поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Приговор военного трибунала 5-й армии по делу бывшего генерала Пепеляева и его ближайших участников. 1924 г.

(текст документа  предоставлен Василенко С.Ю.)

Приговор военного трибунала 5-й армии по делу бывшего генерала Пепеляева и его ближайших участников.

(Распечатка заверенной копии оригинала (ЦГА РСФСР ДВ, ф.2640, оп.2, д.19а, лл. 453-484))

                                                                            3 февраля 1924 г.

Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики

1924 года, января 15 — 3 февраля, г. Чита, Военный Трибунал 5-й Краснознаменной Армии в составе:

Председателя тов. Беркутова,

Членов: тт. Аволина и Клиндер,

при секретарях тт. Григорьеве и Левинзон

с участием обвинителей: областного прокурора Дальнего Востока тов. Деврева, Приморского губернского прокурора тов. Хант, защитников — членов коллегии защитников Забайкальской губернии тт. Трупп, Ушакова, Малых, Булах, Векмана, Палкина, Сегельман и Венцианова.

Рассматривал в открытом судебном заседании дело № 880 по обвинению:

1) бывшего генерал-лейтенанта Пепеляева Анатолия Николаевича, 32 лет, происходящего из гр-н г. Томска, женатого, имеющего двух детей, беспартийного, в старой армии служившего в чине подполковника, в белой армии – в чине генерал-лейтенанта, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

2) бывшего полковника Иванова Бориса Александровича, 35 лет, происходящего из дворян Тифлисской губернии г. Тифлиса, холостого, беспартийного, со средним образованием, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии — в чине полковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

3) бывшего полковника Шнапперман Николая Феофилактовича, 38 лет, происходящего из гр-н гор. Гатчины Петроградской губернии, женатого, имеющего двух детей, со средним образованием, беспартийного, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в чине полковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

4) бывшего капитана Катанаева Александра Андреевича, 32 лет, происходящего из крестьян гор. Томска, происходящего из крестьян гор. Томска, холостого, беспартийного, со средним образованием, служившего в старой армии в чине губернского секретаря, в белой армии – в чине капитана, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

5) бывшего капитана Анянова Емельяна Сидоровича, 32 лет, происходящего из крестьян Пермской губернии, женатого, беспартийного, малограмотного, служившего в Красной Армии в должности красноармейца, впоследствии дезертировавшего из рядов таковой, в старой армии служившего в чине фельдфебеля, в белой армии – в чине капитана, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й и ст. 205-й У.К.;

6) бывшего поручика Малышева Леонида Яковлевича, 34 лет, происходящего из гр-н гор. Петрограда, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине поручика, окончившего юридический факультет, женатого, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

7) бывшего капитана Михайловского Бориса Михайловича, 33 лет, происходящего из граждан Алтайской губернии Викского уезда, села <неразб.>, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине капитана, женатого, окончившего сельскохозяйственное отделение политехникума,  беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

8) бывшего инспектора мест заключения  Приамурской губернии Соколова Николая Михайловича, 52 лет, происходящего из потомственных дворян гор. Владивостока, окончившего юридический факультет, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

9) бывшего жителя Якутской области Филиппова Петра Дмитриевича, 49 лет, происходящего из крестьян гор. Якутска, женатого, малограмотного, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

10) бывшего ротмистра  Нудатова Эраста Павловича, 33 лет, происходящего из дворян гор. Самары, со средним образованием, женатого, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в чине ротмистра, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

11) бывшего полковника Соболева Иннокентия Иннокентьевича, 30 лет, происходящего из потомственных почетных граждан гор. Читы, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в чине полковника [в документе ошибочно — подполковника], беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

12) бывшего полковника Рейнгардта Августа Яковлевича, 36 лет, происходящего из мещан гор. Юрьева, Лифляндской губернии, женатого, имеющего двух детей, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в чине полковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

13) бывшего подполковника Цевловского Андрея Григорьевича, 30 лет, происходящего из дворян гор. Смоленска, женатого, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине подполковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

14) бывшего полковника Сивко Ивана Георгиевича, 35 лет, происходящего из крестьян Астраханской губернии, Николаевской слободы, женатого, имеющего одну дочь, беспартийного, ранее не судившегося,  служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине полковника, со средним образованием, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

15) бывшего полковника Авдеева Константина Николаевича, 28 лет, происходящего из рабочих Пермской губернии, холостого, окончившего 4 класса семинарии, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине полковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

16) бывшего полковника Самойлова Ивана Ивановича, 41 года, происходящего из крестьян Пермской  губернии, Каменского уезда, села <неразб.> , женатого, имеющего одного сына, окончившего начальную народную школу, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине полковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

17) бывшего подполковника Ахлестина Александра Павловича, 29 лет, происходящего из рабочих Симбирской губернии гор. Алатыря, холостого, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине подполковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

18) бывшего подполковника Варгасова Михаила Николаевича, 29 лет, происходящего из рабочих Акмолинской области гор. Петропавловска, женатого, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине подполковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

19) бывшего подполковника Толкачева Сергея Яковлевича,  27 лет, происходящего из крестьян Иркутской губернии Нижне-Удинского уезда, села Топорок, женатого, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, в старой армии служившего в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

20) бывшего подполковника Долгова Василия Артемьевича, 34 лет, происходящего из крестьян Самарской губернии, гор. Бузулука, женатого, со средним образованием, беспартийного, ранее не судившегося, в старой армии служившего в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

21) бывшего подполковника Майоранова Константина Степановича, 32 лет,  происходящего из почетных [в тексте ошибочно – потомственных] граждан гор. Инсара Пензенской губ.,  холостого, со средним образованием, ранее не судившегося, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

22) бывшего подполковника Артемьева Александра Григорьевича, 30 лет, происходящего из рабочих Пензенской губернии гор. Саранска, вдов, со средним образованием,  служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

23) бывшего капитана Родигина Михаила Алексеевича, 28 лет, происходящего из крестьян Вятской губернии Сарапульского уезда села Шаркан, женатого, имеющего одного сына, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

24) бывшего прапорщика Анянова Сергея Сидоровича, 29 лет, происходящего из крестьян Пермской губернии деревни Кобылай, холостого, малограмотного, служившего в старой армии в чине старшего унтер-офицера, в белой армии – в чине прапорщика, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

25) бывшего поручика Постоногова Михаила Григорьевича, 37 лет, происходящего из крестьян Пермской губернии Оханского уезда деревни Капустят, женатого, имеющего двоих детей, окончившего 3-х классную сельскую школу, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине поручика, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и 64-й У.К.;

26) бывшего подпоручика Лучникова Семена Ивановича, 54 лет, происходящего из крестьян Пермской  губернии Оханского уезда деревни <неразб.>, женатого, имеющего двух детей, малограмотного, служившего в старой армии в чине подпоручика, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и 64-й У.К.;

27) бывшего капитана Занфирова Николая Владимировича, 31 года, происходящего из дворян гор. Владикавказа, женатого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности делопроизводителя территориального батальона и дезертировавшего в 1921 году из рядов Красной Армии, служившего в старой армии в чине капитана, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч.1-й ст. 58-й и 205-й У.К.;

28) бывшего подполковника Мальцева Андрея Никандровича, 33 лет. происходящего из крестьян Ново-Николаевской губернии того же уезда Бьюнской волости деревни Кондаково, женатого, имеющего двух детей, окончившего двухклассное училище, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

29) бывшего секретаря Управления Якутской областью Протопопова Петра Николаевича, 43 лет, происходящего из граждан Смоленской губернии Гданьского уезда села Будаева, холостого, с высшим образованием, в старой и белой армии  не служившего, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1-й, ст. 58-й У.К.;

30) бывшего штабс-капитана Качемасова Петра Евстафьевича, 31 года, сына чиновника, женатого, происходящего из граждан гор. Уфы, со средним образованием, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

31) бывшего войскового старшину Дорохова Василия Васильевича, 26 лет, сына казака, происходящего из граждан Челябинской станицы, холостого, окончившего городское училище, служившего в старой армии в чине сотника, в белой армии в чине войскового старшины, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном статей 60-й У.К.;

32) бывшего штабс-капитана Субботенко Константина Иосифовича, 27 лет, происходящего из граждан Киевской губернии, Бердичевского уезда, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

33) бывшего штабс-капитана Самойлова Николая Ивановича, 27 лет, происходящего из рабочих гор. Благовещенска, женатого, окончившего 4-х классное городское училище, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

34) бывшего подпоручика Сузановича Анатолия Юлиановича. 29 лет, происходящего из граждан Смоленской губернии, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине вахмистра, в белой армии – в чине подпоручика, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

35) бывшего штабс-капитана Лукашевич Ивана Афанасьевича, 27 лет, происходящего из крестьян Минской губернии местечка Шауге, холостого, окончившего 4-х классное реальное училище, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

36) бывшего прапорщика Горюнова Ивана Яковлевича, 37 лет, происходящего из мещан Терской области гор. Пятигорска, женатого, имеющего одну дочь, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в том же чине, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58-й У.К.;

37) бывшего прапорщика Лифляндер Николая Лаврентьевича, 26 лет, происходящего из крестьян Томской губернии станции Тайга, холостого, окончившего городское училище, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

38) бывшего штабс-капитана Хапилина Николая Павловича, 27 лет, происходящего из крестьян Семиреченской области гор. Верный, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии — в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

39) бывшего полковника Сейфулина Аркадия Николаевича. 33 лет, происходящего из дворян гор. Омска, женатого, имеющего одну дочь, окончившего 5-ти классное городское училище, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине полковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

40) бывшего полковника Вандышева Анатолия Федоровича, 33 лет, происходящего из граждан гор. Екатеринбурга, сына чиновника, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине полковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

41) бывшего штаб[c]-ротмистра Курова Михаила Евдокимовича, 28 лет, происходящего из крестьян Тверской губернии, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине штабс-ротмистра, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

42) бывшего полковника Киселева Евгения Матвеевича, 32 лет, происходящего из граждан Оренбургской губернии станицы Изобильной, сына казака, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине подъесаула, в белой армии – в чине полковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60 У.К.;

43) бывшего штабс-капитана Киселева Михаила Павловича, 27 лет, происходящего из потомственных граждан гор. Астрахани, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

44) бывшего подполковника Максимова Ильи Петровича, 36 лет, происходящего из граждан гор. Баку, сына инженера, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине подполковника, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

45) бывшего штабс-капитана Мишарина Георгия Дмитриевича, 28 лет, происходящего из крестьян Иркутской губернии Верхоленского уезда станции Жигалово, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, а в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К. и ст. 205 У.К.;

46) бывшего ротмистра Аксенова Георгия Васильевича, 27 лет, происходящего из гр-н гор. Перми, холостого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности начальника команды связи полка, впоследствии дезертировавшего из рядов таковой, в старой армии служившего в чине поручика, в белой армии – в чине ротмистра, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205-й У.К.;

47) бывшего штабс-капитана Троицкого Сергея Николаевича, 28 лет, происходящего из граждан Вятской губернии гор. Советска [до 1918 г. – слобода Кукарка], сына чиновника, холостого. со средним образованием, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

48) бывшего капитана Матвеева Михаила Михайловича, 25 лет, происходящего из мещан Пермской губернии гор. Чердыни, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

49) бывшего штабс-капитана Козлова Иннокентия Ивановича, 26 лет, происходящего из граждан гор. Иркутска, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине штабс-капитана, ранее не судившегося, сына чиновника, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

50) бывшего штабс-капитана Булгакова Николая Федоровича, 39 лет, происходящего из граждан гор. Томска, женатого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

51) бывшего капитана Черных Николая Константиновича, 25 лет, происходящего из дворян гор. Иркутска, холостого, окончившего кадетский корпус, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

52) бывшего капитана Саранчина Авдея Степановича, 28 лет, происходящего из граждан гор. Томска, женатого, имеющего одного сына, окончившего 4-х классное городское училище, сына чернорабочего, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, а в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

53) бывшего подполковника Александрова Виктора Григорьевича, 35 лет, происходящего из граждан гор. Томска, сына чиновника, женатого, имеющего двух детей, окончившего кадетский корпус и инженерное училище, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

54) бывшего штабс-капитана Зуйкова-Алтайского Александра Никитича, 28 лет, происходящего из граждан Алтайской губернии села Тельменко, сына псаломщика, холостого, окончившего 4-х классную духовную семинарию, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

55) бывшего штабс-капитана Федорова Александра Николаевича, 27 лет, происходящего из мещан Уфимской губернии гор. Ме[нзел]инска, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

56) бывшего капитана Кушинова Николая Федоровича, 25 лет, происходящего из мещан Тобольской губернии гор. Тобольска, холостого, окончившего учительскую семинарию, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

57) бывшего капитана Любомудро[ва] Алексея Петровича, 28 лет, происходящего из почетных граждан гор. Тулы, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

58) бывшего полковника Кронье де Поль Эдуарда Конрадовича, 42 лет, происходящего из дворян гор. Варшавы, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине полковника, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

59) бывшего подполковника Персианцева Александра Алексеевича, 42 лет, происходящего из крестьян Самарской губернии, Бузулукского уезда, села Грачевка, женатого, имеющего четырех детей, окончившего шесть классов городского училища, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;,

60) бывшего капитана Ерофеева Константина Михайловича, 25 лет, происходящего из крестьян Московской губернии села Жигалова, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

61) бывшего штабс-капитана Емельянова Платона Александровича, 32 лет, происходящего из граждан Екатеринбургской губернии, <неразб.> завода, сына рабочего, женатого, имеющего одного сына, окончившего учительскую семинарию, служившего в Красной Армии и впоследствии дезертировавшего из таковой, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205 У.К.;

62) бывшего подполковника Смыкова Сергея Макаровича, 43 лет, происходящего из граждан гор. Перми, сына чиновника, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

63) бывшего штабс-капитана Панова Николая Ефимовича, 25 лет, происходящего из крестьян Донской области, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

64) бывшего капитана Голубева Алексея Алексеевича, 27 лет, происходящего из граждан Нижне-Новгорода, сына полковника, холостого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

65) бывшего подполковника Драгомерецкого Владимира Ивановича, 29 лет, происходящего из дворян гор. Томска, холостого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности производителя работ по укреплению позиций, впоследствии дезертировал из таковой, в старой армии служившего в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине подполковника, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205 У.К.;

66) бывшего подъесаула Наживина Бориса Евграфовича, 27 лет, происходящего из граждан Казанской губернии гор. Казани, женатого, со средним образованием, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине подъесаула, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

67) бывшего поручика Угрюмова Степана Владимировича, 27 лет, происходящего из крестьян Алтайской губернии гор. Барнаула, женатого, имеющего одну дочь, со средним образованием, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине поручика, ранее не судившегося, беспартийного, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

68) бывшего штабс-капитана Кононова Михаила Васильевича, 27 лет, происходящего из мещан Саратовской губернии, Сердобского уезда села Урусева, женатого, имеющего двух детей, со средним образованием, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

69) бывшего прапорщика Федюшина Семена Семеновича, 25 лет, происходящего из граждан гор. Омска, сына чиновника (мирового судьи), женатого, имеющего одного сына, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности командира роты 15-го полка НРА, впоследствии дезертировавшего из таковой, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205-й У.К.;

70) бывшего хорунжего Коблянского Анатолия Юлиановича, 33 лет, происходящего из граждан Иркутской губернии <неразб.> уезда деревни Сольша, вдов, имеющего сына, грамотного, окончившего фельдшерскую школу, служившего в старой армии в чине хорунжего, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

71) бывшего прапорщика Сухорукова Павла Николаевича, 23 лет, происходящего из дворян Пермской губернии гор. О[х]анска, холостого, со средним образованием, в старой армии не служившего, в белой армии — в чине поручика, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

72) бывшего капитана Карбаинова Иннокентия Владимировича, 28 лет, происходящего из мещан Забайкальской губернии гор. Верхнеудинска, холостого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности вридкомполка и впоследствии дезертировавшего из таковой, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205-й У.К.;

73) бывшего подпоручика Неклюдова Владимира Алексеевича, 27 лет, происходящего из граждан Ереванской губернии местечка <неразб.> , холостого, окончившего кадетский корпус, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в том же чине, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

74) бывшего штабс-капитана Пузанова Василия Михайловича, 38 лет, происходящего из граждан Харьковской губернии гор. Богодухова, холостого, сына священника, окончившего 4-х классную семинарию, служившего в старой армии в чине прапорщика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

75) бывшего штабс-капитана Фадеева Евгения Николаевича, 28 лет, происходящего из мещан гор. Тулы, холостого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности командира батальона, впоследствии дезертировавшего из таковой, служившего в старой армии в чине поручика, в белой армии – в чине штабс-капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205-й У.К.;

76) бывшего капитана Зырянова Михаила Петровича, 25 лет, происходящего из крестьян Пермской губернии Соликамского уезда, окончившего 3-х классное высшее начальное училище, служившего в старой армии <неразб.>, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, ранее не судившегося, по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

77) бывшего подполковника Катаева Константина Михайловича, 32 лет, происходящего из крестьян Пермской губернии Усольского уезда Куликовской волости, со средним образованием, женатого, служившего в старой армии в чине штабс-капитана, в белой армии – в чине полковника, беспартийного, ранее не судившегося,  по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й У.К.;

78) бывшего капитана Дегтярева Петра Алексеевича, 32 лет, происходящего из граждан гор. Курска, сына чиновника, женатого, со средним образованием, служившего в Красной Армии в должности этапного коменданта, впоследствии дезертировавшего из таковой, служившего в старой армии в чине подпоручика, в белой армии – в чине капитана, беспартийного, находившегося под следствием по делу обвинения его в участии в контрреволюционной организации Забайкальской губернии в уголовном преступлении (убийство сестры милосердия гражданки Головиной и, будучи освобожден под подписку о невыезде из гор. Читы, скрылся), по обвинению его в преступлении, предусмотренном ст. 60-й и ст. 205-й У.К.;

Данными предварительного судейского следствия установлено: <…>

В период властвования в Приморье временщиков Меркуловых, посаженных на престол во Владивостоке милостью американского капитала, из Владивостока на Камчатку и в Охотский край была снаряжена экспедиция во главе с камчатским коммерсантом Биричем и полковником Бочкаревым, участником сибирского похода атамана Красильникова, прославившимся в период колчаковщины нечеловеческими зверствами, чинимыми им над мирным населением сибирских деревень и городов. Экспедиция эта, сформированная из белогвардейского офицерства, по прибытии в г. Охотск и п. Петропавловск терроризировала местное население своими коварными убийствами, расстрелами, издевательствами, бесчинствами и грабежами.

Экспедиция эта закрепила за контрреволюционными силами побережье Охотского моря и Камчатку, которые должны были являться одним из исходных пунктов на случай наступления на Советскую Россию международной и отечественной буржуазии. В это же время в середине 1921 г. на территории  Якутской Автономной Социалистической Советской Республики для борьбы с Советской властью возник бандитский отряд под предводительством корнета Коробейникова при начальнике штаба капитане Занфирове. Начало действий этого отряда ознаменовалось захватом парохода «Киренск», на котором находилась научная экспедиция, направленная Советской властью для изучения и обследования рек Мая и Алдан и парохода «Соболь», принадлежавшего якутскому кооперативному объединению «Холбос», следовавшего с грузом ценных товаров. На этих двух пароходах корнет Коробейников с отрядом 20 человек прибыл 10 сентября 1921 года в поселок Нелькан. После расстрела и расправы с находившимися там представителями Советской власти, в также с частью лиц, захваченных на вышеуказанных пароходах, Коробейниковым было приступлено к пополнению отряда и организации власти. Было созвано из представителей отряда Коробейникова и подошедшей в Нелькан к тому времени бандитской шайки якутского купца Галибарова и некоторых кооперативных работников Якутской области совещание, на котором отправление военной власти было поручено Коробейникову, а организация гражданской власти – находившемуся в Нелькане представителю кооперативного объединения «Холбос» эсеру Петру Куликовскому.

Куликовский и Коробейников, пользуясь темнотой и невежеством якутского народа, привлекая на свою сторону часть его раздачей награбленных у Советской власти товаров, приготовленных для того же народа, инспирировали восстания в некоторых волостях против Советской власти и занялись организацией бандитских партизанских отрядов. Коробейников и начальник штаба его Занфиров устанавливали связь с этими отрядами, натравливали против представителей Советского правительства. Отрядами корнета Коробейникова и другими бандитскими шайками началась резня сочувствующих и подозреваемых в сочувствии к Советской власти и неудержимый грабеж общественных складов и материалов. По данным Якутского Советского правительства и спискам, опубликованным в якутской газете, число убитых этими бандитами достигло 700 человек. Количество разграбленных товаров, принадлежащих «Центросоюзу», выразилось в 35 000 пудов мануфактуры, посуды и разных фабрикатов, стоимостью приблизительно 1 500 000 золотых рублей. Куликовскому удалось наладить связь с находившимся в г. Охотске отрядом полковника Бочкарева, с якутскими белопартизанами. Впоследствии в марте месяце 1922 года, в отсутствие уже Куликовского, был даже созван съезд этих партизан в Чурапче, на котором Коробейников получил наименование «Командующего якутской народной армией» и на котором было выбрано также повстанческое правительство – «Якутское областное народное управление». Видя, однако, что Советская власть прочно держится в Якутской области и грозит в недалеком будущем раздавить, ликвидировать и пресечь в корне это движение, руководимое белогвардейскими офицерами и эсером Куликовским, последний совместно со своими сподвижниками еще в конце 1921 года пришел к убеждению о необходимости просить вооруженной помощи от Приморского правительства.

Тем более, что обманутые массы темного якутского народа при первом приближении отрядов Красной Армии, после разъяснения представителей Советской власти и амнистии всем восставшим, без кровопролития и единого выстрела сдавались и переходили на сторону этой власти.

Куликовский же в конце 1921 года, заручившись протоколами совещания в Нелькане, отправился во Владивосток, куда впоследствии ему были высланы также протоколы «Чурапчинского съезда».

Принятое решение получить вооруженный отряд для завоевания Якутской области Куликовский мог осуществить опираясь на одну из группировок черной реакции, царствовавшей в Приморье.

Происходившая в то время борьба между ставленниками японских империалистов – семеновцами и каппелевцами, с одной стороны, поддерживаемыми американскими капиталистами, сторонниками Меркуловых — с другой стороны, выдвинула в Приморье в качестве наиболее влиятельной группировки возглавляемую Сазоновым организацию областников, имевшую большие связи с заграницей. Именно к содействию областников и обратился эсер Куликовский, тем более что наибольшим влиянием в областнических организациях пользовались эсеры, связь с коими Куликовский поддерживал еще в Якутской области.

Происшедшая во Владивостоке смена Меркуловского правительства, правительством Дитерихса лишь благоприятствовала успеху деятельности Куликовского, ибо областники во главе с Сазоновым, Головачевым и др. были самой влиятельной при Дитерихсе организацией. Куликовский через областников получил от Дитерихса назначение управляющего Якутской областью и выехал в Харбин для переговоров с генералом Пепеляевым о формировании вооруженного отряда.

<…> Генерал Пепеляев и группа его бывших сослуживцев по армии Колчака выразили согласие на формирование отряда для борьбы в Якутской области против рабоче-крестьянского правительства.  Представленные Куликовским протоколы Нельканского совещания и Чурапчинского съезда, его прибытие с якутскими купцами Поповым, Никифоровым, Антипиным, Яковлевым и Ефимовым в качестве представителей якутского населения дали возможность Пепеляеву облечь эту идею предстоящей борьбы в Якутии в псевдо-демократические лозунги «помощи восставшему якутскому населению», «борьбы за народ» и проч., несмотря на явную и очевидную сомнительность представленных Куликовским доказательств воли якутского народа.  <…>

Согласившись взять на себя формирование отряда Пепеляев совместно со своими сподвижниками по борьбе против рабочих и крестьян 1918 – 1919 гг. полковником Шнапперманом, капитаном Михайловским, поручиком Малышевым и др. приступили к вербовке членов отряда, названного первоначально «Северной милицией».

Вербовались офицеры, запятнавшие себя кровью рабочих и крестьян, без различия их политических оттенков, в том числе и офицеры оттенков анархических.

Вербуемые в Харбине офицеры направлялись в гор. Владивосток, куда ранее выехал Пепеляев со своим адъютантом поручиком Малышевым. Под личным наблюдением и руководством Пепеляева непосредственным формированием отряда заведовал полковник Топорков, в ведении коего находились казармы отряда на 2-й речке в предместье г. Владивостока. Рядовые бойцы отряда вербовались по преимуществу из бывших командиров различными частями на Пермском фронте, того корпуса и той же армии, командующим коих был Пепеляев. Средствами на формирование отряда послужили переданные Куликовским 60 000 рублей, полученные последним от американской фирмы «Олаф Свенсон» за проданные народные богатства якутского народа. Кроме того, для той же цели Пепеляевым от генерала Дитерихса было получено около 20 000 рублей и необходимое вооружение в количестве 300 трехлинейных винтовок с патронами, 700 бердан и 100 000 патронов к ним и пулеметы с патронами. Впоследствии, так называемое «Управление Якутской областью», возглавляемое Куликовским, снабдило отряд оружием, снаряжением и разными товарами, приобретенными у различных американских и японских фирм, как-то: «Олаф Свенсон», «Гудзон Бей» и проч. за награбленную у Советской власти и населения пушнину. При формировании отряда Пепеляевым был создан штаб отряда в составе: начальника штаба полковника Леонова, непосредственного помощника начальника отряда генерала Вишневского, штабс-офицера для поручений полковника Шнаппермана, дежурного штабс-офицера полковника Иванова Бориса, двух адъютантов – поручика Малышева и штабс-капитана Анянова Емельяна и других лиц. В течение июля – августа месяцев 1922 года Пепеляев во Владивостоке создал отряд численностью около 750 человек. Часть отряда, около 200 человек, Пепеляев подчинил непосредственному помощнику своему генералу Вишневскому, а сам во главе отряда, наименованного «Сибирской добровольческой дружиной», в 550 бойцов выбыл 28-30 августа на 2-х пароходах в порт Аян, первоначальную базу дружины.

Вместе с отрядом Пепеляева выехали и члены так называемого Управления Якутской областью во главе с назначенным Дитерихсом управляющим областью Куликовским.

Спустя три недели после отъезда Пепеляева в Аян выехал во главе остальной группы дружины помощник Пепеляева Вишневский, имея отряд в 200 человек и дополнительное снаряжение и оборудование: 200 трехлинейных винтовок с запасом патронов к ним, 15 000 гранат, седла, продовольствие на всю дружину и проч.

Сибирская добровольческая дружина, по речам, повелениям и наказам Пепеляева, ставила себе целью борьбу с Советской властью в Якутской области, а в дальнейшем и в Сибири, с целью отделения этих областей от остальной части рабоче-крестьянской Республики и создания условий для образования самостоятельного в этих областях правительства. <…>  Головной отряд Сибирской добровольческой дружины во главе с Пепеляевым прибыл в порт Аян в первых числах сентября месяца 1922 года. В Аяне Пепеляевым было созвано совещание из бывших там, по его мнению, представителей общественности для обсуждения вопроса о том, соответствуют ли цели прибывшей дружины истинному желанию народа. Совещание это, состоявшее, кроме Пепеляева, Коробейникова, из Куликовского и пяти местных торговцев, участвовавших также в совещании в Нелькане в 1921 году, выслушав сообщение Пепеляева о целях дружины и ее плане действий, выразило ему благодарность за прибытие и настаивало на осуществлении поставленных перед дружиной задач. На совещании этом было также постановлено передать всю полноту гражданской власти Куликовскому с образованием при нем Совета, и военную власть – Пепеляеву, с подчинением ему всех партизанских отрядов, в том числе и отряда Коробейникова, причем часть последнего во главе с капитаном Занфировым влилась в добровольческую дружину.

Удовлетворившись результатом этого совещания явно неправомочных и карикатурных представителей якутского народа, Пепеляев 4-го сентября 1922 года со штабом и отрядом в 480 [чел.] выступил по направлению к поселку Нелькан, занятому к тому времени Красной Армией. Часть дружины осталась в Аяне.

Отряд был разбит на батальоны, 2-го октября, один из батальонов, переправившись через реку Мая, занял без боя Нелькан, покинутый красными войсками.

Отсутствие продовольствия и транспорта, невозможность доставки в скором времени продовольствия из Аяна и полное отсутствие такового, вопреки ожиданиям, в Нелькане, вынудили отряд надолго задержаться в Нелькане и перетерпеть лишения и острый продовольственный кризис. Пепеляев занялся переброской продовольствия из Аяна, в ожидании прибытия транспорта с ним распорядился всем частям дружины, в том числе и прибывшим из Владивостока с генералом Вишневским остаткам ее, стянуться к Нелькану. Во время пребывания еще в Аяне, по приезде из Владивостока, Пепеляев решил также установить связь с гор. Охотском и сформировать из находящегося там гарнизона и отряда Бочкарева пополнение своей дружины. Для этой цели Пепеляев командировал в г. Охотск генерала Ракитина с отрядом в 10 человек офицеров. Основной задачей, возложенной на Ракитина, являлось сформирование отряда и продвижение с ним по направлению к Якутску, занятие коего предполагалось осуществить силами всех частей дружины. Поэтому генерал Ракитин, доведя свой отряд до 100 – 120 человек, повернул от Охотска в глубь Якутской области. По прибытии же в Аян генерала Вишневского с отрядом, последний с согласия Пепеляева командировал в г. Охотск капитана Михайловского во главе с отрядом 40 – 50 чел.,  каковой отряд и должен был, влив в свои ряды часть бочкаревского гарнизона г. Охотска, составить новый гарнизон города с Михайловским в качестве начальника гарнизона, так как в г. Охотске необходимо было организовать тыловую базу Добровольческой дружины. Одновременно с частями дружины Пепеляева в Охотск прибыл назначенный указом Дитерихса бывший инспектор мест заключения Приамурья Соколов на правах начальника Охотского района. По прибытии в г. Охотск, Соколов назначил помощником своим уполномоченного ранее Меркуловским правительством и Биричем по Охотскому уезду Соболева Иннокентия и приступил к выполнению возложенных на него поручений. Михайловский же остался во главе военных сил и начальником гарнизона. Однако через некоторое время,  уже в декабре месяце 1922 г., Михайловский самолично, даже без ведома своего начальника генерала Пепеляева, воспользовавшись тем предлогом, что правительство Дитерихса в Приморье свергнуто и полномочия Соколова, таким образом, потеряли свою силу, захватив в свои руки и гражданскую власть, отстранил от управления Охотским краем Соколова. <…> Далее Михайловский принял в свое распоряжение все находившееся в ведении Соколова и представителей Якутского управления имущество и, реализуя его в иностранных фирмах, снабжал дружину Пепеляева и расположенный в 100 верстах от г. Охотска отряд генерала Ракитина продовольствием и обмундированием.

Приняв на себя гражданское управление Охотским районом, Михайловский не подчинился распоряжению Пепеляева о передаче гражданской власти представителю управляющего Якутской областью и в целях удержания района в своем подчинении прибег к созыву съезда местных жителей, долженствовавшего установить самостоятельное управление Охотским районом. Попытке Михайловского созвать такой съезд помешало организованное восстание полковником Худояровым, в результате коего Михайловский и помощник его ротмистр Нудатов были из г. Охотска высланы. Однако прежний начальник района Соколов провел заседание находившихся в Охотске участников съезда, на котором были выработаны основные начала управления нового государственного образования в г. Охотске. Но прибывший в г. Охотск к этому времени генерал Ракитин с отрядом подчинил себе гражданское и военное управление районом, возвратив в г. Охотск высланного Михайловского и разогнав выбранный съездом совет уполномоченных по управлению краем. За время развертывания первых событий в г. Охотске главные силы Сибирской добровольческой дружины постепенно концентрировались в поселке Нелькан. Усилиями Пепеляева из Аяна в Нелькан было направлено большими транспортами необходимое для дружины продовольствие и снаряжение. К концу декабря месяца в Нелькан прибыл также с остатками дружины, привезенной из Владивостока, генерал Вишневский. Получив сведения от генерала Ракитина о сформировании им из отряда Бочкарева двух рот численностью до 120 человек и собрав также необходимые сведения о расположении частей Красной Армии в районе Якутска, Пепеляев с штабом выработал план наступления.

Поставив себе целью овладеть подходами к Якутску, Пепеляев ближайшей задачей поставил овладение поселком Амга.

Но еще до открытия военных действий Якутским революционным комитетом в пос. Нелькан был командирован с соответствующими полномочиями к генералу Пепеляеву для переговоров т. Строд.

В переданном через Строда генералу Пепеляеву обращении Якутский революционный комитет предупреждал о полной безуспешности похода Пепеляева, отказаться от наступления и сложить оружие при полной гарантии неприкосновенности как для самого Пепеляева, так и для участников его дружины, если в отношении отдельных членов ее не будут установлены уголовные деяния, в каковом случае такие лица подлежат суду на общих со всеми гражданскими [лицами] основаниях. Пепеляев игнорировал это предложение, предложив в своем ответе Советской власти отказаться от управления краем и соглашаться на созыв Учредительного собрания и сделал необходимые распоряжения о выступлении на Амгу. Для взятия Амги Пепеляевым был выдвинут авангард под командой полковника Рейнгардта, и в ночь пятого февраля 1923 года Амга после непродолжительного боя с жертвами с обеих сторон была взята частями добровольческой дружины, и расположенные в гарнизоне Амги красные части вынуждены были отойти. При взятии Амги дружиной Пепеляева было захвачено 10 пулеметов, 120 винтовок, 50 000 патронов, 40 – 50 человек пленных. К 12-му февраля к Амге были стянуты все силы дружины. Пепеляев предпринял попытку организовать для борьбы с Красной Армией местное население. Кроме призывов к населению о вступлении в дружину добровольцев, Пепеляев направил полковника Варгасова в расположение мелких партизанских частей, находившихся на пути между поселком Амга и поселком Чурапча, где находился отряд Красной Армии, с целью сформировать из этих частей батальон и занять подходы от Чурапчи к Амге, хотя якутские партизанские отряды с большой неохотой вливались в формируемый Варгасовым отряд  <…>, тем не менее Варгасову удалось составить отряд в 110 человек.

Имея задание непременно перерезать пути наступления красных войск как на отряд Пепеляева, так и на отряд генерала Ракитина, к тому времени приближавшегося  со стороны Охотска к Якутску, и имея сведения, что красные из Чурапчи в составе 280 штыков вышли по направлению к Сыланской церкви, Варгасов решил сделать направление на Чурапчу и двинуться за красным отрядом на Сыланскую церковь. <…> При приближении же отряда красных войск, несмотря на все старания Варгасова, все якуты разбежались, выявив свое полное нежелание бороться с Красной Армией и враждебное настроение к добровольческой дружине. После сосредоточения своих главных сил в Амге, Пепеляев получил донесение, что под деревней Сасыл-Сысыы, что в 15 верстах севернее Амги, находится подошедший отряд Красной Армии под командой т. Строда и отдал распоряжение генералу Вишневскому с первым батальоном и батареей атаковать отряд Строда. В ночь на 13 февраля генералом Вишневским была предпринята внезапная атака Сасыл-Сысыы, но подходившие части дружины были обнаружены и встречены губительным пулеметным огнем красных. Ночная атака генерала Вишневского была отбита и отряд его отошел, потеряв до 50 человек убитых и раненых. На следующий день Пепеляев прибыл к месту боя, предложил т. Строду сдаться. Отряд Строда численностью приблизительно в 200 человек при наличии значительного количества раненых, стоя перед лицом противника, превосходящего его силами втрое, ответил отказом и предложил Пепеляеву самому сложить оружие. 15 – 16 февраля была произведена вторичная атака под командованием самого Пепеляева и после упорного боя, с 6 часов утра до 12 часов ночи, и эта атака отрядом Строда была отбита, причем дружина потеряла 110 человек ранеными и убитыми. После этого под руководством генерала Вишневского началась осада отряда Строда, которая при невероятно тяжелых для него условиях длилась свыше двух недель вплоть до отступления дружины. В дни боев под деревней Сасыл-Сысыы Пепеляев получил уведомление о выступлении Красной Армии под командованием т. Курашова из Чурапчи к Амге.

Оставив в окопах под Сасыл-Сысыы часть дружины с генералом Вишневским, Пепеляев во главе остальной части в 400 человек двинулся к деревне Елесин, имея целью разбить отряд т. Курашова внезапной атакой. После неудавшейся первой ночной атаки отряда Курашова и первого боя, 29 февраля произошел 2-й встречный бой с отрядом, в результате которого отошли обе стороны.

В первых числах марта Пепеляев получил донесение о взятии Амги отрядом Красной Армии под командой командующего вооруженными силами Якутской республики т. Байкалова и о разгроме оставленного там гарнизона под командой полковника Андерса, который при взятии Амги красными позорно бежал в Нелькан.

Видя безуспешность своих действий и не имея никакой надежды на прорыв дружины через оттянувшиеся к Амге части Красной Армии и взятие Якутска, видя при этом явное индифферентное отношение к себе не только якутского народа, но и белопартизанских якутских шаек, Пепеляев отдал приказ об отступлении к Нелькану. 8 апреля дружина перешла Нелькан, после короткого отдыха выступила на Аян и к 18 мая сосредоточилась частью в Аяне, частью в ближайшем поселке Уйка.

По прибытии в Аян Пепеляев выделил из состава дружины добровольцев, желающих вернуться в Якутскую область, и отправил их во главе с подпоручиком Рязанским, вооружив отряд оружием, находящимся на руках у добровольцев, и одним пулеметом с соответствующим количеством патронов к нему.

Имея намерение покинуть Якутскую область и переправить дружину через Японию в полосу отчуждения К.В.Ж.Д. в Харбин и др. города, Пепеляев распорядился постройкой лодок.

Получив сведения, что в Охотском море курсирует пароход красных под литерой «ЗД» и предполагая прибытие экспедиции Красной Армии, Пепеляев, решив не допускать высадки десанта красных войск в районе порта Аян, наметил план обороны порта и отдал соответствующий приказ своим частям, разграничив сферу действий каждой из частей на случай высадки этого десанта.

Курсировавший в Аянском заливе [пароход] оказался действительно советским пароходом, имевший на борту отряд Красной Армии во главе с т. Вострецовым. В начале июня месяца 1923 года отряд этот с боем занял г. Охотск, гарнизон коего оказал вооруженное сопротивление, в результате коего были жертвы с обеих сторон.

После пленения гарнизона г. Охотска экспедиционный отряд т. Вострецова прибыл 18 июня в порт Аян.

Неожиданно для частей добровольческой дружины красными войсками был окружен штаб дружины и расположенные в Аяне части г. Пепеляева, после предложения тов. Вострецова через подполковника Варгасова, прибывшему вместе с отрядом из Охотска, сложить оружие и не оказывать сопротивления, письменно предложил частям дружины сдаться без сопротивления.

Вся дружина была пленена, за исключением некоторых лиц, скрывшихся в тайге, причем впоследствии была пленена и часть этих лиц отрядами Красной Армии, в том числе на реке Мая возле Удска – полковники Шнапперман, Малышев, Катанаев и Куров.

Данными судебного следствия степень виновности в вышеописанных событиях каждого из подсудимых устанавливается следующим:

1) бывшего генерал-лейтенанта Пепеляева Анатолия в том, что

а) вступив после Октябрьской революции в гор. Томске в контрреволюционную военную организацию, созданную так называемой Сибирской Областной Думой  и имевшую целью формирование офицерских вооруженных отрядов для борьбы с Советской властью, Пепеляев формировал также офицерские отряды и 27-29 мая 1918 года руководил вооруженным выступлением этого отряда против Советской власти в гор. Томске, каковое выступление кончилось поражением отрядов;

б) в июне 1918 года, после захвата чехами власти на линии Великого Сибирского пути, присоединился к ним во главе отряда белогвардейцев, совместно с чехами прошел путь от станции Тайга до станции Оловянная (2 500 верст), всюду свергая Советскую власть;

в) занимая после воцарения в Сибири колчаковской власти ответственные посты командира Средне-Сибирского корпуса и первой армии, руководил вооруженной борьбой этих армий против рабоче-крестьянской Красной Армии на различных фронтах гражданской войны, допуская в штабах своих массовые расстрелы забираемых в плен красноармейцев и командиров Красной Армии;

г) эмигрировал в 1920 году после поражения главных сил белогвардейской армии в г. Харбин, в августе 1922 года в контакте с Приморским правительством и с ведома японского интервенционного командования организовал вооруженный контрреволюционный отряд под названием «Сибирской добровольческой дружины», имевшей целью свержение Советской власти в Якутской области и в Сибири, долженствовавшей послужить базой для создания нового фронта гражданской войны против рабоче-крестьянского государства;

д) во главе указанной дружины, снаряженной на средства, полученные от различных американских, английских, японских фирм, от правительства Дитерихса, от якутского кооператора Куликовского, вторгся на территорию Якутской Автономной Социалистической Советской Республики, занимая ряд населенных пунктов этой республики и принимая участие в организации гражданской власти для занятия местностей и всей Якутской области, т.е. в преступлении, предусмотренном частью первой ст. 58 У.К.;

2) бывшего полковника Шнаппермана Николая,

3) бывшего полковника Сивко Ивана,

4) бывшего капитана Анянова Емельяна,

5) бывшего ротмистра Нудатова Эраста в том, что они вступили в 1918 году на путь вооруженной борьбы с Советской властью и, проявив особое усердие в этой борьбе, благодаря чему каждый из них получил производство в следующие чины, и эвакуировавшись с остатками белой армии за границу, там в 1922 году по предложению генерала Пепеляева приняли участие в организации Сибирской добровольческой дружины, вербовали в нее рядовой и командный состав, добывали для дружины снаряжение, оружие и продовольствие и оставались в дружине до момента своего пленения, занимая последовательно должности:

Шнапперман Николай – начальника снабжения, Сивко Иван – командира роты и командира батальона, Анянов Емельян – личного адъютанта генерала Пепеляева и Нудатов Эраст – коменданта гор. Охотска, председательствующего в военно-полевом суде, и, сверх своих прямых обязанностей по службе военной, принимая участие в созыве съезда по организации гражданской власти Охотского края, т.е. преступлении, предусмотренном в отношении каждого частью первой ст. 58 У.К.; кроме того, Анянов Емельян, будучи в 1918 году мобилизован в ряды Красной Армии, при начале гражданской войны дезертировал, какое преступление предусмотрено ст. 205 У.К.;

6) бывшего капитана Михайловского Бориса,

7) бывшего инспектора мест заключения Приамурской области Соколова Николая,

8) бывшего поручика Малышева Леонида в том, что они поступив на службу к контрреволюционным правительствам в 1918 году и занимая ответственные должности по гражданскому управлению, а именно: Михайловский – управляющего Томской губернии, Малышев – начальника Иркутской милиции и Соколов – инспектора мест заключения и члена совещания по делам Охотско-Камчатского края, по предложению генерала Пепеляева приняли участие в организации Сибирской добровольческой дружины, вербовали в нее рядовой и командный состав, добывали для дружины снаряжение, оружие и продовольствие, выехали вместе с дружиной в Охотский край и оставались там до момента своего пленения, занимая последовательно должности: Михайловский – начальника гарнизона города Охотска и начальника Охотского района, Малышев – адъютанта штаба дружины, и Соколов – начальника Охотского края, причем Михайловский являлся инициатором созыва съезда по организации власти для Охотского края и, будучи начальником Охотского района, отчуждал и сдавал в аренду иностранным фирмам народное имущество, а Соколов, по сдаче должности начальника района Михайловскому, принимал деятельное участие в работах съезда, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 58 У.К.;

9) бывшего полковника Рейнгардта Августа,

10) бывшего полковника Вандышева Анатолия.

11) бывшего полковника Сейфулина Аркадия,

12) бывшего подполковника Цевловского Андрея,

13) бывшего подполковника Варгасова Михаила,

14) бывшего подполковника Максимова Ильи,

15) бывшего штабс-капитана Самойлова Николая в том, что они, вступив в 1918 году на путь вооруженной борьбы с Советской властью, проявили в этой борьбе особое усердие, благодаря чему каждый из них получил производство в следующие чины и в 1922 году добровольно, зная о целях Сибирской добровольческой дружины, вступили в нее и принимали активное участие в последующих военных действиях, занимая последовательно следующие должности:

Рейнгардт Август – командира батальона и командующего головным отрядом дружины в ее движении от Аяна до Амги; Вандышев Анатолий – начальника штаба гарнизона г. Охотска, а в бытность на службе у Меркуловского правительства участвовал в военных действиях против революционных партизанских отрядов; Сейфулин Аркадий – командира батальона и начальника гарнизона порта Аян; Цевловский Андрей —  командира кавалерийского дивизиона; Максимов Илья – командира роты, а в бытность свою на службе у Меркуловского правительства участвовал в военных действиях против восставших рабочих Сучанского района; Самойлов Николай состоял представителем Бочкаревского отряда при штабе Коробейникова, участвовал после вступления в дружину генерала Пепеляева в действиях отряда генерала Ракитина, а в бытность свою в 1919 году в городе Благовещенске участвовал в таковой организации, содействовал свержению там советской власти и участвовал в карательном отряде; Варгасов Михаил – был командирован для объединения действий партизанских отрядов Якутской области и руководства ими, причем впоследствии при своем пленении оказал важную услугу советскому десантному отряду, склоняя дружинников к добровольной сдаче и, находясь на свободе, добровольно явился для следствия суда, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 60 У.К.;

16) Бывшего капитана Дегтярева Петра,

17) бывшего штабс-ротмистра Фадеева Евгения,

18) бывшего капитана Карбаинова Иннокентия,

19) бывшего прапорщика Федюшкина Семена,

20) бывшего подполковника Драгомерецкого Владимира,

21) бывшего ротмистра Аксенова Георгия,

22) бывшего поручика Постоногова Михаила,

23) бывшего подпоручика Лучникова Семена,

24) бывшего прапорщика Анянова Сергея

в том, что они, вступив на путь вооруженной борьбы с Советской властью, принимали участие в таковой на неответственных должностях и добровольно в 1922 году поступили в дружину генерала Пепеляева, зная о целях дружины, и служили в таковой на командных должностях до момента своего пленения, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 60 УК; причем Постоногов Михаил, Лучников Семен, Анянов Емельян и Анянов Сергей в 1918 году в Григорьевской волости Пермской губернии после свержения власти Советов вступили в волостную карательную дружину и лично участвовали в арестах, порках и расстрелах приверженцев Советской власти, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 64 У.К.;

Дегтярев Петр, будучи после ликвидации семеновской власти призван в ряды народно-революционной армии ДВР и занимая должность этапного коменданта будучи, в 1922 году арестован ГПУ, после освобождения на службу не явился и дезертировал за границу, каковое преступление предусмотрено ст. 205 УК;

Фадеев Евгений в мае 1919 г. состоял на командной должности в рядах Красной Армии, из своей части дезертировал к неприятелю, каковое преступление предусмотрено ст. 205 УК;

Карбаинов Иннокентий, будучи после падения семеновской власти призван в ряды НРА б. ДВР и назначен на должность командира роты и находясь в 1920 г. на излечении в лазарете, дезертировал за границу, каковое преступление предусмотрено ст. 205 УК;

Федюшин Семен в июне 1919 года, занимая в 15 советском полку должность командира роты, дезертировал к неприятелю, каковое преступление предусмотрено ст. 205 УК;

Драгомерецкий Владимир в 1918 году, состоя на службе в управлении Пермского укрепленного района в командной должности, оставил свою часть и перешел на сторону неприятеля, каковое преступление предусмотрено ст. 205 УК;

Аксенов Георгий в 1918 году, находясь на службе в Красной Армии в должности начальника команды связи <неразб.> полка, в составе части полка перешел на сторону неприятеля, что не вызывалось боевой обстановкой, каковое преступление предусмотрено ст. 211 УК

25) Бывшего капитана Занфирова Николая в том, что после своего бегства из г. Якутска, где он служил в городском театре, он присоединился к банде корнета Коробейникова, занял в ней должность начальника штаба, допуская особые расстрелы сочувствующих Советской власти, и принимал участие в организации Управления Якутской областью и в 1922 году совместно с остатками коробейниковского отряда в Аяне влился в дружину Пепеляева, в составе которой и принимал участие на командных должностях в последующих походах, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 60 УК;

26) Гражданина Якутской области, служившего в кооперативах по транспорту грузов, Филиппова Петра,

27) инженера-механика, временно проживавшего в Аяне, Протопопова Петра в том, что они принимали участие в работах Якутского областного Управления первый в качестве заведующего транспортом, второй в качестве секретаря и по должности оказывали содействие Сибирской добровольческой дружине, зная о целях, которые она преследует, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 60 УК;

28) бывшего  полковника Соболева Иннокентия в том, что он, вступив на путь вооруженной борьбы с Советской властью в 1918 г., в 1921 году добровольно зачислился в состав гражданского управления Охотским краем и на пароходе с экспедицией Бочкарева прибыл в Охотск, где и прослужил уездным уполномоченным до прибытия Михайловского, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 60 УК;

29) Бывшего штабс-капитана Зуйкова-Алтайского Александра,

30) бывшего капитана Любомудрова Алексея,

31) бывшего полковника Кронье-де Поль Эдуарда,

32) бывшего подполковника Персианцева Александра,

33) бывшего капитана Емельянова Платона,

34) бывшего капитана Ерофеева Константина,

35) бывшего подполковника Смыкова Сергея,

36) бывшего штабс-капитана Панова Николая,

37) бывшего капитана Голубева Алексея,

38) бывшего подъесаула Наживина Бориса,

39) бывшего поручика Угрюмова Степана,

40) бывшего штабс-капитана Кононова Михаила,

41) бывшего прапорщика Сухорукова Петра,

42) бывшего подпоручика Неклюдова Владимира,

43) бывшего штабс-капитана Пузанова Василия,

44) бывшего подполковника Катаева Константина,

45) бывшего полковника Иванова Бориса,

46) бывшего капитана Катанаева Александра,

47) бывшего подполковника Авдеева Константина,

48) бывшего полковника Самойлова Ивана,

49) бывшего подполковника Толкачева Сергея,

50) бывшего подполковника Майоранова Константина,

51) бывшего подполковника Мальцева Андрея,

52) бывшего штабс-ротмистра Курова Михаила,

53) бывшего штабс-капитана Киселева Михаила,

54) бывшего полковника Киселева Евгения,

55) бывшего штабс-капитана Троицкого Сергея,

56) бывшего капитана Матвеева Михаила,

57) бывшего капитана Черных Николая,

58) бывшего капитана Саранчина Авдея,

59) бывшего штабс-капитана Федорова Александра [в тексте ошибочно — Леонида],

60) бывшего штабс-капитана Качемасова Петра,

61) бывшего войскового старшины Дорохова Василия,

62) бывшего штабс-капитана Субботенко Константина,

63) бывшего штабс-капитана Лукашевич Ивана,

64) бывшего прапорщика Горюнова Ивана,

65) бывшего прапорщика Лифляндер Николая,

66) бывшего штабс-капитана Хапилина Николая,

67) бывшего подполковника Александрова Виктора,

68) бывшего капитана Зырянова Михаила,

69) бывшего штабс-капитана Козлова Иннокентия,

в том, что они, вступив на путь вооруженной борьбы против рабоче-крестьянского правительства, активно участвовали на фронтах гражданской войны с 1918 года в различных отрядах контрреволюционеров: адмирала Колчака, атамана Семенова, Меркуловского правительства, полковника Бочкарева и др., и в 1922 году вступивших добровольно в Сибирскую добровольческую дружину генерала Пепеляева, зная о целях ее и принимая участие в походах и военных действиях дружины, занимая командные должности и оставаясь в дружине вплоть до момента своего пленения, т.е. в преступлении, предусмотренном в отношении каждого из них ст. 60 УК;

70) бывшего хорунжего Коблянского Анатолия,

71) бывшего капитана Кушинова Николая,

72) бывшего штабс-капитана Булгакова Николая,

73) бывшего штабс-капитана Мишарина Георгия,

74) бывшего подполковника Артемьева Александра,

75) бывшего подполковника Ахлестина Александра,

76) бывшего капитана Родигина Михаила,

77) бывшего подполковника Долгова Василия,

78) бывшего подпоручика Сузанович Анатолия

в том, что они, вступив на путь вооруженной борьбы против власти Советов, участвовали на фронтах гражданской войны с 1918 года, в 1922 году добровольно вступили в Сибирскую добровольческую дружину генерала Пепеляева, зная о целях ее, и принимали участие в походах и военных действиях дружины, занимая командные должности и оставаясь в дружине вплоть до момента своего пленения, причем смягчающими вину их обстоятельствами являются их пролетарское происхождение, меньшая степень участия в гражданской войне, менее активная роль в действиях дружины, т.е. в преступлении, предусмотренном в отношении каждого из них ст. 60 УК;

Обвинение Занфирова и Емельянова по ст. 205-в УК считать недоказанным, квалификацию обвинения Аксенова по ст. 205-в считать замененной по ст. 211 УК;

квалификацию обвинения Иванова Бориса, Катанаева, Филиппова, Мальцева, Протопопова и Занфирова по ст. 58 ч. 1 УК считать замененной по ст. 60 УК;

На основании всего вышеизложенного военный трибунал приговорил:

1. 1) Филиппова Петра на основании ст. 60 УК — к лишению свободы сроком на пять лет с конфискацией всего имущества без поражения в правах и на основании ст. 36 УК. Наказание в части, касающейся лишения свободы, считать условным.

2. 2) Коблянского Анатолия, 3) Кушинова Николая, 4) Булгакова Николая, 5) Мишарина Георгия, 6) Артемьева Александра, 7) Ахлестина Александра, 8) Родигина Михаила, 9) Долгова Василия, 10) Сузанович Анатолия, 11) Варгасова Михаила, 12) Протопопова Петра на основании на основании ст. 60 УК — к лишению свободы сроком на пять лет каждого со строгой изоляцией, с конфискацией имущества и с зачетом продолжительного заключения с 18 июня 1923 года, считать указанных в пункте сем лиц по суду опороченными и, согласно ст. 40 УК, лишить прав по отбытии наказания сроком на один год.

3. 13) Соболева Иннокентия, 14) Зуйкова-Алтайского Александра, 15) Любомудрова Алексея, 16) Кронье-де Поль Эдуарда, 17) Персианцева Александра, 18) Ерофеева Константина, 19) Емельянова Платона, 20) Смыкова Сергея, 21) Панова Николая, 22) Голубева Алексея, 23) Нашивина Бориса, 24) Угрюмова Степана, 25) Кононова Михаила, 26) Сухорукова Павла, 27) Неклюдова Владимира,  28) Пузанова Василия,

29) Катаева Константина, 30) Иванова Бориса, 31) Катанаева Александра,

32) Авдеева Константина, 33) Самойлова Ивана, 34) Толкачева Сергея, 35) Майоранова Константина, 36) Мальцева Андрея, 37) Курова Михаила,

38) Киселева Михаила, 39) Киселева Евгения, 40) Троицкого Сергея, 41) Матвеева Михаила, 42) Черных Николая, 43) Саранчина Авдея, 44) Федорова Александра [в тексте шибочно – Леонида], 45) Качемасова Петра, 46) Дорохова Василия, 47) Субботенко Константина, 48) Лукашевич Ивана, 49) Горюнова Ивана,

50) Лифляндер Николая, 51) Хапилина Николая, 52) Александрова Виктора, 53) Зырянова Михаила и 54) Козлова Иннокентия на основании ст. 60 У.К. к лишению свободы со строгой изоляцией сроком на десять лет каждого, с конфискацией имущества и зачетом предварительного заключения с 18 июня 1923 года, всех перечисленных в сем пункте лиц считать, по суду опороченными и, согласно ст. 40 УК лишить прав, по отбытии наказания, сроком на один год каждого.

4. 55) Постоногова Михаила, 56) Лучникова Семена и 57) Анянова Сергея на основании ст. 60 У.К. к лишению свободы со строгой изоляцией на десять лет каждого, и на основании ст. 40 У.К. – к высшей мере наказания – расстрелять, заменить расстрел, согласно примечания 2 ст. 33 У.К., лишением свободы сроком на десять лет каждого , со строгой изоляцией каждого и конфискацией всего имущества, по совокупности же совершенных ими преступлений на основании ст. 30 У.К. – к лишению свободы сроком на десять лет каждого со строгой изоляцией, конфискацией всего имущества и зачетом предварительного заключения с 18 июня 1923 года.

Постоногова, Лучникова и Анянова Сергея считать по суду опороченными и, согласно ст. 40 У.К., лишить по отбытии наказания прав сроком на один год каждого.

58) Дегтярева Петра,  59) Фадеева Евгения, 60) Карбаинова Иннокентия,

61) Федюшина Семена и 62) Драгомерецкого Владимира на основании ст. 60-й У.К. – к лишению свободы со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества сроком на 10 лет каждого, и на основании ст. 205 У.К. – к высшей мере наказания – расстрелять; по совокупности же всех перечисленных в сем пункте лиц на основании ст. 30-й У.К. – к высшей мере наказания – расстрелять с конфискацией всего имущества. 63) Аксенова Георгия на основании на основании ст. 60 У.К. – к лишению свободы со строгой изоляцией сроком на десять лет, с конфискацией всего имущества, и на основании ст. 211 У.К. – к высшей мере наказания – расстрелять, по совокупности же на основании ст. 30-й У.К. – к высшей мере наказания – расстрелять с конфискацией всего имущества.

64) Анянова Емельяна на основании ч. 1 ст. 58-й У.К. к высшей мере наказания — расстрелять с конфискацией всего имущества, на основании ст. 64-й У.К. — к высшей мере наказания — расстрелять, заменив последнее наказание, согласно примечания 2-го к ст. 33-й У.К., лишением свободы со строгой изоляцией сроком на десять лет, и на основании ст. 205-й — к высшей мере наказания — расстрелять с конфискацией всего имущества; по совокупности же согласно ст. 30-й У.К. — к высшей мере наказания — расстрелять с конфискацией всего имущества.

65) Пепеляева Анатолия, 66) Шнаппермана Николая, 67) Михайловского Бориса, 68) Сивко Ивана, 69) Нудатова Эраста, 70) Соколова Николая и 71) Малышева Леонида на основании ч. 1 ст. 58-й У.К. и 72) Рейнгардта Августа, 73) Вандышева Анатолия, 74) Сейфулина Аркадия, 75) Цевловского Андрея, 76) Максимова Илью, 77) Самойлова Николая, 78) Занфирова Николая на основании ст. 60-й У.К. — к высшей мере наказания — расстрелять с конфискацией всего имущества.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в течение 72-х часов с момента времени вручения осужденным копии приговора. И в прокуратуре — в тот же срок с момента оглашения приговора.

П.п. председательствующий (Н. Беркутов)

Члены: (Аволин), (Клиндер)

* Сокращены отрывки чисто пропагандистского характера, не содержащие никакой фактической информации. Сокращения обозначены знаком  <…>.

** В квадратных скобках [ ] исправления явных ошибок, опечаток и пропусков в тексте, сделанные мной.( С.Василенко)

такси москва воронеж междугороднее такси