Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Ответить
Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:12

Моя речь, произнесённая в рамках судебных прений на судебном заседании от 30 мая 2017 г.


Ознакомившись с материалами уголовного дела, обвинительным заключением, а также свидетельскими показаниями со стороны обвинения, мне, честно сказать, как-то стало не по себе. Таким полным идиотом меня ещё никто не выставлял. По мнению обвинения, я поехал в Москву, купил четыре пачки патронов к оружию, которого у меня нет, затем, на земельном участке в 6 га, на котором находится 16 отдельно стоящих зданий общей площадью более 30 тысяч квадратных метров, со множеством отдельных комнат и помещений, я выбрал для хранения этих патронов дом, в котором живу я и семьи моих детей. Мало этого, две пачки патронов, в доме площадью 2 тыс. квадратных метров, я положил наверх шкафа, в квартире семьи моего приемного сына, на который периодически ставятся те или другие пакеты, да и уборка производится периодически; а две другие пачки положил в мусорное ведро, у стола, где занимается детвора, и которое ежедневно очищается от мусора.

Ещё глупей выглядят последующие события. Зная, где якобы лежат патроны, я, после того, как мне предложили начать обыск, дав право указать, с каких помещений его начать, я всю кавалькаду повёл сразу же к тем местам, где они, эти коробки с патронами, и находились, вместо того, чтобы повести их совсем в противоположную сторону дома и там блуждать по 40 комнатам, погребам, кладовкам и мансардам, зайдя при этом в один из туалетов и позвонив свободно и без охраны находящимся моим родным, чтобы эти патроны убрать.

Не менее абсурдно предположить, что эти патроны не мои, а кого-то из членов семьи. Ведь у каждой семьи, проживающей в доме, есть туалетные комнаты, и при этом, брать две коробки патрон, вытаскивать их из своих квартир и бросать их в ведро, при этом, перемещаясь по другим комнатам с этими патронами в руках, куда опасней, чем просто высыпать их с пачки в туалет и смыть.

Такая же картина и по пистолету Браунинг, в котором мне вменяется в вину хранение кожух-затвора, и по револьверу Раста и Гассера, по которому вообще непонятно что вменяется.

Я, человек, создавший два Мемориала и при них два музея, экспозиции которых вдоль и поперек по нескольку раз исследовались сотрудниками полиции, в том числе проверялось и деактивированное, бывшее ранее огнестрельным, оружие из этих экспозиций, покупаю за очень существенные деньги пистолет и револьвер, полностью не пригодные как боевое огнестрельное оружие, чтобы потом, по мнению следствия, использовать негодный кожух-затвор или негодный револьвер Раста и Гассера, в каких-то противоправных целях - абсолютно абсурдно.

И выходит, что я уже не просто идиот, а идиот в квадрате. И так, возможно, было бы на самом деле, если бы обвинение предъявило хотя бы одно доказательство, в части принадлежности «найденных» патронов мне, а по револьверу и пистолету - исполнило бы Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 «О судебной практике по делам о хищениях, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», в п.12 которого записано следующее:
«Ответственность по статьям 222, 226 УК РФ наступает за незаконный оборот, хищение, либо вымогательство не только годного к функциональному использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали, или лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения».
Доказательств того, что в изъятых пистолете и револьвере имеются годные детали – нет, как нет и доказательств того, что эти детали стремились привести в пригодное состояние.

На этом разбирательство можно было бы и закончить, если бы у нас в стране работала презумпция невиновности, т.к. обвинитель в своих обвинениях руководствуется не фактами, меня уличающими в совершении преступления, а всего лишь, своими предположениями и домыслами, да фальсификациями и переиначенными трактовками экспертов.
А так как эта презумпция невиновности у нас формальна, то все, выше сказанное может быть только лирической прелюдией, и свою невиновность мне придётся доказывать фактами, в отличии от обвинителя, который может себе позволить выдумки и предположения.

I. Поэтому перейдем к фактам. Вначале разберем вопрос с показаниями свидетелей о самом ходе обыска и о найденных патронах:

Если бы они были обнаружены так, как описывают свидетели-участники обыска (сотрудники ФСБ и двое понятых), и если бы обыск осуществлялся в соответствии с действующим законом, то давать недостоверные, а по сути, ложные показания, ни у кого из них оснований бы не было. Но они их давали, причем, не только в мелочах (которые столь же важны, т.к. формируют общую картину показаний), но и в принципиально-важных вопросах, которые точно указывают на ложность данных показаний и на несоответствие того, как эти патроны были «найдены».

1. Начнем с самого начала: с дачи их первых показаний на допросе у дознавателя. Все их показания были идеальны. Рассказано не только то, что происходило во время обыска, но и скрупулезно указано, что найдено и в какой последовательности. И что более удивительно – указаны четырех-пяти-шестизначные цифры маркировок на ряде изъятых предметов. Такой памяти можно было только позавидовать, ведь эти показания давались через год после обыска. Поэтому, удивленные столь высокому профессионализму сотрудников, мы, уже на допросах в суде, всем им задавали один и тот же вопрос: «Как Вы давали свои показания дознавателю? Согласовывали Вы свои показания с участниками обыска, встречались ли Вы с ними?» На что они отвечали:

1-1. Показания свидетеля КОШЕЛЕВА (понятой во время обыска):
- судебный протокол 2016 г., Т.4, стр. 90Ни с кем не встречался. Ничто не согласовывал. .. показания давал в свободной форме.

1-2. Показания свидетеля КОВАЛЕВА: На те же самые вопросы, которые мы задавали и Кошелеву, он отвечал так же:
Судебный протокол, 2016 г., т.4, стр.39-40:
Серновец: разговаривали с ним перед тем, как Вас начали допрашивать в ходе предварительного следствия? –
Ковалев: Нет.
Серновец: Какая-нибудь переписка у Вас была со вторым понятым? –
Ковалев: Нет.
Судебный протокол, 2016 г., т.4, стр. 48:
Мелихов: Со вторым понятым Вы встречались после обыска? –
Ковалев: Нет.
Мелихов: Вы встречались после обыска с кем-либо из оперативников или работников ФСБ до допроса? –
Ковалев : Нет.
Судебный протокол, 2016 г., т.4, стр. 56:
Серновец: В ходе допроса Вы давали показания от первого лица либо отвечали на поставленный вопрос? –
Ковалев: Рассказывал от первого лица.
Судебный протокол, 2016 г., т.4, стр. 59:
Серновец: В ходе допроса, который только что оглашен, Вы сами давали данные показания? – Ковалев: Да, я так все и рассказывал.
Серновец: Дознаватель перед Вашим допросом предъявлял Вам какие-либо документы из дела? – Ковалев: Нет.


То же самое он сказал и уже на нынешних судебных заседаниях и это отчетливо видно из стенограммы допроса Ковалева на судебном заседании 7.04.2017, стр. 28-29.

1-3. Свидетель Петров, первый допрашиваемый сотрудник ФСБ, участвовавший в обыске, ещё на прошлом судебном заседании заявил:

Показания ПЕТРОВА:

[bСудебный протокол, 2016 г., т.4, стр.104:[/b]
вопрос: в ходе дознания Вы давали показания как свидетель?
Петров: да.
Вопрос: Кто Вас допрашивал?
Петров: отдел дознания УМВД, сотрудник – девушка.
Вопрос: Вы давали показания по месту работы?
Петров: Да, проспект Вернадского, дом 12, а кабинет я не помню.
Вопрос: Вместе с Вами в этом кабинете находились одновременно другие сотрудники, которые с Вами принимали участие в обыске домовладения Мелихова В.П.?
Петров: Нет.
Вопрос: До начала Вашего допроса Вы согласовывали с Вашими коллегами, которые участвовали в обыске 05 июня 2016 года показания?
Петров: Нет.
Вопрос: Свои показания в ходе допроса Вы давали в свободной форме?
Ответ: Да, от 1-го лица.


А это он уже заявил на нашем судебном заседании:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.2017, стр. 37-38:
Серновец: А кто Вас допрашивал?
Петров: капитан Моршнёва, по-моему.
Серновец: она Вас допрашивала с использованием технических средств? Или писала от руки допрос?
Петров: Нет, на компьютере печатала.
Серновец: а перед допросом, теми показаниями, которые Вы давали, Вы составляли единый проект своих показаний, вместе с Кирпичниковым, Ширяевым, Катеневым, Головкиным, Учаевым?
Петров: нет, не было никакого …
Серновец: нет. А Ваше руководство Вам и всем остальным участвующим лицам, давало общий проект (01:42:00) протокола допроса, который ВЫ должны были передать дознавателю?
Петров: Нет. Не давало.


1-4. Следующий свидетель из числа сотрудников ФСБ – следователь Головкин на те же вопросы ответил следующим образом: На Ваш вопрос, Ваша честь, допрашивался ли он как свидетель при расследовании этого уголовного дела, он ответил, что он вообще не давал показания (аудиозапись судебного заседания от 10.04.17, стр. 31-33). На что адвокат Серновец задала ему прямой вопрос:
Серновец: Вот смотрите, ещё раз вопрос к Вам (смеётся), последний шанс: 5 июня 15 года Вы проводили обыск. Сегодня у нас на дворе 10 апреля 17 года: вот за период с 5 июня 15 года по сегодняшний день Вас вызывали, и Вы давали показания как свидетель по настоящему делу?
Головкин: Я показания не давал.

И только после настойчивых убеждений его всеми присутствующими, что он всё-таки показания давал, он потом вспомнил: да, давал и рассказал, как:

Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17, стр. 32-33:
Серновец: Вы давали показания… вернее, Вы сами давали показания, излагая события, либо отвечали на поставленные вопросы?
Головкин: отвечал на поставленные вопросы.
Серновец: Отвечал на поставленные вопросы. Вам заранее были известны вопросы, которые Вам будут задаваться?
Головкин: нет,.
Серновец: нет. А до участия в следственных действиях Вы согласовывали с Кирпичниковым, Петровым, Ширяевым, Учаевым, кто там у нас еще был, всех я назвала, Ваших сотрудников?
Головкин: Нет.
Серновец: не согласовывали. а ваше руководство готовило для вас и других участников обыска показания о событиях 5 июня 15 года, которые были положены в основу уже ваших, личных показаний, как свидетелей.
Головкин: Нет, руководство этого не делало.


Его показания оказались ещё чудней предыдущих, т.к., подтвердив основную канву по допросу, он утвердительно заявил, что при допросе он отвечал исключительно на вопросы, хотя в протоколе допроса не зафиксировано ни одного вопроса дознавателя.

1-5. Далее по данным вопросам свои пояснения дал сотрудник ФСБ, участвоваший в обыске – Учаев.
Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 67:
Серновец: (03:08:00) Вы согласовывали показания, которые давали следователю 6 мая 16 года с Ширяевым, Кирпичниковым, Головкиным, Петровым…
Учаев: Нет, конечно
Серновец: Нет, не согласовывали?
Учаев: Нет, конечно.
Серновец: в день допроса у вас при себе был образец протокола допроса? То есть готовые пояснения, которые бы вы дали следователю, там, например, на флешке, либо дали на бумажке переписать?
Учаев: Нет, конечно.
Серновец: Нет? А Ваше непосредственное руководство давало ли Вам, а также Ширяеву, Кирпичникову, Петрову какой-то образец протокола допроса, который Вы должны были дать следователю в Подольске?
Учаев: Нет.


А далее по поводу феноменальной памяти сотрудников, адвокат Серновец поинтересовалась у Учаева, как он смог запомнить номера у части изъятого, зафиксированного в протоколе допроса с его слов, на что свидетель Учаев ответил:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 65-66:
Серновец: Вы можете назвать маркировку иных предметов, в том числе огнестрельного оружия, найденного и изъятого?
Учаев: Нет, даже не запоминал.
Серновец: Не запоминали? А знали?
Учаев: Мне это не надо.
Серновец: Не знали, да? Не надо. А вот номера затворов..
Учаев: Мне это тоже не надо. Не интересуюсь.


Полный диссонанс! Оказывается, он их вообще во время обыска не запоминал и они ему эти цифры вообще были не нужны, а вот через год, на допросе у дознавателя, они в протоколе фигурируют в полном соответствии по всем изьятым предметам.

1-6. Далее свою версию рассказал сотрудник ФСБ Кирпичников:
Показания КИРПИЧНИКОВА:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 29-30:
Кононов: Вас допрашивали в ходе производства там следствия или дознания? На досудебной стадии вот? Кто –то допрашивал Вас?
Кирпичников: Да, конечно.
Кононов : Вы давали показания?
Кирпичников: Ну, дознавателю.
Кононов: Дознаватель, да?
Кирпичников: Да.
Кононов: Скажите, пожалуйста, Вы показания эти давали путем ответов на какие-то вопросы дознавателя? Или как-то в свободном рассказе? Вам предложили всё рассказать – Вы рассказали, и он всё записал, дознаватель – от и до. Или были какие-то вопросы заданы конкретные?
Кирпичников: Ну, вопросы.
Кононов: Просто задавал вопросы. Вы отвечали и он записывал?
Кирпичников: Да.


Но и в протоколе допроса Кирпичникова нет ни одного вопроса от дознавателя.

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 36:
Мелихов: (01:36:00). Вот Вы свои показания, перед тем, как дать дознавателю, с кем-либо согласовывали? С участниками группы, с вышестоящим начальством, я не знаю?
Кирпичников: Я – нет
Мелихов: То есть, никаких согласований – что говорить, на что обращать внимание?
Кирпичников: Нет.


И вновь в реальном протоколе нет ни одного вопроса дознавателя. По части феноменальной памяти поинтересовались и у него:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17, стр. 46-47:
Судья: В момент допроса. Не только про ножи. Вы помните тут даже…
Мелихов: Маркировку,
Кононов: надписи (02:06:00)
Кирпичников: А я же сказал, что, допустим, на сегодняшний момент… На патронах я видел, да, какая там… Но я сейчас уже не помню именно вот… доселе… там, как она
(…)
Мелихов: Так, и всё-таки, я хочу вернуться к вопросу, который, в общем-то задан был председательствующим. Вот Вы называете маркировку патронов, называете маркировку пистолетов, шестизначные цифры… Вы сейчас вот заслушали .. – Вы запомнили эти цифры? Нет?
Кирпичников: Ну, конечно, нет. Нет.
Мелихов: А как Вы через год их помнили? Я просто хочу понять. Когда Вы давали дознавателю свои показания, время от момента обыска до дачи показаний прошёл год. (02:09:00)
Кирпичников: Как-то вот сейчас уже не помню.
Мелихов: Как Вы помните шестизначные цифры? С номерами?
Судья: Не предъявляли Вам ничего?
Кирпичников: Я только видел протокол… ну, потому что я же участвующее лицо, я же должен был протокол самого этого... проведения мероприятия… правильно?
Судья: то есть - протокол обыска?
Кирпичников: Протокол обыска. Да, а остальные документы – я ни с чем не ознакамливался… и ни с какими материалами… не имею отношения к этим материалам.
Мелихов: Всё.
Судья: (диктует) Значит… в ходе допроса я обозревал протокол обыска.


Однако, о том, что Кирпичникова знакомили с протоколом обыска, в самом протоколе допроса – никакой записи нет.

1-7. Своя версия была и у свидетеля – сотрудника ФСБ Катенева, явно уже скорректированная и подсказанная кем-то после допроса предыдущих:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17, стр. 36:

Кононов: а при допросе, Вас работник, который допрос производил – она предлагала вот дать в свободном рассказе, как сегодня? – обвинитель сказал: опишите, что Вы знаете. потом уже вопросы задавали? Или все-таки вопросы сразу задавала? Что Вы знаете, чего, участником чего были? Ну, конкретизировала, может, какие-то моменты?
Катенев: Нет, ну как… это свободный рассказ плюс она что-то могла скорректировать. Но писала, вот…
Кононов: Ну, она корректировала это с Вашим участием? Или сама? Или сам?
Катенев: Не, ну что значит сама?… Я прочитал…
Кононов: Ну, Вы говорили!
Катенев: .. прочитал, под чем я подписываюсь как бы…
Кононов: То есть, Вы протокол читали?
Катенев: Конечно.
Кононов: И какие-то коррективы вносили? Да?
Катенев: Ну что значит вносили? Прочитали, когда я со всем согласился, я расписался вот, ну.. Ну это ж порядок допроса.


У него уже появилась новая версия о том, что, возможно, она что-то скорректировала. Правда, чуть позже эта, упомянутая им корректировка, в ходе дальнейшего допроса уже забылась. Вначале свидетель Катенев заявил:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17, стр. 36:
Кононов: При допросе как свидетеля, Вам предъявляли какие-либо материалы? Или нет? Для освежения памяти?
Катенев: Я уже не помню, по-моему, ничего не предъявляли.


А потом, в конце допроса, заявил уже совсем иное:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17, стр. 40-41:
Кононов: И скажите, там вот фигурируют, я вот читал… Вы, наверное видели, да, там? (02:09:00) маркировка – четыре там цифры, номера там некоторых предметы, которые изъяты – шесть цифр и так далее… Вы это запомнили? Или это всё дознаватель откуда-то брала?
Катенев: Нет. Я… я думаю, что дознаватель мне дала посмотреть протокол обыска.


1-8. И, наконец, показания по этим вопросам Ширяева, которые, в общем-то, подводят довольно плачевный итог:
Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 15-16:

Кононов: Вы не видели. Скажите, пожалуйста, Вас допрашивали в ходе производства по делу на досудебной стадии? Дознаватель там, или следствие?
Ширяев: Да, дознаватель (неразборчиво)
Кононов: Скажите, при производстве допроса, дознаватель предъявлял какие-либо Вам документы? Чтобы уточнить какие-то вопросы? И так далее? Ознакомил с какими-то документами Вас или нет?
Ширяев: Нет, ни с чем меня дознаватель не знакомила.
Кононов: Скажите, Вы показания давали дознавателю путем свободного рассказа или отвечали на вопросы дознавателя?
Ширяев: Путем свободного рассказа, в последующем задавала дознаватель дополнительные вопросы.
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 45:
Серновец: согласовывали ли Вы лично, Максим Васильевич Ширяев, свои показания, которые Вы давали в свободном рассказе на… в ходе допроса, в досудебной стадии, с Головкиным Петровым, Учаевым, Катеневым и Кирпичниковым? (03:54:00)
Ширяев: Нет.
Серновец: Не согласовывали. кто-либо из руководителей Вашего управления либо иных лиц, давал Вам указание воспользоваться при допросе Вас в качестве свидетеля на досудебной стадии рассмотрения дела в отношении Мелихова, со свои… с показаниями Кирпичникова, Учаева, Головкина…
Ширяев: Нет.
Серновец: Вы сказали. что Вы давали показания в свободном рассказе, правильно?
Ширяев: Да.
Серновец: Или все-таки Вас заставлял дознаватель давать какие-то показания?
Ширяев: Меня не заставлял никто.


Если отбросить, пусть и существенные, просчеты в части не записанных в протокол дознавателем вопросов, которых нет в протоколе, и предоставление для ознакомления двум свидетелям протокола обыска, о котором тоже в протоколе ничего не написано, то общее резюме всех их ответов сводится к следующему: каждый из них якобы давал свои показания в свободной форме, ни с кем не согласовывал и не сверял, никаких указаний, что говорить, ни от кого не получал.
Но тогда – как, согласно лингвистической экспертизе, приобщенной нами к уголовному делу, все эти показания абсолютно идентичны и, согласно выводам экспертизы, их текст написан одним человеком для них всех. И не просто написан одним человеком (что можно бы было свалить на дознавателя), но он копирован для каждого из дававших показания, что дознаватель сделать не может, тем более, если ему рассказывали в свободной форме или отвечали на вопросы.

Объяснить подобный феномен можно только одним способом: они все врали, они лжесвидетельствовали суду, нарушив подписку о недопустимости лжесвидетельства.
Никаких показаний в свободной форме они не давали, никаких вопросов им дознаватель не задавал, никаких протоколов обыска им не показывали и никаких номеров у изъятого оружия они не помнили и не помнят. За них, за всех, были написаны под копирку показания, где они просто расписались. А потом эти готовые протоколы допросов привезли дознавателю, которые она, также подписав, просто подшила к делу. И всё. Она их даже в глаза не видела, этих свидетелей.
По-другому это не объяснить.

На этом можно было бы поставить точку, моё уголовное дело закрыть, а 8 новых (по числу свидетелей от обвинения) – открыть. Но произойдет подобное, наверное, уже в другой жизни и в другом составе суда.

А пока в данном составе мы продолжим разбирать показания так называемых «свидетелей» от обвинения, которые даже по самым принципиальным вопросам опровергают предъявленное мне обвинение, особенно в ходе дальнейших допросов, уже в ходе судебного заседания, когда возможности читать с готового, написанного кем-то, листа, у них не было. И вот здесь они, конечно, раскрылись в полной красе.

2. Начнем хронологически с самого начала. С их поездки ко мне на обыск и приглашения по дороге следования понятых.

Практически все показали, что ехали на белом микроавтобусе. Правда, один (Ширяев) сказал, что он был тёмный, а другой (Ковалев), что не помнит цвета, но это будем считать статистической погрешностью, когда один из восьми попутал черное с белым. А вот показания по количеству, находящихся в автобусе людей, уже ошибкой быть не может. Тут встает вопрос: а ехал ли вообще в этом автобусе тот или иной свидетель, если он утверждает совсем иное количество? Не предполагает, а именно утверждает.

Все сотрудники ФСБ (а это Петров, Головкин, Учаев, Кирпичников, Катенев, Ширяев), показали, что они вшестером ехали все вместе из Москвы и до моего дома, не разделялись по дороге. Половина из них помнят, что с ними ехали и приглашенные по дороге понятые; другая половина ответить - ехали ли с ними понятые или нет – ответить затруднились.

2-1. Показания ПЕТРОВА:

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17, стр. 8: (00:28:00)
Мелихов: Хорошо. Сколько человек с Вами село в микроавтобус с места вашей службы и проследовали ко мне на усадьбу?
Петров: ну, в микроавтобусе точно со мной еще ребята были, которые в обыске… то есть вот 6 человек, кто в обыске принимал участие – со мной были.
Мелихов: С самого…?
Петров: Точнее – 5 человек. Вместе со мной – 6.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17, Стр.9 :
Мелихов: водитель микроавтобуса- это отдельное лицо было?
Петров: Отдельное.


2-2. Показания ГОЛОВКИНА:

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 6:

Мелихов:. Сколько человек ехало в данном микроавтобусе? С самого начала?
Головкин: помню, что ехали со мной сотрудники ведомства, в котором я работаю.
Мелихов: То есть, можно ли тогда сказать, что с Вами вместе ехали Кирпичников, Петров, Ширяев, Катенев, Учаев, те, которых Вы ранее назвали?
Головкин: Да, со мной (00:43:00) ехали эти лица, но не знаю, в полном составе ? Не вспомню сейчас, в полном составе они были или нет? Не смогу вспомнить.
(…) Головкин: По дороге мы подбирали только понятых.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 7:
Мелихов: Все те, которые ехали в автобусе, они все участвовали – я имею ввиду и потом, которых Вы потом подобрали – понятых, в обыске?
Головкин: Да. (00:44:00)
Мелихов: никого постороннего в автобусе, кто впоследствии в обыске не участвовал – не было?
Головкин: Посторонних лиц не было в автобусе.


2-3. Показания УЧАЕВА:

Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 2-3:

Учаев: Мы выехали в составе, я, соответственно, Петров, Ширяев, Головкин, Кирпичников и Катенев. На служебном автомобиле (00:15:00) с проспекта Вернадского города Москвы в город Подольск.

Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 42:
Серновец: с кем Вы вместе выдвинулись? (01:55:00)
Учаев: Ну, в машине находились ранее названные Вами лица: Головкин, Ширяев, Петров, Катенев, Кирпичников.
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 46 :
Серновец: останавливались ли Вы с коллегами по ходу следования на машине, да, следуя от Вернадского до Подольска, (02:09:00) к месту проживания Мелихова.
Учаев: Мы в Подольске остановились.


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 47 :
Серновец: Так, остановились, для чего?
Учаев: Соответственно, там, насколько я помню, взяли понятых. Два человека. Которые с нами в составе проследовали к месту проведения обыска.


2-4. Показания КИРПИЧНИКОВА:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 2:
Кирпичников: В тот день с утра, как говорится, мы на микроавтобусе, ну, не микроавтобус, а газель, выдвинулись в Подольск, для проведения следственных действий. В составе дознаватель - Головкин … Головкина и участвующих в проведении мероприятия лиц: Учаев, Катенев, Петров, Ширяев, ну, собственно говоря, я.
Судья: Всего 6?
Кирпичников: Да. Да, всего 6. По приезду в город Подольск, значит, ну, точно я не помню, мы подхватили, так скажем… этих… сейчас…(00:15:00)
Кононов: понятых
Кирпичников: … понятых, да! То есть, это уже в Подольске. Где-то мы ехали, я точно не скажу, где. Ну, одного, вроде на остановке.
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 10:
Мелихов: Вы сказали, что Вы ехали все вместе. Понятых Вы подобрали – посадили к себе? Или они как-то другим образом проехали на усадьбу?
Кирпичников: Ну, я же пояснил, что в процессе передвижения по городу Подольску мы посадили к себе понятых. Но зафиксировать – я не зафиксировал, когда там, кто, в какое время.
Мелихов: Это не важно. Главное, что они ехали…
Кирпичников: Мы их подобрали в Подольске. Они подъехали на площадку, о которой я говорил, с нами.
Мелихов: Я просто хочу, чтобы ответ был более менее точный. Они сели к Вам в автобус и ехали вместе с Вами в автобусе ?
Кирпичников: да, мы их подобрали в Подольске и они ехали с нами .


2-5. Показания КАТЕНЕВА:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 3:
Катенев: …о проведении обыска. Вот… Соответственно мы выдвинулись к месту проведения обыска на микроавтобусе (08:00:00) … мини-вэн. Наверное, микроавтобус. Значит, было нас, если не ошибаюсь, 6 человек. Нас было 6 человек, кого помню, по фамилиям сейчас я попробую перечислить: это Кирпичников… сотрудник, потом сотрудник Петров Константин, потом сотрудник Учаев, Семен по моему его зовут, точно не помню.. Учаев Семен и…. так, ещё были… ещё были… вот еще двое по-моему было, но я уже фамилии, к сожалению, не помню. Я с ними…

(продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:13

(продолжение. см. начало в предыдущем сообщении).

2-6. Показания ШИРЯЕВА:

Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.1 :
Ширяев: В июне 2015 года на основании Поручения следователя УФСБ по Ставропольскому краю, а также на основании постановления Пятигорского суда мы в составе группы из 6 человек выдвинулись для проведения обыска в жилище, принадлежащем Мелихову. По пути следования мы пригласили 2 понятых.

А вот что рассказали сами понятые, что ехали они в микроавтобусе вместе с сотрудниками ФСБ, которые проводили впоследствии обыск. Таким образом, по идее, как минимум, в автобусе находилось 9 человек: 6 сотрудников ФСБ, два понятых и девятый водитель.
Что по этому поводу рассказал свидетель Кошелев – понятой при обыске?

2-7. Показания КОШЕЛЕВА:

Судебный протокол 2016, т.4, стр.96:
вопрос: в ходе очной ставки Вы говорили, что в микроавтобусе находилось 4 человека. Вы подтверждаете? –
Кошелев: Да.
Вопрос: среди них два сотрудника ФСБ и неизвестный человек, впоследствии этот человек Вам стал известен?
Кошелев: он стал мне известен в настоящий момент, во время суда. А во время обыска не был известен, просто я знал, что это второй понятой.
Аудиозапись судебного заседания от 16.09.16 (часть1), стр. 37:
вопрос: Вы говорили про микроавтобус. Кто (01:27:00) провел вас в этот микроавтобус? Можете ли вы указать точное время, и кто находился в микроавтобусе?
Кошелев: Хорошо. Время я не скажу, потому что не помню. Значит, микроавтобус, единственное, что я запомнил, с прозрачными стеклами. В микроавтобусе было два человека, и я – третий.
Вопрос: это были те два человека, которые пригласили вас для участия в действиях?
Кошелев:: Да.


То есть, на первом судебном заседании Кошелев однозначно заявил, что в микроавтобусе, который ехал ко мне на обыск, находились 2 сотрудника ФСБ, которые пригласили его принять участие в обыске в качестве понятого, и которые впоследствии принимали участие в обыске, затем по дороге подобрали и посадили в микроавтобус ещё одного понятого и далее уже ехали вчетвером.

Однако, после подобной нестыковки в количестве и, наверняка, проведенной с ним работы, уже на дополнительном следствии после возврата с суда уголовного дела, на допросе следователя 19.12.16, протокол допроса, л.д. 89 , т. 6, он заявил:
Протокол допроса следователем. 19.12.16 , т.6 л.д. 89: Кошелев: мне предложили пройти к ним в машину, марку машины я не помню, единственное, что могу сказать, что это был микроавтобус, цвет я так же не помню. Подойдя к машине, мы сели в машину, кто-то из сотрудников поинтересовались , есть ли у меня паспорт, на что я сказал, что есть и передал им, чтобы они переписали мои данные. После этого мне были разъяснены мои права и обязанности понятого. Далее мы поехали в неизвестном мне направлении, по пути мы остановились, еще возле какой-то остановки, место я не запомнил, через какое-то время в машину сели ещё три человека, как мне потом стало ясно, это были так же сотрудники ФСБ и второй понятой, зовут его Дима.

То есть, вместо 4-х человек стало 6. И тут же появилась другая нестыковка, противоречащая показаниям сотрудников ФСБ. Оказывается, согласно заявлению Кошелева, они, сотрудники ФСБ, все вместе не ехали – вначале в автобусе было двое, а потом, когда садился понятой, подсели ещё двое сотрудников. Однако, во время уже настоящих судебных заседаний прежние консультации и подсказки вновь забылись и он начал говорить практически то же, что и на первом судебном заседании, но опять всё напутал – сказав, что ехали с ним двое, на одного из них он указал как на водителя, который участия в обыске не принимал:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.19 :
Судья: эти лица в обыске принимали…? - вот кто с вами в автобусе ехал
Кошелев: Один… из тех, кто..
Судья: Один из сотрудников (04:34:00)
Кошелев: да
Судья: … который ехал с Вами в автобусе,
Кошелев : да
Судья: он был участником обыска?
Кошелев: другой, да, был водителем, я так понимаю, автобуса, и всё.
Судья: а Вас всего там четверо было?
Кошелев: да
Судья: А всего? Вы – два понятых, один сотрудник, и один водитель, правильно?
Кошелев: да.
Судья: Правильно?
Кошелев: Получается – мы вдвоем, И водитель, и сотрудник
Судья: Вас всего было четверо.
(...)
Судья: (окончательно уточняет) Один из сотрудников, который был в этом автобусе, принимал участие в обыске.
Мелихов: Тот, который ехал с Вами в микроавтобусе – он предлагал Вам стать понятым?
Кошелев: Да.
Судья: Не торопитесь. (диктует) Нас в автобусе было 4 человека. Двое понятых, водитель и сотрудник ФСБ, который предлагал участвовать в качестве понятого…
Мелиов: И который впоследствии…
Судья: … И который принимал участие в обыске. (04:35:00) Так.


Теперь сотрудников ФСБ уже было не 6, а всего один, другой был водителем и два понятых…

2-8: Свидетель Ковалев – второй понятой – показал, что сотрудников ФСБ в микроавтобусе было 4-5 человек, но сделал важное уточнение, что все они принимали участие в обыске. В этом же микроавтобусе ехал и другой понятой Кошелев:

Показания КОВАЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.10 :
Мелихов: Те лица, которые Вам предлагали стать понятыми и которые ехали с Вами в микроавтобусе, впоследствии производили обыск, были участниками обыска?
Ковалев: Ну, так они и были.
Мелихов: Т.е. те, с кем Вы ехали и те, кто Вам предлагал, потом участвовали в обыске, так?
Ковалев: Да.
Судебный протокол 2016, т.4, стр. 30:
Обвинитель: Когда Вас привезли по адресу Мелихова, второй понятой был там? –
Ковалев: Да, он был уже в машине, но тогда я еще не знал, что это понятой.
Судебный протокол 2016, т.4, стр. 33:
Серновец: Кроме Вас и сотрудников ФСБ, в количестве около 4 человек, кто еще находился в микроавтобусе? –
Ковалев: Понятой.
Серновец: Когда Вы узнали, что это понятой?-
Ковалев: Когда сел в автобус сотрудников ФСБ,


Итак, можно вновь сделать погрешность на ошибку в одного-двух из шести недостающих сотрудников ФСБ в показаниях свидетеля-понятого Ковалева, но как можно объяснить показания свидетеля-понятого Кошелева, который сел в микроавтобус, где сотрудников ФСБ, вместо шести, был всего один плюс один водитель?! Кроме как лживыми, эти показания назвать нельзя, и объясняются они довольно просто: ни Ковалев, ни Кошелев с этими сотрудниками ни в каком микроавтобусе не ехали, а имело место быть ранее осуществленное соглашение по тому, чтобы встретиться уже у моего дома на площадке, что доказывают и последующие показания относительно того, кто и как приглашал понятых на участие в обыск.

3. Приглашение понятых. Вот что показали сотрудники ФСБ:

3-1. Показания ПЕТРОВА:

Судебный протокол, 2016. Т.4, стр. 100:
кононов: кто приглашал понятых принять участие в обыске? –
Петров: Кто-то из сотрудников, но не я.
Аудиозапись судебного заседания от 19.09.16, стр.6:
Кононов: А кто непосредственно понятых приглашал для производства следственного действия? Если Вы помните.
Петров: Кто-то из сотрудников. (усмехается). Не посторонние. (29:00). Кто-то из сотрудников – тоже не помню.
Кононов: Это были не Вы?
Петров: Нет. Это не я был.


3-2. Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 7:
Мелихов: Хорошо. Хотя, в принципе, здесь ничего сложного, в общем-то, нет. Лично вы не предлагали никому стать понятым?
Головкин: Нет.


3-3. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 26:

Кононов: Скажите, Вы приглашали понятых?
Учаев: Я не приглашал.


3-4. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 10:

Мелихов: Вы сказали, что Вы ехали все вместе. Понятых Вы подобрали – посадили к себе? Или они как-то другим образом проехали на усадьбу?
Кирпичников: Ну, я же пояснил, что в процессе передвижения по городу Подольску мы посадили к себе понятых. Но зафиксировать – я не зафиксировал, когда там, кто, в какое время.
Мелихов: Я просто хочу, чтобы ответ был более менее точный. Они сели к Вам в автобус и ехали вместе с Вами в автобусе этом, микроавтобусе?
Кирпичников: да, мы их подобрали в Подольске и они ехали с нами
Мелихов: а кто приглашал понятых?
Кирпичников: Я не приглашал. Кто – не могу пояснить.



3-6. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.1 :

Ширяев: (…) мы в составе группы из 6 человек выдвинулись для проведения обыска в жилище, принадлежащем Мелихову. По пути следования мы пригласили 2 понятых. (…)Вот. Далее с понятыми мы проехали (01:55:00) по непосредственно адресу проведения обыска.
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.11 :
Кононов: кто приглашал понятых, вот, для участия в следственном действии?
Ширяев: Ну, второго понятого я приглашал. Второго…
Кононов: А кто приглашал первого?
Ширяев: Первого - я не помню. (02:32:00)
Кононов: Ну, Вы приглашали первого понятого?
Ширяев: Первого – нет.


Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.48:
Ширяев: Один уже в машине с нами сидел…
Мелихов: Понятно.
Ширяев: …потом посадили второго


Итак, из шести человек, которые принимали участие в обыске и которые ехали в одном микроавтобусе, без других посторонних лиц, только один выходил и приглашал понятого Ковалёва – это сотрудник ФСБ Ширяев. Все другие – категорически заявили, что никого из понятых они не приглашали. Но тогда встаёт вопрос: а кто же приглашал понятого Кошелева?

Вот что показал сам свидетель Кошелев:
3-7: Показания КОШЕЛЕВА:
Очная ставка Т.2. л.д.222: Кошелев: в районе станции Силикатная по личным делам в утреннее время я стоял на автобусной остановке и ко мне обратились мужчины, которые представились сотрудниками ФСБ, показали мне свои удостоверения и попросили меня принять участие в качестве понятого при обыске жилища, на что я согласился.

Очная ставка Т.2. Л.д. 229: Кошелев: 05.06.2015 года в период времени с 06:00 до 07:00 часов 00 минут я находился на Станции Силикатная г. Подольска. Предложили мне принять участие в обыске два сотрудника ФСБ, которые предъявили удостоверение. Ф.И.О, должность и место работы данных сотрудников не помню.
В обыске принимали участие не меньше трех человек, среди них были те двое, которые представляли мне свои удостоверения, а остальные мне не представлялись. ФИО их и должности я не знаю.
После поступившего от сотрудников ФСБ предложения, я вместе с ними, сел в микроавтобус. Кроме нас в данном микроавтобусе никого не было. По пути следования в неизвестном мне направлении и место машина остановилась, один из сотрудников ФСБ вышел из машины и примерно через 30 секунд в машину сел мужчина, ранее мне не известный. На микроавтобусе мы, уже вчетвером, куда-то подъехали и остановились.


Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.1: Кошелев: Находился я рано утром на остановке Силикатная Подольского района. Приезжал по личным вопросам (03:43:00). По личным обстоятельствам. Рано утром подошли… остановился минивэн…вот) грузовик… минигрузовик … вот… подошли двое человек.. показали удостоверения сотрудников Федеральной службы безопасности, и предложили поучаствовать … в гражданском долге. Исполнить гражданский долг.

То есть, его приглашали 2(!) человека – сотрудников ФСБ, которые в дальнейшем принимали участие в обыске, но все, из тех, кто участие в обыске принимал, заявили, что первого понятого они не приглашали. Значит, либо, кроме этих шести человек, были ещё двое, которые принимали участие в обыске, но в протоколе обыска они не отражены, либо Кошелев опять врёт. И вот здесь я уже склонен верить больше Кошелеву, чем сотрудникам ФСБ, т.к. в обыске, действительно, принимало участие бОльшее количество человек, нежели 6. И вполне возможно, что его «приглашал» вот тот самый человек в поло, который и ехал отдельно в каком-то микроавтобусе с водителем и подобрал заранее назначенных понятых в условно оговоренном месте. Другого объяснения подобному «катаклизму» нет. Потому что есть ещё очень примечательная деталь, сказанная Кошелевым, а именно: (повторю концовку его показаний на очной ставке, Т.2. л.д. 229): «По пути следования в неизвестном мне направлении и месте машина остановилась, один из сотрудников ФСБ вышел из машины и примерно через 30 секунд в машину сел мужчина, ранее мне не известный. На микроавтобусе мы, уже вчетвером, куда-то подъехали и остановились.»

Обратите внимание – машина остановилась и через 30 секунд в неё уже сел другой понятой. А вот что по этому поводу говорит Ширяев, который утверждает, что он приглашал второго понятого – Ковалёва на участие в обыске:
Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.48:

Мелихов: сколько времени ушло на то чтобы Вы могли объяснить Ковалеву что необходимо сделать, пригласить его выполнить долг свой гражданский и т.д. Приблизительно.
Ширяев: Немного времени, несколько минут.
Мелихов: Ну приблизительно.
Ширяев: Ну 3 – 4. (04:02:00)
Мелихов: 3 – 4 минуты.


30 секунд – это открыл дверь, сказал «заходи» – человек зашёл и дверь захлопнули.
3-4 минуты – это минимум объяснений по поводу приглашения стать понятым и его согласие.
Разница по времени в 6-8 раз.
Ковалёв же говорил о 5-10 минутах, которые прошли с момента подхода к нему сотрудников и посадкой в микроавтобус.

Таким образом, показания по довольно запоминающемуся моменту как приглашение понятых на проведение обыска, для самих же понятых, впервые, как они сказали, участвующих в обыске, и далее, с кем они следовали до моего дома, полны абсолютно противоречащих показаний, которые ставят под сомнение правдивость этих показаний и указывают на то, что понятые были извещены заранее и добирались ко мне либо с теми, кто их специально подбирал по дороге в условленном месте или самостоятельно, зная адрес куда приехать.

4. То же самое подтверждают и следующие показания свидетелей со стороны обвинения – по поводу того, как участники обыска проследовали к моему дому. Эти показания не менее абсурдны, недостоверны и противоречивы, чем только что разобранные нами.

4-1. Вот что поясняет нам свидетель Кошелев – понятой при обыске:
Показания КОШЕЛЕВА:
Очная ставка, Т.2. л.д. 229:
Кошелев: Мы с ранее неизвестным мне мужчиной в автобусе, а сотрудники ФСБ ушли. Окна микроавтобуса были из простого не затемненного стекла, я смотрел вокруг, кроме нас там никого не было, даже покинувших машину сотрудников ФСБ. После 15 минут ожидания в микроавтобус вернулся один из сотрудников ФСБ и попросил нас проследовать за ним. Мы вышли из микроавтобуса и начали следовать по тропинке в неизвестном мне направлении. Следовали вчетвером, а именно: два сотрудника ФСБ и я с неизвестным мне мужчиной. Никаких других лиц я не видел, Мы прошли через открытые ворота какой-то территории.

Вы помните, что второй сотрудник, по показаниям Кошелева, был водитель, который, по показаниям сотрудников ФСБ, не участвовал в обыске, а по показаниям Кошелева - участвовали все двое, которые в микроавтобусе были – водитель и тот, кто находился в салоне.

На судебном заседании сентября 2016 года (см. судебный протокол, т.4, стр. 67) он дополняет свои показания:
ПОКАЗАНИЯ КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол, т.4, стр. 67:

Вопрос: как долго от того места, где находился микроавтобус, Вы следовали до входной двери дома Мелихова?
Кошелев: Примерно 30 минут – час , я вышел из микроавтобуса вместе с другим понятым, сотрудником в гражданской форме из микроавтобуса и шли пешком, постояли, покурили и дальше проследовали.


Аудиозапись судебного заседания от 16.09.2016: (ч.1), стр. 38:
Серновец: как долго отсутствовал вышедший сотрудник, через сколько он вернулся, (01:30:00) и каким образом от этого момента, с этого момента вы оказались у домовладения Мелихова?
Кошелев: Значит, я не помню, сколько отсутствовал сотрудник. Примерно время общее до дома Мелихова и… где-то пол… полчаса где-то там, час. Вот это примерно такой формат времени, где-то так вот. От машины до дома.
(…)
Серновец: как долго от того места, откуда вы вышли из микроавтобуса, вы следовали до входной двери дома, в котором проводился обыск?
Кошелев: Ну, я вам сообщил буквально в предыдущем вопросе. Все…
Серновец: Час, 30 минут?
Кошелев: Примерно в этом диапазоне. От 30 минут до часу, где-то так.


Позже, когда дело с суда вернули в прокуратуру на дорасследование, эти показания Кошелева решили подправить, и вот уже в протоколе допроса в декабре 2016 г.,Т. 6. л.д. 89 записаны слова Кошелева следующим образом: «Далее я, ещё один понятой и 5 или 6 сотрудников ФСБ проследовали к входной двери дома». То есть, ранее данные им показания на очной ставке и в суде, он полностью в очередной раз изменил.

Но по другим аспектам похода от машины до дома подсказок не было и после его показаний уже на нынешних заседаниях, Вы, Ваша честь, сами были в недоумении и постарались разобраться с тем, сколько же шёл Кошелев от места, где микроавтобус остановился, до ворот и от ворот до дома. Но и Вам этого сделать не удалось, когда Вы стали выяснять, сколько, хотя бы, времени он шёл от автомашины до ворот:

Аудиозапись судебного заседания от 07.04.2017. Стр.42-43:
Мелихов: В прошлом судебном заседании Вы сказали, что от момента того, где остановилась машина, до моей двери Вы шли от 30 минут до часу. На сегодняшнем судебном заседании Вы сказали, что Вы шли минуту от ворот…. от машины до ворот, и от ворот до… (06:24:00) в течение там нескольких минут. Почему такая огромная разница в показаниях по тому, как...
Судья: В расстояниях, получается.
Мелихов: Да.
Судья: То – минута, а то – около получаса
Кононов: По времени преодоления этого расстояния.
Кошелев: Ну, во-первых, я даже не знаю, как это объяснить…
Судья: Как-нибудь уже объясните. Как-нибудь
(…)
Судья: Не более 10 минут – говорит нам свидетель, это было. Не более 10 минут.
Кошелев: Наоборот, более…
Судья: Более?
Кошелев: Более.
Судья: Только сейчас Вы сказали: минуту. (06:25:00)
Кошелев: Более 10 минут.
Судья: Более 10 минут. Шли от ворот до дома?
Кошелев: не спеша, да. Не от дома до ворот, а от машины до ворот.


Хотя, по словам того же Кошелева, от микроавтобуса до ворот было 15-20 метров, которые они, со слов Кошелева, преодолевали более 10 минут (Аудиозапись судебного заседания от 7.04.2017, стр. 16-17).

И последнее по Кошелеву – ему был задан вопрос: видел ли он на пути следования от автомашины до дома, проходя, в том числе, ворота, кого-либо из вооруженных людей или других людей? На что Кошелев отвечал на очной ставке:

Протокол очной ставки, Т.2.л.д. 229:
Кошелев: Следовали вчетвером, а именно: два сотрудника ФСБ и я с неизвестным мне мужчиной. Никаких других лиц я не видел, Мы прошли через открытые ворота какой-то территории. На данной территории я никаких людей не видел. Проследовали по дорожке к большому дому и подошли к двери. Рядом с дверью в дом я увидел человека три, одетые в гражданскую одежду.

И опять – шли вчетвером, хотя другие показывают, что шли ввосьмером, к тому же, со слов Учаева, их ещё сопровождал до дома наш охранник. Но Кошелев шёл, видно, с другими. Далее на суде он заявил:

Судебный протокол, 2016. Т.4. стр.68:
вопрос: в этот период своего следования видели ли вы лиц в камуфляжной форме и в масках? – Кошелев: Нет, не видел

Но опять вмешались «высшие силы», подсказав, что говорить Кошелеву, и уже после судебных заседаний, на дорасследовании, следователь в протоколе допроса за декабрь 2016, т.6, л.д. 89 записывает:

Показания КОШЕЛЕВА:
Протокол допроса, 2016. Т.6, л.д. 89: мы приехали по адресу, как сказали. Сотрудники ФСБ к месту проведения обыска, мы остановились в 100 метрах от ворот, ворота были открыты, возле ворот стояли охраны и сотрудники спецназа.

Появились новые данные: уже не 10-20 метров – а 100, а у ворот теперь стояла охрана и сотрудники спецназа. Но уже на наших судебных заседаниях эти силы его вновь покинули и он вновь никого не видел:

Аудиозапись судебного заседания от 07.04.2016. стр.18-19:
Мелихов: Вы сказали, что на усадьбу Вы вошли, ворота на усадьбу были открыты. Около ворот кто-либо стоял? Когда Вы проходили.
Кошелев: Точно не помню.
Мелихов: Вооруженных людей возле ворот Вы видели?
Кошелев: Нет, не наблюдал.
Мелихов: По дороге, по которой ВЫ шли к дому, кого-либо из людей, Вы видели? Вам встречался по пути кто-либо? Если кто-то встречался, то кто?
Кошелев: Ну, по пути – не встречался, а так, визуально, там рабочие, я так понимаю (04:33:00), работали… Или не работали – сидели.
Мелихов: Пока Вы прошли от ворот до дома – Вы видели кого-либо из вооруженных людей, находящихся, во-первых, имеющих специальную форму и находящихся на территории?
Кошелев: Нет, не наблюдал.


Вот скажите, как можно объяснить столь высокую степень противоречий? - То «шли вчетвером от микроавтобуса до дома», то «шли все восемь», то «шли вначале вчетвером, а потом у двери дома встретили ещё троих»… То «полчаса-час шли», то «несколько минут»… То «видел у ворот спецназ», то «никого не видел и даже охранников».
У других всё описано постройней, но тоже очень уж причудливо.

4-2. Свидетель Ковалев, ехавший вместе со свидетелем Кошелевым в одном микроавтобусе, на суде заявляет:

Показания КОВАЛЕВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 33:
Серновец: После того, как Вы вместе с понятым и сотрудниками ФСБ, которые Вам не представлялись, сели в автобус, куда Вы проследовали?
Ковалев: Мы подъехали к КПП, остановились у открытых ворот, там находились сотрудники спецназа, они были в военной форме черного цвета, они были вооружены вроде.
Серновец: Сколько примерно было сотрудников спецназа?
Ковалев: Двое, стояли около ворот.


То же самое он подтвердил и на допросе следователя:
Протокол допроса следователем от 16.12.16, т.6, л.д. 83: Далее мы приехали по адресу, как сказали сотрудники ФСБ к месту проведения обыска, ворота были открыты, возле ворот стояли охранники и сотрудники спецназа

Практически то же самое он заявил и на нынешних судебных заседаниях:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.2017: стр. 2-3: Затем мы проехали на этом автомобиле к дому, как потом выяснилось господина Мелихова, значит… ворота дома уже были открыты, возле ворот находились сотрудники ЧОП и сотрудники…

При этом, дав интересную информацию по самим нашим охранникам:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.2017: стр. 9-10:
Мелихов: Вы сказали о том, что ворота, когда Вы приехали, были открыты перед Вами и там стоял ЧОП, который охранял территорию.
Ковалев: Возможно, ЧОП.
Мелихов: Ну, Вы сказали сейчас, только что.
Ковалев: Ну я так подумал, что...
Мелихов: Хорошо. Вот этот ЧОП, который охранял мою территорию, он Вас пропустил, даже не спросил, зачем Вы идете?
Ковалев: Нет.
Мелихов: Т.е. он стоял, а Вы проходили мимо?
Ковалев: Рядом с ним сотрудники были спецназа, я об этом уже сказал суду.


Далее – показания сотрудников ФСБ:

4-3. Петров – немного попутавшись в том, куда заехал их автобус – то ли к воротам дома-проходной, то ли к самому жилому дому (Аудиозапись судебного заседания от 19.09.16, стр.11), Петров заявил, что прошли в ворота вместе и пошли к дому, ворота были открыты. И дополнительно:

Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 12:

Мелихов: Перед тем, как пройти ворота, Вы с кем-либо или кто-либо из Вашей группы общался с теми людьми, которые находились в данном доме? Который, которые встроены в ворота.
Петров: Не общались. Ворота были открыты. Проследовали в дом. Ну, за себя могу сказать – я не общался. (00:37:00) не помню такого.
Мелихов: все ж вместе шли.
Судья: (Диктует) я не общался, проследовали сразу в дом.
Петров: Я – да, я к дому проследовал.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.2017. стр. 10:
Судья: не, он сказал, что на площадке перед… Вы на площадке – перед чем остановились?
Петров: перед… сам…ну, то есть – не дом…
Судья: а что?
Петров: ворота, забор…
Судья: перед воротами, да?
Петров: перед воротами
Судья: на площадке перед воротами. Перед воротами. Перед воротами. И от Вашей остановки до ворот – сколько примерно по времени Вы следовали?
Петров: ну, сейчас я не смогу сказать, не помню.
Судья: ну, это часы, минуты?
Петров: ну минуты, да. То есть там недалеко.
Судья: несколько минут.
Петров: несколько минут.


4-4. Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 8:
Мелихов: не, ну всё правильно. Вы с микроавтобуса вышли всей группой? Которая находилась в микроавтобусе. Вместе с понятыми, следователями и всей группой проследовали? Либо рассредоточились по усадьбе? (00:47:00)
Головкин: Нет, мы проследовали всей группой.
Мелихов: По мере прохождения, к Вашей группе никто не присоединялся, чтобы впоследствии зайти в дом, либо участвовать в обыске?
Головкин: Нет.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 7:
Мелихов: Сколько времени вы шли от места остановки микроавтобуса до моего дома?
Головкин: Ну, это был достаточно небольшой промежуток времени, ну, 3 минуты, 2 минуты…


4-5. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 3:
Учаев: Соответственно вышли из машины, ворота были открыты, спокойно зашли в ворота… …проследовали к достаточно большому дому, где проживает…
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 70:
Мелихов: Когда вы вышли из микроавтобуса – это те лица, которые вы перечислили плюс два понятых – Вы к моим… к дверям моего дома шли общей группой либо как-то рассеялись по территории?
Учаев: Не, все общей группой. Соответственно товарищ Головкин показал поручение следователя на проведение обыска Вашим охранникам, мы прошли через них, и общей группой, в сопровождении Вашего охранника, пошли к Вашему жилищу.
Мелихов: По мере Вашего следования к Вашей группе никто дополнительно не (03:16:00) присоединялся?
Учаев: Нет, никого не было.
Мелихов: У двери в дом к Вашей группе, которая подошла – никто не присоединился?
Учаев: Нет, кроме нас и понятых, мы никого не видели.


В его показаниях появилась новая деталь, доселе никем не озвученная и не подтвержденная, а некоторыми и опровергаемая, так как они вообще охранников наших не видели. Учаев заявил о том, что нашим охранникам следователь Головкин показывал поручение на обыск и охранники их проводили к дому. Хотя сам Головкин, якобы показывавший это постановление, ничего подобного об этом не говорил. Зато об этом, даже без вопросов на данную тему, стали говорить те, кто допрашивался после Учаева.


(продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:16

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

4-6. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 3:
Кирпичников: подошли к воротам, дознаватель предъявил Постановление о проведении следственных действий. И охранник нас повел вглубь двора, по тропинке. Вдоль сада или как там. Далее подошли ко входу. Позвонили, постучались, я точно не помню. (00:17:00)

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 14:
Мелихов: Вот скажите, Вы шли всей группой? Либо рассредоточились – от… именно, от как пересекли ворота…
Кирпичников: Я шел в составе той группы, которую я перечислил. И мы шли все вместе.
Мелихов: До самых ворот дома?
Кирпичников: До самых ворот…
Мелихов: Дверей! Дверей.
Кирпичников: ну, от ворот до дверей.
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 14:
Мелихов: (00:56:00), от того места, как Вы подъехали, к воротам, как Вы сказали, до моего дома – сколько приблизительно Вы шли? –
Кирпичников: Я этого не помню. Ну, 2-3 минуты. Наверное. Не фиксировал.


4-7. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.1 :
Ширяев: Далее с понятыми мы проехали (01:55:00) по непосредственно адресу проведения обыска. Вооот… Вот. Подъехав по адресу, мы беспрепятственно прошли на территорию, потому что ворота были приоткрыты.

Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 48-49:
Мелихов: сколько Вы шли от места парковки микроавтобуса до двери моего дома?
Ширяев: До ворот или до дверей?
Мелихов: Ну хорошо до ворот и от ворот до дверей дома?
Ширяев: До ворот шагов, наверное, десять… от места парковки автомобиля… Ну и от ворот наверное до входа в Ваш дом…
Мелихов: Если можно погромче, не слышно.
Ширяев: Довольно далеко, порядка 50, а может и 70 метров
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017, стр.49 :
Мелихов: возле ворот кроме охранников о которых Вы говорите, якобы открывших для вас ворота, были ли ещё другие люди, вооруженные?
Ширяев: Когда я заходил в ворота там никого кроме охранников не было.
Мелихов: Хорошо. Когда Вы заходили – Вы заходили один или всей группой?
Ширяев: Мы заходили шесть сотрудников и двое понятых.
Мелихов: Вы все вместе заходили?
Ширяев: Да. И все вместе подошли ко входу в Ваш дом.
Мелихов: И когда Вы прошли в ворота у ворот никого из вооруженных людей не заметили?
Ширяев: Охранники Ваши там стояли.
Мелихов: Я про вооруженных людей спрашиваю… охранники наши не вооружены.
Ширяев: Тогда вооруженного там никого не было.
Мелихов: Не было.
Ширяев: В тот момент когда я заходил.


Одномоментно проходя вместе со всеми, Ширяев тоже спецназ не видел!

4-8. Показания КАТЕНЕВА – просто удивительные, поэтому я их повторю в полном объеме, касательно этого вопроса:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 3: (Вначале он сказал, что микроавтобус с ними въехал прямо на территорию усадьбы.)
Катенев: Вот. Ну, соответственно, прибыли мы тоже рано утром к месту проведения обыска, это… я как бы в детали не вникал, моя задача была оказывать содействие при проведении мероприятий… ну, место это - Подольский район, я так понимаю, Подольский район… это участок… частный дом с прилегающим к нему земельным участком, огороженный, наверное. Насколько я помню. Ну, насчет ограды точно сказать не могу. Но могу сказать, что организована была там некая пропускная система в виде шлагбаума, там… и охраны. Наверное, участка. (00:10:00)
Ну да, там какие-то охранники были, количество не скажу, но точно помню, что были. Вот… Далее мы проехали на территорию земельного участка. Ну, скажем так, уже на огороженную территорию, внутрь. Вот… Вышли… вышли из автобуса и прошли к основному, ну, наверное, дому. Так следует назвать – дом. Такое большое строение. Три этажа, если не ошибаюсь, два крыла или 3 крыла. Большое такое здание. Вот, вошли в дом и начали разыскивать собственно (00:11:00) , сотрудники другие – не я, начали разыскивать владельца помещения, чтобы предъявить ему постановление. [нут вот, ну, после того когда хозяин был найден, сказали, что он находится в первом этаже, что можно заходить внутрь… в дом]


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 24-25:
Мелихов: Вот поясните мне, пожалуйста: что значит «Ваш микроавтобус въехал на огороженную территорию»?
Катенев: Ну… он въезжал беспрепятственно. То есть нас никто не останавливал.
Мелихов: Там ворота были?
Катенев: Шлагбаум был… или шлагбаум или ворота… я помню, что была пропускная, но я вот… детали не помню. Шлагбаум был или ворота – что-то из этого было. Но оно было открыто. То есть мы заехали беспрепятственно. Это я точно говорю.
Мелихов: А насколько далеко Вы заехали от открытых ворот на микроавтобусе?
Катенев: Внутрь?
Мелихов: Да. На огороженную территорию.
Катенев: Я помню, что какой-то… какой-то участок мы шли пешком. То есть мы заехали, автобус оставили, и еще двигались какой-то промежуток пешком. (01:16:00) Вот, вот всё, что я могу сказать. Исчерпывающе. То есть не непосредственно к дому мы подъехали, а ещё пришлось…
Мелихов: Ну понятно. Сколько приблизительно вы шли?
Катенев: Там ну… не считал я шагов тогда. Я не знаю. Плюс территория у Вас там большая.
Мелихов: Ну, от того места, где Вы остановились до двери дома - минута, две, три, час? Полчаса?
Катенев: Ну, не час точно… Ну.. ну давайте, если уж так точность – ну сколько? Ну… От минуты до пяти минут.
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 30-32:
Кононов: Вы точно помните, что Вы действительно на автобусе проехали через шлагбаум на территорию? (01:31:00) земельного участка, где расположен дом, в котором …
Катенев: На территорию на автобусе проехали.
Кононов: через шлагбаум, да?
Катенев: ну… не через шлагбаум… были открыты там …
Кононов: Ворота? Через ворота?
Катенев: что-то такое, да, но было открыто. То есть мы там как-то беспрепятственно проехали.
Кононов: Ну, а возле этих ворот, когда Вы проезжали – не видели кого-либо там – из охраны, или кого-то…
Судья: А можно мы предъявил свидетелю фотографии?
Мелихов: Да.
Судья: Где у Вас эти… нее помните, карточки?
Мелихов и Кононов: Это первая схема. Первая. Ваша честь.

Судья: Так.. значит, свидетелю предъявляется на обозрение схема № 1. Так. На этой схеме свидетель … вот… что касается въезда… Вот как раз это ворота… вот это перед воротами… значит, свидетель обозревает схему и сейчас нам укажет…

Судья: Нет, мне интересно, Вы говорите о том, что Вы на микроавтобусе въехали на территорию. Что Вы имеете ввиду – на территорию? Вот, до ворот – это не … я так поняла – не территория.

Судья: А вот въезд… Я так поняла – Вы что, беспрепятственно въехали туда? Получается – вот через эти ворота?
Катенев: Ну, видимо, они были открыты.
Кононов: ну, Вы проезжали вот это…
Судья: Ну, Вы это имеете ввиду? Потому что, может, Вы это (показывает на что-то другое) имеете ввиду…
Катенев: а до вот этого – не было ничего?
Мелихов, Кононов: Нет. Ничего.
Кононов: Там уже ничего не было.
Катенев: УЖЕ ничего нет?
Кононов: Там вообще ничего нет.
Судья: А что у Вас…? Подождите. А что у Вас ДО этого?
Мелихов: Дорога.
Кононов: Дорога подъездная.
Судья: Обычная дорога?
Мелихов: Да.
Судья: А про какую площадку речь…?
Мелихов: Вот. С левой стороны..
Судья: Ну, это перед воротами? Площадка – перед воротами?
Мелихов: Да, вот она – стоянка для машин.
Судья: Можете вспомнить?
Катенев: А минуя вот эти вот… вот это вот… Я вот это место не помню вообще. Минуя вот это место, можно как-то пройти?
Кононов: Не, нельзя. (01:33:00)
Мелихов: это единственное…
Судья: ну, вот ворота – они закрыты, вот ворота – открыты….
Катенев: ну, значит, у меня… в таком случае у меня два варианта: либо въехали в открытые ворота, либо мы вот на этой площадке оставили машину и пешком пошли… прошли через эти открытые ворота.
(…) Мелихов: а почему Вы сказали…. Вы же сказали, что была огороженная территория? Вот это – это город – она неогороженная.
Катенев: Я Вам задаю вопрос: минуя эти ворота, можно туда попасть? Вы говорите – нет.
Судья: нет, подождите. Вы говорите шлагбаум… здесь, я так поняла, шлагбаума нет. Вы говорите – мы через какой-то шлагбаум… Шлагбаумов нет. Есть ворота.
Катенев: Ну вот… либо шлагбаум… либо ворота.
Судья: Либо Вы остановились до ворот, либо вы, извините, проехали туда на автобусе…вот через вот это вот… на территорию.
Катенев: Ну, может… Либо так, либо так. Я не знаю.
Кононов: Вы не можете ответить?
Катенев: Я не то, что не могу ответить, я не понимаю, зачем это нужно.
Судья: Ну, значит, нужно это защите. Значит… Свидетель осмотрел схему, (01:34:00) на которой изображён.. в том числе фотографии, с изображением въезда на территорию земельного участка, с закрытыми воротами – это фотография № 1. Напишите здесь № 1, а вот здесь - № 2, - и с открытыми воротами – фотография № 2. И пояснил, что либо мы въехали, ворота были открыты, мы въехали на территорию на автобусе, либо мы остановились на площадке перед воротами. Правильно?
Катенев: Да, либо так, либо так.
Судья: Но точно – Вы не помните.
Мелихов: Но вначале он сказал, что мы въехали в огороженную территорию.
Судья: Ну… вначале… Но он сказал шлагбаум – я не знаю, где у Вас шлагбаум.
Мелихов: а шлагбаум – это ассоциация с воротами.
Судья: А-а-а…
Катенев: ну, наверное…
Мужской голос – не понятно, чей: это по Фрейду
Судья: По Фрейду – точно.


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 36-37:
Мелихов: Вас до двери (01:46:00) дома кто-либо провожал? Помимо тех, кто вот группой приехал.
Катенев: Ну провожал, это когда выходили мы? Или когда…
Мелихов: Не, не, не! Когда только приехали Вы.
Катенев: Когда только приехали – мы вот как той группой приехали, так и пошли. По-моему, никто нас до двери… посторонних людей не было никаких…
Мелихов: Не, провожал Вас допустим, охранник наш, допустим…? Либо родственники мои какие-то?
Катенев: Да нет, я вот помню… Насколько я сейчас помню - мы шли вот сами. И потом стояли, рядом, ждали пока…


Мало того, что он изначально заявил, что они все заехали через ворота (или, как ему помнилось, через шлагбаум) внутрь усадьбы к самому дому, так он сейчас и вполне определенно сказал главное - что:
«Вышли из автобуса и прошли в дом. Вот вошли в дом и начали разыскивать, собственно, сотрудники другие – не я, начали разыскивать владельца помещения, чтобы предъявить ему постановление».

Он сказал и подтвердил то, что заявили в своих показаниях и на допросах в суде я и все наши домочадцы – Мелихов Сергей, Мелихова Ольга, Чачин Денис, Кудряшова Ирина и Чачина Ирина, что в дом они зашли беспрепятственно, сами и, разбредясь по дому, искали меня.
Все же другие показали, что в дом они не проходили, а сначала позвонили, постучали, вышла женщина, ей сказали позвать меня, она закрыла дверь, потом спустился я и всех впустил в дом.
Правда, вот такой женщины, которую описал свидетель Кошелев, у нас в доме отродясь не бывало: кучерявой с длинными волосами. Другие же, к сожалению, не помнят, каковой она была.

Таким образом, элементарная процедура, как приезд к усадьбе и проход к дому – тоже полна противоречий в показаниях: для одного дорога заняла полчаса-час, для всех остальных – от минуты до пяти. Одни – никого на воротах не видели, ни сторожей, ни спецназ, другие – видели. Хотя не заметить вооруженных людей на воротах, если они там были, не возможно. Одни показывают, что шли всей группой, которая приехала, и более никого, другие показывают, что их провожали к дому наши охранники, хотя тот, кто (со слов Учаева) показывал охранникам постановление на обыск (а именно – следователь Головкин) – ни сном, ни духом об этом не ведает.

Почему столь серьезные противоречия? – Они также обусловлены и могут быть объяснены только одним: на охране наших охранников просто скрутили и поставили стоять к стенке до обеда, ворота и двери взломали и прошли либо, как говорит Катенев, въехали на усадьбу.
Затем, как показывал свидетель Мелихов Сергей Владимирович, они не дали ему закрыть дверь в дом, когда он хотел выйти, и самовольно зашли в дом, искать хозяина (как показал тот же Катенев) и разбрелись по всему дому.

Обо всем этом они, естественно, не говорили, а говорили выдуманное ими, отчасти согласованное заранее, отчасти - по ходу допроса на суде, как, например, по поводу того, что их якобы провожал охранник. До Учаева никто из ранее допрошенных такого не говорил; после того, как Учаев это сказал, за ним повторили ещё двое допрашиваемых после него.

А так как и все дальнейшие события происходили также с обилием нарушений со стороны приехавших на обыск, то и описывают они их не так, как было на самом деле, а искаженно. Но искажая происходящее, они, даже договариваясь, не в состоянии оговорить все детали, поэтому дают абсолютно разные показания, порой абсурдно впоследствии их изменяя по настоянию кураторов, при этом еще больше противореча друг другу.

5. Как, например, с порядком следования участников обыска с первого этажа на третий, в квартиру, где проживает Чачин Денис с семьей, в самую дальнюю комнату на этом этаже – в их спальню.

5-1. Вот что сказал понятой Кошелев, в обязанность которого входило следить за происходящим обыском и объективно фиксировать его ход. На очной ставке:
Показания КОШЕЛЕВА:
очная ставка, август 2016, т.2, л.д.230 : После оформления документов, о чем я рассказал выше, хозяин дома Мелихов В.П., затем я и мужчина № 2. после чего сотрудники ФСБ со следователем поднялись на самый верхний этаж. Какие помещения при этом мы проходили, я не помню. Кто предложил начать обыск с верхнего этажа, мне неизвестно. Почему Мелихов шёл первым, я не знаю. (…)
очная ставка, август 2016, т.2, л.д. 224: перед началом обыска в конкретном помещении, сначала заходил собственник, а именно Мелихов В.П., потом я со вторым понятым, а потом только сотрудники ФСБ и после этого начинали обыск. (…) на своих показаниях я настаиваю и подтверждаю их в полном объеме.
(…) Какое помещение было следующим подвергнутым обыску, я не помню. Помню только, что в помещения заходил сначала Мелихов, потом понятые, сотрудники из числа неизвестных мне.

На суде 2016 года:
судебный протокол, 2016. Т.4, стр.71:
вопрос: когда вы с группой лиц следовали по помещениям 2 и 3 этажа, видел ли Мелихов, который, как вы показали, шел впереди всей группы, что делали лица, следующие в конце группы?
Кошелев: следовали исключительно в такой последовательности: Мелихов, понятые, сотрудники правоохранительных органов.


Однако, после того, как уже на нынешних судебных заседаниях мы представили суду фототаблицу очередности проведения обыска, в которой показали, как 9 человек шли к этой, дальней на третьем этаже, комнате, память бывшего понятого претерпела кардинальные изменения. Из данной фототаблицы было прекрасно видно, что когда первый человек подошел к ее двери, то последний из этой группы ещё находился в той комнате, в которой впоследствии были найдены патроны. Было очевидно, что идущие последними находятся вне зоны моей видимости, и что они там делали, мне было абсолютно не видно.

В связи с этим, получив «консультационный» совет, понятой Кошелев полностью меняет свои показания, данные им на прошлом судебном заседании, на противоположные, а именно:
Показания КОШЕЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17.: стр.3:

(…) Значит, подымались мы…. сам хозяин дома, вот, после этого поднимались сотрудники и понятые. То есть, мы находились сзади, то есть, непосредственно, чтобы наблюдать за всеми.
Вы, Ваша честь, сами решили разобраться в этой метаморфозе и стали уточнять у Кошелева детали:
Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17. Стр.6:
Судья: То есть, я резюмирую: что Вы, когда шли, вот, друг за другом, да? друг за другом следовали?
Кошелев: ну да. А там по другому ни…
Судья: Вы замыкали эту колонну?
Кошелев: ну…. Эээ…
Судья: Правильно?
Кошелев: ну.. да, и замыкали…
Судья: первый шёл Мелихов, как Вы говорите, потом шли сотрудники полиции,
Кошелев: да, чтобы, ну, смотреть….
Судья: ой, в смысле – сотрудники ФСБ
Кошелев: да
Судья: а потом замыкали с понятыми – Вы? Правильно?
Кошелев: Да, да. Ну, чтоб визуально наблюдали за всеми, кто впереди идёт.
Судья: Понятно. Так. На второй этаж Вы так же спустились?
Кошелев: Да, спустились. Зашёл… сначала опять - хозяин. (04:02:00), сотрудники, мы зашли и уже непосредственно проследовали в дальнюю комнату.


Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17. Стр.29-30:

Судья: Вы слышали, что есть по некоторым моментам там противоречия?
Кошелев : Конечно, слышал.
Судья: В частности, один из моментов уже Мелихов вот озвучил, Вы нам рассказали порядок следования, например, на третий этаж. Вы нам сегодня четко заявили, что первый шел Мелихов, потом сотрудники ФСБ, а ВЫ – двое понятых, замыкали эту колонну. (05:53:00) Для того, чтобы… исключить, вроде как … и всё смотреть впереди. А в этих показаниях Вы говорили о том, что понятые шли за Мелиховым, а остальные сотрудники шли уже сзади. Как Вы можете объяснить эти противоречия в данной части? Почему Вы в суде давали такие показания? Ведь сравнительно было недавно.
Кошелев: Ну, объясню. Связано это с тем, что, во-первых, очень долгое время, да, прошло. Что-то я могу упустить и не помнить, да? Там… маршруты следования… Допустим, на тот момент, да, вот, всё, что вспомнил, то я тогда сказал. Потом сидел, дальше, да, там… думал, да, там вспоминал, как это всё там происходило… Более подробно…
Судья: Так это мы дойдём так до абсурда тогда дойдем, если каждый день ВЫ будете вспоминать. А для защиты, возможно и для обвинения – это важный момент. Вот. И если Вы так будете каждый раз вспоминать и (05:54:00) и что-то дополнять, в корне противоречащее, то мы так вообще до полного абсурда дойдем. Не узнаем, к чему нам склоняться. Суду-то – тем более. Вот. Поэтому всё-таки… Вы это сейчас к чему сказали? Что более верные показания они сегодняшние? Либо показания, которые ВЫ давали ранее? Ну, в суде во всяком случае, потому что огласили…
Кошелев: Сегодняшние. Сегодняшние. (…) (05:56:00)


Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17. Стр.36:
Мелихов: ну здесь, первое все-таки (06:09:00) противоречие… причем, я считаю это не противоречие, а прямо противоположное показание. По поводу того, как Вы шли. Кто определял порядок, как идти: вот кто ставил понятого сюда, сотрудника ФСБ сюда, меня – вперед?
Кошелев: объяснил это всё следователь…. Который записывал…
Судья: (диктует) значит, порядок следования людей в ходе проведения обыска определял, ну, я в кавычках пишу, следователь. Тут уже мы поняли - который писал.
Кошелев: Который писал.
Судья: (диктует) Следователь. Тот, кто писал. Так.
Мелихов: В каждой комнате он определял?
Кошелев: было определено общее, как сказать… (06:10:00) положение движения. То есть должно быть так и всё, и никак иначе. И…
Мелихов: Ну когда? Это один раз? или в каждую комнату заходим, он говорит: Порядок следующий! В третью заходим – порядок следующий. Или это раз? В холле?
Кошелев: Это было раз и понятно.
Но, запутавшись окончательно в своём вранье, Кошелев в конечном итоге спутал и первые, и вторые показания в одну общую кашу:
Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17. Стр.38:
Мелихов: Дальше, вернемся к порядку, который утвердили, что вначале я шел, потом ФСБ, потом Вы. Вот кто Вам конкретно сказал идти самыми последними?
Кошелев: Во-первых, я так не говорил. Что вы сейчас утверждаете, что «я шёл»…
Мелихов: Потом сотрудники ФСБ, потом Вы – сказали… вы ж сказали, только что
Судья: Нет, нет… Хозяин – вы сказали, шёл сначала?
Кошелев: Хозя… Объясняю. Да, хозяин…
Судья: Мелихов, потом сотрудники ФСБ, потом Вы, понятые
Кошелев: да.
Судья: Это Вы в суде сегодня сказали.
Кошелев: Да.
Судья: Вас сейчас Мелихов спрашивает…
Мелихов: Кто Вам сказал идти последними в этой веренице?
Кошелев: Да не… Во-первых, никто не говорил, идти последним. Было.. как объяснить-то… было выстроено… то есть, ну… то есть… за всем.. за всем наблюдать! (06:15:00) То есть, мы идем сзади, мы наблюдаем..
Мелихов: За кем Вы наблюдали?
Кошелев: Кто идет впереди стоящих.


5-2. И чтобы очевидность этого вранья стала еще более абсолютна, обратимся к показаниям того, кто, со слов Кошелева, определял порядок следования – к показаниям следователя ФСБ Головкина, который сказал буквально следующее:

Показания ГОЛОВКИНА:

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 3:
Головкин: Да, все эти вопросы были озвучены… что, в помещение сначала заходит сам собственник, потом понятые, потом все иные участники следственных действий. И вот таким образом все лица, которые принимали участие в данном действии, они передвигались по цепочке, в таком… в последовательном порядке.
Обвинитель: Я, в принципе, задал немножко другой вопрос (00:27:00). О том, кто это сказал, кем это было установлено?
Головкин: это было установлено (00:27:08) дознавателем
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 10:
Мелихов: Вы могли бы повторить, кто за кем шёл?
Головкин: Да, конечно. Сначала шли, шёл хозяин помещения, потом понятые, потом все участники…


Однозначный ответ, указывающий на то, что Кошелевым во время судебных заседаний манипулировали со стороны обвинения, понуждая его отказываться от прежних, данных на суде, объяснений и давать прямо противоположные, чтобы сгладить тот факт, что во время прохождения с первого на третий этаж, идущие друг за другом гуськом лица, участвующие в обыске, прошли все те помещения, в которых впоследствии были найдены патроны. Причем, повторюсь, что, находясь в этой веренице первым, я абсолютно не видел позади идущих сотрудников ФСБ, которые могли оставлять по ходу движения всё, что угодно, в том числе и патроны.

Именно о таком ходе следования рассказали и все последующие свидетели:

5-3. Показания свидетеля КОВАЛЕВА, второго понятого:
Аудиозапись судебного заседания от 15.09.16, стр.5:
Обвинитель: Скажите, а вот порядок вообще, передвижения, по дому, каков?
Ковалев: Порядок передвижения, значит… Изначально, когда… перед тем, как начать процедуру обыска, было объявлено, что сначала собственник помещения, потом понятые, потом сотрудники, ну, все остальные потом заходят.


Аудиозапись судебного заседания от 7.04.17.: стр.22-23:
Кононов: в какой последовательности, находясь в доме Мелихова, вы проследовали в помещение с целью производства обыска? Кто за кем и как шел.
Ковалев: Тяжело вспомнить, но впереди, по-моему, шел всегда Мелихов, потому что он показывал, что где находится.
Кононов: Впереди Мелихов, за Мелиховым кто шел?
Ковалев: Понятые шли. Понятые, по-моему, потом сотрудники, но опять же с уверенностью утверждать не могу. То, что Мелихов шел впереди, это точно.
Кононов: Но Вы-то помните, за кем шли? Лично Вы.
Ковалев: Я не помню, за кем я лично шел.
Кононов: Вы шли за Мелиховым? (00:56:00)
Ковалев: Да, ходил я за Мелиховым.


5-4. Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 23-24:

Кононов: Вы были одним из последних, кто шёл, да?
Петров: Ну да.
Кононов: А первым кто шёл?
Петров: Самым первым, естественно, был Мелихов.
Кононов: Вот я и спрашиваю: кто первым шёл?
Петров: Я думал – из коллег. Первым – Мелихов. Потом – понятые.
Кононов: Кто первым шёл из тех лиц, которые…
Судья: (повторяет) Мелихов. Потом понятые.
Петров: Мелихов. Потом понятые.
Кононов: А за понятыми – вы 6 человек, да?
Петров: потом - да.


5-5. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 50:

Серновец: Вы можете описать, последовательность кавалькады, то есть как, кто шел первым, кто вторым и далее, замыкал строй лиц обыскивающих и как Вы поднимались, по какой лестнице, через какие помещения, к тем помещениям, где проживал Мелихов?
Учаев: ну, кавалькада – это лошадиный строй. Там все-таки люди были.
Серновец : Хорошо, извините. Забылась.
Учаев: Ничего страшного. Владимир Петрович шёл первым, за ним шли понятые и мы, соответственно за ними. Как Владимиру Петровичу было удобно проводить… показывать нам помещения – так мы и шли. Мы в помещениях-то не ориентировались.


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 54:
Серновец:, в какой последовательности Вы, Мелихов и другие участвующие лица, проходили в дальнюю комнату помещений третьего этажа?
Учаев: Вначале Владимир Петрович, затем понятые, затем, соответственно, мы, (02:30:00). Выходили в обратном порядке. Вначале выходил…


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 55:
Учаев: Ваша честь, ну, мы зашли в самый конец спальни, потом оттуда начали выходить обратно, в сторону…
Серновец: Скажите… А! То есть Вы зашли сначала в это помещение, правильно?
Учаев: Ну, мы с него и начинали
Серновец : То есть, Вы с него начинали, правильно? (судья проходит с фототаблицей к свидетелю) (02:31:00)
Судья: Значит, свидетель поясняет, что вот,… зашли сюда и в обратной последовательности выходили отсюда вот в эту дверь, и уже отступали сюда


Но при этом Учаев сделал довольно важное замечание, которое отличалось от показаний предыдущих свидетелей, а именно – по порядку выхода из обысканного уже помещения в соседнее, которое прошли, но не обыскивали. Вот как он сказал:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 6:
Учаев: После чего во вмененном законом порядке соответственно вышли мы, затем понятые, затем вышел Владимир Петрович и мы проследовали в следующее помещение.

Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 35-36:
Кононов: Не было такого случая, что кто-то там отстал… понятой куда-то перестроился, не в ту шеренгу?
Учаев: Нет.


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 57:
Судья: как зашли – он уже ответил на этот вопрос: Мелихов, понятые, и все остальные.
Серновец: А! Все остальные. Как Вы выходили из этого?
Учаев: Соответственно, мы вышли, затем вышли понятые, затем вышел Владимир Петрович.
Судья: В обратной последовательности.
Учаев: Да.


Петров же, показания которого я приводил выше, о том, как следовали и кто за кем шёл к первому обыскиваемому помещению, на вопрос, как выходили из уже обысканного помещения, заявил:
Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 28:

Серновец: как, в какой последовательности все выходили, включая Вас, из этой комнаты? В следующую комнату. И какой была следующая комната, подвергшаяся обыску на третьем этаже?
Петров: По-моему, как раз таки и была, где были найдены патроны. Сейчас точно не скажу. Но сначала гражданина Мелихова выпускали.
Серновец: Так, он как выходил из комнаты? Ну, опишите. Вот, Мелихов, когда Вы вошли в эту комнату…
Петров: Я сейчас не помню. Помню, что мы старались соблюдать вот именно вот эту составляющую, чтоб…
Серновец: Значит, сначала выходил Мелихов. Да?
Петров: Да. Потом понятые заходили вместе, за ним. Потом уже мы. (01:16:00)
(…) Серновец: чтобы выйти из этой комнаты – Мелихову как-то надо было между Вами протираться и проходить к выходу? Либо он стоял около выхода?
Петров: ну тоже не помню. Помню, что очень там было тесно. А вот как мы… в каком порядке стояли? Его мы точно первым выпустили.
Серновец: Следующая – какая была комната, подвергшаяся обыску?
Петров: ну, по порядку я не вспомню. Но, наверное, и была, где вот эти шкафы стояли.
Серновец: ВЫ за кем в эту комнату зашли?
Петров: ну, это тоже я не помню: за кем зашёл. Но точно первым Мелихов, опять же, потом понятые, и потом мы с коллегами.


Что удивительно – и Учаев, и Петров ссылаются на некий незыблемый порядок выхода из уже обысканной комнаты в другую, соседнюю с ней, но он абсолютно противоположен в отношении сказанного каждым в отдельности.
И это объясняется тем, что никакого порядка не было, да, действительно, в начале обыска поднимаясь на третий этаж в дальнюю комнату, я шел первым, за мной – понятые и следователь, потом сотрудники ФСБ. В комнатах третьего этажа все не помещались, поэтому стояли они и в других комнатах, и выходили из комнат, как Бог на душу положит – короче, это было полное столпотворение, при котором наблюдать за всеми ними и их действиями – было просто невозможно одному человеку. И это мы говорим только о 9-ти человеках, которые официально были записаны в протокол, я не говорю о многих других, болтавшихся во время обыска в обыскиваемых помещениях.

О порядке прохода и том, кто за кем шел, сказали и другие свидетели:
5-6. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 3-4:
Кирпичников: …ну, ждали, так скажем, дальнейших указаний от дознавателя. Я точно сейчас не помню, но, вроде бы, обсудили то, с чего начать обыск. И вот, гражданин Мелихов сказал, что начнем сверху.
Судья: (диктует) Мелихов предложил
Кирпичников: с верхнего этажа (00:20:00) Соответственно далее мы все пошли... Первый шёл Мелихов, далее дознаватель, понятые…
Судья: (Диктует) мы все последовали… наверх, да?
Кирпичников: Да, последовали наверх за Мелиховым… потому что..
Судья: (диктует) впереди шёл Мелихов,
Кирпичников: дознаватель,
Судья: (диктует) за ним дознаватель
Кирпичников: понятые, ну и соответственно, вся группа…
Судья: (диктует) и все остальные


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 20:
Кононов: Скажите, Вы проходили в эту комнату, где была кровать, дальнюю – каким образом? Один за одним? Все вместе там? Шеренгой? 9 человек выстроились в ряд..
Кирпичников: Ну, там невозможно в дверной проем пройти всем вместе. Вот, мы шли…
Кононов: Один за одним?
Кирпичников: Да.

(см.продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:17

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

5-7: Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 31-32:
Ширяев: Мы шли гуськом, т.к. лестница узкая, не позволяла нам идти широким фронтом.
Серновец: так. Значит, вот, на третий этаж кто первый шёл?
Ширяев: На третий этаж первый шел?
Серновец: да.
Ширяев: На третий этаж первый шёл Мелихов,
Серновец: за ним кто шёл?
Ширяев: за ним шли понятые.
Серновец: а следуя с первого на третий этаж, Мелихов к Вам шел спиной или лицом? (03:23:00)
Судья: Чего? Подождите, подождите. На третий этаж Мелихов идёт первым. За ним идут понятые.
Серновец: Я спросила: он как шёл?
Судья: А, Вы имеете ввиду, он мог задом идти?
Серновец: Ну да, может он задним ходом.
Судья: Может, он к Вам … спиной или лицом?
Ширяев: Ну, шёл к нам спиной, оборачивался, конечно, на нас.
Серновец: Ага… спиной. А вот, когда Вы спускались, спускались с третьего этажа на второй этаж – Вы опять гуськом шли?
Ширяев: конечно, гуськом. Друг за другом.
Серновец: Гуськом. Так. Кто шёл первый?
Ширяев: Мелихов.

Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 33:
Серновец: Ну, Я не знаю. Вы говорите, что Мелихов командовал обыском. Он Вас водил, как Сусанин поляков, а Вы за ним гуськом шли.
Ширяев: Мелихов изначально нас повел на третий этаж.
Серновец: Не, не! Подождите…
Ширяев: Водил потом по комнатам сам…


5-8. Однако, вот Катенев, ныне уже в ФСБ не работающий, не помня, кто и как шёл, заявил, что вообще никто и никакого порядка не определял:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 27:
Мелихов: В какой последовательности мы проходили с первого этажа на третий? Я имею ввиду кто за кем шёл? Или толпой все шли?
Катенев: Ой, такие детали не вспомню. Сейчас не вспомню.
Мелихов: Кто-то определял, заранее порядок - кто за кем идет? И так далее. Или нет? (01:23:00)
Катенев: Не, ну такого не было. Точно
Мелихов: То есть, порядок никем не определялся?
Катенев: Кто за кем идёт - точно не определялось.


Катенев также подтвердил и то, что я говорил ранее, о том, что не я говорил, с какого места начать обыск, хотя все предыдущие в один голос заявили, что я определил порядок обыска с комнат и предложил начать его с дальней комнаты – спальни Чачина:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 25-26:
Мелихов: (01:19:00) То есть – я просил Вас начать оттудова? Или оттуда-то?
Катенев: нет. Вы, вроде… Насколько я помню, Вы не просили начать оттуда или оттуда. Вы не высказывали пожеланий.


Да и вообще, с его слов – это было не исполнение обыска с четким руководством и исполняемыми инструкциями и правилами, а некое подобие свободно собравшейся группы «вольных каменщиков»:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 25-26:
Мелихов: Хорошо. Спасибо. Ещё здесь вот… «Начали с верхнего этажа. Такое решение было принято» - Кем было принято, что надо начать с верхнего этажа и именно с левого крыла? (01:18:00)
Катенев: Вот, насколько я помню, у нас как такового старшего, там какого-то одного, кто там принимает решения, вот, такого человека назначено не было. Вот. Было поручено мероприятие…и были выделены там (слово неразборчиво - возможно, какая-то цифра количества) сотрудников. Вот… Какого-то такого, одного, который руководил – он даёт указание, все остальные выполняют – такого там не было. Это могу сказать. У нас была просто группа. Вот. И мы группой работали. А решение, видимо, опять же, сейчас не готов сказать точно, да? Решение, видимо, принималось как-то коллегиально. Посовещались, решили по такому пути пойти.


Итог – все, кроме Кошелева, которому некто оказывал медвежью услугу, предлагая ему менять свои показания из-за меняющейся обстановки, указали на то, что в дальнюю комнату шли гуськом – я первый, потом понятые, следом за ними сотрудники ФСБ. Причем на фототаблице очень хорошо видно, что, во-первых, мы проходили все комнаты, где в последствии были найдены патроны, а во-вторых, что хвост идущих за мной оставался также в тех комнатах, где патроны были впоследствии найдены, мной абсолютно не видимый и не контролируемый, и что они в этом хвосте делали - было абсолютно не видно.

6. Ещё чудней даны показания по поводу опечатывания комнат. Это очень важный момент, т.к. все свидетели – понятые и сотрудники ФСБ, говорят о том, что протокол обыска велся постоянно в ходе самого обыска, а не после обыска, о чем утверждаю я. Ведь, если какие-либо комнаты опечатывались, то это должно было быть тут же записано в протокол. Это первое, а второе – что не помнить или путать (в особенности понятым), когда, какие комнаты и для какой цели опечатывались - невозможно. Ведь это целая процедура, тем более довольно запоминающаяся. Поэтому в этой части показания свидетелей тоже интересны.

6-1. Вот что по этому поводу говорит свидетель Кошелев – понятой при обыске:
Показания КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр.71:

Кошелев: следовали исключительно в такой последовательности: Мелихов В.П., понятые, сотрудники правоохранительных органов. Все заходили в комнату. После этого начинался обыск. После ухода из комнаты она опечатывалась и подписывалась, комнаты опечатывались все. Вопрос: Печать куда-то приклеивалась?
Кошелев: Насколько я помню, все печати на каждую комнату, они наклеивались на входную дверь, чтобы туда никто не заходил. (…)
Вопрос: Какие еще помещения опечатывались на втором этаже?
Кошелев: Все маленькие кладовки, которые находились на втором этаже.
А вот это – из аудиозаписи заседания суда, где говорилось об опечатывании комнат более подробно, чем записала судья в протокол:
Аудиозапись судебного заседания от 16.09.16 (ч.1), стр. 48-49:
Кошелев: Уходя, – сейчас, поправочка, – уходя из комнаты, комнаты опечатывались. И подписывались.
Вопрос: Опечатывались?
Кошелев: Господином Мелиховым.
Вопрос: Все комнаты опечатывались? -
Кошелев: Все.
Вопрос: А куда наклеивались?
Кошелев: На входную дверь, на рамы, (01:54:00) да, чтобы туда никто не заходил во время ухода.


И опять, поняв абсурдность своих показаний на предыдущих судебных заседаниях, на наших уже (явно не без помощи тех же консультантов, о том, что и как говорить), Кошелев заявил уже совсем иное. Правда, по-прежнему неся очередную нелепицу:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.8:
Кошелев: …доставались ножи, шашки, кинжалы… В огромном количестве. Мушкеты… если из оружия. Ну, после этого, ну, то, что досталось… ну, что-то изъяли, что-то не изъяли, то есть мы запечатали в пакет… вот… После этого, был там перерыв, вот… После того, как закончили полностью на втором этаже, вот, в левом крыле или как правильно считается? В левом крыле вот этот осмотр, был перерыв, выходили из комнаты, тут же, следователь (04:06:00) который все это записывал, опечатывал и расписывались, то есть..
Судья: Опечатывал – что?
Кошелев: Комнату. Ну, дверь. Входную в эту комнату. Ну, или крыло, если правильно, как считается?


Эти откровения, в очередной раз прямо противоположные, по сравнению с показаниями на прошлом судебном заседании, заинтересовали и Вас, Ваша честь, и он вынужден был вернуться к первоначальным показаниям:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.44-46:
Мелихов: Значит, сейчас Вы заявили о том, что.. на сегодняшнем судебном заседании, - о то, что опечатывалась одна дверь. На прошлом судебном заседании Вы заявили следующее: что опечатывались все двери с первого этажа, вплоть до того, что опечатывались и кладовки, в том числе. Почему вновь такая (06:28:00) серьезная, такое серьезное противоречие?
Судья: Вот, Вы опечатывали… Да, это серьезное… Мне кажется, для свидетеля, для понятого, который не является, ну, как бы каждодневным участником осмотра, это запоминающийся момент – опечатывание. Как Вы можете объяснить противоречие в данной части? Там Вы сказали: много дверей опечатывали.
Мелихов: И кладовки опечатывались…
Судья: Здесь утверждаете, что одна дверь опечатывалась.
Кошелев: ну… То, что вот я запомнил, да, одну дверь… Вот… И все остальные там двери… Опечатывались те…как были межкомнатные просто проемы и где-то не опечатывалось… вот.. Единственное, да, что вот, запомнил, почему - потому что она вела ко всему крылу. Вот и всё.
Мелихов: У нас нету одной двери, которая ведет ко всему крылу
Кошелев: на втором этаже - как раз та дверь, которая шла в расположение.. двух-трех
Судья: А когда Вы давали в суде ранее показания, Вы запомнили, что много дверей опечатывали?
Кошелев: ну, где-то да.. (06:29:00) где-то много было дверей.
Судья: так опечатывалось все-таки много дверей либо одну?
Кошелев: ну, одну.. большую. Мне был задан вопрос перед этим…
Судья: Ну хорошо, одну большую… а маленькие тоже какие-то опечатывали что ли?
Кошелев: Нет.. был, сейчас, ну, на заседании был задан вопрос: опечатывалась вообще дверь, и… ну, я ответил, что - да, опечатывалась. Ну, то, что запомнил.
Судья: Хорошо. А на прошлом судебном заседании Вы говорили о том, что опечатывалось много дверей. Опечатывалось много?
Кошелев: Да. Да.
Судья: Опечатывалось.
Кошелев: Опечатывалось.
Судья: То есть, Вы в этой части тоже подтверждаете показания?
Кошелев: Да.


Но, забыв, что на первом судебном заседании он все-таки показывал, что опечатывал именно я, напрочь отказался признавать это на нынешнем судебном заседании:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.46:
Мелихов: Вы сказали о том, что опечатывал… на прошлом судебном заседании, что опечатывал я. Назвав фамилию. Сейчас Вы заявляете, что делал следователь. Это два абсолютно противоположных лица, которые присутствовали во время обыска. С чем это связано?
Судья: Кто опечатывал?
Мелихов: Ну, сейчас он, на сегодняшнем заседании суда, заверяет..
Судья: Он сказал, что опечатывал следователь
Мелихов: Да.
Судья: Сегодня сказал.
Мелихов: Да.
Судья: Так.
Мелихов: А в прошлом судебном заседании он сказал, назвал мою фамилию. Что я опечатывал.
Судья: Вы – Мелихов - опечатывали?
Мелихов: Да.
Судья-Кошелеву: Мелихов опечатывал?
Кошелев: Разрешите, я вот… ещё раз зачитать вот этот… кусочек
Серновец: Вспоминайте, как было!
Кошелев: Да. Да, я не хочу вспоминать, Вы зачитайте… просто (06:31:00)…
Судья: Он сомневается, что он давал такие показания.
Кошелев: да.. что я так сказал.


6-2. Показания КОВАЛЕВА, второго понятого:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 48:

Серновец: В обыске был перерыв? – Ковалев: Перерыв, вроде, был, как он происходил, я не помню, помню только, что комнаты опечатывали. Серновец: Как проходило опечатывание комнаты? – Ковалев: В присутствии понятых, заклеивали, где-то мы расписывались.

Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 50:
Серновец: Какое помещение опечатали на втором этаже?
Ковалев: Спальню.


Но, чтобы не попадать далее впросак с указанием того, что и где опечатывалось, на нашем судебном заседании он уже не помнит, где опечатывали, но подтверждает, что опечатывали:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.11:
Мелихов: Комнаты в доме опечатывались какие-либо?
Ковалев: Одна комната опечатывалась, когда перерыв был.
Мелихов: Какая комната опечатывалась – Вы не помните?
Ковалев: Не помню. Вы знаете, у Вас расположение комнат в доме очень специфическое, поэтому я сейчас не вспомню, какая комната опечатывалась. (00:29:00)
Мелихов: Кто опечатывал комнату?
Ковалев: Сотрудники ФСБ.


6-3. Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19,09,16. Стр. 49:
Мелихов: Константин Владимирович, а вообще – какие-либо комнаты опечатывались в доме? В ходе всего процесса обыска- с утра до вечера?
Петров: (пауза) могу спутать… опять же… по-моему, делали перерыв. Как раз из комнаты когда выходили, её опечатывали… ну, тоже не хочу ошибаться.. не помню точно. (02:14:00)
Судья: опечатывали те комнаты, в которых Вы проходили, да?
Петров: не помню…
Судья: Когда, точно не помните, да?
Петров: Точно не помню.


6-4. Головкин, тот самый, который вел якобы протокол в течение всего обыска и который обязан был заносить в него всё, что происходило, в том числе и опечатывание комнат, если оно было, сказал следующее:
Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 15-16:
Мелихов: Во время обыска что-либо внутри дома опечатывалось?
Головкин: значит, насколько я помню, при выходе из каждой комнаты, соответственно, данное помещение опечатывалось. Ну, из каждой, осмотренной, обысканной комнаты
Мелихов: Вы опечатывали?
Головкин: не смогу сейчас сказать, возможно, опечатывал, да.
Мелихов: А каков смысл опечатывать комнату, которую обыскали, из которой вышли?
Головкин: я не смогу ответить.
Мелихов: Но вы утверждаете, что каждая комната обысканная, была опечатана?
Головкин: Насколько я помню, что – да.
Мелихов: Спасибо. Кто на бумаге, я так понимаю, клеилась, раз опечатывали – кто расписывался на ней?
Головкин: все присутствующие участвующие лица.


Однако, в протоколе обыска, который-то и вёл Головкин, нет ни одного упоминания о том, что хоть какая-то комната в доме опечатывалась. Головкин же поясняет, что опечатывались все обысканные комнаты.

6-5. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 7:
Учаев: После чего… проведение обыска Мелихову было предложено закрыть те помещения, в которых был уже произведен обыск и их опечатать, чтобы не было соответственно допуска в них.

Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 51-52:
Судья: (диктует) те помещения, которые вы проходили - следуя на верхние этажи, Вы опечатывали?
Учаев: да мы не проходили… в двери-то не заходили, нам показали дверь – мы зашли в дверь, в остальные двери не заходили
…в двери мы не заходили. Нам показали дверь помещения – мы зашли в дверь. Показали следующую дверь – зашли в следующую. Закончили – опечатали дверь.


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 58-59:
Учаев: … это все вот эти… вот одно это помещение, где проводился обыск – это одно помещение. Соответственно, как мы вышли из этого помещения, из всех этих, по Вашему, (неразборчиво) комнатах, вот тогда она опечатывалась.
Серновец: Каким образом опечатывалась это единое помещение третьего этажа?
Учаев: печатью с листочком с печатью и с росписью Владимира Петровича, участника процесса.
Серновец: на… куда вешалась этот листочек с печатью?
Учаев: на дверной проем.
Серновец: В каком смысле?
Учаев: в прямом смысле.
Серновец: А двери-то были там?
Учаев: Вот на выходе из этого….из этих трех помещений, которые называете отдельные помещения, (02:38:00) там, конечно, есть дверка.
(…)
Судья: (02:39:00) Вы говорите, что после того, как мы осмотрели эти комнаты, мы их опечатали. Вопрос такой. Вы опечатывание произвели после того как вообще все помещения осмотрели на третьем этаже либо Вы осмотрели эти комнатки, опечатали, потом начали осматривать вот это помещение, где были обнаружены патроны?
Учаев: Нет, уже после патронов.
Судья: Уже после,
Учаев: Конечно.
Судья: … короче, когда всё уже обнаружили.
Учаев: да, когда все уже вышли.
Судья: Вы осмотрели весь третий этаж, спустились
Учаев: да
Судья: Правильно?
Учаев: да, все вышли, да
Судья: а потом только начали опечатывать…
Учаев: да. да, конечно.
Хотя на третьем этаже, где были найдены патроны, входной двери нет. Там лестница, сразу же со второго этажа, на которой двери нет.
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 59:
Учаев: Даже - я хочу пояснить, то же самое было и в комнате, где проживал Владимир Петрович. Где была его, соответственно, комната
Судья: То есть такой же порядок был и по другим?
Учаев: Да
Судья: Вот вы осмотрели его… где он с супругой спит, посмотрели и всё это опечатали. (02:40:00)
Учаев: Да. тем более там были ценности, золотые, мы специально, чтобы вопросов не было, мы всё опечатали. Чтоб никто туда не заходил. И к нам претензий никаких не было.


Учаев показывает, что опечатывались все квартиры в доме, имеющие несколько комнат в своём составе. Но в протоколе нет и этого.

6-6. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 14:
Мелихов: во время обыска что-либо опечатывалось в доме?
Кирпичников: Я не помню.


6-7. Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 35:
Катенев: Ну, вот, какой-то… мы остановились на перерыв, наверное, в одном из каких-то помещений. Вот, скорее всего, мы это помещение закрыли с этими пакетами. И пошли все вместе на перерыв. Потом дружненько вернулись в это же помещение.
Кононов: Так – «скорее всего»? Или закрыли? Или не помните?
Катенев: Ну, закрыли. Я думаю, исключили доступ. Это точно. Чтоб туда никто не ходил.


6-8. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 20:

Судья: Скажите, Вы вообще помните, опечатывались ли какие-либо помещения в ходе обыска? До, после, в период? (02:56:00)
Ширяев: Опечатывалось одно помещение. Насколько я помню, опечатывали одно помещение.
Судья: (диктует) значит, в ходе обыска… насколько я помню, опечатывалось одно помещение. Что это за помещение и в какой момент это опечатывание производилось ?
Ширяев: Это помещение, там несколько помещений, за одной дверью. Так можно сказать. Там спальня, еще что-то…
Судья: Значит, (диктует) там было несколько помещений за одной дверью… На каком этаже?
Ширяев: На втором.
Судья: (диктует) на втором этаже. Втором этаже. В какой момент это происходило опечатывание?
Ширяев: Так… Я не помню, в какой момент. По-моему, у нас был перерыв. (02:57:00)
Судья: Ну, по времени не можете ориентироваться? Это было до обнаружения патронов первый раз, второй раз?
Ширяев: Это было после обнаружения патронов на третьем этаже.
Судья: Но до обнаружения их на 2-м этаже?
Ширяев: Да.
Судья: Правильно?
Ширяев: Да.
Судья: Значит, (диктует) это было после обнаружения патронов на третьем этаже, но до обнаружения патронов на втором этаже.


И вот это последнее объяснение – довольно примечательно. Все, в той или иной форме, говорили об опечатывании моей спальни на втором этаже, то есть, всего лишь втором обыскиваемом помещении после обыска первого, состоящего из трёх комнат на 3-м этаже, занимаемых семьей Чачиных. С указанием при этом, что мы опечатали эту комнату в связи с тем, что пошли на обед, т.к. третьим помещением по очереди обыска было последующее за спальней помещение – малая библиотека с рабочим столом и с компьютерной техникой, где у стола в ведре были «найдены» две других пачки патронов.

А вот теперь посмотрите, что получается - обыскиваются два первых помещения: три комнаты Чачиных на 3-ем этаже и три комнаты моей квартиры на втором этаже – это 5 % всей площади дома. Впереди – ещё 95 % обыскиваемых площадей с четырьмя квартирами, такими же, как уже обысканные, с огромными помещениями общего пользования, зимний сад зал, две столовые, погреба, гараж, спортзал, биллиардная, внутренний гараж, библиотека в 4-х залах и т.д. и т.п. 50 комнат и мансарды с огромным количеством комнат, кладовок, шкафов и т.п.
И… ни с того, ни с сего – перерыв! Причем, до нахождения патронов в компьютерной, которая проходная и опечатать её вообще не возможно. И пока обедаем – делай с ней всё, что хочешь. Ведь абсурдно всё это. Не так ли?

На самом же деле всё происходило так, как я говорил изначально. Ничто не опечатывалось. Единственно, когда подошли к моей спальне на втором этаже, чтобы с нее начать обыск, присутствующие сотрудники ФСБ, увидев спускающегося сверху Дениса и ведущую туда же наверх лестницу, сказали, что обыск начнем с третьего этажа. Я закрыл на ключ свою спальню безо всякой опечатки и мы пошли наверх на третий этаж. А обедать мы пошли только после того, как обыскали всё левое крыло, вместе с первым этажом – зимний сад, гаражи, холл, а уже обыскав кухню и столовую, в ней же остались на обед. После которого продолжили обыск уже в оставшихся 4-х квартирах, библиотеках и т.п., что находятся в правом крыле, значительно большем, чем левое.

Встает вопрос: зачем нужно было это всё выдумывать? Ну, сказали бы правду – не опечатывали и всё, каков тут спрос-то? Но народная мудрость – она не просто возникла. Есть пословица: «на вору шапка горит», или «вор пуще всех кричит – держи вора».
Осуществляя обыск с грубыми нарушениями его проведения, бесконтрольно и без присмотра находясь в тех комнатах, где были найдены патроны, задолго до их обыска, впустив в дом большое количество людей, к проведению обыска никакого отношения не имеющих и блуждающих по всему дому, как до обыска, так и в момент его проведения – и чтобы скрыть все эти нарушения, выдумывается то, что (по их мнению) должно было бы показать, как тщательно соблюдались правила проведения этого обыска. Вплоть до того, что я якобы ими даже руководил, указав, откуда необходимо начать обыск, и потом водя всех за собой в те или иные помещения, а они, как телки, следовали за мной и мне ни в чем не перечили.

Но, начав врать в одном, попадаясь на этом вранье и изворачиваясь, приходится уже врать по всем, даже второстепенным вопросам, которые, в общем-то, никакого отношения к происходящему не имеют, но это цепная реакция бесконечного искажения фактов уже запущена первой ложью, и прервать её в дальнейшем невозможно. И тогда она охватывает все действия и слова.

7. К примеру, абсолютно ничтожная деталь – были ли перчатки у лиц, осуществлявших обыск и если были, то какие:
7-1. Показания КОШЕЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.16. стр. 32:

Серновец: кто из этих людей, о которых Вы говорите, был в перчатках?
Кошелев : Кроме тех, кто писал. Того. Кроме того, кто записывал найденное, все остальные – были. И…
Судья: В перчатках все были?
Кошелев: Ну да.
(…)
Судья : Простите, а какие перчатки? Давайте уточним – что за перчатки? Какие? Вот такие перчатки? (показывает медицинские тонкие резиновые перчатки)
Кошелев: Ну да.
Судья: такие?
Кошелев: Белого цвета. Да. Такие.
(…) Судья: Нет. Они были в перчатках?
Кошелев: Да. Когда доставали там со шкафа… одежду…
Судья: В каких перчатках?
Кошелев: вот как Вы держите в руках.
Судья: Вот в таких?
Кошелев: Резиновые
Судья: Резиновые. Белые?
Кошелев: Белые. Да.
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.16. Стр.33:
Судья: (диктует) Перчатки резиновые… их одели как.. перед началом обыска? - Кошелев: да, перед началом обыска.


Аудиозапись судебного заседания от 07.04.16. Стр.34:
Судья: Нет, Вам поясняли сотрудники – для каких целей одевались перчатки?
Кошелев: Да.
Судья: Поясняли.
Серновец: Что сказали-то?
Кошелев: Что бы не было следов, ну… как сказать, отпечатков пальцев, на тех… если найдутся запрещенные предметы … если будут запрещенные предметы обнаружены..


При допросе Кошелева, у меня также спросили, были ли сотрудники ФСБ в перчатках, и если были - то в каких. Я ответил, что они были в перчатках, но не медицинских, а в обычных тряпочных - строительных, прорезиненных, с пупырышками на внутренней стороне. И это же подтвердили 5 из шести сотрудников ФСБ. Показания тех, кто обыскивал сам и эти перчатки имел на руках:

7-2. Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.16. стр. 3:

Обвинитель:, обыск проводился в перчатках? (00:13:00) Не в перчатках? Без? - Петров: С учетом того, что я сам лично тоже участвовал, то это я помню, потому что на мне были перчатки. Рабочие перчатки. Матерчатые.

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.16. стр. 24-25:
Серновец: кто-нибудь из лиц, участвующих вместе с Вами в обыске, еще руки.. вернее, надевал перчатки?
Петров: Ну, по-моему, все, кто, как раз-таки обыскивал, все в перчатках были.
Серновец: А это все – кто? Назовите, пожалуйста, фамилии.
Петров: Кирпичников, Ширяев, (01:08:00) Учаев, Петров, соответственно, Головкин протокол писал. И Катенев, по-моему.
Серновец: Что из себя представляли перчатки? Какого они были цвета, фактуры, качества?
Петров: по-моему, белые, матерчатые.
Серновец: белые, матерчатые
Петров: Ну, которые строительные. С прорезиненными ладошками.


7-3. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 38:
Кононов: Скажите, применялись ли при производстве обыска вот, перчатки кем-либо из сотрудников?
Учаев: Все сотрудники были в перчатках матерчатых. Потому что помещения достаточно пыльные


7-4. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 9:
Обвинитель: В гражданской, да? Для производства обыска перчатки использовались? - Кирпичников: Да, использовались. У всех были перчатки.

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 13-14:
Мелихов: Вы упомянули о том, что все были в перчатках. Можете сказать, что это были за перчатки? Какие?
Кирпичников: рабочие перчатки. Ну, с магазина, обычные… Вязанные, вязаные…матерчатые, да.
Судья: Матерчатые? Ну, бывают вот такие (показывает резиновые), резиновые.
Кирпичников: Нет. Не резиновые. Матерчатые.
Мелихов: У всех были такие перчатки?
Кирпичников: Да, у всех. (00:55:00)


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 35:
Судья: а перчатки где Вы брали?
Кирпичников: ну, был какой-то пакет… дознаватель дал пакет – сказал: вот, перчатки. Возьмите. Я взял оттуда перчатки. (01:34:00)


7-5. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 13:
Ширяев: В ходе обыска никаких технических средств не использовалось. А перчатки на руках сотрудников, проводивших обыск - да, были.
Кононов: Были. Какие это были перчатки? Ну, из чего они сделаны?
Ширяев: Перчатки были обычные, строительные, тряпочные.
Кононов: Вам известно, кто их приобретал? Когда?
Ширяев: нет, не известно.
Кононов: Вы лично их приобретали?
Ширяев: Нет.
Кононов: Вы можете сказать, кто Вам перчатки эти передал?
Ширяев:. Перчатки были в пакете. Головкин, который вел протокол, достал из пакета бланки протокола, перчатки, ручку, (02:38:00)… ну, в принципе, в пакете больше… А! Там еще были черные пакеты, в которые мы заворачивали изъятые предметы.


Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 16:
Серновец: когда Головкин выдал Вам перчатки? (02:44:00)
Ширяев: Головкин выдал нам перчатки на первом этаже
.


(см. продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:21

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

7-6. А вот показания Головкина, который, как утверждали в своих показаниях трое вышеуказанных свидетелей, им и выдал эти строительные белые перчатки:
Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 5:
Головкин: Обыск проводился сотрудниками, участвующими лицами в гражданской форме одежды. Лица, которые непосредственно осуществляли производство обыска, они были все в перчатках.

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 15:
Мелихов: Какие перчатки были на руках у лиц, осуществлявших обыск?
Головкин: Вы имеете ввиду – какого цвета, да?
Мелихов: нет, какой… какие они… вот, вы ж видели, они обыскивали в перчатках, и Вы это сказали. Вот какие они были на вид, может быть, Вы их… Опишите, да, какие
Головкин: Я не смогу вспомнить. Потому что конкретно не обращал внимания на руки обыскивающих лиц
Мелихов: Хорошо. Вы можете сказать, хотя бы из двух – какие: резиновые или тряпочные?
Судья: матерчатые?
Головкин: не смогу вспомнить сейчас.
Судья: (диктует) не могу вспомнить.
Мелихов: А у Вас лично были перчатки на руках?
Головкин: у меня лично перчаток на руках не было.
Мелихов: А с какой целью, на Ваш взгляд, сотрудники одевали перчатки? Для каких? Зачем?
Головкин: не смогу ответить на этот вопрос.


Оказывается, он, выдавая, по словам свидетелей, перчатки, сам об этих перчатках ничего не знает.

7-7. Правда, Катенев, который утверждал, что он не обыскивал, а помогал Головкину упаковывать, также сказал о силиконовых перчатках:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 5:
Катенев: Двое сотрудников, вот это я хорошо помню, которые собственно проводили…. Двое сотрудников – это (00:19:00) Константин Петров и Кирпичников Максим – они работали собственно, с предметами, с предметами мебели, с вещами. Ну, непосредственно проводили вот эти обысковые мероприятия. Вот. Причем, хочу отметить, что у них в руках ничего не было, никаких сумок, вот, на них не было верхней одежды, и на руках, я точно помню, у обоих были одеты силиконовые медицинские перчатки, беленькие,
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 26:
Мелихов: Вы сказали, что у сотрудников были силиконовые белые перчатки
Катенев: Ну, силиконовые.. .это как бы.. ну, медицинские перчатки, там из чего они сделаны… (01:20:00) опять же, не могу сказать.
Мелихов: У всех сотрудников?
Судья: Такие?
Катенев : у тех, кто… у тех, кто к чему-то касался, вот непосре…. Да, такие. Такие точно. Да, обычные, медицинские, да, перчатки.


И вновь - сплошной диссонанс: тот, кто выдавал перчатки - не помнит, что их выдавал, и не помнит какие; четверо говорят – перчатки матерчатые, двое - силиконовые.
А объясняется это тем, что ни понятые, ни сам следователь за самим обыском вообще не наблюдали - они весь период обыска болтали меж собой, о чем я говорил еще на первом судебном заседании. Они были просто статистами. А всем процессом руководил Учаев, и он же, через того человека, что на видео, с оружием и в рубашке поло, согласовывал действия со спецназом и другими лицами, находящимися в доме, но в протоколе обыска не отраженными.
И именно поэтому Головкин, являющийся на момент обыска следователем, якобы старшим группы, ничего не «помнит» - ни о своих распоряжениях, ни о том, как и кто давал команды (как группе, непосредственно проводившей обыск, так и группе спецназа, обеспечивающей безопасность первых).
Но то, что они были в матерчатых перчатках - это факт, и именно поэтому после нахождения коробок с патронами я просил осуществить забор проб на биологические частицы, оставшиеся на коробке, так как если их кто-то из наших домочадцев брал в руки, эти частицы на них бы присутствовали.

Условно старший группы Головкин не помнит и многого другого.

8. Это хорошо видно по тому, как собирались члены моей семьи в отдельном помещении на момент проведения обыска. Практически все «свидетели» заявили, что мне предложили собрать всех в помещении и определить для них места нахождения.
8-1. Вот показания ГОЛОВКИНА – следователя ФСБ:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 10-11:
Мелихов: Кроме меня, Вы видели других членов семьи, которые находились в доме?
Головкин: Да, видел, но вспомнить количественный состав, назвать его, я не смогу.
Мелихов: Но это не важно, главное – видели. Где они находились во время обыска?
Головкин: честно говоря, тоже вспомнить не смогу.
Мелихов: Вы лично, давали команду кому-либо, чтобы всех родственников, живущих у меня в доме, собрать в одном месте…
Головкин: В одном месте – да.
Судья: Значит, я давал команду…
Головкин: я давал команду
Судья: чтобы, значит, проживающие лица сосредоточились в одном помещении.
Мелихов: кому Вы давали данную команду?
Головкин: не вспомню сейчас.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр.25-26:
Кононов: контролировал поведение членов семьи Мелихова, которые находились в одном из помещений на первом этаже?
Головкин: из участвующих лиц – никто не контролировал. (01:31:00)
Кононов: А кто-либо другой – контролировал или нет?
Судья: (диктует) Никто. Так. А иные лица – Вам известно?
Головкин: иные лица мне … я вот не вспомню сейчас. Я не смогу вспомнить…
Судья: (диктует) А иные лица – сейчас не могу вспомнить.
Головкин: иных лиц…
Судья: Ну, в смысле, имеется в виду группа поддержки, это вот сотрудники силового…?
Серновец: полиция.
Головкин: Немножко не правильно поняли. Не смогу вспомнить тех лиц, которые находились внизу с целью осуществления контроля за поведением членов семьи…
Кононов: а там кто-то находился и контролировал их?
Головкин: Я не смогу сейчас вспомнить. (01:32:00)


Команду собраться давал, но кому давал – не помнит. Как не помнит - и кто охранял их в этой комнате. И это тот, кто (по его показаниям) давал приказ собраться моим родственникам в одном помещении!!

8-2. А вот – тот, кто не давал никаких команд: он, оказывается, хорошо, помнит, что происходило:
Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 69:
Мелихов: Где находились члены моей семьи во время обыска? ВЫ знаете.
Учаев: Владимир Петрович, нет, не знаю. Где-то – куда Вы их определили сами. (03:13:00)
Мелихов: Понятно. Вы давали какие-либо команды членам моей семьи – где им собраться?
Учаев: Ну, точно нет. Вам было сказано, что б Вы сами, инициативно, сообщили, где могут Ваши члены семьи находиться, чтобы они не мешали проведению обыска.
Мелихов: Хорошо.
Учаев: как можно было дать команду?


8-3. Показания КОШЕЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.2017. стр. 3: После этого попросили господина Мелихова, чтобы спустились лица, которые проживают в этом доме, на первый этаж, вот… и находились… кухонька такая, комната… находились пока в этой кухне. Вот… Никто не возражал, никаких претензий не было. (03:49:00)

8-4. Показания КОВАЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 15.09.16, стр. 18-20:

Серновец: помимо Вас, Мелихова, сотрудников ФСБ и понятого, ещё кто-то на первом этаже домовладения, где проводился обыск, присутствовал?
Ковалев: По-моему, члены семьи там присутствовали, но они не все присутствовали, кто-то там
Серновец: А какие члены семьи там присутствовали?
Ковалев: Я не знаю членов семьи
Серновец: И как Вы узнали, что они присутствовали и что это НЕ все члены семьи?
Ковалев: Господин Мелихов сказал, что …
Серновец: Что Мелихов сказал?
Ковалев: Что, кроме него, в доме еще члены семьи присутствуют.
(...)
Ковалев: (вздыхает). Сейчас… Когда господин Мелихов сказал, что члены семьи присутствуют, сотрудники попросили находиться в одном месте, по возможности не выходить … то есть, в одном месте находиться.
Серновец: Скажите, пожалуйста, в Вашем присутствии, каким именно членам семьи Мелихова сотрудники попросили находиться в одном месте и не присутствовать…
Ковалев: Они Мелихова попросили…
Серновец: Мелихова попросили о чем?
Ковалев: чтобы все члены семьи находились в одном месте.
Серновец: и что сделал Мелихов на просьбу ?
Ковалев: попросил, я так понял, чтобы все члены семьи находились в одном месте…
Серновец: В Вашем присутствии кого Мелихов попросил находиться в одном месте? И в каком месте, если Вам известно?
Ковалев: Без понятия. Мне неизвестно это место.


В данных показаниях, помимо прочего, важен тот факт, что все, говорящие о том, как собирались мои родные в кухне, говорят о том, что до обыска все присутствующие, и следователь в том числе, как и сотрудники ФСБ, доподлинно уже знали, что в доме проживают мои сыновья, дочери с их семьями, что опровергает последующие показания некоторых свидетелей о том, что об этом я говорил после нахождения патронов.

8-5. Далее – показания ПЕТРОВА:
Судебный протокол, 2016, т. 4, стр.98: Петров -После этого было определено, как будет проходить обыск, мы попросили всех, находящихся в доме лиц, не мешать и находиться внизу в отдельном помещении. Все, кто спустился вниз, остались, и в обыске участвовали только названные сотрудники, два понятых, которых мы подобрали вблизи данного помещения, не помню где, и хозяин помещения.

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.2017. стр. 5:
Обвинитель: когда Вы вошли в дом для производства обыска, когда Вы уже ознакомили с постановлением Мелихова, кто-то либо.. кто ещё либо из проживающих (00:21:00) находился в доме? Видели?
Петров: Да. Кроме него, были еще члены семьи. Я точно не скажу, сейчас, просто в каком количестве и кто конкретно. Вот. Но, (неразборчиво) их попросили изначально, чтобы они по дому не ходили и не мешали производству следственных действий. И они ничего не делали. По-моему, в комнате, может, столовой, может, где-то собрались… Потому что я, когда обыск проводили, их не видели, то есть они никакого… ну так скажем, то, что им вначале сказали, они и выполняли. Никто никуда не ходил, никто не бегал, не мешал.


Аудиозапись судебного заседания от 10.04.2017. стр. 36:
Серновец: Вы лично просили проживающих людей выходить из их комнат, или помещений, которые они занимали, и не оказывать, как Вы это говорите, не оказывать сопротивления, да, или не мешать в проведении обыска?
Петров: нет, я не просил.


8-6. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 8:
Обвинитель: помимо Мелихова … вот, когда Вы вошли в дом, кто-то из проживающих там вообще был ещё? Нет? Присутствовал?
Кирпичников: да, там было много...
Обвинитель: Где они находились? Что они делали? Данные граждане.
Кирпичников: Ну, кто-то находился на кухне, кто-то находился в комнатах. Но когда мы пришли, большая часть, я так понимаю, спустилась вниз. Но опять же… я точно не могу сказать, сколько там было народу.. поэтому… ну, точно, с уверенностью, сказать, что все вышли. (00:41:00)
Обвинитель: Слышали ли Вы или видели ли Вы о том, собирали ли проживающих где-то в одном помещении? На момент производства обыска.
Кирпичников: Когда Головкин внизу зачитал согласно… ну, права, обязанности, и…так скажем, попросил…. Он, вроде бы, попросил всех просто собраться внизу. Это уже к гражданину Мелихову было обращено.


8-7. Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 27-28:

Мелихов: когда Вы зашли в дом, Вы видели, что помимо меня, в доме живет достаточно большое количество людей? И этих людей Вы видели?
Катенев: Я могу сказать, что да, приезжал Ваш… в процессе обыска один из сыновей, если не ошибаюсь, привозил разрешение как раз на охотничье какое-то оружие. Была такая ситуация. Потом вечером, когда мы уже уезжали, я видел, но, опять же, я не знаю, кто это – достоверно, но, по возрасту и внешнему виду, видимо, ваши внуки – молодой человек и девушка… там… в возрасте… Ну, и по фотографиям, которые были там, понятно, что у Вас большая семья и понятно, что много людей. Вот, я говорю, кого я вспомнил. (01:24:00) Один из сыновей… один из сыновей – вот точно. я видел его лично, одного из сыновей.
Мелихов: они беспрепятственно находились и ходили по дому? Либо они находились в каком-то отдельном помещении?
Катенев: Вот тут я деталей не помню. Я помню, что вот сына приглашали к нам, непосредственно, чтобы он показал разрешение на один из охотничьих там карабинов, или ружей, не помню. И вот он принес, я его визуально даже… ну, сейчас не знаю, если увижу, наверное, вспомню.


8-8. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 5:
Обвинитель: Скажите, вот, помимо Мелихова (02:14:00) и женщины, которая открывала дверь, вообще были проживающие кто-то еще другие в этом доме?
Ширяев: В этом доме были еще люди, да.
Обвинитель: Где они находились в момент производства обыска? И сколько их было человек? Если помните.
Ширяев: Так… сколько было человек – точно я не вспомню. Я помню, что когда нас пригласили в дом, они все спустились, на низ, на первый этаж. Мы их попросили не бродить по дому, находиться в одном помещении. Там ближайшее помещение – была кухня. Ну их попросили находиться именно там. С целью не мешать… следственным действиям.


То есть, повторюсь еще раз – во-первых, все знали, что в доме живут, кроме меня, мои дети с их семьями, но к обыску их мест проживания их никто не приглашал.
Ну а помимо этого, еще и существенные разногласия в показаниях:
- Головкин: я давал команду, но не помню - кому и не помню - кто охранял;
- другие свидетели: которые команду не давали, но слышали, как некто (но кто - не помнят) сказал мне, чтобы именно я собрал всех домочадцев.

9. Избирательная память и абсурдность в изложении того, как происходил обыск, проявляется и в том, как обыскивающие дом, и те, кто был призван их охранять от возможной с моей стороны агрессии, контактировали друг с другом. Странность эта видна с самого начала – все без исключения свидетели со стороны обвинения заявили, что в дом вооруженные люди не входили. Тогда невольно возникает вопрос: а кого же эти спецназовцы охраняли – деревья вдоль дома? Ведь я на улицу не выходил, находился в доме, вместе с безоружными сотрудниками ФСБ, при этом имея в своём распоряжении якобы целый арсенал оружия.
Какая-то глупость. Но это не только глупость – это то, о чем я уже говорил ранее: «на вору шапка горит». Они, даже в этом решив перестраховаться, напрочь отрицали очевидное. Ну, что тут такого? – Везде при обысках присутствуют вооруженные люди, по крайней мере, мы это видим постоянно по ТВ, когда нам показывают тот или иной репортаж о неизбежном разоблачении разных нехороших людей, к которым приходят с обыском.
Но зная, что патроны «найдены» не совсем чисто, они даже это, вполне нормальное при обыске действие, скрывают. Но скрывают явно нелепо, т.к. все, как один, отказываются от того, что они координировали свои действия с этими сотрудниками спецназа.

По моменту прохода через ворота, где половина свидетелей видела стоящих спецназовцев, а другая – нет (хотя, как они же утверждают, они все вместе шли через эти ворота), я уже говорил. Теперь – непосредственно по нахождению в доме, а заодно и по тому, кто же во всей этой группе был старшим?

9-1. Вот что говорит Головкин, на которого многие ссылаются, что старшим был он. Да и он, вроде бы, хоть и не совсем уверенно, это подтверждает:
Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 17:
Кононов: Нет, Николай Сергеевич! Кто был назначен старшим? Старший назначается, знаете… наверное, кто-то… это так не пойдет. Кто был назначен старшим?
Головкин: Не смогу ответить на этот вопрос. (01:13:00)
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 18-20:
(…)Кононов: скажите, пожалуйста, Николай Сергеевич, следователь именно Вам поручил проведение следственного действия? или кому-то другому?
Головкин: Я сейчас не смогу вспомнить.
(…)
Кононов: если Вы были назначены старшим неизвестно кем, кто непосредственно – Вы или кто-то другой – заказывал физическую поддержку в виде работников спецназа для Вашей защиты?
Головкин: Не смогу ответить на этот вопрос. (…)
Кононов: кто был старшим в группе силовой поддержки?
Головкин: Не … не смогу сказать, потому что я не вспомню этого.
Кононов: Скажите, старший группы силовой поддержки должен подчиняться был Вам как руководителю для проведения следственных действий? Или он действует как-то самостоятельно? В отрыве от вас?
Головкин долго молчит.
Кононов: Ну, должен работу свою координировать, указания получать… (01:19:00)
Мелихов: где дверь выбить… где забить…
Судья: Должен был он подчиняться ?
Головкин: Да, конечно, он должен был.


Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 9:
Мелихов: спецназ, в спецодежде, в балаклавах, с автоматами? (00:49:00)
Головкин: были сотрудники полиции и сотрудники спецназа… спецназа, воспитанники которых представляли как бы нашу защиту. (…)
Мелихов: Кто командовал данными вооруженными людьми и сколько их было?
Головкин: не могу ответить на этот вопрос. Потому что… не… не знаю.
Мелихов: Вы им давали какие-либо поручения?
Головкин: я никаких поручений им не давал. (…)(00:50:00)
Головкин: ну, наверное, у них есть свой командир подразделения, который…
Мелихов: А кто с этим командиром подразделения контактировал? Ну так же не может – две разные группы приезжают, одна обыскивает, другая –не понятно почему, бегает по усадьбе с автоматами и прочими делами? Какой-то контакт же должен быть? Взаимоотношения?
Головкин: не смогу ответить на этот вопрос, поскольку я лично...
Судья: Ну Вы конкретно скажите: Вы непосредственно контактировали?
Головкин: Я лично не контактировал.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 49:
Мелихов: Вы давали команду сотрудникам спецназа обследовать иные помещения и дома, находящиеся на усадьбе?
Головкин: нет, никаких команд я не давал.
Мелихов: Вы давали команду сотрудникам спецназа собирать всех находящихся в этих помещениях людей, и на территории усадьбы, и сгонять их в отдельное помещение, и устанавливать у данного места… помещения вооруженную охрану? Удерживающих этих людей?
Головкин: Таких команд я не давал.


9-2. Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.2016. Стр. 13:

Мелихов: Вы лично с кем-либо контактировали из них? Давали какие-то поручения?
Петров: Нет, я не давал.
Мелихов: А кто-то из вашей группы давал им указание, что делать на усадьбе?
Петров: Я не помню такого


Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 20:
Кононов: кто из Вас, вот из Вашей группы, непосредственно занимался, организацией работы по вот такому физическому прикрытию что ли, или там взаимодействию с вашими работниками, которые обеспечивают вашу безопасность? Кто писал заявку, рапорт? Или каким-то образом обеспечивал их участие? Ну, в этом мероприятии.
Судья: Вам известно, кто это делал?
Петров: Нет, я не помню.
Кононов: не помните. Ну, Вы лично – занимались этим вопросом?
Петров: Нет.


9-3. Показания УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 16:
Обвинитель: какие-то с Вами подразделения, ещё какие-то группы, помимо вот Ваших, которых, сотрудников, Вы назвали, присутствовали там в тот день,
Учаев: Вы знаете, я…
Обвинитель: в качестве усиления
Учаев: Возможно… возможно, кто-то и был, как бы мне это неинтересно. У нас своя задача, у нас есть поручение, соответственно, мы должны провести обыск по поручению. Если мы будем отвлекаться, кто там был, кто то не был, ну… мы особо на это не отвлекаемся никогда.
Обвинитель: Я имею ввиду - сотрудники полиции, или там ещё какие-то отделы.
Учаев: Возможно, сотрудники полиции и были, я вот на них не обращал внимание


Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 26:
Кононов: кто занимался работой, по организации выезда на место обыска специальных сил – полиции или ФСБ, Вы или кто-то другой из той группы, которой было поручено производство обыска?
Учаев: Ну, я этим не занимался. Кто занимался организацией – тоже не могу Вам сказать. В мою компетенцию это не входит.
Кононов: Вы – не занимались.
Учаев: Нет.


9-4. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 11:
Мелихов: Вы вот с этой, силовой, условно назовем её, поддержкой – то ли полиция, то ли спецназ ФСБ – каким-то образом сотрудничали? Лично Вы?
Кирпичников: Нет.
Мелихов: переговоры вели…
Кирпичников: Нет.
Мелихов: А Вы знаете, кто из Вашей группы с ними вёл переговоры и обеспечивал взаимодействие?
Кирпичников: Нет.

9-5. Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 28-29:

Мелихов: Ну хорошо. На усадьбе Вы видели? На усадьбе и в доме – вооруженных людей, в форме спецназа?
Катенев: в форме спецназа видел людей, когда уже покидал следственное действие, Они располагались вот как раз возле этого самого КПП на въезде. Вот там я видел, да. Двух сотрудников специального назначения. Ну, это я могу сказать по их внешнему виду . А по принадлежности – это была черная одежда, без опознавательных знаков. Я даже не могу сказать, кто это – полиция, или может быть, там…


9-6. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 11:

Кононов: а с Вами, или отдельно, может быть, от Вас , следовала какая-либо группа физической поддержки, может - из ФСБ или из полиции? Если Вам это известно?
Ширяев: совместно с нами – нет, не следовала.


Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 51:
Серновец: Вы сказали, что встретили сотрудников спецназа перед входом в дом. А сейчас Вы сказали, что Вы их не видели.
Ширяев: перед входом в дом?
Серновец: Уточните пожалуйста, какие…
Ширяев: Перед входом в дом я не видел сотрудников спецназа.
Серновец: Перед входом на территорию Вы видели сотрудников спецназа?
Ширяев: На выходе с территории были сотрудники.
Серновец: На выходе… На выходе это перед воротами?
Ширяев: Это когда мы уезжали после проведения мероприятий.


Получается довольно странная картина, согласно которой следователь Головкин говорит, что связь с прибывшим спецназом обязательно должна быть, и кто-то эту связь поддерживал, а вот кто – ни он, ни один из свидетелей – этого не знают и они эту связь не поддерживали. Получается, что это была какая-то просто военизированная банда, которая, под прикрытием ехавшей ко мне на обыск группы ФСБ, ворвалась ко мне на усадьбу и чинила на ней полный произвол. Разбила проходную и открыла ворота, начала бегать по усадьбе и под дулом автоматов сгонять работающих на территории и в конторе нашего предприятия людей в беседку, держа их под арестом и не позволяя даже позвонить своим семьям, о чем нам в своих показаниях на суде заявили Оводенко Г., Оводенко В., Шуткова Е., Кондрашов Г, Николаенко В., Хохлова Т.
В дом эти вооруженные бандиты, ни с кем не согласовывая свои бандитские действия, тоже не заходили – не поднимали внука, сбрасывая с него спящего одеяло дулом автомата, не поднимались ко мне и не сопровождали под конвоем вниз, не загоняли детей в кухню и не охраняли их там целый день – как показали свидетели от обвинения и от нас Мелихов Сергей, Чачин Денис и наши свидетели Мелихова Ольга, Оводенко Григорий, Кудряшова Ирина и Чачина Ирина.

И так можно было бы всё оставить, отрицая фактически происходившее и заменяя это ложью, если бы не те видеозаписи, которые мы предоставили суду и суд их приобщил к уголовному делу.
Первая видеозапись – это официально вышедший на Российском государственном канале 5 июня, днем, в 14-15.00, репортаж корреспондента НТВ, когда обыск в доме был в полном разгаре. Конечно, репортаж этот был полностью лживый, с наглыми измышлениями о каком-то моем сепаратизме, о большом количестве изъятых боеприпасов, но в репортаже, среди всего прочего, есть упоминание одного изъятого предмета, который выдумать не возможно. О нем можно сказать, исключительно в том случае, когда об этом корреспонденту поведал либо тот, кто проводил обыск, либо тот, кто в обыске не участвовал, но во время обыска находился в комнате; причем, именно в тот момент, когда этот предмет был обнаружен и изъят, потому что после изъятия его тут же упаковали в черный полиэтиленовый пакет и что в нем находится узнать уже невозможно.
Этот предмет был четко назван корреспондентом – холодное оружие с нацистской символикой. Этот тот самый нож, изъятый у Чачина Дениса в его комнате. Причем, в той же комнате, где были найдены и патроны.
10. Каждому из свидетелей – сотрудников ФСБ и понятым - мы задавали один и тот же вопрос: «Давали ли Вы объяснение или информацию кому-либо не участвующему в обыске по поводу найденных и изъятых предметов?» - На что все они категорически заявили, что – нет, не давали.

10-1. ПОКАЗАНИЯ КОВАЛЕВА:
Ковалев – нет.

10-2. ПОКАЗАНИЯ ПЕТРОВА:
Петров – нет.

10-3. ПОКАЗАНИЯ ГОЛОВКИНА:
Головкин – нет.

10-4. Учаев – не просто ответил, а ещё и с обидой на то, что его могли в подобном заподозрить:

ПОКАЗАНИЯ УЧАЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 70:

Мелихов: Кто-либо из Вас либо Вы лично давали какие-либо комментарии и информацию о ходе обыска, о найденных предметах (03:14:00) во время обыска, какой-либо телевизионной компании до окончания обыска?
Учаев: категорически запрещено . Я никаких комментариев никаким средствам массовой информации не предоставлял. В отношении обыска.


10-5. ПОКАЗАНИЯ КИРПИЧНИКОВА:
Кирпичников – нет.

(см. продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:23

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

10-6. Катенев – также был категоричен и сказал, что подобное недопустимо.

Показания КАТЕНЕВА:

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 29:
Мелихов: Скажите, пожалуйста, а вот вы какую-либо информацию давали корреспондентам, либо представителям телевизионных компаний России?
Катенев: Ни в коем случае. Я вообще, считаю, что разглашение каких-либо сведений до решения суда – это категорически…


10-7. Показания ШИРЯЕВА:
Ширяев – тоже нет.

Полное единодушие – а репортаж с указанием изъятого был показан. Из чего следует, что, кроме сотрудников ФСБ, в доме были люди, в обыске не участвующие и в протоколе не отраженные; и не только были, но находились в комнате, где были найдены и этот нож со свастикой, и первые две пачки патронов, т.к. это одна и та же комната. Причём, чтобы в неё попасть, нужно было предварительно пройти через ту комнату, где были найдены впоследствии вторые две пачки патронов. Значит, и здесь они лгали целенаправленно и осознанно, грубо попирая данное ими на суде слово о недопустимости лжесвидетельства.

Подобное лжесвидетельство дополняют и другие видеосюжеты, которые были сняты Чачиным Денисом на свой телефон уже после окончания обыска, в которых очень четко и понятно видно, что в доме все-таки вооруженные люди спецназа находились. Именно они выносили изъятые в ходе обыска предметы, упакованные в черные полиэтиленовые пакеты, и присутствовали в момент так называемого обнаружения патронов, еще до того, как они были упакованы.
На видео человек, вооруженный автоматом и с пистолетом за поясом, с огромным количеством карманов на его штанах, в которых может разместиться весь арсенал, в разговоре с домочадцами говорит буквально следующее: «я могу рассказать только про то, что я видел своими глазами. Ну, патроны-то боевые».
Из чего недвусмысленно ясно: во-первых, он уже довольно хорошо знаком с теми, кто сидит напротив него – моими домочадцами. Если его в доме не было, а все члены нашей семьи весь день просидели в доме, то как он может обращаться к Кудряшовой Ирине так фамильярно, зная ее имя, но, главное, как, не находясь в доме и не видя самих патронов, он говорит о них, как о боевых, им лично увиденных в момент обыска?

11. На этих же видео и отдельно сделанных скриншотах с них очень хорошо видны и сумки с ремнями, перекинутыми через плечо, и портфели в руках, по которым все свидетели заявили, что их у них не было.
11-1. Но самое примечательное в этой связи, сказанное Кирпичниковым, сотрудником, «нашедшим» первые две пачки патронов.
Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 35:

Мелихов: Когда Вы ехали ко мне на обыск, у Вас с собой было что-либо: барсетка, там напоясный какой-нибудь кошелек, сумка либо портфель?
Кирпичников: Нет.


А вот – фото-скриншот с видео, где абсолютно отчетливо видно, что через плечо у него проходит ремень, на котором сбоку висит сумочка, именно с этой сумочкой через плечо он находился в момент обыска в доме и обыск осуществлял. Зачем нужно это было скрывать? Ну, была сумка – и была. Значит, повод скрыть этот факт у Кирпичникова, который нашел патроны, тоже был.

11-2. Как была причина это скрыть и у всех других, в том числе, даже понятого Кошелева, который на фото стоит с еще бОльшей сумкой на ремне через плечо. Хотя на допросе он ответил следующее:
Показания КОШЕЛЕВА:
Аудиозапись судебного заседания 07.04:2017: Стр.20:
Мелихов: Был у Вас с собой портфель, сумка либо какая-нибудь барсетка?
Кошелев: Нет. не было.


Стоит обратить внимание на ещё два показания в этой части:

11-3. Это показания Петрова, который на первом судебном заседании заявил буквально следующее:
Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.09.16, стр. 16-17:

Серновец: про Вас, лично. У Петрова Константина Владимировича - ничего при себе не было?
Петров: Не было.
Серновец: Ничего не было. Скажите мне, по… Вы начали говорить что-то про фойе.
Петров: Вещи внизу все оставили. (54:00)
Серновец: Какие вещи оставили Вы?
Петров: Кошелек, в котором карточки и телефон лежал.


То есть, среди свободно перемещающихся по дому (со слов свидетелей) моих родственников, он оставил самое дорогое – кошелек с карточками!

11-4: А вот Катенев поступил мудрей:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 29:
Мелихов: Скажите, пожалуйста, у Вас в руках была ручная кладь, сумка, барсетка, во время приезда?
Катенев: Ну в машине, соответственно… Вот, наверное… вот этот же портфель и был. Вот. Но он остался в машине, когда мы пошли проводить мероприятие.
Мелихов: В доме и (01:28:00) когда Вы вышли из дома – у Вас в руках ничего не было?
Катенев: Не, ну, у меня в кармане был, соответственно, мобильный телефон, это необходимо, в кармане лежал. Также у меня в карманах лежало, что у меня? Ручка запасная, перчатки вот эти самые, две пары или три там их было,
Кононов: Головкину… Головкину помочь..
Катенев: да. и всё. Больше у меня ничего не было.


Да только здесь он тоже врет! Вот, на скриншоте очень хорошо видно, как никого другого, как тот самый Катенев, стоит с портфелем в руках после обыска, когда все стояли на крыльце и ждали, когда напишется протокол.

12. И чтобы уж закончить с сюжетами, с которыми мы знакомились, рассматривая видео и скриншоты с них, еще раз вернемся к тому сюжету, который показывает, как два спецназовца выносят из дома пакеты с упакованными и изъятыми во время обыска предметами Обратите внимание, что несут их два человека, причем, в довольно напряженном таком состоянии – они и тяжелы, и их много, они еле-еле вмещаются в руках. Я говорил, что вот тот человек в поло (либо еще кто-то, кто в тот момент из посторонних находился при обыске), брал всё это изъятое и упакованное и сносил вниз в большую кухню, где потом и писался протокол. Все свидетели заявляли, что ничего подобного не было, что всё изъятое носили с собой весь период обыска.

Теперь давайте посмотрим, где было всё это изъято? – в первых трех помещениях, и в протоколе это все отражено.
Первые пакеты с патронами и ножами (в квартире Чачина Дениса), затем - пистолеты, ракетницы, штык-ножи (в следующей по ходу обыска квартире, уже моей, на втором этаже), и последние – на этом же втором этаже в библиотеке-компьютерной. Это еще мы не спускались даже на первый этаж левого крыла дома.
То есть, всё изъятое (кроме одного штык-ножа и изъятого позже в квартире моей дочери Мелиховой Ольги) было изъято, еще раз повторюсь, в первых трех помещениях. Далее обыск продолжился на первом этаже – холл, зимний сад, биллиардная, гараж, кухня, столовая, большая и малая, два погреба, находящиеся в полуподвале.

Потом с первого этажа мы поднялись в правое крыло 1-го сектора, где на 2-м этаже находятся квартиры моей дочери и сына, оттуда поднялись на третий этаж, где библиотека детской литературы, гостевые комнаты и огромная мансарда с большим количеством подсобных помещений. Потом спустились вниз с третьего этажа на первый и прошли во второй сектор правого крыла в библиотеку, спустились в полуподвал, где спортзал, затем поднялись с полуподвала вновь на первый этаж и спустились в большой погреб под башней, вновь с него поднялись на первый этаж и уже по ступенькам поднялись на 2 этаж, обыскали квартиру Владыки и его склад, где он хранит свой архив, затем поднялись на третий, где находился домашний музей, с холодным и деактивированным огнестрельным оружием, там же обыскали мансарду с библиотекой Владыки. Вы представляете, сколько раз мы проходили по всем этим лестницам вверх-вниз, по множеству комнат и вот всю эту тяжесть – кто носил?

12-1. Вот что сказал по этому поводу Головкин, условно старший в обыске:
Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 13:

Мелихов: кто их носил?
Головкин: ну, конкретное лицо назвать даже не смогу.
Мелихов: Но, носил вот из тех, из 8, которых… из 6, извиняюсь, которых Вы назвали, да?
Головкин: Насколько я помню, что – да. (00:59:00)
Мелихов: а сколько человек – тоже не помните, их носил – один, два, три?
Головкин: нет, не смогу вспомнить.
Мелихов: А можете вспомнить: их носили весь обыск или куда-то относили?
Головкин: Так же не смогу вспомнить.
Судья: эти пакеты носили весь обыск или куда-то относили? – Не могу вспомнить.
Мелихов: Вы эти пакеты сами носили, нет?
Головкин: Я лично эти пакеты не носил.


Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 27:
Кононов: Ну, тогда по этому поводу еще один вопрос, последний. Николай Сергеевич, всё-таки, может, вспомните? Может вам кто-то еще помогал эти пакеты носить – с третьего этажа, со второго, помимо тех, кто участвовал в обыске?
Судья: из группы силовой поддержки – никто их не носил?
Головкин: Нет, нет.
Кононов: чтобы не оказалось так, что потом Вас не уличили во лжи
Головкин: Никто.
Судья: То есть, из группы силовой поддержки эти пакеты никто не помогал выносить и носить.


Итак, Головкин заявил, что не носил. Теперь – что сказали все участвующие в обыске:

12-2. Показания КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 63:
Все, что было найдено запрещенное, все собиралось в пакет и в каждую комнату с этим пакетом ходили сотрудники, чтобы никуда не делась.
Судебный протокол, 2016, т.4. стр. 81: вопрос: после того, как изъятые предметы были упакованы в пакет № 1, что дальше происходило с этим пакетом? – Кошелев: эти пакеты упаковали, опечатали скотчем и один из сотрудников носил в руках данный во время обыска. Вопрос: в этой же комнате были изъяты вещи или предметы в пакет № 2,где этот пакет находился с того момента, как его сформировали? – Кошелев: Носил этот же сотрудник в руках.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр.82: вопрос: те предметы, которые были оформлены в пакет № 5, кто их держал, носил и какого размера он был? – Кошелев: Размер точно не помню, сотрудник носил, который носил и пакеты № 1,2,3,4.
Вопрос: кто носил пакет № 6? – Кошелев: тот же сотрудник.
Вопрос: остальные сотрудники носили пакеты с изъятыми предметами? – Кошелев: нет.
Вопрос: кто носил пакет № 7? Какой был его размер? – Кошелев: Тот же сотрудник, размер его не помню.


Судебный протокол, 2016, т.4, стр.84: вопрос: как переместился сотрудник с пакетами № 1,2,3,4,5,6,7 относительно стола и мусорного ведра после того, как был закончен обыск? – Кошелев: Своими силами, никто ему не помогал.

Потом спросили у меня на судебном заседании: так ли это было на самом деле? – Я ответил, что это вообще невозможно: один человек не в состоянии был носить все семь пакетов, т,к. они были очень тяжелы и Кошелев, поняв, что прокололся, тут же стал поправлять свои показания:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 85: Вопрос: В пакет № 13 были упакованы и изъяты патроны, их также нес один человек? – Кошелев: Нет, был еще один сотрудник, они разделили пакеты и несли их.

Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 86-87: вопрос: кто и как выносил пакет № 14 из помещения? – Кошелев: Два сотрудника со всеми 13 пакетами оставались на первом этаже, один из сотрудников, который носил пакеты с 5 по 13, забрал пакет № 14 и вынес его к остальным пакетам, а другой сотрудник, принимал ли участие в обыске в помещении около башни, не помню.

Запутавшись в своих ложных показаниях, он договорился до еще бОльшей глупости, заявив, что кто-то из числа группы остался на первом этаже с этими пакетами. Хотя ни один из сотрудников подобного в своих показаниях не подтвердил. Никто из них не сказал, что он остался с пакетами на первом этаже… Куда смотрел понятой и за чем наблюдал? – Этот факт говорит о том, что он вообще ничего не видел и ни за чем не наблюдал.

12-3. Вот что пояснил Петров на первом судебном заседании, когда его предупредили об ошибках, допущенных в своих показаниях Кошелевым:
Показания ПЕТРОВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 107:
Серновец: Носили ли Вы предметы, упакованные и изъятые на первом этаже домовладения Мелихова В.П.: - Петров: Нет.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр.111: судья: где упаковывали и изымали запрещенные предметы:? – Петров: на этих же этажах, где они и были найдены, два человека носили эти вещи в период обыска, поскольку они были достаточно тяжелые.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 111: судья: Они объемные были? – Петров: Да, их тяжело было носить, поэтому их носили вроде двое сотрудников.

А вот на наших судебных заседаниях прежние подсказки, видно, уж забылись, и Петров заявил следующее:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 5:
Обвинитель: а вот изымалось предметов большое количество, нет? Примерно. Если сможете вспомнить это - упаковывались куда они?
Петров: небольшое количество. Всё упаковывались в черные пакеты, опечатывались с нанесением надписей. Вот, Ну, я думаю, какое количество? – что от небольшого принтера в коробку могло поместиться. Но, мы так всё… насколько я помню, с собой таскали.


Про тяжесть и неудобства – уже ни слова:

Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 16:
Мелихов: Вы сказали, что их носили. В момент … Их носили всё время проведения обыска? С утра и до позднего вечера? Или как-то с ними расправлялись иначе?
Петров: (неразборчиво) всё время с собой таскали… сейчас тоже сложно сказать. Помню, что носили.
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 17:
Мелихов: Скажите, в этот момент, когда мы подписывали протокол, где находились упакованные и изъятые предметы?
Петров: затрудняюсь ответить. Не помню сейчас.
Мелихов: Кто их из дома выносил – эти пакеты?
Петров: Тоже не помню.
Мелихов: Вы – выносили эти пакеты из дома?
Петров: Не помню. Вполне возможно, (00:50:00)


Но на видео мы видели: Петров эти пакеты не выносил из дома, Выносил спецназ.

12-4: Показания УЧАЕВА :
Аудиозапись судебного заседания от 11.04.17. стр. 66:
Серновец: А Вы эти пакеты носили?
Учаев: Возможно, носил. Не помню.
Серновец: А кроме Вас – еще кто-то носил?
Учаев: Тоже кто-то носил.
(…)
Серновец: в какой период и кто выносил из дома вот эти вот пакеты с изъятыми предметами?
Учаев: Тоже затрудняюсь ответить.


12-5. Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 12-13:

Мелихов: а вот с этими пакетами, в которые упаковывали изъятые предметы, что потом происходило?
Кирпичников: с этими пакетами?
Мелихов: Да.
Кирпичников: Я не знаю. Ну, их с собой носили. Но я не носил.
Мелихов: То есть, Вы с собой эти пакеты…
Кирпичников: Я с собой не носил. Я производил только действия по обыску.


12-6. Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 27:

Мелихов: Хорошо. После того, как их упаковывали, их судьба дальнейшая – что с ними происходило?
Катенев: Ну как, вот мы движемся по помещению, мы изъятое, при мне в том числе, при Головкине, мы вместе с изъятым все аккуратненько перемещаемся дальше.
Мелихов: Вы сами носили эти пакеты?
Катенев: И я носил, в том числе.


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 34-35:
Кононов: Вы их всё время с собой носили? Ну, на третьем этаже изъяли…
Катенев: Ну, опять… не я же один, где-то и Головкин может мне помочь…
Кононов: То есть Вы носили, да? Вы носили?
Катенев: И я носил.. вот оно было изъято и упаковано…
Кононов: И Головкин?
Катенев: я, Головкин, тот же Учаев мог помочь поднести.
Кононов: Втроем Вы носили?
Катенев: Да, могли, да. (01:42:00)
Кононов: Не было такого, что в процессе обыска, какую-то часть Вы этих пакетов спускали куда-то там? На первый этаж? Ещё куда-то?
Катенев: Нет. Они все с нами перемещались.


12-7. Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 14:

Кононов: по объему вот, вещи, которые были изъяты и упакованы в доме у Мелихова, какое примерно они занимали вот по объему место? По весу, по объему? Кто их перемещал там с третьего этажа на второй, потом на первый? И когда? (02:39:00)
Ширяев: перемещал их Головкин…
Кононов: Головкин перемещал.
Ширяев: … сверху вниз, да… По объему они были небольшие. Соответственно, не сильно тяжелые.


Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 27:
Серновец: (03:14:00) Вы дали показания, что Головкин не только писал, но и носил.
Ширяев: Да.
Серновец: Да?
Ширяев: Да.
Серновец:, а как он мог одновременно носить и писать? Поясните.
Ширяев: Ну, Вы знаете, в тот момент, когда мы шли из помещения в помещение – он ничего не писал.
Серновец: Так. Он в этот момент… что делал?
Ширяев: В этот момент – нёс.
Серновец: А Вы уверены, что он нёс?
Ширяев: Уверен.
Серновец: Уверен. А Вы хорошо помните, что он нёс?
Ширяев: Ну, если я говорю, что я уверен.
Серновец: Тогда поясните мне, пожалуйста…
Судья: Вы уточните: он нёс чего? А то сейчас допишемся!
Ширяев: он нёс то, что… изъятые вещи..
Судья: Чего он нёс? Может, ещё что-то? Может, тумбочку нёс..
Ширяев: Он нёс то, что он опечатал…
Судья: Значит, то. что в ходе обыска (03:15:00) было изъято, упаковано и опечатано, нёс Головкин. Да?
Ширяев: Нес Головкин.


Прослушав показания Ширяева, я прям увидел картину маслом: Головкин, с папкой, где у него документы, с протоколом обыска, скотч-лентами и пакетами для упаковки изъятого, и впридачу со всеми изъятыми и упакованными вещдоками, бродит по дому, то спускаясь на первый этаж, проверяя и фиксируя как проходит обыск, то потом по каскаду лестниц возносится на третий этаж, затем опять отправляется вниз, лазает с ними по погребам и подвалам, потом опять по всем комнатам на третий этаж – и так до восьми часов вечера. Это – действительно образец для подражания и всем нам большой пример неуёмной работоспособности.
И это было бы так, если бы сам Головкин не заявил, что ни одного пакета он не носил.

О том, что, возможно, носили, но не помнят этого точно – из 8-ми человек участвующих в обыске, заявили только двое – это Учаев и Катенев. Но кто видел Учаева, навряд ли поверит в то, что он носил. Остается Катенев – физически крепкий и утверждающий, что они легкие, хотя по весу они намного больше, чем он сможет просто поднять (?), а не то, чтобы их носить вверх-вниз по три раза. Но, даже если носили все время, эти двое, которые говорят, что, возможно, и носили – проносить их весь день по дому практически не возможно, а уж если вернуться к показаниям Кошелева (что один из них вообще остался на первом этаже после 10-го упакованного пакета), то получается вообще абсурд, т.к. и Учаев и Катенев показали, что в обыске они участвовали с первой до последней минуты.

Тогда зачем вновь врать? Ответ очевиден – начав врать в главном, попутно к нему цепляется все второстепенное, и остановить этот поток вранья уже невозможно. Одно цепляется за другое и нужно постоянно выкручиваться, просто давать ложные показания.

Я могу и дальше перечислять не просто нестыковки в их показаниях, а прямо противоположные, а значит, лживые показания, но в этом случае моё выступление затянется еще не на один день. Я думаю, по главным вопросам, которые необходимо дополнить, скажут своё слово адвокаты, а я же перейду к главному моменту - это «нахождение» патронов: в первом случае в квартире, где проживает семья Чачина Дениса, и во втором случае – в библиотеке-компьютерной. Итак.

13. По первым найденным 2-м пачкам в квартире Чачина Дениса и его семьи.
Здесь все показания, в основном, сходятся только в том, что найдены они были на верхней крышке шкафа, и то не всеми видевшими этот момент, а узревшими их уже в руках их нашедшего – Кирпичникова. А вот дальше – сплошные противоречия, которые в совокупности по всем высказанным показаниям не только противоречат друг другу, но и часто являются прямо противоположными.

13-1. Итак, согласно показаниям Кирпичникова, который эти две пачки патронов и нашел, всё происходило следующим образом. В связи с тем, что по моменту обнаружения патронов были заданы множественные вопросы – и от адвокатов, и от меня, и от Вас, Ваша честь, я разложил его ответы по очередности его действий, но привожу их дословно.
Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19,04,1017 г., страницы 21-44:
«Данный шкаф обыскивался мной и Петровым. То есть, он открывал дверцы и обыскивал внутри, а я залез наверх. Остальные наблюдали. Мелихов, понятые стояли у окна, спиной к нему и смотрели на нас. Остальные сотрудники находились рядом с ними и наблюдали.
Я поставил пуфик или стул напротив шкафа, но с какой стороны – не помню. Петров находился слева от меня и обыскивал шкаф, а я осматривал верх шкафа, где ближе к правому боку шкафа я увидел 2 коробочки, которые взял в руку. Повернулся к стоящим сзади меня и произнес слова, что: «Прошу всех внимание!» Открыв коробочку, одну из коробочек, там я увидел предметы, похожие на патроны, которые были всем представлены. Коробочки находились у меня на руках. Далее из одной коробочки были высыпаны патроны на пол, чтобы их все увидели. Вторую пачку не высыпали, а просто открыли и пересчитали. Сам лично я не считал, т.к. я выполнял только технические действия по обыску. Кто считал патроны – не помню. На патронах были какие-то цифры, но какие, я лично не помню. Были ли пачки в пыли или нет – сказать не могу. Не могу сказать ничего и по состоянию поверхности самого шкафа, как и по пыли на ней – была или нет, в том месте, где были обнаружены пачки патронов – тоже ничего пояснить не могу».


Далее в ходе судебного заседания мы стали более предметно разбираться, куда он всё-таки встал, и как произошла наша «встреча глазами», о которой он заявил на допросе, когда он повернулся к нам, наблюдавшими за тем, как Кирпичников, держа патроны в руке, сказал: «Прошу всех внимание!». Предоставив при этом ему фототаблицу с тем помещением, в котором были обыскиваемые шкафы.
Рассмотрев представленные фото, он подтвердил еще раз, что мы все стояли у окна – понятые, следователь и другие участники, которые наблюдали за Петровым и Кирпичниковым, обыскивающими данный шкаф. Согласился он и с тем, что осматривал верх шкафа он все-таки с диванчика, стоящего рядом со шкафом:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 44:
Кирпичников: я повернулся и сказал: «Обратите внимание», после этого я…
Судья: На диване?
Кирпичников: На диване. После этого я спустился. Вы все подошли, в том числе и Вы, потому что Вы рядом стояли, и нигде Вы там в глубине не были. Вы стояли, Вы все в одном… Это мои показания…


При этом, ещё раз, чуть позже, возражая против моего замечания (что я стоял не у окна, и не рядом со шкафом, смотря на него, а у лестницы и смотрел в прямо противоположную сторону), он заявил:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 40-41:
Кирпичников: Я Вам сейчас тогда поясню. Все коробки, которые, про которые говорите, насколько я помню, они вот здесь
Судья: в противоположной стороне?
Кирпичников: А как он говорит, что подходил, сейчас, гражданин Мелихов, что он доставал эти коробки и смотрел там обувь….
Мелихов: Не я. Не я доставал
Судья: Он смотрел, он смотрел.
Кирпичников: Вы сказали, что Вы подошли и смотрели…
Мелихов: Конечно.
Кирпичников: Но как Вы отсюдова перебежали туда, когда..
Мелихов: Не, я не перебе… я перешёл… здесь…
Кирпичников: а я-то.. Вы… в момент, когда я повернулся, Вы находились здесь
Судья: Вот. Мне важно, где он находился!
Кирпичников: Вот здесь. Спиной к окну.
Судья: Он стоял вот здесь?
Кирпичников: Спиной к окну.
Мелихов: Вот здесь. Вокруг… около лестницы я стоял.
Кирпичников: Ну, это я.. . я поясняю, чего я помню.


Из всего сказанного, единственное, что происходило на самом деле, так это то, что он заявил:
Когда он воскликнул «Обратите внимание!», я повернулся к нему, и мы действительно встретились глазами. Я увидел его с двумя пачками патронов в руке.
Что именно так и было, можно судить по тем противоречивым показаниям, которые дали другие свидетели.

13-2. Вот что говорит Катенев, относительно того, где я, понятые и следователь стояли в момент обнаружения патронов:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 11 :

Катенев: … все участники, да, следственного действия. Вошли. Значит… Головкин, я рядом с ним, и господин Мелихов… находились как бы позади помещения, ну, не позади, а вначале, чтобы всё просматривалось
Судья: (диктует) Головкин и Мелихов стояли позади помещения
Катенев: ну, позади тут… спереди… это неправильно. Они стояли так, чтобы было видно всё помещение. То есть…


Далее ему также были представлены фототаблицы, где бы он мог точно указать, где в момент обнаружения патронов находился я, Головкин и понятые. На фотографии он точно указал - где, и поставил крестик. А именно там, где я и говорил всегда – и на первом допросе, и на допросе дознавателя, и на первых судебных заседаниях, и затем на допросе у следователя, и, наконец, здесь, на судебных заседаниях – а именно: у лестницы, совсем в другом месте, чем говорит Кирпичников, понятые и другие участники обыска. Кроме этого, Катенев указал наше месторасположение также и на схеме; и на ней указано место рядом с лестницей, именно то место, которое рисовал на такой же схеме и я на судебных заседаниях в сентябре прошлого года.
Из допроса Катенева:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 17 :
Судья: То есть Вы стояли… прекрасно понимаете, что это за комната, да? Что вот здесь окно, потом шкаф идёт. Потом дальше проходите – вот тут шкафы. За лестницей – опять шкафы. Вот они. Да? Вот она – лестница, кстати. Так вот, относительно этой.. всего этого, этой обстановки, Вы утверждаете, что участники процесса были вот здесь? Около лестницы получается.

Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 18: Катенев: Вот тут осматривали. Да. А вот примерно в этой области, вот в этой области, примерно, находились я, Головкин ,Мелихов, понятые. И ещё двое там… Учаев там, ещё…
Кононов: Участников.
Мелихов: Вы можете вот здесь вот поставить крестик и расписаться?
Катенев: ну… (смеется)
Судья: А это что? Это что? Где он распишется?
Мелихов: На схеме.
Судья: Это надо, простите… приоб… Будете приобщать сейчас?
Мелихов: Да. (01:00:00)


Он указал практически то же самое место, что указывал и я, отметив это место и на фото, и на схеме, которую Вы приобщили к делу.
Тут же возникает вопрос: кто из них врет? Ведь они абсолютно уверенно показали два прямо противоположных места нахождения меня и понятых со следователем в данной комнате. И второй вопрос: если обыскивается один шкаф Кирпичниковым и Петровым, а все остальные смотрят, как это осуществляется, зачем стоять в конце комнаты у лестницы, за 7-8 метров от шкафа, а не рядом с этим шкафом? Объяснить это можно только исходя из того, что я и говорил ранее: осуществлялся обыск шкафов именно за лестницей и сбоку от нее, и мы находились в этом месте, чтобы наблюдать за обыском именно в этих шкафах, а не на том, который уже был обыскан. Т.к. когда обыскивали его и рядом находящиеся с ним другие шкафы, то, действительно, вначале мы стояли у окна – смотрели, потом обыск переместился за лестницу, переместились и мы к лестнице. И тут за спиной я и услышал слова: «Обратите внимание, вот, найдены две коробки!»
Нахождение меня, понятых и следователя в момент обнаружения патронов – является ключевым в данном моменте и это ключевое в показаниях свидетелей прямо противоположно.


Но, кроме этого, есть и другие, пусть не ключевые, но существенные противоречия.

13-3. Вот что говорит Петров, который обыскивал, как он говорит, данный шкаф с Кирпичниковым. По показаниям Кирпичникова мы помним, что он сказал, что Петров обыскивал внутренности шкафа, а он полез наверх. Что говорит Петров?
Показания ПЕТРОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 29-34:

Судья: так, еще раз – я упустила. (01:19:00) Значит…
Кононов: Кирпичников и он – возле шкафа.
Судья: (диктует) Кирпичников стоял возле шкафа.
Петров: потому что он со мной рядом стоял, мы вдвоем стояли возле шкафа.
Судья: (диктует) рядом со мной. Рядом со мной. Так, дальше.
Петров: ну, остальных не помню. Помню, что Мелихов тоже недалеко от нас был, спиной к окну он стоял, потому что на нас смотрел.
Судья: (диктует) Мелихов был недалеко от нас. Спиной… стоял спиной к окну. К окну.
Петров: потому что когда предъявлял всё Кирпичников, не надо было никого звать особо, все и так на нас смотрели.
(…)
Серновец: ну, тогда, опишите, пожалуйста, подробно действия Кирпичникова, которые он производил в Вашем присутствии.
Петров: ну, я тоже вместе с ним шкаф открытый смотрел.
Серновец: вот, рассказывайте. Значит, что Вы тоже сделали?
Петров: тоже в шкафу смотрели вещи.
(…)
Серновец: И там.. всё, что смотрели? Что в этот момент делал Учаев?
Петров: Не видел я.
Серновец: не, ну он занимался тем делом, на которое его отправили? Он обыскивал?
Петров: я думаю, да.
Серновец: Он обыскивал этот же шкаф, что и вы обыскивали?
Петров: Ну, все рядом были. Просто я точно… Не, ну не этот шкаф. Этот шкаф только мы вдвоем с Кирпичниковым…
Серновец: Значит, он обыскивал, но другой шкаф, да?
Петров: Да, да.
Судья: (диктует) так, мы все рядом были. Он обыскивал шкаф, (01:22:00) который рядом, да?
Петров: рядом.
Серновец: так, а что делал…
Судья: (диктует) который был рядом.
Серновец: …Ширяев?
Петров: не помню. Тоже, наверное, обыскивал. То же самое делал.
Серновец: Он обыскивал тот же шкаф, что обыскивал Учаев? Или другой шкаф?
Петров: не знаю, не помню уже.
(…)
Серновец: Так. А Катенев – что делал?
Петров: тоже не помню (01:23:00)
Серновец: ну, он занимался своим делом?
Петров: Ну, где-то тоже – да. Где-то тоже рядом был. Ну не помню.
Серновец: Катенев тоже занимался обыском.
Петров: Тоже. Да.
(…)
Серновец: Подождите, я Вас сейчас спросила: Кирпичников смотрел вместе с Вами… обыскивал вместе с Вами шкаф внутри?
Петров: ну, вначале - да. Естественно. Вначале – вместе со мной, внутри тоже смотрели.
Серновец: Тоже внутри. Вы занимались этим внутри. Да?
Петров: То есть, мы его открыли, начали смотреть, потом он встал на какой-то предмет, поднялся и обнаружил патроны
.


(см. продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:25

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

Итак, Петров пояснил, что Кирпичников не полез сразу наверх смотреть, а вначале вместе с ним обыскивал внутренности шкафа и только потом, встав на что-то, полез на шкаф. А в то же время все другие обыскивали шкафы, находящиеся рядом. Что противоречит показанию самого Кирпичникова, утверждавшего, что он обследовал сразу же верх шкафа, а внутри шкафа не смотрел. При этом, створка обыскиваемого шкафа была открыта. А раз она была открыта, то поставить стул или еще что-то у шкафа, который обыскивал в этот момент Петров, было невозможно.
На удивление, но он также не помнит, как и в каком месте верха шкафа патроны были найдены, и заявил буквально следующее:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 29-34:
Мелихов: и там же были найдены патроны? Именно справа от Вас?
Петров: Ну, не знаю. Просто сверху – где конкретно, не смогу сказать.
Серновец: А почему не сможете сказать? ВЫ не видели, не знаете?
Петров: ну… он тогда продемонстрировал, уже поднял их, вооот, а так – не помню я.


Ну, так именно это же видел и я, обернувшись на возглас Кирпичникова: его, уже держащего в руке 2 пачки патронов!

Ну и ещё: Петров тоже туда на шкаф заглядывал и утверждает, что там пыль, и в том месте, где лежали коробки, остался след: т.е. там, где лежали коробки, под ними пыли не было.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 99: также хочу дополнить, когда на третьем этаже обнаружили две пачки с патронами, возник вопрос: Как долго и откуда они там?» после чего обнаружили, что на поверхности шкафа ровный слой пыли, подняли коробку и обнаружили, что пыли под самой коробкой не было.
Судебный протокол. 2016, т.4, стр. 101: вопрос: как сотрудник их обнаружил? - Петров: Вроде встал на стул, увидел на шкафу и сказал, что обнаружено.
Судебный протокол. 2016, т.4, стр.108: вопрос: лично Вы видели на поверхности шкафа следы от коробок с патронами, которые оттуда изъяли Ваши коллеги? – Петров: Да.

Тоже странно… место не помнит на шкафу, а следы от коробок на этом месте – помнит…

13-4. Головкин – следователь - вообще на него не заглядывал и даже не помнит, считал ли он патроны или кто-то иной. Но помнит про стул, на который якобы поднялся Кирпичников.

13-5. Учаев – сказал - что это был либо пуфик, либо коробка. Где находился? – Сказал, рядом; на какой стороне шкафа нашли? – не видел; кто считал патроны – не помнит, но сам не считал и наверх шкафа не смотрел.

13-6. Ширяев в очередной раз показал то, чего просто не могло быть во время обыска шкафа (которых только в этой комнате больше десяти, а по всему дому – около сотни). Двое обыскивали, а все другие стояли рядом и смотрели. Вот, если бы шкаф обыскивался именно так, как говорят эти свидетели (когда один либо двое обыскивают, а все остальные наблюдают), то мы бы и треть дома обыскать не успели.
Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 13:

Кононов: Можно ли понимать Ваш ответ, что (02:36:00) кроме Кирпичникова и Петрова никто непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отыскание предметов? То есть вы пассивно себя вели, стальные, да, смотрели?
Ширяев: В тот момент, когда происходил обыск данного шкафа, - мы стояли, да.. . рядом, чтобы все участники следственного действия видели.
Кононов: Скажите, вот в этот момент – кто-либо из вашей группы не производил ли какие-либо действия по обыску других шкафов, или каких-то других там, не знаю, предметов, которые в этом помещении могли находиться?
Ширяев: Да нет…


Примечательный факт: всегда, когда шёл разговор о местах нахождения патронов, свидетели показывали, что именно в этот момент данное место обыскивалось одним – двумя людьми, а все остальные стояли кучкой и наблюдали, как по заказу. А далее вновь тот же ответ, что и у многих: с какого края шкафа он достал?– я не видел, я увидел их уже у него в руке. Так и я тоже увидел в руке, но если бы я смотрел на него, то я бы точно помнил, с какого края и места шкафа он их достал!!
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр.46-47: (03:56:00)
Мелихов: Вы могли бы точно писать момент, когда Вы их увидели? И что Вы увидели?
Ширяев: Я их увидел, когда их Кирпичников снял со шкафа. И предъявил понятым и Вам.
Мелихов: Хорошо. Ну, вот, когда он брал со шкафа, Вы видели, где они лежали на шкафу?
Ширяев: Нет, шкаф был высокий. И если я правильно помню, Кирпичников использовал что-то для того, чтобы подняться выше – то ли стул, то ли табуретка (неразборчиво)
Мелихов: А с какого края шкафа Кирпичников вытаскивал эти патроны? Вы видели?
Ширяев: С какого щкафа? – Я видел.
Мелихов: С какого края? Слева? Справа?
Ширяев: С какого края - я не видел.
(…)
Мелихов: Поэтому я уточняю. Потому что Вы говорите и конкретно не отвечаете. Поэтому я стараюсь ответить как бы… ну, не то, чтобы за Вас. (03:58:00) А точно уточнить. Вот, впервые Вы коробки увидели, найденных патронов, уже в его руке?
Ширяев: да.


И вот здесь, поняв, что он совершил ошибку, он начал выкручиваться:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр.46-47:
Мелихов: ну, вот так и говорите. Я ж поэтому так и спрашиваю. То есть Вы на шкафу патронов не видели? Как он стаскивал со шкафа патроны - не видели? Вы увидели эти патроны уже в его руке, которая была поднята? Правильно я сказал?
Ширяев: Эээээ….Смотрите.
Мелихов: Смотрю.
Ширяев: Значит, Кирпичников встал на стул. Он обратил внимание понятых и Вас, что «уважаемые понятые и господин Мелихиов, обратите внимание» и после этого он...
Мелихов: Стоп! Вот. Секунду, секунду!!! Можно, подождите, мы зафиксируем!
Ширяев: …(неразборчиво) патроны
Мелихов: Не, не, не! Вы спешите. Давайте, мы зафиксируем. То есть, Кирпичников, влез на стул, табуретку, не важно, увидел патроны и, не доставая их, зафиксировал наше внимание на том, что они там находятся? Я правильно Вас понял? (03:59:00)
Ширяев: Ну, примерно так.


Но, выкручиваясь, сделал ещё хуже, заявив, что Кирпичников зафиксировал внимание всех смотрящих, вначале не доставая и не беря в руки патроны. Мы обратили внимание и только потом Кирпичников их снял. Но сам Кирпичников, если Вы помните, говорил совсем иное – он взял патроны, повернулся к нам и только тогда зафиксировал внимание возгласом «обратите внимание!» - именно так показывал человек, нашедший патроны.
Также Ширяев сказал, что наверх шкафа не смотрел и патроны не пересчитывал.

13-7. Теперь понятые: они оба сказали, что я стоял у окна в метре от обыскиваемого шкафа (что противоречит показаниям следователя ФСБ Катенева), но попутали всё с пылью на шкафу и тем, как обнаружили коробки. К тому же Кошелев, на самом деле, ничего из сказанного им не видя, наговорил ещё много другого интересного:
Показания КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол. 2016, т.4, стр.63:

вопрос: какие комнаты были осмотрены? – Кошелев: я запомнил комнату самую первую, с которой начинали, потом вторая комната, нам ничего найдено не было, в другой комнате на третьем этаже на шкафу сверху один из сотрудников рукой начал проверять сверху шкаф и обнаружил коробку с предметами, похожими на патроны. Потом пакет с такими же патронами, этот момент наблюдали все присутствующие.(…)

Судебный протокол. 2016, т.4, стр. 72:
вопрос: то место, где обнаружили патроны, осматривалось кем-либо из лиц, участвующих в обыске? – Кошелев: Я осматривал, вставал на табуретку, увидел на верхней части шкаф сплошной слой пыли с паутиной. (…) Вопрос: на этом шкафу были еще какие-либо предметы? – Кошелев: коробка из-под обуви и всё.

Итак, в отличие от всех других показаний, понятой Кошелев, якобы стоящий в метре от шкафа и хорошо помнящий, как нашли патроны, заявляет, что коробка с патронами - была одна, был пакет с патронами желтого цвета, на шкафу еще, кроме них, была коробка из-под обуви, и что он смотрел потом на поверхность шкафа, где был сплошной слой пыли, и никаких следов от коробок не было. А как утверждает Петров (который тоже поднимался и видел): пыль была не сплошная, под коробками, там, где они лежали, пыли не было, был чистый след.

После всего этого, сказанного Кошелевым в первой половине судебного заседания, наступил обед, где он, помимо очередной консультации, что и как надо говорить, скорее всего, получил еще и нахлобучку за данные показания, решил изменить их, и после обеда заявил следующее:
Показания КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол. 2016, т.4, стр. 74:

Кошелев: я хотел бы внести поправку в свои показания, действительно, когда достали две коробки со шкафа, на одну коробку наступили, поэтому патроны получились россыпью, то есть, всего нашли две коробки и один пакет с патронами. Я сейчас только вспомнил об этом, поскольку времени много прошло.

Во-первых, о раздавленной коробке он сказал после того, как во время его допроса мне также задавали вопрос о рассыпанной коробке, которую, действительно, раздавили ногой, когда я сказал, что нужно взять с этих коробок биологические частицы на предмет осуществления анализа – кто к ним прикасался. Во-вторых, это указывает на то, что коробка в вещдоках подменена, так как раздавленную коробку и патроны из неё сначала положили россыпью в пакет и потом этот пакет упаковали. Ну а в-третьих, он быстро всё забывает, относительно того, что ему приказывают повторять, и уже через час он вновь заговорил об одной:
Судебный протокол. 2016, т.4, стр.89:
вопрос: в связи с чем, в показаниях в ходе судебного заседания Вы пояснили, что было найдено по одной коробке с патронами в первом и во втором случае: - Кошелев: : Помню, что найдено было по одной коробке.

А вот что он заявил по тому обстоятельству, как они были найдены:
Аудиозапись судебного заседания от 16.09.16. (ч.1)стр. 60:
СУДЬЯ: (02:14:02) Нащупал и достал. Достал как?
Кошелев: Сейчас, нащупал, вот… Попросил посмотреть понятых, что имеется на шкафу. Вот. Мы на табуреточке посмотрели. Вот. И тогда он спустил вниз на пол, и все это в присутствии всех, кто находился в этой комнате, а именно господина Мелихова, вот, понятых…


Что вновь полностью противоречит показаниям самого нашедшего эти патроны – Кирпичникова, заявившего, что он взял патроны, повернулся на диванчике и только после этого сказал «обратите внимание!», уже держа пачки в руках.

Рассказав очередное подсказанное ему, он скорректировал свои показания и по коробке из-под обуви, которая была на шкафу, в прежних его показаниях. На что он пояснил, что это его физиологическая особенность.
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. Стр.38-39:
Мелихов: …о том, что там, где нашли 2 коробки с патронами, на верху этого же шкафа, была коробка из-под обуви, которую тоже осматривали, и снимали. В этом судебном заседании у Вас дважды спросили, что было наверху, помимо двух коробок…
Кошелев: ничего
Мелихов: … вы сказали – ничего. С чем это связано? Здесь Вы (06:16:00) вспомнили, что ходили так, а там – сегодня что, забыли?… Выборочная какая-то – то вспоминаете, то забываете.
Судья: Вот ещё одно противоречие. Вот. Давайте так, значит, тогда Вы сказали, что на этом шкафу была какая-то коробка, а в этом судебном заседании, действительно, задавался Вам дополнительный даже вопрос, было ли что-то на шкафу? – Вы сказали, что на шкафу не было ничего. Как Вы можете объяснить это противоречие?
Кошелев: Это физиологическая особенность… я не знаю, как можно ещё объяснить? Я вот, допустим, что-то помню, что-то не помню.


Ну, если она, это особенность физиологическая, такая, что он что-то помнит, а что-то – нет, - то как он давал показания дознавателю, где спустя год с момента обыска он перечислил всё до последнего изъятого винтика, а здесь – очевидного не помнит. Причём, о коробке из-под обуви он помнил по прошествии года, а по прошествии двух лет вспомнил, что её не было. Единственно, где особенность его не подвела, так это с пылью, которая была сплошным слоем, без следов от коробок, что противоречит уже показаниям другого свидетеля, который тоже смотрел верх шкафа – Петрова.

13-8. Ковалев – второй понятой, тоже с «особенностью», т.к. на судебном заседании он заявил, что на шкафу патроны были замечены во время прыжка:
Показания КОВАЛЕВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 42:

Кононов: Вы видели сам момент обнаружения патронов? – Ковалев: Я был в метре от него, он подпрыгнул, посмотрел, потом рукой достал оттуда, я сам потом смотрел на то место, также подпрыгивал. Возможно, там ещё был стул. На шкафу я увидел пыль и след от коробки, а когда коробки достали и высыпали патроны, кто-то из сотрудников сказал, что они все в пыли, я сам все видел. Патроны высыпали из коробок, пересчитали и обратно сложили в коробки.

После этих слов все в судебном заседании посмеялись, т.к. шкаф был выше 2,3 м высотой и прыгай - не прыгай, ничего увидеть на нем невозможно. Поняв оплошность, он тут же решил поправиться:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 42:
Серновец: Сотрудник полиции при Вас подпрыгивал, чтобы посмотреть, что находится наверху шкафа? – Ковалев: Да. Серновец: Он в прыжке достал коробки с патронами? – Ковалев: Возможно, стул был, не помню.

Но уже через час он, вновь забыв о возможном стуле, заявил, что он тоже осматривал шкаф и тоже в прыжке:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 44:
Серновец: В прыжке Вам удалось рассмотреть слой пыли? – Ковалев: да, пыль лежала ровным слоем, покрывала всю поверхность, других вещей там не было.

Но в отличии от Кошелева, у него ситуация с пылью была другая:
Аудиозапись судебного заседания от 15.09.16, стр. 6: Значит, добавить могу еще что… что вот эти боеприпасы 9-ти миллиметровые, которые лежали на шкафу, после того, как их оттуда извлекли, посмотрели, там они в пыли, даже след от них остался, как они лежали.

Два понятых смотрели на одно и то же место и видели абсолютно разную картину. На нашем судебном заседании, после пройденной обработки куратором, Ковалев уже о прыжках не говорит:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. стр. 23-24: Кононов: Скажите, при производстве обыска использовались ли какие-то приспособления для того, чтобы может быть посмотреть, залезть на шкаф куда-то, под шкаф, зеркало может какое-то, знаете, как таможенники смотрят, или работники ГАИ там, чтобы не нагинаться, не лезть.
Ковалев: Там… Когда патроны нашли, там, по-моему стул был. На него сотрудники вставали, потому что шкаф 2-х метровый, по-моему.
(…)
Кононов: А Вы лично смотрели?
Ковалев: Потом да, смотрел.
Кононов: Что Вы там увидели?
Ковалев: Я уже не помню, следы от коробок там, по-моему, были и какие-то эти самые – ну пыль короче.
Кононов: Пыль была и следы от коробок.
Ковалев: Да.
Кононов: Да. А заглядывая на шкаф, Вы чем пользовались? (00:59:00) Каким приспособлением?
Ковалев: Там стул стоял, я же говорил.


Но зато прокололся в другом «нюансе», в том, по которому консультацию ему дать не догадались. По поводу того, кто обыскивал шкаф, на котором нашли патроны, он заявил:
Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. стр. 43-44:
Судья: Осматривает шкаф один человек или несколько?
Ковалев: Ну вот который нашел один осматривал, да.
Судья: Один осматривает.


То есть, шкаф обследовал один человек (а не двое, как показали Кирпичников и Петров), а все остальные стояли сзади.
Прокололся он и с самим моментом обнаружения, сказав, что вначале нашедший их заявил, что нашел, привлек внимание всех и только потом начал их доставать. Хотя сам Кирпичников, Вы помните, говорил совсем иное: я нашел, взял в руку, повернулся и сказал «Обратите внимание!».

Аудиозапись судебного заседания от 07.04.17. стр. 48-49:
Серновец: А вот Вы в какой момент увидели патроны, коробки, мы пока не знаем что это патроны. Вот Вы как их увидели7
Кононов: На шкафу, в руках у кого-то?
Ковалев: Когда сотрудник доставал сверху. Я вот точно не помню, но он как-то обозначил, то что он нашел и все обратили внимание и он начал оттуда доставать.


Вот сколько противоречий в одном из самых кульминационных моментов: обнаружении главной улики – первых двух пачек патронов, который, по сути, должен был всеми быть запомнен очень хорошо. А на самом деле оказался с огромными, прямо противоположными показаниями – начиная от места моего и понятых нахождения, до того, сколько человек обыскивали этот шкаф, что делали остальные, оставили ли коробки след на шкафу или нет, подпрыгивали или становились на стул, табуретку, пуфик или диван. И что самое главное - когда Кирпичниковым было заявлено «обратите внимание!»? - Когда он обнаружил патроны на шкафу, не доставая их со шкафа, чтобы все предварительно посмотрели на верх шкафа, либо когда он, обнаружив, взял их в руку, повернулся к нам и уже потом с пачками в руках обратил наше внимание, сказав свои слова «обратите внимание!»?

Объяснение этому только одно: никто из них ничего из сказанного ими не видел, мы все смотрели в другую сторону; и только Кирпичников, оставаясь сзади, мог бы сказать, что произошло на самом деле. Но не сказал. И увидели мы Кирпичникова только тогда, когда он, находясь сзади и уже держа патроны в руке, крикнул – «обратите внимание!» Откуда он их достал - не видел ни кто.

14. Теперь по второму случаю нахождения патронов – тут еще чудней показания.
14-1. Нашел их Ширяев – с его показаний и начнем. Вот, что он заявил на судебном заседании:
Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 4:

Ширяев: Ну, там был стол рабочий, компьютер, ну и всевозможная оргтехника.
Судья: (диктует) там был стол рабочий, компьютер и оргтехника.
Ширяев: Вот. При осмотре данного помещения… мною … (02:07:00) было вытряхнуто содержимое ведра, стоящего у окна. Ну, наверное, между окном и столом - так будет точнее.
Судья: (диктует) при осмотре данного помещения мной было вытряхнуто содержимое ведра, стоящего у окна. Точнее, между столом и окном.
Ширяев: Да. Соответственно, в присутствии понятых и хозяина дома было обнаружено среди канцелярского мусора, ещё две коробки…. Бумажные…


И далее – их стандартная песня-уловка (а вернее, ошибка – из-за перестраховочного страха быть уличенными): мол, мы, вся группа, как только подходим к объекту обыска, где впоследствии обнаруживаются патроны, вдруг сразу кучкуемся и во все глаза неотрывно смотрим только на того одного, кто эти патроны потом найдет:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 37-38:
Ширяев: Дальше мы проследовали к рабочему столу… о котором я говорил ранее, где стояла масса оргтехники и компьютеры…
Серновец: А как… В какой последовательности проследовали, как Вы расположились? Я имею ввиду участники обыска в этом помещении?
Ширяев: Мы все встали возле этого стола.
Серновец: Ну, как Вы встали? (03:34:00)
Ширяев: Ну вот как-то вот полукругом мы и встали.


Повторюсь: если бы мы осматривали каждый стол и шкаф вот таким вот образом, становясь в кружки вокруг них, и наблюдали, как осуществляется обыск одним человеком, то мы бы смогли осмотреть только 10 % жилой площади.

Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 38:
Серновец: Так, Вы перевернули где это ведро? Прям там же, где стояли?
Ширяев: Нет, я его перевернул…. Т.е. я протянул руку вправо и перевернул его ближе к середине…. комнаты.. то есть, перед всеми, стоящими возле стола людьми.
Серновец: То есть, Вы никуда не отходили с этого..
Ширяев: С ведром я никуда не отходил.
Серновец: Нет, я просто пытаюсь представить, какого у Вас размера руки, если Вы говорите про середину комнаты. То есть, шагов Вы никаких не делали?
Ширяев: Нет.
Серновец: когда Вы переворачивали - все остальные стояли к вам лицом? Если лицом к этому месту? Либо они смотрели, были повернуты в ту часть, от которой Вы пришли? От шкафов?
Ширяев: То есть – спиной ко мне?
Серновец: Ну, спиной, боком?
Ширяев: Нет, стояли ко мне лицом.


Потом, видно, забыв о ранее сказанном, что все стояли вокруг него кружком, он сказал, что в этой комнате обыскивали все:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 39: . (03:39:00)
Серновец: А скажите мне, пожалуйста, кто начал этот обыск?
Ширяев: Мы все начали: я и шесть человек.
Серновец: То есть одновременно проходил обыск?
Ширяев: одновременно, да.


Ну, и детали:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 54:
Серновец. Давайте опять вернемся на второй этаж. какой канцелярский мусор находился в ведре, которое Вы перевернули?
Ширяев: Там было… бумага какая-то скомканная. (…)
Ширяев: Кроме бумажек скомканных, там были ещё патроны в коробочках
Серновец: Я про канцелярские спрашиваю.
Ширяев: Этого там ничего не было
Серновец: Бумага была целиковая или резанная?
Ширяев: Скомканная.


14-2. Что по этому поводу заявил Петров, которого мы успели допросить ещё на первых сентябрьских заседаниях суда:
Показания ПЕТРОВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 98:
дальше была комната с компьютером, где стояла мусорная корзина, в которой были найдены мусор и две коробки с патронами.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 102: вопрос: в помещении на втором этаже, где были найдены две коробки с патронами в мусорном ведре. Вы можете пояснить, какой еще мусор находился в этом ведре? – Петров: Куча бумаг. Ведро забито практически до верха.
Судебный протокол . 2016, т.4, стр. 103: вопрос: кроме бумаги в этом ведре еще что-либо находилось? – Петров: Две пачки с патронами.
Вопрос: опишите действия своего коллеги, и как он исследовал это ведро? – Петров: Перед всеми высыпал содержимое на пол и поставил ведро на пол.

Судебный протокол. 2016, т.4, стр. 108: вопрос: вы лично видели тот момент, когда было изъято ведро и принесено в центр помещения, все содержимое высыпано на пол, среди чего были найдены патроны? – Петров: Видел, происходило все недалеко от рабочего стола справа или слева, точно не помню, при всех перевернули мусорное ведро и вместе с бумагами были обнаружены коробки с патронами, их осмотрели, высыпали, посчитали и опечатали.
Судебный протокол , 2016, т.4, стр. 108: вопрос: с какого момента Вы видели этот процесс? – Ответ: Первоначально? Вопрос: Бумагу видели? – Петров: ДА. Вопрос: Коробки с патронами видели? – Петров: Да, после того, как вытащили бумагу.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 110: судья: уточните, непосредственно как Вы двигались, когда вошли в комнату, где были изъяты патроны на втором этаже, как участники процесса располагались в комнате, видел ли Мелихов В.П. тот момент, когда сотрудник ФСБ обнаружил патроны на шкафу? – Петров: Мусорное ведро было перевернуто где-то ближе к левой стороне, относительно этого ведра стояли участники обыска рядом, Мелихов В.П, внимательно следил за тем, что происходит.

14-3. Что наблюдал Головкин – следователь, и главный по тому, чтобы всё видеть и записывать:
Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 12:

Мелихов: Вы лично наблюдали момент нахождения двух других пачек в мусорном ведре? (00:57:00) Головкин: Вы имеете ввиду, которые мы нашли на втором этаже, да?
Мелихов: Да, да, да, на втором этаже. Как они были обнаружены?
Головкин: Сейчас не вспомню. Помню, что обнаружил тоже один из сотрудников - Ширяев.
Мелихов: Обнаружение этих двух пачек патронов в ведре – произошло в тот момент, когда ведро стояло либо его вытаскивали и какие-то действия производили и потом обнаружили?
Головкин: действий никаких, насколько я помню, не производили.
Мелихов: В данном ведре, помимо двух пачек с патронами, что-то еще находилось? (00:58:00)
Головкин: Не смогу вспомнить.


С ведром действия никакие не производили, что было в ведре – не помню. Не странно ли? – Одно дело, взять ведро, высыпать из него бумагу, которой было доверху заполнено бумагой, порыться в ней, найти патроны…. и ничего этого не помнить или не видеть.
И что тоже немаловажно, Головкин заявил:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 39-40:
Серновец: А как Вы узнали, что там патроны?
Головкин: соответственно (слово неразборчиво) производили вскрытие и смотрели (02:07:00)
Серновец: Кто производил и кто смотрел?
Головкин: Я не помню сейчас.
Серновец: Вы лично производили вскрытие этих коробок и смотрели ли, что в этих коробках?
Головкин: Нет.


Хотя, Ширяев говорил в своих показаниях следующее:
Показания ШИРЯЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 04.05.2017 стр. 14-15:

Кононов: Вы можете описать это ведро, что оно из себя… из чего сделано, какого цвета?
Ширяев: Ведро темного цвета. Я не помню, оно было пластиковое или металлическое (02:41:00) Обычное, стандартное для канцелярского мусора. С постеленным в него вовнутрь пакетом.
Кононов: Скажите, пожалуйста, вот, патроны, которые были обнаружены в этом ведре, кто непосредственно их там доставал, вскрывал эти ящики, считал сколько их там количество… штук.
Ширяев: Человек, который вел протокол
Судья: Называйте фамилию его, потому что мы уже поняли, что человек, который вел протокол – это Головкин.
Ширяев: Головкин


Опять нестыковка. Если Вы помните, Ширяев сказал, что в момент обнаружения все стояли кружком и смотрели на него… Пересчитывал патроны Головкин. А Головкин говорит…. что он коробки не вскрывал и не пересчитывал.

14-4. ….а вот что показал Катенев, который, по идее, тоже стоял в кружке и должен был бы видеть:
Показания КАТЕНЕВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 23-24:

Обвинитель: Я имею ввиду – вот как Вы сказали, я просто хотел спросить: где в каком месте, в этом, как Вы предполагаете, кабинете, ну, в этой комнате – были обнаружены вторые предметы?
Катенев: Значит, насколько я помню, это точно рядом с рабочим столом. Я не помню сейчас визуально, где он располагается, но это рядом с рабочим столом… Рядом с рабочим столом… Вот. Где прям… вот прям как Вы меня спрашиваете, прям точно, ну, вот я точно сказать сейчас затрудняюсь. Потому что не помню. В протоколе должно быть написано.
Обвинитель: Хотя бы где?
Катенев: Ну, где?...
Обвинитель: На полу, на подоконнике? В цветах? Где? Ещё где?
Судья: Вы видели?
Катенев: я видел, что возле стола. Вот, я сейчас пытаюсь вспомнить…
Судья: А что Вы видели?
Катенев: ну… предметы, похожие на патроны… (01:13:00)
Судья: Как Вы видели? Ну как?
Катенев: Ну, глазами я видел.
Судья: Возле стола видели предметы?
Катенев: ну, вот, их изымали там вот… что у меня в памяти осталось… их изымали возле стола. Их обнаружили и предъявили к осмотру.
Судья: (диктует) там обнаружили предметы, похожие на патроны,.. я их видел возле стола
Катенев: Вот. А откуда их сотрудник … грубо говоря… где он их обнаружил…..
Судья: (диктует) …откуда их сотрудник достал – я не видел.
Катенев: Вот я и говорю, что я вот этот момент точно не помню. В протоколе, подчеркиваю – в протоколе должно быть всё описано. Откуда его изъяли. Эти предметы.
Обвинитель: То есть, Вы указать не можете, так как не помните?


Он даже ведра не помнит, не то, чтобы бумаги в нем. Но, Ваша честь, не помнить, где найдены основные улики, но помнить шестизначный номер на штыке – тоже такое невозможно. Однако, он дал полезную информацию о том, что это комната проходная:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 39-40:
Судья: Скажите, вот этот кабинет на втором этаже, где были, ну.. второй раз обнаружены патроны – это комната… как бы она изолированная?
Катенев: Нет. Она… вот тут я уверенно говорю, что она не изолированная
Судья: Она проходящая?
Катенев: Она вроде как кабинет, да, вроде как рабочий. Но она, вот именно, проходная. Она как зал, бы даже я назвал что ли…
Судья: Из нее можно в другие какие-то помещения выходить – правильно?
Катенев: Да, да, да. Ну, вот как бы такое, насколько я помню, центральное такое расположение, и там чуть ли не даже она и два этажа, по-моему, … чуть ли не так она занимает…
Судья: Из этой комнаты, Вы в какие-то другие комнаты выходили? Не помните?
Катенев: Там вот, ну, мы… перемещались, там конечно же, со всеми участниками (01:55:00) из одной комнаты…
Судья: Нет, меня интересует из этой комнаты? Вот, где кабинет – как Вы говорите. Из этого кабинета можно в какие-то другие помещения…?
Катенев: Ну, по моему, да. Мне кажется, что да.


То есть, через эту комнату проходили мы, когда шли на третий этаж, через неё же бегали все те, кто сливал информацию телевизионщикам.

14-4. Учаев – отговорился, что не помнит, но и патроны он не пересчитывал.
14-5. Кирпичников – (тоже, как и Головкин и Катенев, находясь в кружке вокруг Ширяева) не смог объяснить, откуда же вытащили патроны:
Показания КИРПИЧНИКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 7-14:

Мелихов: Вот, то место, где нашли вторую пачку патронов, как Вы сказали, в помещении, похожем на рабочий кабинет. Вы перечислили – ведро, коробка… Вы лично видели, как были найдены эти патроны?
Кирпичников: Я лично видел это. Но из чего это доставали – я не могу точно идентифицировать. Ну, то есть, сказать сейчас, что это…
Судья: ну, опишите…
Мелихов: Если Вы видели…
Кирпичников: круглый предмет, похожий на ведро.
Мелихов: Хорошо. Вы потом смотрели в круглый предмет, похожий на ведро – что там находится?
Кирпичников: Я нет.


Аудиозапись судебного заседания от 19.04.17. стр. 26-27: Кононов: вот когда обнаружили патроны на… в комнате, похожей на кабинет, ну, это комната 2-го этажа, вот, тот предмет, в котором были обнаружены патроны, как из него Ширяев патроны эти доставал? Что он – руками поднял, достал? Перевернул это ведро? Каким-то образом ещё его продемонстрировал? Как?
Кирпичников: Я это не помню.
Кононов: не помните, да? Что-то ещё, уточните, пожалуйста, (01:17:00) было в этом ведре ещё? Вы сами подходили, смотрели это ведро? Или что-то другое, предмет, в котором…
Кирпичников: Я не подходил.
Кононов: Вы не подходили. Не смотрели?
Кирпичников: Нет. Не подходил. Не смотрел.
Кононов: Переворачивал он ведро или достал другим способом?
Кирпичников: Я этого не помню.
Кононов: Каким образом эти патроны пересчитывались – Вы помните? Кто их пересчитывал?
Кирпичников: Кто пересчитывал – не помню.
Кононов: А Вы сами их смотрели?
Кирпичников: Я сам не пересчитывал и не смотрел.


(см. продолжение в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 20:26

(продолжение. См. начало в первом сообщении данной темы).

И открылось ещё одно обстоятельство - чудо-чудное! Никто из участников обыска не признался: кто же из них пересчитал патроны? – Все заявили, что не пересчитывали. Хотя один указал, что, вроде, Головкин, но Головкин категорически заявил, что нет.
А на самом деле (и в первом случае и во втором) брал их, открывал, смотрел, вертел в руках и рассматривал – тот самый человек в поло с автоматом за спиной и пистолетом за поясом, который впоследствии, вышедши на крыльцо, домочадцам говорил, что сами видел патроны и они боевые.


Но вернемся к показаниям тех, кто должен был бы следить внимательно за происходящим – к показаниям понятых.

14-6. Вот показания КОШЕЛЕВА:
Судебный протокол. 2016, т.4, стр. 64: Кошелев: Там же на втором этаже найдена запрещающая литература, которая также опечатывалась. Обыск начался слева направо, так как там сплава лестница и там были шкафы. Поэтапно по каждому шкафу проводился обыск. В конце этого кабинета в мусорном ведре была найдена коробка такая же, что и в комнате.
Судебный протокол, 2016, т.4, тр.71: Кошелев: Патроны были найдены в мусорном ведре черного цвета китайского производства, в ней был черный целлофановый пакет. В котором нашли коробку с патронными с маркировкой.
Судебный протокол, 2016, т.4, тр.89: вопрос: в связи с чем, в показаниях в ходе судебного заседания Вы пояснили, что было найдено по одной коробке с патронами в первом и во втором случае: - Кошелев: Помню, что найдено было по одной коробке

Не будем уж сейчас придираться и обращать внимание на количество коробок, одна или две; важно то, что было в ведре – и про бумагу в нем ничего не сказано. Как не сказано о том, что ведро с бумагой переворачивали и ковырялись в нем, ища патроны – он заявил, что не помнит.

14-7. Зато Ковалев – второй понятой – помнит:
Показания КОВАЛЕВА:
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 45: Серновец: Опишите, как он выглядел [рабочий стол]. – Ковалев: Не помню, на нем стоял компьютер. Серновец: Помещение, в котором Вы находились, оно имеет окна, люки? – Ковалев: Окон нет.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 45: Серновец: Как происходил обыск, когда вы переместились к этому столу? – Ковалев: Группа товарищей подошла к столу с двумя понятыми и с Мелиховым В.П., после проверки стола один из них заглянул в мусорку и вытащил оттуда патроны.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 45: Серновец: По отношению к столу как располагался Мелихов В.П., как располагались Вы, как располагался второй понятой и где в этот момент находился каждый из сотрудников силовых ведомств? – Ковалев: Один сотрудник с правой стороны стола стоял, один сотрудник, который нашел патроны, находился с левой стороны стола, сзади него – Мелихов В.П., справа от Мелихова В.П. – я и второй понятой.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 45: Серновец: Все четверо одновременно обыскивали стол? – Ковалев: Нет. Один.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр.45: Серновец: Опишите, как он нашел мусорное ведро? – Ковалев: Он заглянул туда и сказал, что там патроны, я увидел, что он достает из мусорки, так как стоял рядом на расстоянии примерно 1 метр – 1,5 метра. В мусорку я заглядывал, когда уже вытащили патроны, она была чистая.
Судебный протокол, 2016, т.4, стр. 47: Мелихов: Когда Вы сказали, что один обыскивал стол, а что делали остальные на тот момент? – Ковалев: Стояли рядом и смотрели на того, кто обыскивал стол, точно не помню.

Где эта корзина, заполненная доверху бумагой, где её опрокидывание и ковыряние в бумаге, в результате чего были обнаружены патроны?!- Ничего этого нет в показаниях понятого!

Можно еще более точно привести его слова с допроса следователя от 16.12.16, т.6, л.д. 84-85: Вопрос следователя: Скажите, что помимо патронов ещё находилось в мусорном ведре? – Ковалев: В мусорном ведре больше ничего не было.

Итак – такой важный момент, как доставание ведра из угла ближе к центру комнаты, его переворачивание, высыпание с него содержимого, сортировка вываленного и нахождение в нём патронов, половиной не помнится, или не виделось. А те, кто видел, разделились в своих показаниях пополам: двое сказали ведро было пустое (и это сказали понятые), двое - что доверху полное скомканной бумагой. Вот как это всё можно объяснить, если только не одним, очевидным фактом: никто, кроме Ширяева, который также остался у нас у всех за спиной, не видел, откуда, как и где он достал эти вторые две пачки патронов.

Все их показания абсолютно противоречивы, а значит – и ложны. Но некоторые из них даже абсурдны. Я уже приводил примеры - с изъятыми вещдоками, которые невозможно было таскать по всему дому, с передачей НТВ, где сказано было об изъятом, когда обыск еще не прошел и в половине дома, о спецназовце, видевшим патроны, находясь в момент обыска в обыскиваемых помещениях и сказавшем об этом нашем домочадцам.

15. Либо вот, наглядный пример по протоколу обыска:
15-1. Показания ГОЛОВКИНА:
Аудиозапись судебного заседания от 10.04.17. стр. 15:

Мелихов: К протоколу обыска приложены схемы дома, те места, где были найдены те или другие изъятые предметы. Кто рисовал эти схемы?
Судья: (диктует) к протоколу обыска прилагались схемы. Кто их составлял?
Головкин: сейчас не вспомню. Не смогу вспомнить.
Мелихов: Вы их рисовали?
Головкин: Я лично – нет. Потому что был занят оформлением протокола. (01:05:00)


Откройте протокол обыска, посмотрите схемы, что там написано? – «план-схему составил О/у… 2-й службы ФСБ России капитан Н.С. Головкин» – его подпись и печать. Он, на схеме 2-го этажа дома (это лист дела 106, Т.1) даже указал место обнаружения двух коробок патронов, совсем в другой комнате – в библиотеке, а не там, где стол и мусорное ведро.

Почему такое оказалось возможным? - Да потому что это был не обыск, с целью найти какие-то вещдоки, а спланированная операция запугивания меня и фабрикации телепередачи с целью представить меня неким демоном; чтобы заткнуть рот Русскому Зарубежью в тот момент прекратившему любые контакты с российскими Посольствами по всему миру, из-за того, что неделей ранее меня не выпустили из России на конференцию, вырвав из загранпаспорта лист.

Но это тоже, как говорят адвокаты, лирика. Поэтому вернемся к фактам.

II. О противоречиях, причем о самых главных, я уже сказал, теперь – относительно самого обвинения и тех фактов, которые они представили.

Допустим, что все вышесказанные нестыковки и даже абсурдные и противоречащие друг другу показания оставить в стороне и идти по пути обвинения. - Я поехал в Москву и купил 4 пачки патронов.
Ваша честь, где в обвинительном заключении либо в показаниях свидетелей, либо в расследовании следователя, имеются факты того, что я поехал в Москву и там купил 4 пачки патронов? – Нет их ни одного, только выдуманное следователем предположение.
Далее, купив 4 пачки патронов, я привез их домой, две из них положил на шкаф, а две других – в мусорное ведро. Где в документах следствия хотя бы один факт, указывающий на это? - Его нет.
Есть факт, что их нашли в доме, который является моей собственностью, в котором живу я. Но по факту, в этом доме постоянно живет еще 8 взрослых человек и трое несовершеннолетних. Причем, первые патроны нашли в квартире, где на тот момент более 7 лет проживала семья Чачина, а вторые – в общем зале компьютерной, которой пользуются все 11 человек, живущих в доме.
На тот момент в данном доме никто прописан не был – ни я, ни дети; но все мы жили там постоянно – кто с момента его постройки, кто (как Чачины)– около 7 лет, не менее. Все проживающие в доме, подтвердили факт своего проживания, они также объяснили, что в каждую из комнат дома у каждого из них свободный доступ, а в компьютерной занимаются как они, так и их дети.
Неужели факт того, что дом является моей собственностью, автоматически указывает на то, что всё, в нем найденное, является только моим? Ну, это же абсурд, который может утверждать только Учаев, заявивший, что всё находящееся в доме является собственностью хозяина, видимо, и игрушки моих внуков тоже моя собственность.
На этом же земельном участке находятся 2 жилых дома, 8 гостевых домов, 5 объектов производственно-технического назначения, две конторы – все эти объекты либо сдаются в аренду, либо в них размещаются в момент приезда группы паломников, родственники, друзья. И что? … - тогда я должен – нести уголовную ответственность за все эти здания, где находятся люди, в той части, кто и что из них с собой принес, находясь в них?
Выдвинутое обвинение в данной части абсолютно не состоятельно и абсурдно, в связи с чем я не признаю его в полном объеме.


III. Теперь – по пистолетам и револьверам

3-1. Перед тем, как говорить о предъявленном мне обвинении относительно пистолета Браунинг 1935 года выпуска и револьвера Раста и Гассера 1898 года выпуска, нужно определиться с базовыми понятиями. Для этого у нас есть закон об Оружии, с внесенными в него изменениями на сегодняшний день и Постановление Пленума Верховного Совета РФ от 12 марта 2002 года № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств».

В Федеральном законе «Об оружии» в статье 1 дается определение того, что считать огнестрельным оружием:
- огнестрельное оружие – оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направление движения за счет энергии порохового или иного заряда.

В связи с этим сразу же рассмотрим вопрос: относится ли пистолет Браунинг и револьвер Раста и Гассера к огнестрельному оружию. В том состоянии, в котором они находились в момент изъятия, они не могли выполнить своё предназначение, как указано в законе – а именно: механически поразить цель на расстоянии метаемым снаряжением за счет энергии порохового заряда.
Поэтому считать их огнестрельным оружием не допустимо. О подобных ошибках, допускаемых в экспертных заключениях, уже не раз писалось во многих юридических статьях и публикациях ведущих экспертов страны, которые указывали на то, что вопрос, задаваемый экспертам: «является ли представленное на экспертизу оружие огнестрельным или нет?» (при отсутствии каких-либо деталей либо с явными нарушениями в конструкции оружия, не допускающими выстрела) – не корректен и не допустим, т.к. данное оружие изначально огнестрельным уже не считается.

По этому поводу своё пояснение нам дал и ведущий специалист по оружию, имеющий стаж экспертной оценки огнестрельного оружия более 35 лет.
Адвокатом Кононовым специалисту Чадкову был задан вопрос: «по каким критериям определяется то обстоятельство, что относится ли обследуемое оружие к огнестрельному или нет?» (Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17, стр. 58)
На что специалист Чадков ответил: Относимость к огнестрельному оружию – это совокупность принципов, по приданию скорости, ускорения снаряду, за счет энергии пороховых газов. Именно поэтому такое оружие и называется огнестрельным.

В общем, он сказал то же самое, что написано в законе, только своими словами. Далее он продолжил:
ПОКАЗАНИЯ ЧАДКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17, стр. 58:
Что получается у нас. Представляется заведомо оружие, но как предмет, требующий обследования. Вначале он разбирается и осматривается на предмет его состояния, имеющихся повреждений. Затем он собирается и производится опробование взаимодействия его основных деталей в холостом режиме. Если никаких замечаний нет, тогда производится экспериментальная стрельба штатными патронами. В этом случае устанавливается энергия снаряда или убойную энергию – кто как называет. Определяется скорость. (…)
«Почему это необходимо сделать? Потому что вот такие вот раритетные экземпляры оружия (02:46:00) – он может производить выстрел, но поскольку ствол может быть очень изношен и поэтому, не сообщает снаряду должного… должной энергии. Ну, грубо говоря, пуля там пролетела, или чем стрельнули - шарик или пуля, пролетала метров 20 и упала на землю. Если попала в человека, так сказать, шишку заработал и все. То есть, это является именно критерий оружейности. Вот. Без этого, если даже все детали есть, выстрел производится, но должная энергия снаряду не сообщается, этот предмет, при всей его схожести, нельзя назвать огнестрельным оружием, потому что собственно – это не оружие. Оно не может поражать, причинять повреждения, телесные там.. (слово неразборчиво) и так далее. Ну, вот по таким критериям либо так производится исследование на предмет соответствия огнестрельному оружию. (02:47:00)»


В связи с этим, чтобы эксперты не путались в принципах отнесения представленных предметов к огнестрельному оружию, было выпущено методическое пособие: «Методика экспертного решения вопроса о принадлежности предмета к огнестрельному оружию», утвержденная ФМК МС – протокол № 8 от 29.02.2000 г., на которую, ссылаются в своем экспертном заключении и сами эксперты Дворянов и Нефедов.
(из текста методики, стр. 1) : 3. ПРИЗНАКИ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
Огнестрельное оружие изделия, конструктивно предназначенные для механического поражения живой или иной цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сгорания метательного заряда.
Принадлежность к огнестрельному оружию устанавливается на основании результатов исследования конструктивных признаков материальной части объекта, определяющих его целевое назначение, а также энергетических характеристик, обеспечивающих возможность применения объекта по своему целевому назначению, и определяется по наличию трех основных групп признаков:
– конструктивные;
– энергетические характеристики снаряда;
– надежность.
3.1. Конструктивные признаки
Конструктивные признаки материальной части объекта характеризуют его целевое назначение и применительно к огнестрельному оружию предполагают, как минимум, наличие следующих основных элементов конструкции:
– устройство для разгона снаряда и придания ему направленного движения (ствол);
– устройство запирания канала ствола;
– устройство для воспламенения метательного заряда.


а) В нашем револьвере устройство для воспламенения метательного заряда (патрона), т.е. боёк, который ударяет по этому патрону и его воспламеняет через пробитый капсюль, отсутствует. Таким образом, по первому признаку, конструктивному, он уже никак огнестрельным оружием признан быть не может.
б) Второй признак – энергетическая характеристика заряда. Согласно методике, он должен быть не менее 0,5 Дж/мм2. Именно об этом показателе и говорил эксперт Нефедов. Но никто – ни он, ни предыдущий эксперт, - выстрел с этого револьвера не производил и удельную кинетическую энергию не замерял. Значит, и по второму критерию говорить о принадлежности револьвера к огнестрельному оружию – невозможно.
в) Третий признак – надежность. Данный признак характеризует возможность производства неоднократных (более одного) выстрелов из исследуемого объекта без его разрушения и безопасность для стреляющего.

Все эти три признака очень чётко записаны в Методике, и я их Вам сейчас зачитал. Именно так и никак иначе. А не так, как говорил Дворянов: вставить гвоздь вместо бойка и якобы стрельнуть.

Ведь в той же методике, в п.6.9.1. записано:
- производят экспериментальную стрельбу, не внося каких-либо изменений, затрагивающих материальную часть объекта.
Кроме этого, в п. 6.9.3. данной методики указано: если в процессе производства экспериментальной стрельбы происходит разрушение конструкции или ее деформация, прорыв пороховых газов, создающих опасность для стреляющего, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что исследуемая конструкция не обладает достаточной прочностью и надежностью, и не отвечает требованиям безопасности, вследствие чего не может быть отнесена к огнестрельному оружию.


Итог: признак огнестрельного оружия – это совокупность трех основных качеств, которые я указал выше. Но у нас нет не только этой совокупности, но даже и отдельно взятого пункта.
1. Его нельзя считать огнестрельным, если, находясь в фактическом состоянии, оно, на момент изъятия, не способно осуществить выстрел.
2. Если всё-таки выстрел осуществлен, но кинетическая энергия пули меньше 0.5 Дж/мм2 – огнестрельным данное оружие считать не допустимо.
3. Если оно произвело выстрел и кинетическая энергия превышает 0,5 Дж/мм2, но пороховые газы частично вырываются наружу или деформируются некоторые узлы и детали, что не отвечает требованиям безопасности, данное оружие огнестрельным быть признано не может.


Поэтому заявления экспертов о том, что револьвер Раста и Гассера относится к огнестрельному оружию не состоятельны и противоречат той самой методике, на которую они и ссылаются и которой руководствуются при проведении экспертных исследований. О чём неоднократно, отвечая на вопросы во время судебного слушания, говорил приглашённый специалист Чадков. Что указывает на то, что делали свои экспертизы эксперты Дворянов и Нефёдов, под давлением со стороны следствия или прокуратуры.

3-2. Теперь по основным деталям к оружию. Мне вменяется в вину хранение кожух-затвора как основной детали к оружию пистолета Браунинг 1935 года.
Во-первых. Я приобрел и хранил (и так, в таком виде он и был изъят) не отдельно кожух-затвор, а весь целый пистолет в собранном виде, который был приведен в деактивированное состояние, путем просверливания ствола этого пистолета и приведения бойка кожух-затвора в нерабочее состояние, т.е .приведением его основных деталей в негодное для стрельбы состояние.

Однако, эксперт Дворянов, не осуществив весь комплекс необходимых исследований, а также не осуществив необходимого эксперимента по определению пригодности данного кожух-затвора к выполнению тех функций, которые данная деталь пистолета и должна выполнять, написал, что данный кожух-затвор является основной деталью пистолета, с возможным его использованием по целевому назначению.
То есть, «возможно, украл, а возможно – и нет». «Возможно, убил – а возможно, и нет». Кожух-затвор – возможно, можно использовать как основную часть, а возможно – и нет.

Чтобы далее говорить о самом кожух-затворе, стоит уделить внимание вопросу профпригодности эксперта Дворянова, делавшего заключение по данному кожух-затвору и револьверу Раста и Гассера.
Так, Дворянову на экспертное обследование был представлен револьвер Веблей 1914 года, производства Англии 455 калибра (в британской классификации). Исследовав этот револьвер, он написал в выводах о том, что данный револьвер относится к ручному огнестрельном оружию, а в самом исследовании им же написано: «Следов доработок и изменений в деталях данного револьвера не обнаружено».

При обследовании револьвера он использовал справочник А.Б. Жука «Стрелковое оружие», об этом написано в его экспертном заключении. Открываем и смотрим этот справочник, по которому находим револьвер Веблей, с указанием его калибра – 455.
На странице 409 есть глава «Патроны для револьверов и пистолетов», там представлена методика перевода британского калибра в наш. Согласно этой методике, английский калибр 455 соответствует нашему 11,56 мм. Помимо этого, в этой же главе на стр. 413, представлены патроны к данному револьверу в натуральную величину для визуального обзора.
Отверстие ствола в исследуемом револьвере 4.5 мм – Дворянов сам это пишет в своем исследовании, и при этом очевиднейшую вещь – разницу между диаметром 4,5 (которая в револьвере) и диаметром 11,56 (которая в револьвере не должна быть) - не видит.
Помимо этого, он же пишет далее в своем исследовании, что канал ствола нарезной, правонаклонный – хотя фактически ствол для пневматического патрона и шарика в нем абсолютно гладкий.
В барабан впрессованы трубки диаметром 6 мм, в которые патрон диаметром 11,56 ну никак войти не может.
Такое впечатление, что он вообще его не смотрел, а просто написал то, что приказали, и всё.
Такие, столь очевидные, вещи профессионалу, даже не разбирая револьвера, а всего лишь осмотрев его, не заметить – невозможно, если только вообще на это не обращать внимание намеренно. Именно поэтому он так вольно и высказывался здесь на судебном заседании – то гвоздь вставить вместо бойка, то щелкая курком, утверждал, что револьвер, раз щелкает, значит, боевой.
По таким явным, абсолютно непрофессиональным, ошибкам, принимать его выводы экспертизы, я думаю, недопустимо, а сказанное им в судебном заседании следует оценивать как не соответствующее профессиональным знаниям эксперта по оружию.


Но вернемся к кожух-затвору, как основной части пистолета Браунинг.
В соответствии с законом Об оружии, к основным частям огнестрельного оружия следует относить – ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку.
В прямую кожух-затвор здесь не указан, но функционально он выполняет функции затвора, отличаясь от него дополнительно выполняемыми функциями к основным выполняемым функциям самого затвора.

Каковы основные функции затвора и как следствие – кожух-затвора:
1. Подача патрона в ствол.
2. Запирание ствола с целью направления газа от порохового разряда на разгон пули внутри ствола.
3. Производство удара по капсюлю патрона для воспламенения в патроне воспламеняющегося вещества – пороха.

Именно так, но своими словами, рассказали все эксперты на судебном заседании

Чтобы исследовать, может ли наш кожух-затвор эти основные функции выполнить, вернемся к еще одному законодательному акту, а именно к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». В его п.12 предельно четко записано: ответственность по статьям 222, 226 УК РФ наступает за незаконный оборот, хищение либо вымогательство не только годного к функциональному использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало (а далее – самое главное) пригодные для использования комплектующие детали или если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения.

Теперь смотрим на наш кожух-затвор и на проведенную экспертизу:
1. Кожух-затвор изъятого у меня пистолета Браунинг подавал патрон в ствол? – Нет, подобное в экспертизе не отражено.
2. Данный кожух-затвор после подачи патрона в ствол запирал сам ствол? Чтобы не позволить газам от выстрела пойти не в ствол, а наружу – под кожух-затвор? – Тоже нет. Никто этого не исследовал и уж тем более, не проверял это в момент выстрела.
3. И наконец, третье – данный кожух-затвор – может осуществлять удар по капсюлю патрона своим бойком и взорвать патрон? – Нет, не может, т.к. при полном его нажатии, сам боёк не выходит из капсюля, потому что он спилен.

Это подтвердил и сам эксперт Дворянов, которому я на заседании суда продемонстрировал это наглядно на кожух-затворе:
Показания ДВОРЯНОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17, стр. 22:

Мелихов: Ржавчина есть. А теперь смотрите, пожалуйста. Видите, боек?
Судья: Боек вижу.
Мелихов: Для того, чтобы ударить по патрону, он должен выйти из вот этого соединения. Вот смотрите, он выходит? Видите? (01:11:00)
Кононов: Зацепление.
Судья: Так вот Вы эксперту скажите – выходит? Видите? А я не ви….
Кононов: Покажите эксперту.
Мелихов: Выходит?
Дворянов: Нет. Он не выходит.
Мелихов: Он не выходит. Значит, вот этот кожух-затвор…
Дворянов: Я сказал…
Мелхиов: не может быть использован
Дворянов: … о возможном


Но признав очевидную оплошность своего экспертного заключения, он все равно твердил о возможности, хотя, если боек не выходит из капсюля, то никакой возможности ударить ему по патрону – нет. И при этом сам же чуть позже утверждает:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17, стр. 28:
Дворянов: Кожух-затвор предназначен для запирания канала ствола
Судья: (диктует) так, кожух-затвор…
Дворянов: Основная его задача. Для производства удара.
(…)
Судья: основное предназначение вот как раз в производстве выстрела..
Дворянов: да, и производства удара бойка по капсюлю патрона.
(…)
Судья: (диктует) бойка по капсуле… патрона. Так вот, в связи с этим, как раз Вы говорите – не надо записывать… Как раз надо записывать! Значит, для того, чтобы сделать вывод, а можно ли этот кожух-затвор использовать или нет, мы должны знать о его основных… основном предназначении. Вот Вы нам сейчас пояснили: он служит для запирания канала ствола и для производства удара бойка по капсуле патрона.
Дворянов: да.


Но боек не выходит из капсулы кожух затвора, ударить по патрону не может, он это видит и подтверждает, и всё равно – «возможно». Теперь уже гособвинителю стало интересно, и он спросил у Дворянова по поводу бойка:

Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17, стр. 33:
Судья: Нет, всё понятно… Вы мне на вопрос ответьте, самое главное. Государственный Обвинитель спросил: Вы можете нам сказать – имеется там боек или нет? Вот, Вы ответьте на вопрос. Сможете или нет?
Дворянов: Думаю, что нет.
(…)
Обвинитель: Нет. Может быть, достоверно Вы можете сказать? (01:36:00)
Дворянов: Достоверно..
Обвинитель: есть или нет? Не думайте. А скажите. Можете Вы ответить вообще на этот вопрос?
Дворянов: Я вижу ударник, но я не вижу боёк ударника.
Кононов: ударник вот, да, есть.
Судья: Ну, визуально Вы видите ударник, а бойка не видите.
Дворянов: да. а боек не вижу. Потому что…
Судья: Ну, так и отвечайте.
Дворянов: …при надавливании он не выходит.
Судья: (диктует) Но визуально боек я не вижу.
Дворянов: Не вижу.


(окончание см. в следующем сообщении)

Аватара пользователя
Мелихов
Сообщения: 1387
Зарегистрирован: 09 июн 2013, 19:09
Контактная информация:

Re: Мелихов: Речь на судебных прениях от 30.05.17 г.

Сообщение Мелихов » 30 май 2017, 21:01

(Окончание. См. начало в первом сообщении данной темы).

Ну и последнее, касающееся кожух-затвора, - это вывод в своём исследовании специалиста Чадкова, который не согласился с доводами эксперта Дворянова, и которое мы приобщили к уголовному делу. Свои выводы он подтвердил и на судебном заседании, отвечая на поставленные вопросы и осмотрев в натуральном виде сам кожух затвор.
Показания ЧАДКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.2017, стр. 55-56:
Чадков: Затвор – это самостоятельная деталь, предназначенная для запирания канала ствола при выстреле. Кожух - это… (…)… я сейчас по отдельности: кожух – это обычно такая деталь, которая (02:34:00) имеет назначение закрыть некоторое внутреннее пространство от пыли, грязи, постороннего вмешательства. (…)В данном случае, в данном случае – функция несколько шире. Кожух-затвор выполняет несколько функций. Основная - это запирание канала ствола при выстреле. Функция удаления гильзы… (…) да. запирание канала ствола при выстреле. (….) удаление гильзы после выстрела. (…) досылание патрона в патронник после выстрела.(….) помещение ударника и направлении его в сторону гильзы. Ну и могут быть дополнительные функции в разных моделях, это функция предохранителя, или предохранительная функция, сигнальная функция , когда становится по израсходовании патронов в (заднее?) положение. (…) Вот, собственно, в чем разница. А классический как бы затвор – он запирает канал ствола и направляет ударник, это, как правило, это в длинноствольном оружии.(02:37:00)

Аудиозапись судебного заседания от 18.05.2017, стр. 56-57:
Кононов: Скажите, пожалуйста, могут ли какие-либо нарушения конструкции кожух-затвора или, может быть, нарушения взаимодействия каких-либо частей и механизмов, которые находятся в этом кожух-затворе, повлиять на работу оружия? И какие, если есть, могут влиять, - то какие нарушения критичны? То есть могут вообще привести, ну, скажем, в негодность ?
Чадков: Дело в том, что кожух затвора – это деталь, особенно во внутреннем ее строении, изготавливается с весьма высокой точностью. И какие-то изменения, в частности, износа, коррозии там, и прочее постороннее воздействие, могут повлечь нарушение работы огнестрельного оружия. (02:38:00) Например, как в данной конструкции, и у Кольта, у Браунинга, у них принцип автоматики с коротким ходом ствола назад. Там на внутренней поверхности вот этого кожух-затвора, имеются вот такие внутренние проточки. А на стволе в верхней части вот такие вот два полукруглых выступа. Вот если снашиваются на кожухе затвора вот эти вот грани, вот этих вот проточек, то при выстреле, при движении назад, кожух затвора может.. он вообще, когда они ходят, в зацеплении вот так вот. И когда идет назад кожух-затвор, он тащит за собой ствол. Потом ствол немножко опускается, кожух-затвор идет дальше. Но если вот эти вот кольцевые вытачки сносятся, то затвор при движении назад будет прижимать ствол, не будет его сдвигать назад и произойдет заклинивание при выстреле. То есть, не будет обеспечена нормальная работа автоматики или пистолета. Дальше, если, допустим, будет отсутствовать выбрасыватель, то также возможна задержка и при стрельбе, когда гильза не будет удаляться из канала ствола, также не будет производиться выстрел.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.2017, стр. 57:
Чадков: Ну, я хочу сказать, что вот на части, на некоторых поверхностях имеются довольно серьезные следы коррозии, достаточно глубокие…
Кононов: Это на внутренней части, да, имеется ввиду?
Чадков: На внутренней, вот, на гребне здесь затвора, да, (02:41:00), на направляющих есть.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.2017, стр. 57-58:
Кононов: Скажите, пожалуйста, правильно ли я Вас понял, что вывод о том, пригоден ли данный кожух-затвор для использования по прямому назначению, категорически можно сделать только после того, если установить его на другой аналогичный пистолет и провести экспериментальный выстрел?
Чадков: Ну, я так и писал в своём заключении, я это подтверждаю. Что я, например, с коллегой всё исследовал. И когда он сделал вывод о том, что вот этот кожух-затвор относится или является основной частью оружия, я считаю, что это не вполне обоснованно, и он, кстати, вот об этом только что сказал, без экспериментальной стрельбы. Вот. Только, только… я ж еще раз говорю: практика - критерий истины: можно смотреть есть там какие-то детали, есть раковины, нет, но всё решается экспериментальной стрельбой. (02:43:00) Здесь он эту экспериментальную стрельбу не производил. На другую модель, вернее, на другой экземпляр аналогичной модели не устанавливал, стрельбу не производил. Поэтому, я считаю, что этот вывод – о том, что данный кожух-затвор является деталью, частью, основной частью огнестрельного оружия, тем более, пригоден для стрельбы, я считаю, что он не обоснован, что он не доказан экспериментально. Экспериментальной стрельбой.


Всё. Кожух-затвор, в том виде, в котором он был найден, не может осуществить свои функции, т.е. он не пригоден, что абсолютно видно даже без экспертизы.
Поднятые разговоры о том, что, мол, давайте, разберем кожух-затвор, выбьем из него капсулу, где находится боек, вытащим этот боек и капсулу, поставим новый боёк и обратно его запрессуем в кожух-затвор и попробуем провести выстрел… это никакого отношения к закону не имеет! Это, как говорит глава государства, хотелки прокуратуры, юридически неграмотные и несостоятельные, т.к. в этом случае вступает в силу совсем иная статья – статья 223 «Незаконное изготовление оружия», в которой под незаконным ремонтом огнестрельного оружия и его основных частей подразумевается устранение неисправностей, препятствующих использованию этих частей (например, замена отдельных изношенных деталей либо восстановление утраченных или измененных деталей).
Однако, никаких действий по восстановлению утраченных в данном кожух-затворе деталей (в частности бойка) эксперты не признали, то есть, я не стремился ничего в нем изменить.
Таким образом, обвинение меня в хранении кожух-затвора, возможно годного по его целевому назначению, как написал эксперт Дворянов, абсолютно абсурдно, юридически неграмотно и не обосновано. Еще раз повторю выдержку из Методики, которая для экспертов является основой их деятельности – исследование и экспериментальная стрельба с представленных образцов осуществляется БЕЗ внесения каких-либо изменений, затрагивающих материальную часть исследуемого объекта.

Если же этим пренебречь, то тогда наступит полная вакханалия и произвол следствия. Вот тот же самый Веблей, в него внесли изменения, и он стал непригодным для стрельбы. Теперь ушлому следователю и привязанному к нему эксперту захочется высверлить трубку из ствола и втулки из барабана – и он опять станет боевым, и уже его вменить как огнестрельное оружие, либо на том же пистолете Браунинг, взять и запаять дырки, просверленные в стволе, и затем заявить, что ствол теперь является основной частью огнестрельного оружия и по нему наступает уголовная ответственность.
Это недопустимо, и если это делать, то, как я уже сказал выше, наступает ответственность уже совсем по иной статье: 223-й – незаконное изготовление оружия, при которой осуществляется замена отдельных изношенных или выведенных из строя деталей.

Именно поэтому, после того, как следователем был допрошен свидетель Нефедов, делавший экспертизу револьвера Раста и Гассера, данный револьвер из обвинения выпал.
Показания НЕФЕДОВА:
В протоколе допроса эксперта Нефедова от 18 августа 2016 года, следователь задал вопрос:

Вопрос дознавателя: Если установить в представленный Револьвер боек конструктивно схожий со штатным бойком, будет ли он пригоден для производства из него выстрелов?
Ответ эксперта: Ответить на поставленный вопрос возможно только при проведении экспериментальной стрельбы с предоставлением соответствующих патронов калибра 8 мм и бойка представленного револьвера. Более по данному вопросу мне пояснить нечего.


Ответ абсолютно объективный, трезвый и соответствующий методике, о которой мы говорили выше:
- никаких «гвоздей», никаких «конструктивно схожих бойков», а именно так: представьте боёк исследуемого револьвера и соответствующие именно этому револьверу патроны калибра 8 мм.

Понятно, что ни бойка, ни патронов к данному револьверу 1898 года выпуска найти не возможно. Но и, даже если найти, – переделывать револьвер, вставляя в него, допустим, найденный каким-то чудом боёк – это уже изменение, затрагивающее материальную часть исследуемого объекта, что не допустимо, согласно методике. И если следовать букве закона, эксперт подобные манипуляции с револьвером делать не будет.
Вследствие чего, и понимая это, следователь после возвращения дела из суда на доследование, исключает данный револьвер из состава обвинения.
Том 6, л.д.58: Постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 12 декабря 2016 года: перечень предъявленного обвинения:
1. – 64 патрона. 9 х 18 мм.
2. – кожух-затвор пистолета Браунинг.
Револьвера Раста и Гассера – нет.

Том 6, л.д. 102 : Постановление о привлечении в качестве обвиняемого о 19 января 2017 года: те же два пункта, без револьвера Раста и Гассера.

24 января с.г. я пишу ходатайство о возврате мне револьвера Раста и Гассера, т.к. он в обвинении отсутствует (т.6, л.д. 112) - нам отказывают, и уже в Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 2 февраля 2017 года (т.6, л.д. 120) этот револьвер вновь вписывают в перечень.

Однако, нужно что-то было делать с ответом эксперта Нефедова, идущим вразрез с данным обвинением. И, абсолютно не смутившись, ни следователь, ни прокурор, утверждавший обвинительное заключение, полностью искажают, а попросту фальсифицируют, ответ эксперта, записав его в следующем виде (это т.6, в самом обвинительном заключении страница 27):
Ответ эксперта, который они исказили, стал выглядеть следующим образом:
«Если в револьвер военного образца системы Раста и Гассера 1898 года выпуска калибра 8 мм установить боек, аналогичный штатному бойку и при проверке взаимодействия частей и механизмов данные части и механизмы будут взаимодействовать штатно, то представленный револьвер будет пригоден для производства из него выстрелов».

Ваша честь! Это же – служебный подлог! Это – абсолютная фальсификация материалов уголовного дела. Сам эксперт говорит одно, а следователь и прокуратура пишет от его имени совсем иное, прямо противоположное сказанному экспертом.

На судебном заседании эксперту Нефедову я задавал вопрос: как он ответил на вопрос следователя? – Он подтвердил тот ответ, который фактически был в протоколе.
Показания НЕФЕДОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 53-54:

Судья: Нет, тогда задайте этот же вопрос. Который был на следствии, на дознании.
Кононов: вопрос, который задавали…
Мелихов: Вопрос дознавателя: «если установить в представленный револьвер боёк, конструктивно схожий со штатным бойком, будет ли он пригоден для производства из него выстрелов?» (…) Ответьте, пожалуйста, на вопрос. Как Вы на него ответили?
Нефёдов: что в вероятной форме. (02:29:00) То есть… это надо проводить опять же эксперимент. Только в результате проведенного экспертного эксперимента.
Судья: (диктует) На этот вопрос можно ответить только в результате проведенного экспертного эксперимента.
Нефёдов: Мы всё поставим, если это будет представлено, зарядим его и произведем выстрел.
Судья: и выстрелим. Там так же он ответил, Мелихов?
Мелихов: Значит, ответ эксперта: «ответить на поставленный вопрос возможно только при производстве экспериментальной стрельбы… (Общий шум с одновременными репликами участников: «ну так же!», «так и ответил») с предоставлением соответствующих патронов калибра 8 мм и бойка представленного револьвера. Более по данному вопросу мне пояснить нечего».
Судья: Так.
Мелихов: В соответствии с этим у меня вопрос: Вы этот ответ подтверждаете?
Нефёдов: Да, подтверждаю.


3-4. Теперь более подробно разберем вопросы, касающиеся обвинения и тех утверждений со стороны экспертов и специалиста, относительно револьвера Раста и Гассера, которые прозвучали в ходе судебных заседаний.

В обвинительном заключении относительно револьвера Раста и Гассера 1898 года выпуска записано следующее: что он является короткоствольным нарезным огнестрельным оружием, содержащим пригодные для использования комплектующие детали.

По вопросу отнесения его к огнестрельному оружию, я говорил в самом начале: в нем нет ни одного признака, по которым он бы мог быть отнесен к данному огнестрельному оружию, согласно «Методике установления принадлежности объекта к огнестрельном оружию», утвержденной Ф.М.К.М.С. протоколом № 8 от 29.02.2000 г.

Что касается комплектующих деталей, то ни в самом обвинительном заключении, ни в экспертизах, проведенных Дворяновым и Нефедовым, никакого упоминания о том, какие комплектующие детали данного револьвера пригодны для использования, нет.

Вот что говорили эксперты на судебном заседании от 18 мая 2017 г:
Показания ДВОРЯНОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 35:

Дворянов: Вот здесь вот отсутствует ударник с бойком. Но это не влияет . Он не может только производить выстрелы. Вы можете вставить сюда любой гвоздь и он будет там стоять. Тут же вытащить через минуту. И вы будете стрелять, потому что барабан крутиться.
Мелихов: а что Вы гвоздь не вставили и не стрельнули?
Дворянов: А зачем мне это надо?
Мелихов: Чтобы доказать, что он огнестрельный.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 36:
Мелихов: Вы сказали только что, что все детали исправны. А как Вы определили, что они исправны? Как Вы определили, что ствол исправен? Ведь все-таки 120 лет хранился он не в очень хорошем состоянии. Вы сами в своей экспертизе написали, что там есть ржавчина, есть… точно также, как и барабана, и многое другое.
Дворянов: Да.
Мелихов: Как Вы определили, что он исправен? Что исправен ствол, что исправен барабан?
Дворянов: Повторяю. Второй абзац снизу: «При проверке взаимодействия частей и механизмов револьвера, а также при его неполной разборке, установлено, что все они в наличии, собраны и взаимодействуют правильно».
Мелихов: Нет, как Вы определили?
Серновец: Визуально.
Дворянов: Визуально.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 38:
Мелихов: А зачем тогда их чистить вообще – пистолеты? То есть, в любом случае Вы визуально определяли?
Дворянов: Как и все.
Судья: Ну, имеется ввиду, Вы не брали там боек – не вставляли ..
Мелихов: Опыты … опытным
Кононов: … и стреляли?
Судья: …и не стреляли боевыми патронами. Вот это имеется ввиду.
Дворянов: Этого я не производил. Нет, конечно.
Судья: Вы определили, что ствол пригоден, барабан пригоден, что там в этом еще пистолете?
Дворянов: Всё исправно.
Судья: все пригодно.
Дворянов: и всё взаимодействует.
Судья: отсутствует только боек и зат…. И…. Боек и …
Дворянов: Да. Всё. Только боёк. (01:49:00) Ударник с бойком.
Судья: Вот. Ударник, да, с бойком. Поэтому для производства выстрела в таком состоянии он не пригоден.
Дворянов: Не пригоден.


Эксперт Нефедов будучи более грамотным, о гвоздике уже не говорил, а сказал следующее:
Показания НЕФЕДОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 46:

Обвинитель: И следующий вопрос: а вот для того, чтобы он был пригоден либо не пригоден к стрельбе – как это выяснить?
Нефёдов: эээ…
Обвинитель: непосредственно вот сам пистолет в представленном виде?
Нефёдов: Никак не выяснишь. Потому что здесь нужно проводить эксперимент. Экспертный эксперимент. Отстреливать его. Чтобы отстреливать – нужно боек, который отсутствует в данном револьвере, и соответствующие боеприпасы, чтобы решить вопрос о пригодности его к стрельбе. Только в процессе экспертного эксперимента. Если эти … будут детали предоставлены для проведения повторной экспертизы.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 46-47:
Обвинитель: Скажите, а Вы можете вот на пистолете показать, вообще, где должен быть боёк? Показать. И Вы же экспертизу проводили, - сказать нам, а почему его там нету?
Нефёдов: Вот здесь.
Обвинитель: Вот здесь, да, вот сказать можете - он там заржавел, отвалился, что с ним произошло? Почему его там нет? Можно это вообще выяснить?
Нефёдов: Ну, его вообще там нет. Не то, что он там заржавел или отвалился, его вообще в принципе здесь нету. Он отсутствует. Сквозная дырка есть. Стоит только вон пружина видно. Видно, что пружина есть. Самого бойка нету. Который бьет курок.
Судья: ну туда его вставить как-то можно?
Обвинитель: Вытащить, вставить?
Судья: Вот Вы нам сейчас сказали: для того, чтобы проверить, провести эксперимент, нам нужен боек и патроны, если Вы мне повторную экспертизу представите, я вам проведу.
Нефёдов: если его здесь нету, значит, его вытащили.
Обвинитель: а его можно вообще вытащить?
Судья: Хорошо. А вставить его можно? (02:13:00)
Нефёдов: Вы мне предоставьте, будем(т?) (слово неразборчиво) посмотрим.
Серновец: То есть, надо такой же боек найти?
Нефёдов: такой же. Его боёк. Родной.
Обвинитель: Именно к этому пистолету?
Судья: От этого пистолета?
Нефёдов: именно от этого пистолета, да. Револьвера.
(…)
Обвинитель: А почему вот, вопрос такой возникает тогда, не попытались вставить предмет какой-нибудь, по возможности, схожий с бойком, чтобы произвести сам выстрел?
Нефёдов: потому что я не имею права дополнять какой-либо объект другими предметами. Я исследую то, что мне представлено, в том виде, в котором он представлен.
(…)
Обвинитель: То есть, для того, чтоб провести экспериментный эксперимент, необходим не только боек, но еще и патроны… Правильно?
Нефёдов: Естественно.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 50:
Кононов: Скажите, пожалуйста, можно ли сделать категорический вывод о штатном взаимодействии частей и механизмов оружия, без производства экспериментальных выстрелов?
Нефёдов: В холостом порядке только.
(…)
Кононов: А вот если производить выстрел, может случиться так, что что-то работает в этом пистолете нештатно? (…)
Нефёдов: здесь уже нужно проводить эксперимент . Это… Я сейчас так не могу сказать.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 63:
Нефедов: поэтому решить вопрос о пригодности, пригодности его для стрельбы, возможно только при производстве экспериментального выстрела. Нанести поражающую способность человеку (03:01:00) только при экспериментальном выстреле.

Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 64:
Судья: настоящее, допустим, но из него можно убить человек?
Нефедов: Можно.
Судья: Можно. А как это проверить?
Нефедов: Экспериментальная стрельба.
Судья: Экспериментальным путем.
Нефедов: Замером, как сказал мой коллега тоже, надо замерять скорость полета пули.
Судья: То есть, этот боек найти надо, вставить, патроны найти, скорость там измерить, и потом только мы скажем…
Нефедов: да… патроны найти… скорость измерить, по формуле мы высчитаем кинетическую энергию удельную и тогда уже будем говорить (03:02:00)


А вот ответ Нефедова (прямо впрямую) относительно комплектующих деталей:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 51:
Мелихов: Можно ли судить без осуществления экспериментального выстрела о точности того утверждения, которое Вы сказали: что ствол пригоден, барабан пригоден? Может быть, во время выстрела как раз та ржавчина, которая там есть, или коррозия, либо еще что-то…
Нефёдов: Я ответил на первую часть вопроса: что представленный на исследование револьвер является короткоствольным.. то есть, он относится к категории огнестрельного оружия. Но то, что он не пригоден, что в представленном виде револьвер не пригоден к стрельбе по такой-то причине, что отсутствует боёк – это я тоже ответил. А то, что он развалится или не развалится при выс… при отдельном выстреле – это уже надо эксперимент делать. Я на это не отвечал.
(…)
Мелихов: Я как раз спрашиваю о деталях. (02:23:00) Можете ли Вы с уверенностью сказать, без осуществления экспериментального выстрела, что все эти детали пригодны?
Нефёдов: Визуально – да. На данный момент.
Мелихов: А не визуально?
Нефёдов: А если будет проводиться эксперимент, и он, ну … какие –то деформации начнутся или еще что-то… то он..
Серновец: То есть, при проведении экспертизы могут проявиться…
Нефёдов: он просто, да… он…. да, деформации.


Вопрос, являются ли они пригодными, эти комплектующие детали, либо нет, - он вообще не стоял, тогда как, не исследовав и не выяснив, пригодны ли комплектующие детали или нет – мне их вменяют в вину.

Далее - ответы Чадкова, специалиста, имеющего стаж 37 лет в криминалистической деятельности, относительно данного револьвера:
Показания ЧАДКОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 59:

Чадков: Дело в том, что вот это гнездо, оно закрывается такой втулкой, которая, видимо, на резьбе. Здесь есть шлиц, тоже он корродированный, но следов того, что пытались отвернуть и произвести какие-то ремонтные воздействия, я не вижу. (02:50:00) Во всяком случае, вот, при четырехкратном увеличении этого не видно. То есть, там, там она давно закорродирована, там со всех сторон, и ее просто так выкрутить, я думаю, нельзя, то есть, скорее всего, это нужно будет серьезно воздействовать, типа высверливать там, какими-то такими инструментальными способами воздействовать. Таких следов здесь нет.
Кононов: А Вы можете осмотреть вот… ствол, в каком он состоянии? Внутри, имеется ввиду.
Чадков: Ну здесь.. тоже, вот во всяком случае у дульного среза, видно, что там достаточно глубокие раковины коррозии и нарезов я тоже не вижу.
Кононов: Нарезов не видите?
Чадков: не вижу нарезов
Сернвоец: А они должны быть?
Чадков: Ну а как же! Всё…
Серновец: Не, ну я спрашиваю.
Чадков: обязательно, это нарезное. …
Кононов: это нарезное…
Чадков: … короткоствольное оружие, да.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 60:
Чадков: Это говорит о том, что ствол (02:51:00) достаточно сильно изношен. Или, может быть… ну вряд ли кто-то специально рассверливал…. …сверлением….
Кононов: Скажите, пожалуйста, отсутствие нарезов в нарезном оружии как-то влияет на вот выводы о том, что оно является этим оружием или нет, никак не влияет? Или, может быть, просто влияет на выводы о его работоспособности?
Чадков: Нет, это влияет…изменение канала ствола влияет на скорость снаряда.
Кононов: А! О чем мы уже говорили.
Чадков: О чем я говорил, да. То есть, это надо провести экспериментальную стрельбу, замерять скорость снаряда, и тогда определить его кинетическую энергию. Подпадает оно, если достаточно кинетической энергии для поражения – значит, это будет огнестрельное оружие. Если недостаточно, значит, при всём уважении к этому предмету - это не будет огнестрельным оружием.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 61:
Чадков: Вот, и что касается утверждения моего коллеги о том, что диаметр канала ствола или
разница в диаметре канала ствола не влияет (02:55:00) на скорость снаряда, я позволю себе не согласиться с этим. Поскольку экспериментально мы неоднократно замеряли в своё время, когда я работал в милиции. Вот. Я не утверждаю, что вот в этом состоянии снаряд будет иметь энергию менее 4 Джоулей, ни в коем случае. Я просто говорю, что различия в диаметре канала ствола, безусловно, влияют…


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 64:
Чадков: ….берете вот эту вещь - Вы говорите, что это револьвер. Да, он изначально сделан… Но, вопрос-то идет о его положении, скажем так, в представленном состоянии. То есть, изначально это сделано оружие боевое, короткоствольное, пригодно там, и так далее, и так далее… Но в представленном состоянии! В представленном!
Судья: Оно – не пригодно для стрельбы.
Чадков: Оно не пригодно.
Судья: Тогда мы можем сделать вывод, что это огнестрельное оружие? Я не могу понять!
Чадков: Вот в представленном состоянии, если оно не пригодно – это не оружие! Для того, чтобы оно стало оружием, нужно произвести некоторый комплекс дополнительных работ.


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 66:
Судья: Скажите, а можно ли говорить вот об этом револьвере Гаста и Рассела, о том, что это вот, в представленном виде, - огнестрельное оружие?
Чадков: Я повторюсь, Ваша честь. Без, без….
Судья: Нет, я просто Дворянову вопрос задавала, он говорит: это есть огнестрельное оружие.
Чадков: А! Я хочу сказать, что без экспериментального отстрела вот этого, конкретно…
Судья: (уточняет) сказать, что это огнестрельное оружие…
Чадков: … Я бы на себя такую ответственность не взял. Сказав, что это – огнестрельное оружие, пригодное для стрельбы и которое может наносить такие повреждения. Почему ? – Потому что там несколько факторов. Допустим, мог подштатный(?) патрон износиться там, или вернее, (03:08:00) образоваться коррозия на казенном срезе ствола, прорыв пороховых газов, недостаточное давление. Ну, факторов много может быть. Надо стрелять.
Судья: Надо стрелять. Есть вопросы?


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 72:
Чадков: Я к чему говорю: что методически эксперт должен, грубо говоря, облизать каждую детальку, посмотреть её в микроскоп, разобрать пистолет, собрать и потом проверить. А вот просто взял пистолет, пощелкал вот так и сказал, да, всё работает – это будет, в общем-то некорректно, я бы сказал.

Кроме этого, всем экспертам и специалисту был задан вопрос: «исследовали ли они за всю свою деятельность, подобный револьвер Раста и Гассера и пистолет Браунинг 1935 года выпуска?» – они ответили, что за всю их практику ни разу ни один из представленных образцов им не попадался.
Таким образом, все выводы экспертов относительно данного револьвера и кожух затвора – ВЕРОЯТНОСТНЫЕ.
Показания ДВОРЯНОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 25:

Судья: (диктует) … натурных объектов. Поэтому мои выводы только вероятностны?
Дворянов: Вероятностный вывод. Конечно (01:18:00)


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 27:
Дворянов: Могу допустить, что и его можно использовать по целевому назначению.
Судья: Ну, это вероятностный характер.
Дворянов: Вероятностный.
Судья: Так же, как и тот кожух-затвор…
Дворянов: так и этот.
Судья: …Вы можете допустить, что его можно не использовать.
Дворянов: Да.
Судья: Возможно не использовать. Да.
(…)
Кононов: Чтобы закончить с кожухом-затвором от пистолета Браунинг. Я просто задам вопрос. Скажите, в настоящий момент (01:24:00) Вы можете ответить категорично: пригоден данный кожух-затвор для использованию по назначению? Или не пригоден?
Дворянов: Вот категорично - нет. Только вероятно.


Показания НЕФЕДОВА:
Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 49:

Нефёдов: да, в него… в револьвер установить боёк, установить в камору барабана патроны и произвести отдельный выстрел, то я думаю, что он выстрелит. Но это все-таки как бы эксперимент надо проводить.
Судья: Но это вероятностный тоже носит Ваш… характер… это…
Нефёдов: это вероятно.
Обвинитель: верноятностно…
Судья: … вероятностные выводы…


Аудиозапись судебного заседания от 18.05.17. стр. 63:
Судья: Пожалуйста, Нефедов, Ваше мнение хотелось бы мне услышать на этот счет. (03:00:00)
Нефедов: (слово неразборчиво) кожух –затвора, да, нужно проводить, производить экспериментальную стрельбу.
Судья: Без экспериментальной стрельбы, скажите, можем сказать..?
Нефедов: Без экспериментальной – в вероятной форме, только в вероятной форме.
Судья: Только в вероятной форме. Мы можем проверить, можно ли его использовать для стрельбы или нет, только при производстве экспериментальной стрельбы.
Нефедов: Да. Просто как бы, где гарантия того, что при производстве экспериментальной стрельбы он не разорвется.


А вероятностные заключения экспертов не могут использоваться в качестве обоснования обвинения, и уж тем более – в составлении обвинительного заключения.


Но и это не всё. Предположение прокурора о том, что, может быть, можно вставить боёк или что иное – так же недопустимо. Обследование образца не должно сопровождаться изменениями или добавлениями каких-либо узлов и частей, об этом чётко и однозначно указано в Методике, о которой я говорил выше.
Поэтому все изъятые у меня пистолеты и револьверы изначально были непригодны к стрельбе и огнестрельным оружием не являлись. В противном случае я их никогда бы не покупал.
При их покупке я убедился, что в револьвер Веблей забита втулка в ствол, не допускающая выстрела боевыми патронами, в пистолетах Кольт и Браунинг стволы просверлены, а у кожух-затворов забиты и приведены в негодность бойки, и что ни одну деталь из них невозможно использовать. У револьвера Раста и Гассера отсутствует боек, а то место, где он должен был стоять, восстановить невозможно, т.к. сбиты шлицы и выкрутить капсулу, в который впоследствии вставляется боёк, невозможно, - диаметр его ствола больше калибра патрона. Что не позволяет, даже осуществив выстрел, разогнаться пуле в стволе; что барабан и ствол, соприкасаясь при нажатии курка, не имеют плотного сцепления меж собой и весь пороховой заряд уйдет в атмосферу, а не в ствол. И хорошо, если не поранит тебя же самого. А главное, что для него уже более 80 лет не выпускаются патроны. Он – просто антикварный револьвер, предназначенный исключительно в качестве экспоната музейной коллекции.
При приобретении было абсолютно ясно и, что самое главное – видно, что никакого нарушения в их приобретении, хранении и последующем экспонировании, нет и быть не может.

Ответить

Вернуться в «Фальсификация уголовного дела: 2015-2017 гг.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость