поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


«ДУХОВНЫЕ КОРНИ» КРАСНОГО ТЕРРОРА

В истории России большевистский «красный террор» — это, безусловно, отдельная трагическая страница. Борьба и преступления против собственного народа были неотъемлемой частью внутренней политики партии большевиков, напрямую вытекали из ее идеологии, из ее методов захвата власти и построения Советского государства. Ответственность за эти злодеяния совершенно заслуженно лежит как на самой партии, так и на ее идейных вдохновителях и вождях, в том числе и на современных, которые пропагандируют сегодня  «идеалы октябрьской революции», при этом перевирая историю и отвергая обвинения в преступлениях.

 

Но, возлагая вину на них, мы не можем не задаться вопросом: как стало возможно, чтобы все это произошло в России —  в стране, являвшейся одним из могущественных государств мира, имевшей тысячелетнюю историю, высокоразвитую культуру, веками создававшей свой собственный уклад жизни, собственный общественный строй           и державную власть? Как случилось, что Россия, всегда способная к самообъединению и укреплению перед лицом  внешней угрозы, оказалась не в силах справиться с внутренней смутой, с внутренними врагами, сеющими раздор, ненависть и насилие? Ведь еще недавно Россию называли Третьим Римом, уделом  Пресвятой Богородицы, оплотом Православной Христианской веры…

 

Неизбежный исторический прогресс всегда оказывает влияние на все государства. Влияние это сказывается сколь благотворно – для развития экономики, обороноспособности и культуры, столь и пагубно – в постепенном утрачивании самобытности народа, в разложении внутреннего порядка, в разрушении самих начал, на которых  это государство  строилось. Так, к примеру, платой за «прорубленное Петром Первым окно в Европу» и создание, с помощью заимствованных у Запада средств, мощной Империи, стало медленное, но упорное встречное движение – проникновение оттуда чуждых для России политических идей либерального толка, заражение ими передовых слоев общества. Противостоять этому тлетворному влиянию могла только сильная, опирающаяся на народную поддержку власть.

 

В России таковой была монархия – народом избранная, Церковью освященная, Богу угодная. Именно Русский Царь, Помазанник Божий, был той силой, которая сплачивала людей в единую нацию, которая отражала  внутренние и внешние поползновения на это единство, которая способна была вести народ по пути эволюционного развития к все более совершенному обществу.

 

И не случайно поэтому, что все силы зла, стремящиеся, как и отец их – диавол,  к всеобщему разрушению Богозданного мира, все эти темные силы были направлены на уничтожение православной монархии. Действуя через народ под предлогом достижения для него свободы и благ земных, эти силы никогда не оставляли попыток достичь своей цели. Предлагая отречься от единственно правильного, эволюционного пути, они толкали народ на путь революции, прельщая скорым облегчением  условий жизни и исполнением личных возжеланий.

 

Конечно же, эти силы имели человеческое воплощение в лице внешних и внутренних врагов. На разных этапах их деятельности менялись личности и названия, методы борьбы. Но цель оставалась одна – уничтожение монархии и, как следствие, уничтожение Государства Российского.

 

В противостоянии этим бесовским силам Православный монарх не мог быть одинок.  Россия всегда стремилась к налаживанию и сохранению  симфонии власти – Государь мог опираться на поддержку народа и Церкви, и, в свою очередь, обеспечивал их защиту и их развитие. В этом заключалась Русская Соборность, русская национальная идея. Вбить клин между тремя этими составляющими, разложить или хотя бы ослабить их по отдельности – такова была задача врагов России. Именно она стала главной в стратегии и тактике  их все возрастающей политической активности, приведшей в итоге  к свержению самодержавия в 1917 году и началу братоубийственной Гражданской войны.

 

Террор, как крайняя форма агрессивных действий по отношению к политическому противнику, довольно часто сопровождает борьбу за власть. В России же большевистский террор против собственного народа приобрел необычайный размах, стал официально провозглашенной, оправдываемой революционной необходимостью, политикой партии, захватившей власть в стране. Физическому уничтожению подлежали целые общественные и социальные группы, сословия, составлявшие значительную часть населения страны. В идеологическом плане все граждане должны были беспрекословно подчиниться новой морали и новым принципам существования государства.

 

Вчитываясь в документы, свидетельствующие о преступлениях зарождавшейся советской эпохи, невольно ужасаешься от той жестокости, с которой чинились эти злодеяния, от тех масштабов, в которых они происходили, от глубины безудержного падения нравов среди творящих беззакония. Ведь совершали их люди, пусть и вдохновляемые, и руководимые кучкой революционных вождей-провокаторов, но все же — люди, еще вчера жившие бок о бок со своими сегодняшними жертвами, составлявшие с ними один народ, причащавшиеся от единой Святой  Чаши!  Такая жуткая метаморфоза не могла произойти в сознании людей сиюминутно, мгновенно. Она могла стать результатом только заранее спланированного и годами проводимого психологического воздействия на общество. Следовательно, и истоки внедряемого «красного террора» имели свое начало гораздо раньше Октябрьского переворота 1917 года.

 

Нам, живущим уже в другую эпоху, трудно будет понять события, действия и мотивы поступков тех или иных людей в революционные годы, если мы не обратимся к обстоятельствам российской истории, непосредственно предшествующим национальной трагедии.