поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Завершение Гражданской войны в России и ее итоги.

К концу 1920 г. Советская Россия переживала крайнюю хозяйственную разруху, обостренную неурожаем и голодом. В связи с начавшейся демобилизацией армии создалась безработица. Вновь возникли массовые колебания крестьянства, которое было недовольно системой «военного коммунизма», хотело отмены продразверстки и возможности свободно распоряжаться излишками своего производства. Трудности и лишения, которые переносились как должное во время Гражданской войны, теперь вызывали недовольство не только среди крестьян, но и среди рабочего класса.

К началу 1921 г. крестьянские восстания переросли в настоящие крестьянские войны, охватившие Тамбовщину, Украину, Дон, Кубань, Поволжье и Сибирь. Этому способствовала демобилизация Красной Армии, в результате которой из армии пришли миллионы мужчин, знакомых с военным делом. Не опасаясь больше реставрации и пересмотра итогов земельной реформы, крестьяне теперь стремились избавиться от произвола продотрядов и получить право продавать продукты своего труда. Они требовали изменения аграрной политики, ликвидации диктата РКП(б), созыва Учредительного собрания на основе всеобщего равного избирательного права.

Все эти восстания убедительно показывали, что у большевиков нет поддержки в обществе. Политика «военного коммунизма» с ее однопартийной диктатурой, хлебной монополией и террором, — вела режим к краху, однако Ленин, несмотря ни на что, считал, что только с помощью такой политики большевикам удастся удержать власть в своих руках. Потому Ленин и его приверженцы до последнего упорствовали в проведении политики «военного коммунизма». Лишь к весне 1921 г., стало очевидно, что всеобщее недовольство низов, их вооруженное давление, может привести к свержению власти советов во главе с коммунистами. Поэтому Ленин решился сделать маневр-уступку ради сохранения власти. Была введена «новая экономическая политика» (нэп), что в значительной степени удовлетворило основную часть населения страны.

Однако, для того, чтобы принять это решение потребовалась вспышка недовольства в рядах вооруженных сил, вылившаяся в Кронштадтское восстание. Прологом к нему послужили начавшиеся в феврале 1921 г. в Петрограде забастовки и митинги протеста рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) квалифицировал волнения на заводах и фабриках города как мятеж и ввел в городе военное положение, арестовав рабочих активистов. Но заволновался Кронштадт с гарнизоном, насчитывавшим около 27 тыс. солдат и матросов. 28 марта на общих собраниях команд линкоров, а 1 марта на общегородском митинге на Якорной площади были вынесены резолюции о поддержке рабочих Петрограда, с требованиями освобождения из заключения всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов советов (был выдвинут лозунг «За советы без коммунистов!»), предоставления свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения кустарного производства собственным трудом, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства. 2 марта был образован Временный революционный комитет во главе с С.М. Петриченко, произведены аресты коммунистов и советских работников.

Убедившись в невозможности договориться с восставшими, власти стали готовиться к подавлению мятежа. 5 марта была восстановлена 7-я армия под командованием Тухачевского, которому предписывалось «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Уже вечером 7 марта начался артиллерийский обстрел крепости, по которой было выпущено 5 тыс. снарядов. А на рассвете 8 марта, в день открытия Х съезда РКП(б), части Красной Армии пошли на штурм. В качестве ударного отряда выступали 3 тыс. красных курсантов (всего же для наступления было сосредоточено 20 тыс. чел.). Расчет делался на то, что восставшие будут застигнуты врасплох, не успеют организовать надежную оборону, не рискнут сражаться с советскими войсками и капитулируют, не доводя дело до кровопролития.

   Ленин был настолько уверен в успехе, что 8 марта в политическом отчете съезду заявил: «Я не имею еще последних известий из Кронштадта, но не сомневаюсь, что это восстание, быстро выявившее нам знакомую фигуру белогвардейских генералов, будет ликвидировано в ближайшие дни, если не в ближайшие часы». Но артиллерийским огнем с линкоров и фортов защитники Кронштадта отразили атаку. Наступавшие без маскировочных халатов курсанты представляли собой отличную мишень на непрочном весеннем льду. Понеся большие потери, карательные войска отступили на исходные рубежи. Разделяя требования восставших, многие красноармейцы и армейские подразделения отказывались участвовать в подавлении восстания. Начались массовые расстрелы.

Тем временем 10 марта Ленин пообещал поставить вопрос о замене продразверстки продналогом, а 15 марта съезд принял соответствующее решение. Кронштадтцы пришли к выводу, что теперь, когда их основное требование удовлетворено, продолжать сопротивление бессмысленно. Большинство солдат и матросов решило остаться в крепости и не оказывать сопротивления советским войскам. Примерно треть гарнизона собиралась уйти в Финляндию, оставив небольшие арьергарды для прикрытия отступления, подготовка к которому началась 14 марта. 16 марта отряды прикрытия заняли позиции на линкорах и фортах, и в следующую же ночь отход на финский берег начался.

17 марта войска 7-й армии (около 45 тыс. чел.) после интенсивного артиллерийского обстрела крепости начали новый штурм, для участия в котором были стянуты самые верные части, в бой бросили даже делегатов партийного съезда. В первой половине дня восставшим, несмотря на ураганный артиллерийский огонь с материка, удавалось отражать атаки. 12-дюймовые орудия линкоров при разрыве проделывали во льду широкие полыньи, которые тут же покрывались тонкой ледяной коркой. Многие штурмующие проваливались в них и камнем шли на дно. Однако благодаря тактике расстрелов отступающих заградительными отрядами и преимуществу в силах и средствах, войска Тухачевского ворвались в крепость, начались ожесточенные уличные бои.

Вечером Тухачевский приказал «сегодня же окончательно завладеть городом и ввести в нем железный порядок… При действиях в городе широко применять артиллерию в уличном бою». В дополнение командарм послал секретную телеграмму о том, что делать с поверженным противником: «Жестоко расправиться с мятежниками, расстреливая без всякого сожаления… пленными не увлекаться». К утру 18 марта, когда  основная часть желавших покинуть Кронштадт была уже в Финляндии (около 8 тыс. чел.), прикрывавший отступление арьергард прекратил сопротивление. Около 1 тыс. защитников крепости погибли в бою, свыше 2 тыс. были ранены, а 2,5 тыс. захвачены в плен с оружием в руках (из них по приговорам ревтрибуналов было расстреляно 2103 человека). Около 7 тыс. участников восстания отправили в лагеря и тюрьмы. Потери советских войск составили 527 чел. убитыми и 3285 ранеными.

Антонов А.С.

Из охвативших Россию крестьянских восстаний, наиболее крупное разгорелось на Тамбовщине. Еще в мае 1920 г. ЦК партии эсеров дал директиву нелегальному Тамбовскому губкому эсеров об организации подпольных «Союзов трудового крестьянства» и проведении широкой антисоветской агитации. Созданные в Тамбовском, Борисоглебском и других уездах, эти союзы превратились в опорные пункты восстания. Его руководителем стал бывший сельский учитель эсер А.С. Антонов. В 1905-07 гг. он участвовал в эсеровских экспроприациях, 8 лет отбывал ссылку; в 1917-18 гг. был начальником уездной милиции в Кирсанове; участвовал в эсеровском подполье, в 1918 г. скрылся от ареста и приступил к созданию повстанческого отряда.

Восстание началось 15 августа 1920 г. в с. Хитрово Тамбовского уезда, где комитет СТК разоружил и арестовал прибывший туда продотряд. 19 августа восставшие захватили с. Каменка Кирсановского уезда, которое стало центром восстания. Здесь была оглашена программа восставших, в основном повторявшая программу эсеровской партии, и выдвинуты лозунги:  «Долой продразверстку!», «Да здравствует свободная торговля!» и т.п.  Вскоре восстание распространилось на территории Тамбовского, Кирсановского, Борисоглебского, Моршанского и Козловского уездов Тамбовской губернии и частично на северо-восточные районы Воронежской губернии. В октябре 1920 г. численность повстанцев составляла 15-20 тыс. чел. (из них 2,5-3 тыс. имели огнестрельное оружие), в январе 1921 г. – 50 тыс. чел. В распоряжении Главного оперативного штаба восстания находились две армии в составе 21 полка и отдельная бригада.

Восставшие применяли тактику и методы партизанской войны, прибегая к внезапным и скрытым налетам. Перерезав Юго-Восточную железную дорогу, они срывали подвоз хлеба в центральные районы страны, разграбили около 60 совхозов и уничтожили свыше 2 тыс. партийных и советских работников. 20 мая 1921 г. главным командованием партизан, гражданской управой и населением окрестных сел и деревень была провозглашена Временная демократическая республика Тамбовского партизанского края с правами до созыва Учредительного собрания. Главой республики партизанского края повстанцы выдвинули активного члена СТК и одного из вожаков партизанского движения Шендяпина.

Уже в августе 1920 г. большевистское руководство приняло меры по ликвидации «антоновщины». В Тамбовской губернии было введено осадное положение, а в октябре того же года Ленин поручил Ф.Э. Дзержинскому, Э.М. Склянскому и В.С. Корневу, командующему войсками внутренней охраны, ускорить разгром повстанцев. В феврале 1921 ЦК РКП (б) и Совет Труда и Обороны приняли ряд постановлений, направленных на полную ликвидацию «антоновщины». По указанию Ленина в Тамбовской губернии было досрочно прекращено взимание продразверстки. В январе — феврале 1921 г. была резко увеличена численность войск Красной Армии в Тамбовской губернии (32,5 тыс. штыков, около 8 тыс. сабель, 463 пулемёта, 63 орудия, 4 бронепоезда, 6 бронелетучек, 6 бронеавтомобилей, 8 самолетов). Командующим этими войсками в конце апреля был назначен отличившийся при подавлении Кронштадтского восстания Тухачевский, а его заместителем — И.П. Уборевич.

12 мая, в день своего прибытия в Тамбов, Тухачевский издал приказ № 130, в котором именем Рабоче-Крестьянского правительства «участникам бандитских шаек» приказывалось «немедленно прекратить сопротивление Красной Армии, разбой и грабеж, явиться в ближайший штаб Красной Армии, сдать оружие и выдать своих главарей». Выполнившим приказ обещалось условное осуждение и «в особых случаях» – полное прощение. К концу мая в Тамбове, Борисоглебске, Кирсанове и других городах губернии спешно создали концлагеря на 15 тыс. человек и приказали по каждому селу составить список «бандитов».

28 мая войска перешли в решающее наступление на повстанцев. Военные действия сопровождались жестокой военной оккупацией повстанческих местностей, уничтожение хозяйств и разрушение домов участников восстания и их семей, взятие заложников, в том числе из числа детей, и репрессии вплоть до расстрела за неповиновение, за укрывательство «бандитов» и оружия. В ходе подавления восстания артиллерийским огнем было уничтожено множество сел и деревень. Особенно ожесточала повстанцев система заложничества; в ответ на нее они сами стали брать в заложники красноармейцев, коммунистов, советских служащих.

В боях с 28 мая по 7 июня в районе станции Инжавино советские войска под общим командованием Уборевича разгромили 2-ю армию повстанцев под командованием Антонова. 1-я армия во главе с А. Богуславским 14 июня ушла на Дон, а затем в Воронежскую губернию, но 20 июля была уничтожена в районе Урюпинска. Всего же с 28 мая по 26 июля повстанцы потеряли 11 тыс. человек убитыми и ранеными. С учетом же захваченных во время облав дезертиров, а также добровольно сдавшихся их численность уменьшилась почти на 37 тыс. человек.

Жестокость и огромный перевес сил на стороне Красной Армии решили дело, и восстание пошло на убыль. В начале июля руководством восстания был издан приказ, согласно которому боевым отрядам предлагалось разделиться на группы, скрыться в лесах и перейти к партизанским действиям или разойтись по домам. К этому времени в Тамбовской губернии оставалось не более 1200 повстанцев, загнанных в леса, голодных, почти без патронов, не представлявших реальной угрозы ни восстановленным органам советской власти, ни, тем более, 120-тысячной группировке войск, которую уже начали готовить к возвращению в места прежней дислокации. Однако именно в этот момент против укрывшихся в лесах повстанцев и мирных жителей Тухачевским было применено химическое оружие. В августе 1921 г. восстание было в целом подавлено, хотя отдельные столкновения на Тамбовщине продолжались до лета 1922 г. Самому Антонову некоторое время удавалось скрываться, но 24 июня 1922 г. он был убит при попытке ареста.

Одновременно с подавлением Тамбовского восстания на Украине проводилась ликвидация махновского движения. В ноябре 1920 – декабре 1921 гг. советскими войсками была предпринята операция по уничтожению главных сил Махно, которые насчитывали в общей сложности свыше 3500 сабель, 5000 штыков, 16 орудий и 500 пулеметов. Однако махновцам удалось вырваться из района Гуляй-Поле – Синельниково, захватить и разграбить Бердянск, а затем уйти на Правобережную Украину. 3 января на Уманщине они уничтожили штаб 14-й кавалерийской дивизии 1-й Конной Армии, при этом погиб начдив А.Я. Пархоменко. Но на следующий день Махно сам едва избежал плена и, понеся большие потери (включая 1000 чел. пленными, 6 орудий, 40 пулеметов, лазарет и обоз), был вынужден уходить от преследования в район Полтавы.

В феврале 1921 г. в махновском отряде, вернувшемся в район Гуляй-Поля после рейда по Правобережной Украине, территориям Харьковской и Воронежской губерний, а также Донской области, оставалось всего 400-500 всадников. Здесь Махно удалось вновь пополнить свои силы за счет местных повстанческих отрядов, перешедшего на его сторону полка из состава 4-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии, а также пленных красноармейцев. Однако симптоматичным в этот период стало то, что крестьяне уже отказывались пополнять махновские отряды, — новая экономическая политика большевиков приносила свои плоды. Периодически махновцы (от 1,5 до 3 тыс. чел.) рассеивались атаковавшими их советскими войсками, но потом собирались вновь. В марте сам Махно в одной из стычек получил тяжелое ранение.

Весной 1921 г. при СНК УССР было создано Постоянное совещание по борьбе с бандитизмом, в состав которого вошли М.В. Фрунзе, Ф.Э. Дзержинский, С.И. Гусев и др. Общее руководство военными действиями против махновских отрядов было поручено Фрунзе и Р.П. Эйдеману. Для добровольно сдавшихся махновцев была объявлена амнистия. Тем временем, отряд во главе с Махно (до 1300 сабель и штыков) отправился в очередной рейд. На Полтавщине в столкновении с махновцами едва не погиб сам Фрунзе, которому раненому едва удалось уйти от погони. Но во второй половине июня махновский отряд был в очередной раз разбит. Вместе с 300 всадниками Махно совершил поход в Донскую область и Поволжье, а затем, ускользая от преследования, снова бросился на Правобережную Украину. 26 августа, прижатый к Днестру в районе г. Ямполь, вместе с полусотней всадников он перешел в Бессарабию и сдался румынским властям.

В то время как в европейской части России Гражданская война продолжалась в форме крестьянских восстаний, или, по советской терминологии, «политического бандитизма», то на южных и восточных ее окраинах Красная Армия вела боевые действия против местных государственных образований за установление советской власти. Так в Армении после провозглашения в Эривани социалистической советской республики лидеры дашнаков образовали 25 декабря 1920 г. в Зангезуре правительство Республики Нагорной Армении, которое, опираясь на поддержку Великобритании, начало формирование вооруженных сил для борьбы с Советами. Бежавшие в Грузию дашнаки создали Комитет спасения родины. При поддержке держав Антанты, Турции и меньшевистской Грузии они подготовили вооруженное выступление, начавшееся 13 февраля 1921 г. Сконцентрировав вокруг Эривани свои силы (около 6 тыс. чел.), дашнаки 18 февраля захватили столицу, а затем некоторые другие районы республики. Комитет спасения родины объявил себя правительством во главе с С. Врацяном.

В своем выступлении дашнаки рассчитывали на помощь грузинских меньшевиков, однако 11 февраля в Грузии началось восстание, подготовленное местной компартией. 16 февраля был образован Ревком Грузии, который провозгласил Грузинскую социалистическую советскую республику и обратился за помощью к правительству РСФСР. В тот же день войска советского Кавказского фронта (командующий В.М. Гиттис) перешли в наступление, нанося главный удар силами 11-й армии (командующий А.И. Геккер, 40,2 тыс. штыков и сабель, 196 орудий, 1065 пулеметов, 7 бронепоездов, 8 танков и бронемашин, 50 самолетов) из пограничных районов Армении и Азербайджана на Тифлис. Вспомогательные удары наносились из района Владикавказа на Коби и Кутаиси и из района Гагр на Сухуми. Советским войскам и повстанцам в приграничной полосе противостояли части меньшевистской армии – 32,8 тыс. штыков, 264 сабли, 56 легких и 18 тяжелых орудий, 521 пулемет. Имелись также бронеавтомобили, танки, бронепоезда и авиация.

Наступление развивалось медленно из-за сильных снегопадов и подрыва грузинами Пойлинского железнодорожного моста через Куру, что лишило главные силы 11-й армии поддержки бронепоездов. 18 февраля советские войска овладели позициями на труднодоступных Коджорских и Яглуджинских высотах, но контратаками противника были выбиты с них. К 22 февраля Пойлинский мост был восстановлен, бронепоезда подтянулись к войскам, и 11-я армия, произведя перегруппировку, продолжила наступление, обходя Тифлис правофланговой группой с востока и северо-востока, в то время как левофланговая группа действовала с юга и в обход Тифлиса с запада. В двухдневных боях войска 11-й армии сломили сопротивление грузинских частей и к исходу 24 февраля создали угрозу окружения его тифлисской группировки. На следующий день советские войска и повстанцы вступили в Тифлис.

Меньшевистское правительство перебралось в Батум, который рассчитывало удержать при поддержке турецких войск. 11 марта по приглашению меньшевиков в город было введено 3,5 тыс. турецких солдат и офицеров. В распоряжении меньшевистского правительства имелось также до 4 тыс. чел. из грузинских формирований. Для овладения районом Батума советское командование выделило сравнительно небольшие силы под командованием Д.И. Жлобы – кавалерийскую дивизию и стрелковую бригаду (всего 2,5 тыс. штыков и сабель при 4 орудиях). В течение 12-14 марта советские войска преодолели Годердзский перевал и форсированным маршем начали продвигаться к Батуму, отбрасывая небольшие отряды противника. 17 марта в Батуме началось вооруженное восстание, которое поддержал подошедший со стороны станции Саджевахо 292-й стрелковый полк Красной Армии. Восставшие окружили турецкие войска и к вечеру 19 марта после перестрелки вынудили их покинуть город. Еще накануне в Турцию бежало меньшевистское правительство.

Покончив с меньшевистской Грузией, командование 11-й армии получило возможность приступить к сосредоточению своих сил против армянских дашнаков. 11 марта советские войска начали наступление на Эривань и Новобаязет. Завязались упорные бои, которые шли с переменным успехом. После перегруппировки сил 28 марта началось общее наступление на Эривань, а 2 апреля Эривань и Александрополь были заняты красными. Дашнакские отряды оказались в кольце и вскоре были разгромлены. Их остатки, а также правительство бежали в Зангезур, где С. Врацян возглавил правительство Республики Нагорной Армении.

10 июня того же года в Париже представители РНА подписали с представителями бывших правительств Грузинской и Азербайджанской республик, а также Республики Северного Кавказа союзный договор о восстановлении независимости Закавказья и свержении советской власти. Нападение 16 июня отряда дашнаков на соседний район Армянской ССР было использовано большевиками как предлог для ликвидации РНА. Не получив ответа на ультиматум – мирно подчиниться «единственно законной власти в стране – правительству Советской Армении», части Красной Армии начали операцию по изгнанию дашнаков. В течение месяца вся территория Зангезура была занята советскими войсками. Остатки разгромленных дашнакских отрядов бежали в Персию. На этом Гражданская война в Закавказье завершилась.

     В Средней Азии после ликвидации Бухарского эмирата и Хивинского ханства и провозглашения Бухарской и Хорезмской народных советских республик Гражданская война приняла форму борьбы большевиков с местным националистическим повстанческим движением, вошедшим в историю как басмачество. Эта борьба в силу особых (национальных, религиозных, бытовых, политических и географических) условий и связей руководителей басмаческих отрядов с заграницей велась особенно долго. Басмачи действовали во многих районах Средней Азии, но особенно в Ферганской долине и прилегающих к ней высокогорных Алайской и Арпинской долинах, в Сырдарьинской и Самаркандской областях, в Восточной Бухаре, Хиве и Каракумах, Красноводском районе и Нарынской волости (Киргизия).

К апрелю 1921 г. в Фергане оставалось до 7 тыс. басмачей, в Бухаре около 7 тыс. и в Хиве 1 тыс. В октябре 1921 г. в Бухару прибыл бывший военный министр Турции Энвер-паша, отстаивавший лозунг объединения всех народов, исповедующих ислам, в единое среднеазиатское мусульманское государство. Ему удалось объединить разрозненные отряды басмачей в армию общей численностью около 16 тыс. чел., которая весной 1922 г. захватила значительную часть территории Бухарской народной советской республики.

Советское руководство приняло решительные меры по ликвидации басмаческой армии Энвер-паши. Большую помощь в этом регулярным войскам Красной Армии оказывали отряды дехканской самообороны, добровольной милиции, национальные части Красной Армии. В июне 1922 г. отрядам Энвера был нанесен решительный удар, в середине июля был освобожден Дюшамбе, а в августе в одной из стычек убит Энвер. К концу 1922 г. основные силы басмачей в Фергане и Хорезме были разгромлены. Однако остатки разбитых басмаческих отрядов укрылись на территории Афганистана, Китая и Ирана, где пополнялись людьми, вооружались и затем вновь вторгались на территорию советской Средней Азии. Дольше всего удалось продержаться отрядам Джунаид-хана в Хорезме (до начала 1924 г.) и Ибрагим-бека в Бухаре (до 1926 г.). В 1929 г. отряды басмачей вновь перешли границу. Они пытались развернуть повстанческую борьбу, используя недовольство населения Средней Азии коллективизацией, но в 1932-33 гг. были ликвидированы.

Последним очагом Гражданской войны на территории собственно России оставалось Приморье, где благодаря японской оккупации укрывались остатки войск Колчака и Семенова (4200 штыков, 1770 сабель, 80 пулеметов, 12 орудий). Они располагались в т.н. «нейтральной зоне», куда Народно-революционная армия (НРА) Дальневосточной республики по условиям соглашения с Японией не имела доступа. В декабре 1920 г. Приморская областная земская управа признала власть ДВР, однако в мае 1921 г. была свергнута в результате военного переворота. К власти пришло Приамурское временное правительство во главе с братьями С.Д. и Н.Д. Меркуловыми (первый – бывший чиновник, второй – промышленник), которые заняли в нем соответственно посты премьера и министра иностранных и военно-морских дел.

барон Р.Ф. Унгерн

фон Штернберг

Тогда же в Забайкалье вторглись войска соратника Г.М. Семенова генерал-лейтенанта барона Р.Ф. Унгерна фон Штернберга, до этого (в феврале 1921 г.) захватившего Ургу и установившего свою власть в Монголии с титулом «вана» (правителя). В соответствии с планом, выработанном на совещании в Пекине в апреле 1921 г., состоявшая из казаков, монголов и бурят Азиатская конная дивизия вместе с другими подчиненными Унгерну отрядами (около 10,5 тыс. сабель, 200 штыков, 37 пулеметов, 21 орудие) наносила удар вдоль р. Селенга с целью перерезать Кругобайкальскую железную дорогу и изолировать РСФСР от ДВР. Однако совместными действиями частей 35-й дивизии 5-й советской армии, НРА и монгольских народно-революционных войск отряды Унгерна были отброшены и отошли вглубь Монголии.

В середине июня советское командование приступило к подготовке наступления с целью ликвидации белых отрядов на территории Монголии. Был сформирован экспедиционный корпус 5-й армии под командованием К.А. Неймана (около 7500 штыков, 2500 сабель, 24 орудия, 2 броневика, 4 самолета). 27 июня части экспедиционного корпуса во взаимодействии с НРА и монгольской народно-революционной армией под командованием Сухэ-Батора начали наступление в Монголию. За 10 дней войска прошли с боями около 350 км и 6 июля заняли Ургу. Остатки войск Унгерна (около 4000 сабель, 6-8 орудий и 18-20 пулемётов) отошли в район Ван-Курена (в 75 км от советской границы).

Унгерн в плену

Благодаря подвижности своих конных отрядов, Унгерну удалось оторваться от советских и монгольских войск, и  24 июля он снова проник на советскую территорию в район севернее озера Гусиное (юго-западнее Верхнеудинска), но, понеся большие потери, 3 августа начал отход в Монголию. Под воздействием неудач среди его войск началось разложение, дело дошло до открытого мятежа. Все кончилось тем, что 22 августа монголы из Азиатской дивизии выдали Унгерна красным, и 15 сентября он был расстрелян по приговору Сибирского ревтрибунала в Новониколаевске. Остатки его войск были ликвидированы в районе Урги монгольскими кавалеристами Сухэ-Батора, и лишь незначительным их группам удалось уйти в Маньчжурию.

С войсками Унгерна взаимодействовал отряд генерал-лейтенанта А.С. Бакича (бывшая Оренбургская армия, переформированная после отступления в Китай и убийства в марте 1921 г. агентами ЧК атамана А.И. Дутова). Чтобы исключить давление и недоброжелательное отношение китайских властей, которые часто отказывали в снабжении и продовольствии, отряд Бакича, переименованный в «Отдельный корпус», перешел в Монголию к истокам Черного Иртыша. При переходе через Джунгарскую степь от голода и жажды погибло более трети его состава, первоначально насчитывавшего 8 тыс. чел. В конце похода отряд Бакича захватил город Шара-Сумэ, после чего установил связь с Унгерном и одновременно с ним участвовал в набегах на советскую территорию. После разгрома в октябре 1921 г. 13-й кавалерийской бригадой Красной Армии Бакич с остатками отряда бежал в Монголию, где сдался красным монгольским войскам. В начале 1922 г. уцелевшие офицеры и казаки отряда Бакича были выданы в Советскую Россию.

26 августа 1921 г. в Дайрене (Китай) открылась конференция представителей Дальневосточной республики и Японии. Делегация ДВР внесла проект «Соглашения о мире, дружбе и торговле», в котором предусматривалось в месячный срок вывести японские войска со всей территории русского Дальнего Востока, а также признание Японией суверенитета ДВР в обмен на предоставление ей рыболовных концессий. Японская делегация представила свой контрпроект, в котором потребовала от ДВР поддерживать на своей территории «некоммунистический режим», уравнять права японских подданных в области торговли, ремесла и промыслов к правам подданных ДВР, признать право плавания по рекам Амуру и Сунгари судов под японским флагом. Секретные статьи контрпроекта предусматривали обязательство ДВР разоружить и уничтожить все береговые укрепления и признать свободу проживания и передвижения японских военных чиновников на территории ДВР. Лишь в этом случае Япония выражала готовность приступить к выводу войск из Приморья, оставляя открытым вопрос о выводе войск с Северного Сахалина. Делегация ДВР отвергла статьи японского проекта, как «затрагивающие суверенитет и внутреннюю жизнь ДВР» и Китая.

Между тем, Дальневосточная армия, переименованная летом 1921 г. в Войска Временного Приамурского правительства, а с ноября – в Белоповстанческую армию (6 тыс. штыков и сабель) под командованием генерал-лейтенанта В.М. Молчанова (бывший командир Отдельной Ижевской стрелковой бригады) освободила в ноябре от большевиков почти все Приморье, а 22 декабря заняла Хабаровск и продвинулась на запад до станции Волочаевка Амурской железной дороги. Однако из-за недостатка сил и средств наступление белых было остановлено, и после поражения под станцией Ин «белоповстанцы» (4,5 тыс. чел., 63 пулемёта, 12 орудий, 3 бронепоезда) перешли к обороне на линии Волочаевка – Верхнеспасская, создав на фронте в 18 км укрепленный район. В такой обстановке японская делегация прервала 12 декабря работу Дайренской конференции, выжидая результатов конференции по морским вооружениям в Вашингтоне и развития событий в Приамурье.

Блюхер В.К.

5 февраля 1922 г. части НРА под командованием В.К. Блюхера (7,6 тыс. чел., 300 пулемётов, 30 орудий, 3 бронепоезда, 2 танка)  перешли в наступление, отбросили передовые части противника, вышли к укрепрайону и 10 февраля начали штурм Волочаевских позиций. При 35-градусном морозе и глубоком снежном покрове, бойцы НРА непрерывно атаковали противника. Атаки стоили красным больших потерь, артиллерийским огнем с бронепоезда был разбит один танк (второй из-за неисправностей в атаке не участвовал). Наконец, 12 февраля после выхода одного полка НРА в тыл белых их оборона была сломлена. 14 февраля НРА заняла Хабаровск. В итоге, белые отступили за «нейтральную зону» под прикрытие японских войск.

Поражение белых у Волочаевки вынудило Японию возобновить переговоры в Дайрене, пойти на уступки и отказаться от основных пунктов контрпроекта. К середине апреля 1922 г. стороны согласовали проект «Торгового и общего соглашения» и большинство статей соглашения о передаче ДВР русского имущества и сооружений, находящихся в расположении японских войск. Однако ряд японских требований оказался неприемлемым для ДВР (например, превращение Владивостока в «вольный порт» под иностранным контролем, требование компенсации за понесенные в ходе интервенции убытки, предоставление в аренду на 80 лет северной части острова Сахалина), и 16 апреля японская делегация, отказавшись от дальнейшего ведения переговоров, покинула конференцию.

М.К. Дитерихс

Военные неудачи вызвали разногласия в антибольшевистском лагере Приморья. Каппелевцы выступали за Народное собрание, организовавшее «кабинет министров» во главе с генерал-лейтенантом И.М. Старковским, семеновцы поддерживали правительство братьев Меркуловых. В результате Меркуловы в июне 1922 г. передали власть монархисту генерал-лейтенанту М.К. Дитерихсу. 23 июля на Земском Соборе во Владивостоке Дитерихс был избран Правителем Дальнего Востока и Земским Воеводой – командующим Приамурской Земской ратью (переименованной Белоповстанческой армией). Предпринятые им реформы преследовали цель возродить общественный порядок допетровской эпохи. Так, например, основной административной единицей в Южном Приморье становились церковные приходы.

1 сентября Дитерихс предпринял попытку наступления с юга на Хабаровск, однако его Земская рать (6300 штыков, около 1700 сабель, 81 пулемёт, 19 орудий, 3 бронепоезда) была остановлена частями НРА в районе станции Свиягино, разъезд Краевский. Командование НРА во главе с И.П. Уборевичем сосредоточило в районе станции Шмаковка ударную группу (2-я Приамурская дивизия, Отдельная Дальневосточная кавбригада, Спасский партизанский отряд и т.д.; всего 10 тыс. штыков и сабель, 288 пулеметов, 24 орудия, 3 бронепоезда, 3 самолета). В резерве находилась 1-я Забайкальская дивизия (5 тыс. штыков и сабель, 143 пулемета, 18 орудий). В оперативном подчинении НРА находились действовавшие в тылу противника партизанские отряды (до 5 тыс. чел.).

4 октября ударная группа НРА перешла в наступление, к 8 октября продвинулась на 50 км на юг, овладела станцией Свиягино и отбросила белых к Спасскому укрепленному району. 8-9 октября войска НРА штурмом овладели Спасском и открыли путь в Южное Приморье. В ходе боев 10-15 октября в районах Вознесенского и Монастырище были разгромлены основные силы Земской рати. Развивая наступление, 2-я Приамурская дивизия овладела Никольск-Уссурийском, а 1-я Забайкальская дивизия и Дальневосточная кавбригада – станциями Голенка и Гродеково. 19 октября части НРА вышли на ближние подступы к Владивостоку, занятому японскими войсками (до 20 тыс. солдат и офицеров). Рабочие и служащие города начали всеобщую забастовку, требуя пропустить в город НРА, и японское командование было вынуждено подписать соглашение о выводе своих войск с Дальнего Востока. Остатки белых войск эвакуировались за границу. Всего из Владивостока вышло 25 кораблей и судов, на которых находилось около 10 тыс. чел. Остатки Земской рати перешли китайскую границу, где сдали свое оружие китайцам и были интернированы. 25 октября части НРА и партизаны вступили во Владивосток, а 15 ноября ДВР воссоединилась с РСФСР.

Пепеляев А.Н.

Взятие Красной армией Владивостока 25 октября 1922 г. традиционно считается датой окончания Гражданской войны, однако  отдельные белопартизанские отряды действовали еще несколько лет. Сибирская добровольческая дружина под командованием генерал-лейтенанта А.Н. Пепеляева (760 чел.) была разбита в Якутии в июне 1923 г., и в том же году советская власть была установлена на Камчатке и Чукотке.

Главной причиной поражения антибольшевистских сил в Гражданской войне стала их политическая и географическая разрозненность и разобщенность, а также неспособность их руководителей объединить под своими знаменами всех недовольных большевизмом. Многочисленные национальные и региональные правительства не имели возможности бороться с большевиками в одиночку и вместе с тем они не могли создать единого антибольшевистского фронта из-за взаимных территориальных и политических претензий и противоречий.

Большинство населения России составляло крестьянство, не желавшее оставлять свои земли и служить ни в каких армиях: ни у красных, ни у белых, и, несмотря на ненависть к большевикам, предпочитавшее бороться с ними собственными силами, исходя из своих сиюминутных интересов. В то же время большевики часто имели поддержку среди деревенской бедноты, которая положительно воспринимала идею «классовой борьбы» с более зажиточными соседями. Наличие «зеленых» и «черных» повстанческих отрядов, которые, возникнув в тылу у белых, отвлекали значительные силы с фронта и разоряли население, приводило, в глазах населения, к стиранию разницы между пребыванием под красными или белыми, и в целом деморализовывало белые армии.

Правительства Деникина и Врангеля фактически не успели осуществить разработанную и декларированную ими земельную реформу, в основу которой должно было лечь укрепление мелких и средних хозяйств за счет казенных и помещичьих земель. На востоке России действовал временный закон, предписывающий, до Учредительного Собрания, сохранение земли за теми владельцами, в чьих руках она фактически находилась. Насильственный захват прежними владельцами своих земель резко пресекался. Тем не менее, подобные инциденты все же происходили, что в совокупности с неизбежными в любой войне грабежами в прифронтовой зоне давали пищу пропаганде красных и отталкивали крестьянство от лагеря белых.

Помогавшие белым армиям иностранные державы также не имели единой цели и, помимо оккупации некоторых портовых городов и поставок военного снаряжения, не могли обеспечить сколь-нибудь серьезной поддержки их операций силами своих войск. Преследуя при этом свои корыстные экономические интересы, они могли договариваться с любым режимом, способным обеспечить стабильность, в том числе и с большевиками.

Последствия Гражданской войны были ужасающими. К 1921 г. Россия буквально лежала в руинах. От бывшей Российской империи отошли территории Польши, Финляндии, Латвии, Эстонии, Литвы, Западной Украины, части Белоруссии, Карской области (в Армении) и Бессарабии. Промышленное производство упало до 4-20 % от уровня 1913 г., а сельскохозяйственное — на 40 %. Общий ущерб народному хозяйству составил около 50 млрд. золотых рублей.

Человеческие потери в Гражданской войне могут быть определены лишь приблизительно путем демографических оценок общей численности населения на разные даты и в одинаковых границах и потерь Красной Армии, о которых имеются неполные и разрозненные сведения. К началу 1926 г. население СССР, без учета погибших и избыточной смертности населения от голода и болезней, в годы Гражданской войны должно было составить около 152,6 млн. чел., однако перепись определила его численность в 146,9 млн. Разница в 5,75 млн. — примерная величина безвозвратных потерь в Гражданской войне, включая сюда и избыточную смертность населения, напрямую не связанную с военными действиями (от эпидемий тифа, испанки и других болезней).

Военные потери Красной Армии в 1918-1920 гг. оцениваются в 153 тыс. убитыми, из которых в борьбе против белых армий и повстанческих отрядов погибло около 89 тыс., а в борьбе с Польшей — 64 тыс. чел. Кроме того, в советских войсках было 55 тыс. умерших от ран и 380 тыс. умерших от болезней. Белые армии значительно уступали Красной Армии в численности (максимум 1-1,5 млн. чел. в короткий период в 1919 г., тогда как Красная Армия уже к 1 июля 1919 г. насчитывала более 2,3 млн. чел., а к 1 ноября 1920 г. — более 5,4 млн.), но, вследствие наличия в их составе относительно большей доли офицеров и кадровых военнослужащих, превосходили ее по боеспособности. Можно предположить, что из 89 тыс. убитых красноармейцев примерно 80 тыс. погибли в борьбе с белыми армиями, а остальные 9 тыс. — в борьбе с войсками украинского правительства и разного рода повстанцами. Безвозвратные боевые потери белых армий можно оценить в 50 тыс. убитых.

Польская армия потеряла 38 тыс. убитыми, а союзные ей украинские войска и Русская народная добровольческая армия Булак-Булаховича — 3 тыс. В белых войсках от ран умерло 18 тыс. чел., а от болезней — 127 тыс. Еще примерно 320 тыс. чел. погибло в рядах различных повстанческих формирований. Общие же безвозвратные потери вооруженных сил всех сторон в 1918-1922 гг. достигали 1,2 млн. чел. Жертвами «красного террора» стал, как минимум, 1 млн. чел. гражданского населения, а жертвами террора со стороны всех других армий — не менее 0,5 млн. чел.

После 1922 г. военные действия на территории России уже не велись, однако Гражданская война не закончилась. Она приняла иные формы, превратившись в противостояние народа и власти, сопровождавшееся время от времени открытыми выступлениями (как, например, в период коллективизации). Однако власть большевиков была слишком сильна, чтобы подобные выступления могли иметь шансы на успех. Реальная возможность возобновления вооруженной борьбы против большевистской власти возникла лишь в 1941 г. в условиях начавшейся войны между СССР и Германией, но из-за того, что эта война приняла в итоге национальный характер, данная возможность так и не была реализована в полной мере. Однако рецидивы Гражданской войны вновь дали себя почувствовать, выразившись в создании антибольшевистских воинских формирований, действовавших на стороне Германии.