользовался широкой популярностью как среди казачьих масс, а также войскового правительства».
Генерал-майор Красной Армии М.К. Сериков, в 1918 году помощник командира роты, затем командир Балашовского полка и участник походов на Уральск, в книге «Боевые годы» писал: «Была организована «священная» дружина. Во главе её был поставлен старик Кабаев…Создавались особые ударные «иисусовы полки», казаки надевали на пики иконы Георгия Победоносца. Дрались белоказаки с неописуемым упорством».
Вот так: и друзья, и враги считали Мокия Алексеевича символом борьбы с большевиками. Хотя он был старообрядческим священником Белокриницкой иерархии, под его благословение склоняли головы абсолютно все уральские казаки – и христиане, и даже мусульмане и буддисты.
На фото Мокия Алексеевича чётко виден образ на его груди, на котором изображён Михаил Архангел, попирающий ногой низвергнутого сатану. Символично, что именно Архистратиг Михаил Архангел - предводитель небесного воинства - с незапамятных времён являлся и является небесным покровителем уральских казаков. С приспешниками сатаны на земле вёл свою борьбу Мокий Кабаев. Оружие его было страшно для одержимых бесом безбожников потому, что это были Святой Крест и молитва…
Борьба с большевиками была для уральцев неравной - казаки погибали и не было им замены в строю, а красные получали новое и новое пополнение, а уж о превосходстве в вооружении и слов нет. Тем не менее, почти два года сражались уральцы. Большая часть Войска погибла, не сломленная духовно, причём основной причиной победы красных стала гибель строевых частей в результате развившихся в отступающем Войске эпидемий.
Во многих боях побывал Мокий Алексеевич, долго его не брали пули. Но всё же в 1919 году в одном из боёв под Уральском он получил ранение в обе ноги. Б.Н.Киров пишет:
«Вечером, когда я сидел с другими больными на палубе, к нам подошёл на двух костылях старик, в халате, с непокрытой головой, перевязанной чёрной лентой. Я узнал Кабаева.
Он подошёл и сел рядом. Обе ноги его были забинтованы. Я заинтересовался, как он был ранен, и он мне рассказал, как он шёл в цепи, наступающей на занятый большевиками Уральск, как около него убили казака и как он выругал красных - «у, проклятые!» - и сейчас же был ранен в ногу. Но он продолжал идти. Убило второго казака около него, и ему стало страшно; как только почувствовал он страх, так упал, раненый в другую ногу.
- Никогда не ругайся, сынок, и не бойся в бою, а иди с молитвою, и Господь сохранит тебя, – закончил он свой рассказ».
Из Гурьева Кабаев был переправлен на излечение в город Петровск (ныне Махачкала), откуда в Новороссийск, затем в Салоники. Об этих перемещениях по госпиталям он сам говорил во время допросов в ЧК. Кроме того, сохранилась отчётно-осведомительная карточка, заполненная в госпитале Белой Армии, согласно которой о. Мокий поступил в госпиталь 24 февраля 1920 г. с тяжёлым пулевым ранением и был эвакуирован 7 марта 1920 г. На него был выписан пропуск на пароход «Брюэн» (также сохранился) для доставки в английский госпиталь в греческом городе Салоники.
Но там он пробыл недолго, ибо поразило его безбожие англичан - настоял на возвращении в Россию. Уже в июле 1920 года Мокий Алексеевич был в Крыму - о чём свидетельствует удостоверение беженца, выданное 2 июля 1920 г. в Севастополе.
О севастопольском периоде жизни о. Мокия Кабаева есть свидетельство Кирова:
«Он был на костылях, с непокрытой головой, в каком-то больничном халате, с восьмиконечным крестом на груди.
Прохожие принимали его за нищего, и некоторые подавали ему свои гроши, но он их не брал. Я подошёл к нему, он меня не узнал, а когда я сказал, что я - Уралец, он заволновался и начал быстро-быстро рассказывать мне, что хочет собрать крестоносцев и идти освобождать Россию и родное Войско.
Я начал расспрашивать его, как он попал сюда, и услышал целую историю, как его увезли на Кавказ лечить раны, затем куда-то за море, он мог сказать, сказал только, что там были англичане, которые в Бога не верят, и его кипарисовые крестики, которые он делал и давал им, они не брали совсем или не носили на груди как надо. Рассказал, как в море, во время бури, он молитвою спас корабль от крушения, и, наконец, что скучно ему стало по родной России и по Войску и он со слезами упросил привезти его на родину.
Долго мы стояли у церковной ограды, и прохожие с удивлением смотрели на нас.
Потом я узнал, что его в Севастополе многие знали, да и сам я часто видел его после на базаре. Он стоял где-нибудь, окруженный небольшой кучкой народа, и призывал вооружиться крестом и идти против сынов антихриста. Но то, что можно было сделать на Урале, было невозможно в Севастополе. Толпа мелких торгашей и крупных спекулянтов не поняла его и считала юродивым, и около него, проповедника веры, сыпались шутки и базарная брань.
Только изредка какая-нибудь женщин, протягивая ему сотенную бумажку, говорила: - «Помолись, родной, о душе новопреставленного воина…» - Он не брал денег, но вынимал старый потертый поминальник и дрожащей рукой вписывал туда имя убитого».
22 октября 1920 г. о. Мокию был выдан Военный паспорт за N 264: «Предъявитель сего есть состоящий на действительной службе в 1-ом Уральском сводном полку священник Мокей Алексеев Кобаев. Чин: священник. Имя: Мокей. Отчество: Алексеев. Фамилия: Кабаев. Возраст: 81-ый год». Далее следуют записи о получении им в течение года денежного довольствия.
В ноябре 1920 года боевые части Вооружённых Сил Юга России покидали Крым. Вместе с армией генерала Врангеля уходило в эмиграцию и огромное количество гражданских лиц.
Кабаев уже знал, что не сможет прожить в безбожной Европе. Он укрылся в Херсонесском монастыре, где сумел избежать ареста и казни.
Когда жизнь в Крыму немного успокоилась, 15 апреля 1921 г. о. Мокий обратился к коменданту Севастополя с просьбой выдать ему железнодорожный билет до Уральска. В заявлении он, конечно, обязан был указать причину появления в Крыму - и написал, что был на излечении ран, полученных на Германской войне.
4 мая 1921 г. Бюро пропусков при В.К.П. Особого отдела побережья Черного и Азовского морей В.Ч.К. выдало Кабаеву пропуск на проезд из Севастополя до Уральска; цель поездки - «на родину». Треугольная печать на пропуске плохо читаема, можно разобрать только слова «Особый отдел» и «Севастопольское». На обороте - отметка о выдаче билета 3 класса до Уральска. Но, самое главное - на пропуск была прикреплена фотография Мокия Алексеевича! Благодаря этому пропуску и карандашному рисунку, сохранившемуся в его деле, мы можем видеть образ святого старца.
Он вернулся в Уральск через два с лишним года после того, как покинул его, но уже под конвоем. Арестовали его в Харькове, можно сказать, случайно. 19 мая он попал на глаза помощнику начальника отделения Харьковской железнодорожной милиции Королёву, обратившему внимание на незнакомого священника, ехавшего на телеге в направлении железнодорожного вокзала. Священника задержали.
Во время обыска выяснилось, что в руки милиционеров попал бывший священник 1 Уральского сводного полка. Личные документы, обрывки записок навели чекистов на мысль, что к ним попал необычный человек. У Кабаева были также найдены крупные суммы денег армии Деникина - соответственно, родилось обвинение в участии в «контрреволюционной банде Деникина». Милиционеров не интересовали объяснения Мокия Алексеевича о неведении, что деньги эти не имели хождения в Советской России: «… я не знал что оне отменены. Спросить было и советоваца не с ким я глух со мною ниохотно разговаривали».
14 июня 1921 г. Кабаев был доставлен в Уральск для дальнейшего разбирательства. Из Уральской тюрьмы ему уже не довелось выйти. В июне-июле 1921 года прошло скоротечное следствие.
Обвинения, что Кабаев был инициатором вынесения смертных приговоров ряду большевицких агитаторов и участвовал в расправах над пленными, конечно, были голословными. Сам Кабаев говорил, что это противоречит его религиозным убеждениям: «Вообще я никогда не отдавал распоряжения не убивать, расстреливать, рубить, сечь нагайками, я даже никогда не видел, чтобы другие при мне делали это. Мною не никогда не было дано распоряжение о том, чтобы повесили урядника Сармина ибо это бы расходилось с моими религиозными убеждениями. Я лично в руках никакого оружия не держал и вообще все иконосцы, которые находились при мне ни один не имел оружия». Да и верно! Ему, как священнику, запрещено брать в руки оружие. Оружием праведного старца были икона, крест и молитва. В руках его сподвижников тоже были не винтовки и шашки, а пики, на концах которых, вместо острия, были восьмиконечные кресты да иконы.
Но большевикам вовсе не нужна была правда. Они знали, что в их руках авторитетный для тысяч уральских казаков человек. В это время на земле Уральского войска ещё продолжалась война. В конце 1920 года после короткого затишья вновь начались бои. Это была вспышка народного гнева, порождённая продразвёрстками и безумной жестокостью большевиков. Существовало множество разрозненных отрядов, воевавших партизанскими методами. Они уничтожали представителей новой власти, отбирали продовольствие у продотрядчиков. В некоторых районах советские чиновники просто боялись появляться. Кабаев мог стать силой, которая сильно бы укрепила дух борцов с советской властью, возглавить сопротивление в Приуралье.
В его деле чекисты писали: «… Что «святой отец» не мог разделить участь барона Врангеля и остался ожидать там более благоприятных дней. Скрывался в Херсонесском монастыре, а потом, наверное, услышав о благоприятной почве - развившемся бандитизме на Урале, то он решил пробраться туда». В заключение дела - вывод: «Кабаев является злостным, неисправимым контрреволюционером в своё время в Уральской контрреволюции, игравшим громадную роль, влиял на массы, отравляя их пролетарское самосознание религиозным ядом, пользуясь со стороны масс громадной популярностью, что дало возможность контрреволюции использовать для своих же выгод».
Следствие - всего месяц и три дня. Постановлением Уральского ГубЧК от 17 июля 1921 г. М.А. Кабаев был приговорён к расстрелу. Приговор утвердил 6 августа в Москве Президиум ВЧК. 18 августа дело возвратилось в Уральск, и в 12 часов ночи 19 августа 1921 года Мокий Алексеевич был расстрелян вместе с двумя другими казаками.
Видимо, желая лишний раз подчеркнуть своё безбожие, расстрел чекисты назначили на праздник Преображения Господня. Они вообще довольно часто расстреливали людей в дни Великих православных праздников…
Реабилитирован М.А. Кабаев был 10 декабря 1999 года постановлением прокуратуры Западно-Казахстанской области (бывшей Уральской) - на основании того, что решение о его расстреле было принято внесудебным органом. На протяжении 78-ми лет человек, отдавший свою жизнь за Христову веру и родной Яик, считался врагом народа, его называли реакционером и распространяли всяческие небылицы о нём.
От себя добавлю: много лет опрашивая очевидцев событий Гражданской войны, спрашивал и о Кабаеве. Только один человек сказал, что видел его живым - ныне покойный Александр Павлович Емелин, которому в 1918 году было 12 лет. Он рассказал, что занимался чем-то во дворе, когда по улице пронёсся крик:
- Кабаев едет, Кабаев едет!..
- Я выскочил со двора, - сказал Александр Павлович, - а он уже мимо нас проезжает. В пролётке сидел старик. Видно, что уставший совсем. Потом люди рассказывали, что приезжал он по каким-то делам в Собор Михаила Архангела.
У Л.Л. Масянова в книге «Гибель Уральского казачьего войска» есть такие строки: «…старообрядец старик Кабаев сорганизовал крестоносную дружину человек до 60-ти. Для этой цели он взял из Старого собора образ Христа Спасителя и возил его у себя на груди, остальные имели пики с восьмиконечным старообрядческим крестом или медный крест на груди. И так Кабаев бросался бешено в атаку. Увлекая за собой казачьи части». Был ли описанный Емелиным приезд в Уральск Кабаева именно тем случаем, когда он брал образ из Собора Михаила-Архангела, я утверждать не могу. Однако это вполне возможно…
Прошло много лет со дня расстрела великого молитвенника за Веру, Родину, Яик и свободу, но в народной памяти живы рассказы о легендарном старце, который с крестом и молитвой вёл казачьи полки на вражеские пушки и пулемёты.
Б.Н. Киров писал в 1929 году: «А может быть, через много лет, где-нибудь на берегу Урала или в широких уральских степях седой старик, сидя у костра, будет рассказывать своим внукам о великих подвигах Войска и вспомнит Кабаева и скажет:
- Да, с ним было не страшно… Потому, он с крестом и молитвою шёл…»
Чудеса, совершённые силой молитвы священника Кабаева, не будут забыты, пока будет жив хоть один уральский казак!
А. Трегубов
Вложения
мокей кабаев.jpg
мокей кабаев.jpg (61.5 КБ) 5198 просмотров

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 14 сен 2013, 15:52

31 августа. На встрече с Запорожским архиепископом Лукой казачьи атаманы высказали просьбу канонизировать атамана Петра Калнышевского. Встреча состоялась в рамках заседания Рады атаманов Украины.

Петр Калнышевский — последний кошевой атаман войска запорожского. В 1750-е годы в должности есаула руководил подавлением выступлений гайдамаков на Буге. Затем стал генеральным судьей Запорожской Сечи.

В начале июня 1775 года русское войско под командованием П.Текели пятью колоннами с разных сторон скрытно приблизилось к Сечи. 85-летний Калнышевский был арестован и сначала содержался в Москве, в конторе Военной коллегии, а потом был отправлен в Соловецкий монастырь, где провёл около 28 лет в камере размером 1 на 3 м. Калнышевского выпускали из камеры на свежий воздух три раза в год: в дни праздников Рождества, Пасхи и Преображения.

После помилования императором Александром, Петр Калнышевский в возрасте 110 лет, будучи практически слепым, не захотел возвращаться на родину и остался нести послух в Соловецком монастыре, где скончался через 3 года в 1803 году.

Православие в Украине
Вложения
kalnyshevsky2_1.jpg
kalnyshevsky2_1.jpg (19.75 КБ) 4950 просмотров

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 11 ноя 2013, 10:14

Принять к сведению всем казачкам общины, а так же девушкам которые надеются, что наши казаки возьмут их в жены.

Мудрое наставление бабушек молодым девушкам:

«Девонька… вот вырастешь и станешь женой… матерью… у тебя будет муж… И не хвались всуе, мол, вот муж у меня… Утром истинам затемно и осторожно, чтоб муж не слыхал, как встаешь… А с вечера и одежда, и обувка у нево должны сиять чистотой… Он проснется, а у тебя вкусно на столе все уготовлено… Не груби, вежливо улыбайся, тешь его и корми с великой радостью… Он сильный, но все одно до смерти дитем любит быть… Не заставляй его лазить в чашки и черепушки самому за едой, позорно это для бабы… все подмети и замети, в чистоте и опрятности дом содержи, блюди себя и наряжайся перед ним, румянься ликом и лаской гляди… Не ревнуй и не упрекай зазря, скверными словами не обливай при нем никого, а мужа в особенности… А он на другой раз подумает, ибо он непременно будет сличать тебя с другими женами и в добре семейном усвоит и затвердит навек: «Вот у меня жена, так жена!..». Сама хороша, и муж хорошим будет… Терпи и все горечи его лечи любовью, не раздавливай умом его своим, не перечь, и он, милой, никогда к чужому подолу не прибьется… от чистоты семейной и душевной брезговать станет чужими бабами, с лёту примечать станет недостатки в них, сварливость и опущенность, да и от людей стыдно будет ему шаг в сторону делать… от добра добра не ищут… Вот какая порода наша! Наш женский род лебяжий: если кого полюбим, друг без дружки не живем. Жертвоприношение себя любимому человеку – есть высшее женское счастье… и муж твой возвысится, он тут же поймет, что должен нести в себе такой же свет любви и добра… и когда он принимает этот лад, находит ответные силы к тебе, это и есть домашняя семейная церковь… где согрешить и обидеть нельзя, приходят душевный покой, Божеская благодать… вот так-то, девонька…»

(Ю.Сергеев, «Княжий остров»).
Вложения
урал.казачки.jpeg
урал.казачки.jpeg (18.08 КБ) 4804 просмотра

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 03 янв 2014, 16:05

В нaшей исторической пaмяти богaтырей, Илья Муромец является одним из сaмых привлекaтельных и зaмечaтельных в своих мыслях и поступкaх. Для нaс он смотрится кaк "стaрый кaзaк дa Илья Муромец, Илья Муромец дa сын Ивaнович".
Во всех былинaх о русских богaтырях Илья Муромец предстaёт кaк сaмaя яркaя фигурa, кaк великий пaтриот родной земли, бескорыстный зaщитник всех обездоленных и обиженных, кaк честный человек. То есть "первый кaзaк" нa Древней Руси описывaется кaк притягaтельнaя, нрaвственнaя нaроднaя личность.
Дaнь пaмяти "первому кaзaку" Илье Муромцу и его витязям с богaтырской зaстaвы, зaтерянной нa крaю Дикого поля, отдaвaлaсь и в горaздо более позднее время. В отечественной живописи общенaродно известно историческое полотно зaмечaтельного русского художникa В. М. Вaснецовa "Богaтыри". Нa кaртине изобрaжены три русских былинных героя - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёшa Попович. Все трое, соглaсно былинным скaзaниям, были витязями "из первых" в дружине крестителя Древней Руси князя Влaдимирa.
Древнерусские былины, в которых рaсскaзывaется о "мaтёром кaзaке" Илье Муромце свидетельствуют, что ещё зaдолго до монгольского нaшествия нa Русь слово "кaзaк" русским людям от Новгородa до Киевa было доподлинно известно и в нaроде почитaемо. Кaк известен по имени, роду-племени первый "мaтёрый" кaзaк, которому судьбa уготовилa быть не просто порубежным стрaжем, a подлинным героем.
Прообразом былинного персонажа часть исследователей считает исторического персонажа, силача по прозванию «Чобиток», родом из Мурома, принявшего монашество в Киево-Печерской лавре с именем Илия, и причисленного в 1643 году к лику святых православной церкви как «преподобный Илия Муромец». Илья жил в XII веке и скончался в Киево-Печерской лавреоколо 1188 года. Память по церковному календарю — 19 декабря (1) января. Мощи покоятся в Ближних Пещерах Киево-Печерской лавры. Надгробная плита Ильи Муромца расположена возле могилы Столыпина. Часть мощей Ильи — Средний палец левой руки, находится в одном из храмов города Мурома, Владимирской области.
Вложения
444px-Iliya_Muromets_Kiev.jpg
444px-Iliya_Muromets_Kiev.jpg (89.45 КБ) 4306 просмотров

Аватара пользователя
Меликесов
Сообщения: 297
Зарегистрирован: 18 июн 2013, 10:05
Контактная информация:

Re: Предания предков передовать из поколения в поколене.

Сообщение Меликесов » 12 апр 2014, 10:02

КАЗАЧКИ.


В стародавние времена, казаки, исключительно воины, проводившие свой век в походах, были в подавляющем большинстве холостыми. Постоянная опасность, боевое дело не располагало к семейной жизни.


Но проходили годы и постепенно казаки стали обзаводиться семьями. Из их набегов на Крым, Турцию, Персию, вместе с «ясырем» — пленными мужчинами, привозимыми для различных работ в казачьих городах, казаки привозили и «ясырок» — женщин. Русских женщин было мало и казаки женились на своих пленницах.


«А жен себе красных (красивых) и любимых выбираем от вас из Царьграда» — писали донские казаки султану из Азова в 1639 году. Донцы женились на турчанках, татарках, персиянках, яицкие казаки — на ногайках и сартянках, терцы — на черкешенках. Вчерашние Надиры, Заиры, Фатьмы, Дайры превращались к казачек Надежд, Зой, Дарий. Так появились казачки — наши прабабки. Постепенно казаки стали больше родниться и с женщинами из русских земель.


Казачки были всегда верными помощницами своих мужей во всех случаях жизни. Войсковая отписка донских казаков в Москву после «Азовского сиденья», описывая оборону Азова в 1641 году от 300-тысячной турецкой армии, указывает, что гарнизон осажденной крепости состоял из 5 367 казаков и 800 «жен казачьих». Упоминание о них в официальном документе, как о составной части гарнизона, показывает, что они играли известную роль в защите Азова.


В 1685 году в далекой Сибири казачки вместе со своими мужьями также обороняют на Амуре Албазин от 50-тысячной армии китайцев.


Условия существования как на Дону, так и на других землях, где жили казаки, долго еще были иными, чем по всей остальной Руси: постоянная опасность, угроза нападения татар, турок, торцев или других инородцев принуждали казачек подчас браться за оружие и вместе с казаками, а иногда и без них, защищать свои городки и станицы.


В 1774 году во время русско-турецкой войны 8-тысячный отряд горцев неожиданно напал на Тереке на Наурскую станицу. Казаков в ней в это время не было, они были в походе, оставались лишь казачки, старики и дети. Казачки, вооружившись чем попало, энергично отбивались не только вилами и косами, поливали нападающих горячей смолой и кипятком (даже борщ, готовый к обеду, пошел на защиту), но и перетаскивали пушки в опасные места и метко стреляли в нападавших. Целый день продолжались атаки горцев. В соседней станице была слышна канонада, но там предполагали, что в Наурской справляют праздник и поэтому не двинулись на помощь. Наступила ночь. Наутро защитницы станицы ожидали новых нападений, но их не последовало и вскоре горцы ушли: удачным выстрелом из пушки был убит предводитель нападавших, что и вызвало их отступление.


День защиты Наурской станицы еще долго праздновался на Тереке, а ее защитницы были награждены георгиевскими медалями.


Но не всегда дело кончалось так благополучно. В 1738 году налетели татары на донской Быстрянский городок. Несмотря на героическую защиту всего населения, городок был захвачен и сожжен, а все жившие в нем перебиты или уведены в полон.


Тяжела была подчас доля казачек. Много казачьих жен и матерей не раз проливали слезы о погибших близких. Народное творчество отметило это в трогательном «сказе», объясняющем, почему в казачьих краях жемчуга называются «слезами».


- «Это случилось давно, когда казакам приходилось часто биться и гибнуть на синем море, когда души погибших реяли над мелями, над болотистыми лиманами, когда горестные причитания по павшим неслись с каждого хутора, как шум воды на порогах.


Спустилась раз с неба на землю Мать Божия. В лучшей своей короне тихо скользила Она вместе со Святым Николаем по обширному казачьему краю, внимая горькому плачу своих детей.


И когда наступил знойный день, пересохли от жалости уста Ее и нечем было их освежить. Никто на хуторах не выходил на их стук, никто не подходил к дверям и только громче раздавался за ними горький плач. В домах никого не было.


Тогда подошли они к глубокой реке. Наклонилась Пречистая Богородица, но тут упала и скрылась под водой жемчужная корона.


- «Пропали мои красивые жемчуга, никогда у меня не будет таких» — сказала Она. Но когда вернулись они в свой Небесный Дом, то увидела наша Светлая Мати на своем троне такой же чудесный жемчуг.


- «Так как же он мог попасть сюда» — воскликнула Она, — «когда я его потеряла. Это наверно его нашли казаки и передали для меня».


- «Нет, Матушка», — сказал Ей Сын Ее — «то совсем не жемчужины, а слезы казачьих матерей. Ангелы собрали их и принесли сюда к Твоему Престолу».


Вот почему в казачьих землях жемчуга называются «слезами» до сих пор.


На казачках же лежало и ведение хозяйства, воспитание казачат, ибо казаки непрестанно были заняты боевым делом, то воюя с соседями и ведя непрестанную борьбу с татарами, турками, горцами, то уходя в царскую рать в Польшу, Швецию, Персию и на Кавказ. Они пользовались большой свободой, большим уважением и не знали такого затворничества, как то было в Московском царстве или в восточных странах.


Но не только историческая наука упоминает о казачках. Память о них сохранил и другой вид казачьего народного творчества: в прозвищах станиц. Как известно, каждая станица имеет свою кличку прозвище. Поводом к нему является какое-нибудь событие из станичной жизни. Многие из них имеют «неудобосказуемый» характер.


Любят казаки подтрунить друг над другом, и в разговоре, в самый неподходящий момент, и напомнит казак собеседнику: «А как вашу станицу дразнят?» и как ни будет открещиваться станичник, что его станица самая «безпорочная», самая «лучшая», все равно толку не будет: казак, задавший этот коварный вопрос, конечно, знает станичное прозвище... Единственный выход — задать встречный вопрос зубоскалу: «а твою как?».


Эта обычная в казачьем быту перепалка происходит в добродушном веселом тоне, тут нет желания обидеть, а только подразнить.


Так вот одно из таких событий и дало прозвище одной из станиц на Кубани.


Казаки ее, возвращаясь с похода, подойдя к своей станице, были встречены выстрелами: казачки, уже накануне отбившие нападение черкесов приняли своих отцов, братьев и мужей за горцев. Напрасно казаки пытались вступить в переговоры — не пускают и только. Как кончилось это недоразумение - неизвестно: одолели ли казаки «женскую оборону», или казачки, узнав своих, их впустили, но обычно при вопросе об этом казак этой станицы отмахивался: «конечно, одолели»...


На Дону была станица, жителей которой дразнили «сурками». По версии самих станичников, это название произошло от того, что станица расположена на бугре, напоминающем нору сурка. Соседи же утверждают, что «сурками» их стали звать после того, как там избрали на станичном сходе станичным атаманом строгую и мудрую бабку Сурчиху, которая держала станицу в ежовых рукавицах.


Сохранило народное творчество — и не только на Дону, но и по всей России — память и о другой казачке.

В 40-ых годах 18-го столетия сын Донского Войскового Атамана Степан Ефремов (и сам будущий Атаман), увидав на Старочеркасском базаре торговавшую семечками казачку с Хопра Маланью Карловну, пораженный ее красотой, сразу в нее влюбился, и влюбился так, что женился при живой жене, после развода (а его получить в те времена было нелегко), отпраздновав свадьбу с такой пышностью, что по всей Руси пошла поговорка, сохранившаяся и до наших дней: «напекли наварили, как на Маланьину свадьбу». Степан не ошибся: Маланья оставила на Дону хорошую память о своих доб­рых делах, жертвовала большие деньги на монастыри и школы, очень заботилась о развитии просвещения на Дону, была гостеприимна и хлебосольна. О ней сохранились еще две поговорки: «Маланьин курень — не беседа» (прием не ограничится только беседой, а будет и обильное угощение), «Какова Маланья — таково и поминанье» (память о ее добрых делах).


Не забыты имена и других казачек: уральцы на своих праздниках вспоминают Гугниху, жену атамана Гугни, при которых началась семейная жизнь на Яике; донской историк Е.П. Савельев, описывая последние минуты К. Булавина, передает предание и о гибели вместе с Булавиным его дочери Галины, защищавшейся вместе с ним в курене и заколовшей себя кинжалом, когда ее отец застрелился; кубанцы помнят про героиню Шипкинского поста Марию Горбатко.


Позже, при постепенном расширении границ Российской империи и замирении неспокойных районов, когда исчезла угроза непосредственных нападений, угроза попасть в плен и быть проданной в рабство — казачка смогла всецело посвятить себя семейной жизни, воспитанию подростающего поколения, внушая ему с самых малых лет любовь к родному краю, уважение к старшим, глубокий патриотизм, чувство собственного достоинства и уважение к человеческой личности. Атаман Платов, вернувшись из заграничных походов, «земно кланяется» всем донским казачкам за то, что в эти годы, когда все мужское население, целых три поколения, находились на войне, они одни вели всю «домашность».


Среди казачек мы не встречаем революционерок вроде «бабушки русской революции» Брешко-Брешковской, террористок вроде Фигнер, Засулич, Перовской. На казачьей земле, где никогда не было ни крепостного права, ни барщины, не было и истязательниц, известных по истории и литературе, как Салтычиха, Мария Дурова и др.


Русская литература не могла оставить без внимания образ казачки. В «Тарасе Бульбе» выведена любящая мать-казачка, заранее горюющая о судьбе ее сыновей, в «Колыбельной» Лермонтова изложена вся программа воспитания подрастающего казака. В повести «Казаки» Лев Толстой описыва­ет гребенскую казачку Марьянку, Пушкин — в «Полтаве» пишет об украинской казачке Марии Кочубей, П.Н. Краснов в романе «Все проходит» дает образ донской казачки 17-го века Ульянки, Шолохов в «Тихом Дону» описывает Наталью и Аксинью — донских казачек наших смутных дней.


Когда казаки всех Казачьих Войск восстали против большевицкого ига, и тут казачки поддержали своих отцов, братьев и мужей. Потомки азовских, наурских, албазинских героинь остались таковыми же и в годы жестокой гражданской войны. Ряд их — участницы Степного, Корниловского, Уральского и других походов. В 1918 году казачки Кривянской станицы, вооружившись топорами и вилами, прогнали карательный отряд красных матросов. Советский писатель Фурманов в своей книге «Борьба на Уральском фронте» пишет: «... Уральцы от старого до малого, даже женщины, защищались до последних сил». О героинях-казачках этого периода у нас не сохранилось никаких официальных документов.
Вложения
p-49.jpg
p-49.jpg (5.72 КБ) 3435 просмотров

Ответить

Вернуться в «ТРАДИЦИИ. БЫТ. ФОЛЬКЛОР»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость