ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

Мы уже видели, что партия большевиков никогда не ограничивала себя в выборе средств для достижения своей цели. В их арсенале всегда присутствовали политический террор, лживая агитация, провокации и подстрекательства к революции. После февральского переворота, когда в стране воцарилась анархия, большевики не могли не воспользоваться ситуацией: перед ними открылся реальный шанс захватить власть.

Сейчас трудно поверить, но даже в то беспокойное и безыдейное время, когда в мутной водице все кому не лень пытались найти для себя какую-либо выгоду, большевики не имели значительной народной поддержки. По состоянию на июль 1917 года даже по их, явно преувеличенным, подсчетам в рядах РСДРП(б) состояло не более 240 тысяч человек. По сравнению со 150-миллионным народом России – это капля в море. Как же могло случиться что эта кучка кровожадных авантюристов смогла прийти к власти?

К осени 1917 года многие люди начали понимать, что страна движется к неминуемой пропасти, за которой – поражение в войне, политический и экономический крах. Армия разлагалась, заводы останавливались, что будет дальше – никто не знал. Временное правительство выглядело беспомощным. Главнокомандующий генерал Корнилов предпринял попытку навести хоть какой-нибудь порядок, в первую очередь в армии и на тех территориях, которые прилегали к фронту. Но и его усилия не имели успеха.

Общество, раздираемое множеством партий и течений, оказалось в тупике, а сами эти партии либо не могли предложить ничего путного и спасительного, либо замерли в нерешительности. Единственным, казалось, утешением для всех была надежда на Учредительное собрание, но когда оно будет созвано, никто не знал. На все эти вопросы люди ждали конкретных ответов, а их не было.

Вот тут-то и пригодились большевикам присущие им решительность, маневренность, напористость и беспринципность. Только в такой сумятице они и могли перехватить инициативу в свои руки. Ведущую роль сыграло маниакальное и безудержное стремление к власти лично Ленина и его особо ярых сподвижников, сумевших убедить еще сомневающихся членов  своей партии в необходимости государственного переворота. Нельзя было упускать момент, и время для мятежа было выбрано самое подходящее – накануне II Съезда солдатских и рабочих депутатов. Захватив власть, они смогут показать и делегатам съезда и всей стране: вот она, в наших руках. И им это, к несчастью, удалось.

25 октября 1917 года большевики совершили государственный переворот, в истории России начался новый отсчет.

Большевики понимали, что захватить вооруженным путем Зимний дворец и Петроград, свергнуть Временное правительство, еще не означало прибрать к рукам всю страну. Власть нужно было удержать, и выбранная ими тактика вполне соответствовала всей их предшествующей революционной деятельности: в ход пошли ложь и популистская агитация, всяческие посулы для наиболее многочисленных слоев общества. Только так, под революционный шумок, можно было утвердиться на местах, не встречая особенного сопротивления.

Вы хотели Учредительного собрания – получите, назначаем выборы в него. Хотели мира – нате! Земли – нате! Равенства  — берите сколько хотите!..

« Вожди большевизма привлекали народ на свою сторону не потому, что народ был хорошо знаком с политической программой Маркса – Ульянова, с которой до 99% в СССР не знакомы и до настоящего времени. Программой народа были лозунги Пугачева, Разина и Болотникова, выражавшиеся просто и ясно: что нужно, бери, если дозволено… Эта упрощенная формула большевиками выражалась иначе и облекалась в форму более краткую: «грабь награбленное»…[24].

Очень скоро люди поймут, что заключенный мир стал позорным для России, перечеркнул все достигнутые народной кровью завоевания. Они увидят, как бесцеремонно обойдутся большевики с народным волеизъявлением, разогнав силой Учредительное собрание. Почувствуют на себе кнут новых сатрапов – революционных руководителей и созданных ими карательных органов. Поймут, что заводы и фабрики и все, что они производят, земля и все, что на ней произрастает, на самом деле принадлежат «народным массам», конечно же, в лице коммунистических вассалов. Называя друг друга бесполым и обезличенным словом «товарищ», поймут, что «равенство»  заключается в  беспрекословном подчинении себя воле партии, ее вождей и вождишек. Многое еще поймут люди, но будет уже поздно: коммунистическая петля, наброшенная на шею народа в октябре 1917 года, будет крепко затянута… Большевизм, как идеология, покажет свое истинное, звериное лицо.

« На волне взбудораженной общественности, не ограниченной никакими законами, поднимаются низы, не только не связанные с народом, но всегда презираемые им, и пользуясь моментом и безнаказанностью, занимаются обычным для них делом – насилием и грабежом. В народе всегда есть слой преступного элемента, способного идти на какое угодно преступление. Элемент этот всегда используется в политических целях и служит одной из движущих сил революционных вождей». [25].

« Появление большевистских вождей на поверхности революционной смуты было для большинства настолько нелепым, что никто не мог допустить, чтобы страна с тысячелетней историей, с установившимися моральными и экономическими порядками и обычаями, могла оказаться во власти той силы, которая с основания человечества вела борьбу с общественными устоями человечества, внося в отношения человеческие не мир и веками проповедуемую если не любовь к ближнему, то хотя бы уважение к нему – большевики принесли зависть, вражду и ненависть, составлявшие основу борьбы зла против добра, или в метафизическом смысле – борьба божественных начал и сатанизма. Программой большевиков намечался коллективизм – борьба против личности, против мирных общественных отношений – борьба классов; против духовных потребностей – материализм и животные потребности. Особенно непримиримой ненависть большевиков была к религии. Представление человечества о тайне мирового процесса, непостижимой цели существования человека, назначения и его в земной жизни,  стремление понять силы, движущие миром, для большевиков ограничивались только потребностью желудка и материальными отношениями. В моральном отношении религия объявлялась дурманом или опиумом для народа. Основы программной теории вполне были соответственны качествам лиц, их проповедовавших.»[26].

 

       Глазунов И. Костры Октября

Миллионами жертв заплатят народы СССР за чудовищный коммунистический эксперимент.

Память о событиях 1917 года, безусловно,  должна храниться и среди ныне живущих, и в будущих поколениях. Но отнюдь не такой, какой ее проповедуют сегодняшние коммунистические идеологи – как о величайшем шаге на пути прогресса и повышения уровня  жизни простых людей, открытия новых возможностей для развития лучших человеческих качеств и талантов и т.п.

Для всех нас это должна быть память о самой великой и кровавой трагедии в истории России. Это — урок о том, к чему может привести предательство заветов предков, разрыв исторической связи с славным и достойным, иногда великим, иногда скорбным и трагическим, но все- таки  прошлым  нашей Родины.  Как горячо и искренне должны любить мы свое Отечество, историю и традиции нашего народа, как свято должны мы это беречь. Это – урок о том, как недопустимо, потакая собственной слабости и безразличию, равнодушно смотреть на попытки внешних и внутренних врагов разрушить Россию, ее Веру, ее могущество.

Слава Богу, история предоставляет нам множество примеров для подражания – это те русские люди, которые до конца своей жизни, проливая кровь, терпя лишения и испытывая трудности, в период большевистского засилья боролись за честь и свободу Отчизны. В их числе и славные сыны Дона, подвигу которых посвящен наш Мемориал.

     Вечная память всем, живот свой положившим за Веру, Царя  и Отечество!