поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Окончание Первой мировой войны, усиление интервенции и консолидация антибольшевистских сил.

В ноябре 1918 г. международная обстановка резко изменилась: Германия и ее союзники потерпели поражение в Первой мировой войне и капитулировали перед Антантой. В Германии и Австро-Венгрии произошли революции. Австро-Венгрия распалась, на ее территории образовались самостоятельные государства – Австрия, Венгрия, Чехословакия, Королевство сербов, хорватов и словенцев. На занятых германскими войсками территориях Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Белоруссии, Галиции, Украины возникли национальные правительства, которые объявили себя сторонниками Антанты и начали формирование собственных вооруженных сил. Ориентацию на Антанту приняли также правительства Армении и Грузии, рассчитывавшие, в частности, с её помощью вернуть захваченные у них Турцией территории.

   На проходившем с 16 по 23 ноября в Яссах (а затем до 6 января 1919 г. в Одессе) совещании представителей Антанты и членов русской делегации, выступавшей от имени ряда политических организаций, главными из которых являлись Совет государственного объединения России, Национальный центр и Совет возрождения России (В.В. Меллер-Закомельский, А.В. Кривошеин, П.Н. Милюков, В.И. Гурко и др.), последние обратились к союзным державам с просьбой о вооруженном вмешательстве для поддержки русских антибольшевистских сил. Результатом стал разработанный главным командованием Антанты план интервенции с целью уничтожения большевизма. План предусматривал нанесение одновременных ударов с севера, востока и юга, причем главный удар намечался на Украине силами 12-15 дивизий союзников под командованием французского генерала А. Бертело, переброшенных с Балкан. Считалось необходимым привлечь к интервенции и Германию, которая по условиям перемирия обязывалась не выводить свои войска из Прибалтики и с Украины. Однако германское командование, опасаясь полного разложения своих войск, не выполнило этого требования.

В конце ноября английские корабли с войсками появились в Новороссийске, французские – в Одессе и Севастополе. В ноябре – декабре британские войска заняли Баку и Батум, а эскадра Королевского флота вошла в Балтийское море. Была значительно увеличена помощь антибольшевистским формированиям оружием, боеприпасами и финансами. Однако попытка Антанты развернуть свои войска на юге России окончилась полным провалом. Уже 30 ноября военный министр Великобритании У. Черчилль был вынужден сообщить своим представителям в России, что из-за революционных и антивоенных настроений в войсках Великобритания будет продолжать оккупацию своими силами лишь железной дороги Баку – Батум и удерживать Мурманск и Архангельск, а в остальном ее участие в интервенции будет состоять в снабжении материально-техническими средствами  белых армий и в военной помощи прибалтийским государствам.

П. Жанен

Франция по тем же причинам смогла высадить на юге Украины лишь 2 французские и 1,5 греческие дивизии (из 12-15, намечавшихся по плану), а также небольшие сербские, румынские и польские контингенты (всего до 60 тыс. чел.). Франция взяла на себя снабжение польской армии. Войска интервентов в Сибири и на Дальнем Востоке (до 150 тыс. чел.) по соглашению от 16 января 1919 г. были формально объединены под командованием французского генерала П. Жанена, но фактически подчинялись собственным правительствам и, кроме японских войск, не были способны к наступательным действиям. Части Чехословацкого корпуса, для которых с окончанием Первой мировой войны был потерян стимул для дальнейшего участия в борьбе с большевиками, в середине января 1919 г. были отведены с фронта и использовались для охраны Сибирской железнодорожной магистрали. В важнейших центрах Дальнего Востока находились японские и американские войска, которые, ведя борьбу с красными партизанами, не доверяли друг другу вследствие острых японо-американских противоречий.

Британский премьер-министр Д. Ллойд-Джордж так объяснял причины интервенции Антанты в России: «Мы не собирались свергнуть большевистское правительство в Москве. Но мы стремились не дать ему возможности, пока еще продолжалась война с Германией, сокрушить антибольшевистские образования и те движения за пределами Москвы, вдохновители которых готовы были бороться заодно с нами против неприятеля. И было неизбежно, что наше сотрудничество с этими союзниками придаст вскоре нашей работе в России видимость борьбы за свержение большевистского правительства». После же краха Германии, по мнению британского премьера, делом чести было помочь союзникам по совместной борьбе с Германией, которые «одно время приковывали к себе на русском фронте крупные войсковые части неприятеля и отвлекали их от Франции или Балкан».

Однако  общественность в странах Антанты и США активно выступала против интервенции в Советскую Россию, требуя возвращения солдат и офицеров домой. Как отмечал тот же Ллойд-Джордж, «большинство населения Западной Европы и Америки желало, чтобы большевизм был сокрушен, но никому не хотелось браться за это дело». В победивших странах разворачивалось массовое движение под лозунгом «Руки прочь от России!». Уставших от войны солдат и матросов было трудно убедить продолжать воевать против большевиков, которые в то время еще не представляли серьезной угрозы для Запада.

13 ноября большевистское правительство аннулировало Брестский мирный договор и отдало приказ о выдвижении Красной Армии на территории Украины, Белоруссии и Прибалтики вслед за отходившими германскими войсками, чтобы обеспечить установление в этих областях советской власти. Большевики при этом надеялись, что им удастся не только освободить территории бывшей Российской империи, но и зажечь пожар мировой революции в Польше, Германии и других странах. В Эстонию и Латвию были направлены части 7-й армии, усиленной красными эстонскими и латышскими формированиями, в Литву и Белоруссию – Западная армия. Эти войска насчитывали около 16 тыс. штыков и сабель, 76 орудий и около 500 пулеметов.

В ночь на 17 декабря части Западной армии и 2-й пограничной дивизии перешли демаркационную линию и начали продвижение вслед за отходящими германскими войсками. 25 ноября войска левого боевого участка 7-й армии при поддержке рабочих, поднявших восстание и разгромивших штаб формировавшегося при поддержке немцев Отдельного Псковского добровольческого корпуса (всего 4,2 тыс. чел., из них 1500 офицеров), заняли Псков. Два дня спустя немцы и эстонские формирования под натиском войск правого боевого участка 7-й армии оставили Нарву. Дальнейшее наступление войск 7-й армии развивалось в двух направлениях – на Ревель и Ригу. К началу января они находились в 30-35 км от Ревеля, а части Латышской стрелковой дивизии завязали бои против Балтийского ландесвера (добровольческого формирования из латышей, немцев и русских) под Ригой, которая была взята к исходу 3 января при поддержке вспыхнувшего в городе восстания. На следующий день из действовавших в районе Риги советских частей была образована Армия Советской Латвии, которая, развивая наступление, к концу января заняла почти всю территорию Латвии за исключением Либавы. В Белоруссии войска Западной армии к 10 декабря вышли на рубеж Двинск, Минск, Слуцк, а в начале января заняли Шяуляй, Вильно, Лиду, Барановичи, Слоним, Пинск. Здесь они вступили в соприкосновение с польскими войсками, выдвигавшимися для занятия Литвы и Белоруссии. На занимаемых Красной Армией территориях устанавливалась советская власть и провозглашалось создание советских республик. Этот процесс сопровождался широкими социальными преобразованиями и классовым террором.

7 января 1919 г. эстонские части при поддержке британского флота, отрядов финских и шведских добровольцев, а также русского Северного корпуса (бывший ОПДК) под общим командованием эстонского генерал-майора Й. Лайдонера (всего свыше 8 тыс. чел.) перешли в наступление на фронте от Финского залива до Пайде. 14 января они заняли Тарту, а 19 января – Нарву, очистив, таким образом, от советских войск всю территорию Эстонии. Еще ранее большевики потерпели неудачу на море, когда 26-27 декабря англичане захватили два советских эсминца – «Спартак» и «Автроил». В Латвии добровольческий корпус германского генерала Р. фон дер Гольца, в состав которого входили две немецкие дивизии и Балтийский ландесвер, в начале февраля отбил у большевиков Вентспилс и Кулдигу. Предпринятая одновременно с этим попытка советских войск Западной армии овладеть Каунасом и Гродно успеха не имела. Таким образом, наступление Красной Армии на запад на этом направлении было остановлено. Из действовавших здесь трех советских армий был образован Западный фронт под командованием бывшего генерал-лейтенанта Д.Н. Надёжного.

Ф.А. Келлер
С.В. Петлюра

На Украине эвакуация германских войск сопровождалась падением  режима гетмана П.П. Скоропадского и приходом к власти Украинской Директории, возглавляемой социалистами В.К. Винниченко и С.В. Петлюрой. 18 ноября 1918 г. петлюровские части (около 5 тыс. чел.) выступили из Белой Церкви и 14 декабря захватили Киев. Части гетманской армии переходили на сторону Директории, и единственной силой, на которую какое-то время можно было опереться, оказались русские белые формирования, создававшиеся при помощи немцев на Украине для борьбы с большевиками. После бегства гетмана с немцами руководство обороной города взял на себя назначенный к тому времени командующим формировавшейся в районе Пскова и Двинска русской Северной армией генерал Ф.А. Келлер, однако ввиду невозможности сопротивления он распустил отряды офицеров и юнкеров. Немцы предложили ему снять форму и оружие и бежать в Германию, но Келлер, не желая расставаться ни со своими погонами, ни с наградной шашкой, принятой в свое время из рук государя, остался в Киеве, где был арестован петлюровцами и убит во время конвоирования в тюрьму.

15-17 ноября 1918 г. 1-я и 2-я советские Украинские повстанческие дивизии начали выдвигаться на Украину вслед за отходившими германскими войсками. Декретом Временного рабоче-крестьянского правительства Украины от 30 ноября регулярные части и украинские повстанческо-партизанские формирования были объединены в Украинскую советскую армию под командованием В.А. Антонова-Овсеенко, которая развернула наступление на черниговском, киевском, сумском и харьковском направлениях, ведя бои с войсками Украинской Директории, но избегая столкновений с немцами. Наступая во взаимодействии с партизанами, советские войска в течение декабря заняли Новгород-Северский, Шостку, Белгород, Волчанск, Купянск, Новозыбков, Городню, а в начале января – Харьков. Постановлением РВСР от 4 января 1919 г. на базе войск Украинской советской армии, насчитывавших свыше 15 тыс. штыков и сабель, 20 орудий и 139 пулеметов, был образован Украинский фронт. Им противостояло около 50 тыс. штыков и сабель Украинской Директории, сосредоточенных в двух основных группировках – в районе Киева и на Левобережной Украине.

Н.И. Махно

На юге Украины против австро-германских оккупантов, а затем против войск Директории активно действовали крестьянские отряды под командованием анархиста Н.И. Махно, ставшего харизматическим вождем повстанцев. В декабре 1918 г. отрядам махновцев во взаимодействии с большевистским подпольем удалось захватить Екатеринослав, разгромив при этом 7-тысячный петлюровский гарнизон, однако на следующий день они были выбиты из города подошедшими к противнику подкреплениями. В феврале 1919 г. части Революционно-повстанческой армии Махно (6200 чел.) вошли в состав Красной Армии в качестве Заднепровской (позднее 7-й Украинской) дивизии.

7 января 1919 г. войска Украинского фронта перешли в наступление на киевском, черкасском и екатеринославском направлениях. Сопротивление войск Директории было быстро сломлено, и их деморализованные остатки стали откатываться к Днепру, оголяя фронт. Действовавшие в их тылу повстанческие отряды вливались в состав частей Красной Армии. Однако на ряде участков, в частности на киевском направлении, петлюровцам удалось подтянуть резервы и замедлить продвижение советских войск.

22 января 1-я Украинская советская дивизия, заняв Чернигов и Бахмач, развернула наступление на Киев, где к тому времени сосредоточились войска Директории численностью до 30 тыс. штыков и сабель. В ночь с 4 на 5 февраля в результате артподготовки, проведенной советскими войсками по киевским позициям петлюровцев, из города бежало правительство Директории, а вслед за ним – петлюровские части. На следующий день в Киев вступила бригада 1-й Украинской советской дивизии под командованием Н.А. Щорса. 15 февраля все советские войска и партизанские отряды в районе Киева были сведены в группу войск Киевского направления, которая продолжала развивать наступление на житомирском, белоцерковском и коростеньском направлениях.

На Южном фронте в начале ноября советские войска 8-й, 9-й и 10-й армий (93,6 тыс. штыков, 15,9 тыс. сабель, 418 орудий, 1900 пулеметов, 16 бронепоездов) готовились перейти в наступление против Донской армии (около 50 тыс. штыков и 26 тыс. сабель). Однако донское командование, узнав об этих намерениях, нанесло 2 ноября упреждающий удар по намеченным участкам прорыва 8-й и 9-й армий, вынудив противника ввести в сражение ударную группу фронта и все наличные резервы. Имея на данном участке почти троекратное превосходство в кавалерии, казаки захватили инициативу и оттеснили советские войска на 40-70 км. 26 ноября Пленум ЦК РКП(б) принял решение об усилении войск Южного фронта, который был признан главным.

В конце ноября – начале декабря советские войска Южного фронта (командующий П.А. Славен) нанесли контрудары и остановили противника на рубеже Острогожск, Лиски, Поворино, Елань, Красный Яр. 4 января 1919 г. 8-я и 9-я армии перешли в контрнаступление, однако для развития достигнутых успехов не было резервов, и до 16 января бои на этом участке носили встречный характер. С вводом красными подошедших свежих сил, в частности группы войск Курского направления под командованием И.С. Кожевникова, сопротивление войск генералов А.К. Гусельщикова и Ф.Ф. Абрамова начало ослабевать. 23-25 января навстречу 9-й армии нанесли удар войска правого крыла 10-й армии и Камышинская группа. Под влиянием последних неудач на фронте в рядах казаков началось разложение, — около трети казачьих полков начали расходиться по станицам.

Между тем, 1 января 1919 г. Донская армия предприняла третье наступление на Царицын. К середине января казачьи части под командованием генерала К.К. Мамонтова, сломив упорное сопротивление 10-й армии (с 26 декабря командующий А. И. Егоров), вновь полукольцом охватили город. 12 января они нанесли удар севернее Царицына и захватили Дубовку. Чтобы ликвидировать прорыв, советское командование сняло с южного участка Сводную кавалерийскую дивизию Б.М. Думенко и перебросило её на север. Воспользовавшись ослаблением южного участка, казаки 16 января захватили Сарепту, но это был их последний успех. Дивизия Думенко выбила казаков из Дубовки, а затем под командованием С.М. Буденного (ввиду болезни Думенко) совершила глубокий рейд по тылам противника. В связи с тем, что перешедшие в наступление 8-я и 9-я армии стали угрожать частям Мамонтова с тыла, в середине февраля последние были вынуждены отойти от Царицына.

Таким образом, советским войскам Южного фронта удалось нанести серьезное поражение Донской армии, которая оказалась на грани полного развала. Казаки массами сдавались в плен или разбегались по домам. Массовый характер принял переход казаков на сторону Красной Армии: в феврале на сторону большевиков перешли 24-й и 25-й пешие, 25-й, 26-й и 27-й конные полки. Атаман Всевеликого Войска Донского П.Н. Краснов под давлением внутренней оппозиции и представителей держав Антанты был вынужден заключить 8 января соглашение с А.И. Деникиным об оперативном подчинении ему Донской армии, а затем уйти в отставку, уступив пост атамана генералу А.П. Богаевскому. Донская армия вошла в состав образованных Деникиным Вооруженных сил на Юге России (ВСЮР). Видя разложение Донской армии, Деникин начал переброску освободившихся на Северном Кавказе войск Добровольческой армии на донбасское направление.

25 января в Мариуполе высадилась 3-я дивизия Добровольческой армии под командованием генерал-лейтенанта В.З. Май-Маевского, которая 1 февраля соединилась с резервами Донской армии. Общими усилиями в начале февраля им удалось остановить продвижение группы Кожевникова в районе Дебальцево и Юзовки и даже потеснить красных. Начавшаяся ранняя оттепель затруднила продвижение советских армий, вынуждая их преодолевать многочисленные притоки Дона и Северского Донца. В результате остаткам Донской армии (около 15 тыс. штыков и сабель) удалось оторваться от преследования и укрыться за Доном и Манычем. Войска советского Южного фронта, выйдя на рубеж Бахмут, Луганск, северный берег Маныча, были остановлены добровольцами Май-Маевского и остатками Донской армии.

  Овладев к весне почти тремя четвертями территории Донской области, что в значительной степени произошло благодаря поддержке основной массы казачества, большевики начали проводить политику «расказачивания» и применения репрессий ко всем без исключения казакам, принимавшим участие в антисоветских выступлениях. Изданная 24 января директива Оргбюро ЦК РКП(б) гласила: «Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества, путем поголовного их истребления… Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие с борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти…»

В результате казачья масса вновь заколебалась. В ночь на 11 марта с разрозненных выступлений в станицах Верхнедонского округа (Вешенская, Еланская, Мигулинская и др.) началось восстание, принявшее вскоре организованный характер. Общее руководство восстанием возглавлял штаб в ст. Вешенской во главе с георгиевским кавалером хорунжим П.Н. Кудиновым. Общая численность повстанцев, организованных в сотни, полки и дивизии под командованием младших офицеров, подхорунжих и урядников, достигала 30 тыс. чел., включая стариков и подростков, при 6 орудиях и 27 пулеметах. К ним присоединилась также часть иногородних, составлявших отдельные дружины. В начале апреля на сторону восставших перешел 204-й Сердобский стрелковый полк Красной Армии (380 штыков при 2 орудиях и 10 пулеметах). В итоге восстание отвлекло на себя половину сил 8-й и 9-й армий. Командование ВСЮР поддерживало с руководителями восстания регулярную связь, в том числе воздушную, снабжая повстанцев деньгами и боеприпасами.

В начале ноября на Северном Кавказе советские войска, объединенные к тому времени в 11-ю армию, вели ожесточенные бои против Добровольческой армии и добились поначалу ощутимых успехов. Однако в результате авантюры главкома Сорокина (см. выше) они некоторое время оставались без единого руководства, чем не преминул воспользоваться противник. Сосредоточив на Армавирском и Владикавказском направлениях мощный кулак из 14 конных полков под командованием генерал-майора А.Г.  Шкуро, Добровольческая армия прорвала фронт красных и, отрезав их главные силы от Пятигорска, вышла с юга и юго-востока на подступы к Ставрополю. Таманская армия вновь оказалась в окружении. Оставив 14 ноября Ставрополь, она была вынуждена пробиваться на восток, неся большие потери. К 20 ноября войска 11-й армии закрепились на фронте Петровское – Минеральные Воды, прижатые тылом к безводным прикаспийским степям.

Победа под Ставрополем стоила Добровольческой армии жизни еще одного из ее вождей. 13 ноября, возглавляя контратаку частей своей дивизии, был ранен в ступню ноги полковник М.Г. Дроздовский, произведенный неделю спустя в генерал-майоры. Он был эвакуирован в госпиталь в Екатеринодар, однако рана  загноилась, началась гангрена. 8 января 1919 г. в полубессознательном состоянии Дроздовский был переведён в клинику в Ростов-на-Дону, где скончался. Смерть в результате, казалось бы, легкого ранения способствовало возникновению версии о том, что Дроздовский пал жертвой заговора в результате давнего конфликта с начальником штаба Добровольческой армии генерал-майором И.П. Романовским. Вторая версия заключается в нехватке медикаментов (в Екатеринодаре почти не было антисептических средств, даже йода) и плохой постановке лечебного дела, что и привело к трагическому исходу.

Б.И. Казанович

2 января 1919 г. войска 11-й армии (до 88 тыс. бойцов) перешли в наступление в направлениях Екатеринодар – Новороссийск и Тихорецкая – Ростов. Им противостояли 3-й корпус генерала В.П. Ляхова в районе Минеральных Вод (10 тыс. чел.), 1-й корпус генерала Б.И. Казановича и 1-й конный корпус генерала П.Н. Врангеля в районе Ставрополя (13 тыс. чел.), а также отряд генерала А.В. Станкевича в приманычских степях (2-3 тыс. чел.) Первоначально наступление развивалось успешно, особенно на правом фланге, где советским войскам удалось овладеть Баталпашинском. Однако уже на следующий день корпуса Врангеля и Казановича нанесли сильный контрудар, заставив красных отойти в исходное положение на рубеже Святой Крест – Минеральные Воды – Кисловодск.

Закрепиться здесь 11-й армии так и не удалось: ее группировка была расколота противником на две части, которые продолжали отступать в направлениях Элиста – Астрахань и Грозный – Кизляр. Советские войска понесли большие потери в боях, от дезертирства и от эпидемии сыпного тифа, резко сократившись в численности. Их остатки отошли через Кизляр к Астрахани, а частично – за Маныч, на соединение с 10-й армией. 13 февраля 11-я армия была расформирована, а ее части включены в состав действовавшей на астраханском направлении 12-й армии. По оценке Л.Д. Троцкого, сделанной им в докладе от 24 февраля, «разбухшая армия, скорее орда, чем армия, столкнулась с правильно организованными деникинскими войсками и в течение нескольких недель рассыпалась в прах».

На Восточном фронте в ноябре 1918 г. продолжало успешно развиваться наступление советских войск. К середине ноября частями 1-й и 5-й советских армий были заняты Бузулук, Бугуруслан, Белебей и Бугульма. 2-я армия во взаимодействии с Особым отрядом 3-й армии и Волжской флотилией разгромила ижевско-воткинских повстанцев (из 25 тыс. удалось прорваться за Каму лишь 5-6 тыс.). Действовавшие на флангах 3-я и 4-я армии встретили упорное сопротивление противника и имели незначительное продвижение. Красной Армии противостояли белые части, включавшие Екатеринбургскую группу войск Временного Сибирского правительства генерал-майора Р. Гайды (22 тыс. штыков и сабель), 2-й Уфимский корпус генерал-лейтенанта С.Н. Люпова (около 10 тыс. штыков и сабель), остатки Поволжской Народной армии, объединенные в Самарскую группу генерал-майора С.Н. Войцеховского (16 тыс. штыков и сабель), войска Бузулукского района полковника А.С. Бакича (около 5 тыс. штыков и сабель), уральские казачьи части (около 8 тыс. штыков и сабель). Главные силы оренбургского казачества под командованием генерала А.И. Дутова (свыше 10 тыс. штыков и сабель) находились в районе Оренбург, Орск, действуя в направлении Актюбинска.

А.В. Колчак

В октябре 1918 г. после поездки в США и Великобританию вместе с представителем Антанты британским генералом А. Ноксом в Омск прибыл бывший командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак. 4 ноября он вошел в состав Совета министров Временного Всероссийского  правительства (Директории) в качестве военного и морского министра, однако в ночь на 18 ноября при поддержке офицерских и казачьих частей совершил военный переворот, арестовав членов директории  – эсеров Н.Д. Авксентьева и В.М. Зензинова, а также А.А. Аргунова. Утром Совет министров передал Колчаку всю полноту власти. Авксентьев и некоторые члены директории были высланы за границу, другие – арестованы и после неудачного восстания омских рабочих против Колчака расстреляны. Ряд бывших членов Комуча, включая В.К. Вольского, ушли в подполье и приняли решение прекратить вооруженную борьбу с советской властью. Колчак был провозглашен Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим, а в дальнейшем признан таковым почти всеми русскими антибольшевистскими правительствами.

Под давлением генерала Нокса войска Колчака 29 ноября начали наступление на правом фланге Восточного фронта с целью соединения с войсками союзников на севере России. Екатеринбургская и Прикамская группы белых (с конца декабря 1918 г. объединенные в Сибирскую армию), насчитывавшие 68,5 тыс. штыков, 5,2 тыс. сабель, около 70 орудий, 230 пулеметов, имели задачу разгромить 3-ю советскую армию, овладеть Пермью и развивать далее наступление на Вятку и Котлас. Основной удар пришелся на левофланговую 29-ю стрелковую дивизию красных, которая была вынуждена отступать под натиском превосходящих сил противника. Войска 3-й армии пытались остановить наступление белых на реке Чусовая, но вследствие тяжелых потерь, растянутости фронта и неустойчивости некоторых частей отошли к Перми, а 24 декабря оставили ее, отступив за Каму. Вслед за ними за Каму отошла и 2-я армия. Форсировав с хода Каму, колчаковские войска захватили на ее правом берегу обширный плацдарм, создав угрозу Вятке. Однако в связи с успешным продвижением 1-й и 5-й советских армий  и взятия ими 31 декабря Уфы Колчак 6 января 1919 г. отдал приказ о переходе Сибирской армии к обороне и переброске части ее сил в район Уфы.

Для расследования причин падения Перми ЦК РКП(б) направил 5-6 января в Вятку партийно-следственную комиссию в составе Ф.Э. Дзержинского и И.В. Сталина. В результате были вскрыты крупные недостатки в комплектовании, организации войск, управления ими, работы штабов, тыловых и политических органов. С целью освобождения Перми командование советского Восточного фронта в середине января подготовило контрнаступление силами 2-й и 3-й армий, а также ударной группой 5-й армии, действовавшей на красноуфимском направлении.   Однако отсутствие превосходства в силах и несогласованность действий ударных группировок красных не позволили им выполнить поставленных задач. Более успешными были действия 1-й и 4-й армий. Развивая наступление на юго-восток, в январе – феврале они продвинулись на 100-150 км, заняв Оренбург (22 января), Уральск (24 января) и Орск (22 февраля). В Оренбурге 1-я армия соединилась с наступавшими ей навстречу войсками Туркестанской республики, отрезав казачьи Оренбургскую и Уральскую армии от главных сил Колчака.

Формирование белой армии на Севере проходило в достаточно трудной обстановке, поскольку здесь она создавалась в условиях засилья во Временном правительстве Северной области левых (эсеро-меньшевистских) элементов (достаточно сказать, что правительство ожесточенно противилось даже введению погон). К середине ноября 1918 г. генерал-майор Н.И. Звягинцев (занимавший должность командующего войсками в Мурманском районе еще при красных) сумел сформировать всего две роты. К этому времени в Северном крае, под Мурманском, также действовали партизанские отряды под руководством офицеров-фронтовиков из местных уроженцев. Таких офицеров, в большинстве выходцев из местных крестьян, в Северной области было несколько сот человек. Большинство их было настроено резко антибольшевистски, и борьба с красными носила довольно ожесточенный характер.

В ноябре 1918 г. во Временное правительство Северной области вошел генерал-майор В.В. Марушевский, который был назначен временно исполняющим должность генерал-губернатора и командующего войсками. После проведения перерегистрации армейских офицеров было поставлено на учет около 2 тысяч человек. В Холмогорах, Шенкурске и Онеге русские добровольцы вступали во Французский иностранный легион. В январе 1919 г. Временное правительство Северной области пригласило генерал-лейтенанта Е.К. Миллера занять пост генерал-губернатора, а Марушевский остался командующим войсками области с правами командующего армией, которая насчитывала к тому времени уже 9,4 тыс. штыков и сабель.

В январе 1919 г. части советской 6-й армии предприняли наступательную операцию против белых войск Северной области и интервентов на важско-шенкурском направлении. В отличие от других фронтов, боевые действия здесь велись небольшими силами. Так, в составе трех советских отрядов, сформированных для проведения операции (не считая партизан), насчитывалось свыше 3 тыс. штыков и сабель, 13 орудий и 39 пулеметов. В районе Шенкурска им противостояло всего около 700 штыков белых, а также около 500 штыков американских и канадских войск при 16 орудиях. Наступление началось 19 января в условиях 40-градусного мороза и глубокого снега. Сломив в трехдневных боях сопротивление противника, красные открыли себе путь на Шенкурск. 24 января партизаны перерезали тыловые коммуникации белых и интервентов, вынудив их оставить Шенкурск и поспешно отступать на север, бросив склады с боеприпасами и различным имуществом и почти всю артиллерию. Таким образом, советскими войсками был ликвидирован т.н. Важский выступ (вдоль р. Вага), и фронт отодвинулся на 70 км к северу.

Учитывая непопулярность интервенции среди западной общественности, президент США В. Вильсон 22 января 1919 г. обратился ко всем правительствам России с предложением о перемирии и созыве мирной конференции на основе сохранения занимаемых территорий. Ленин оценил этот шаг как попытку Антанты «… закрепить за собой Сибирь и часть Юга, не надеясь иначе удержать почти ничего» и указал РВСР на необходимость «…напрячь все силы, чтобы в месяц взять и Ростов, и Челябинск, и Омск». В то же время советское правительство, надеясь получить передышку, приняло предложение Вильсона. Однако проведение конференции на Принцевых островах (в Мраморном море) было сорвано отказом правительств Колчака, Деникина и Миллера вести переговоры с большевиками и позицией Франции и Великобритании, требовавших продолжения войны с Советской Россией.

В январе французское командование организовало наступление на юге Украины. 31 января франко-греческие войска заняли Херсон, 3 февраля – Николаев и продвинулись на 100 км на север от Одессы. Это вызвало бурные массовые протесты во Франции с требованиями прекратить интервенцию. Подпольные коммунистические организации в Одессе развернули широкую агитационную работу во французских войсках, в которых началось революционное брожение вплоть до открытого неповиновения приказам. В результате генерал Бертело распорядился не присылать больше в Россию десантных войск ввиду сильного недовольства в гарнизонах.