Результаты обысков на усадьбе и в музеях, и почему данное сообщение является моим последним сообщением в обозримом будущем. Полностью см. здесь:

Все, определенные ставропольским судом, обыски на моей усадьбе в Подольске и ст. Еланской закончились.

В Подольске обыск начался с утра 5 июня. Начался с того, что спецотряд, сопровождавший следователей и оперативников, взломав ворота на усадьбу, проник в административное здание, где находились сторожа и выбили с «мясом» в нем две двери в комнатах первого этажа. Для чего они это делали – абсолютно непонятно, т.к. ключи от этих дверей находились у сторожей и если бы они им сказали открыть эти комнаты, то они бы их открыли без всяких проблем и без ломки дверей. Это с одной стороны усадьбы. С другой – тыльной стороны участка, перемахнув через забор, вторая группа «захвата» блокировала выход с жилых домов (которые мы построили в прошлом году для сдачи их в аренду), чем насмерть перепугали тех, совершенно посторонних людей, кто в них сейчас живет.

В доме дверь была не на запоре, и поэтому и спецотряд сопровождения и сами следователи зашли в него спокойно, когда все домочадцы ещё были в своих комнатах. Когда мне позвонила дочь и сказала, что весь дом полон вооруженных до зубов людей в масках, я направился к двери из спальни, у которой уже стоял спецназовец.
То есть уже до начала обыска и проведения следственных действий, по всему дому, как на 1 этаже, так и на 2-м этаже побывали спецназовцы, которые могли занести в любую из комнат всё, что угодно.

Спустившись вниз, я встретился со следователем, который зачитал мне постановление Ставропольского суда, согласно которому у меня в доме в Подольске и в ст. Еланской должен быть произведен обыск. Основанием для подобного решения явились следующие обстоятельства:
3 июня на Ставрополье был задержан (как сообщили СМИ) при перевозке оружия Ю.Чуреков – атаман Кавказской Казачьей Линии. И вот, по оперативным данным, у следствия имеются основания считать, что команду на перевозку данного оружия дал ему я.
Абсолютный вымысел и глупость.

Тем более, что с того момента, как некоторые казаки рванули на Донбасс и стали там устраивать свою республику, я категорически высказался против этого безрассудства. И наши пути резко разошлись. Но это абсолютно не помешало следствию этот абсурд взять за основу.

На основании этого постановления суда и был назначен обыск. Разумеется, я прекрасно понимал, что повод для обыска – не Чуреков, и не то оружие, которое он перевозил. Повод совершенно иной – и я о нем говорил, ещё тогда, когда был испорчен на границе мой паспорт.

Огласив постановление, около семи оперативников, двое понятых и следователь отправились по дому, искать «военный арсенал», якобы хранящийся в доме.

Начали с трех комнат, в которых живет семья моего среднего сына. Осмотрев первую, я стал возражать по поводу нарушений процедуры обыска, т.к. уследить за всеми, постоянно шастающими туда-сюда вооруженными спецназовцами и семью оперативниками, которые искали в разных концах этой комнаты я визуально не мог. Постоянно кто-то оказывался у меня за спиной. Во второй комнате, вроде, все стали обыскивать комнату передо мной на моих глазах. Но перейдя в третью, самую большую и удлиненную, они вновь рассыпались по всей комнате. Все произошло мгновенно: одни стали открывать шкафы на дальнем торце комнаты, вытаскивая из него коробки с обувью и прочие вещи, куда я сразу направился, чтобы наблюдать, что они там осматривают, и вдруг сзади меня, оставшийся за моей спиной оперативник закричал, что найдены две подозрительные коробочки и просит всех подойти.

Он якобы их снял сверху со шкафа, который стоял с противоположной стороны комнаты за моей спиной. Было абсолютно очевидно, что это – циничный подброс, о чём я сразу же и заявил понятым и следователю, так как я не видел, где оперативник взял эти коробочки,находясь к нему спиной. На что получил ответ, что свои возражения я могу написать после обыска в протоколе. В каждой коробочке находилось по 16 патронов от пистолета.

Обыск продолжался.
Зашли в те комнаты, где живу я. В шкафу, где я всегда кладу то, что приобретаю для музеев и впоследствии размещаю в экспозициях, находились несколько экспонатов огнестрельного деактивированного оружия времен 1-й мировой войны и предвоенного периода, которые я взял с подольского зала музея с целью отвезти их в Еланский музей – для пополнения экспозиций там. Рядом находились и штык-ножи этого же периода с румынских и немецких винтовок, которыми я предполагал пополнить коллекцию подольского музея, т.к. в нем находилась основная экспозиция холодного оружия по Первой мировой войне.

Там же находилась ракетница и две упаковки сигнальных ракет, к оторые мне подарили на день рождения лет 10 назад и так лежавшие нетронутыми всё это время. Вот этот весь «боевой арсенал» времен Первой мировой плюс ракетница и ракеты были тоже изъяты.

В остальных двух комнатах ничего найдено не было, и мы перешли в общий холл дома, который также довольно большой и, что плохо, длинный – более 10 метров.
Поэтому всё повторилось точно так же, как и в той комнате, где были «найдены» первые две пачки патронов: оперативники рассыпались по всей комнате и пока я призывал их к соблюдению правил проведения обыска, вновь за моей спиной послышался возглас оперативника, который вновь «нашёл» две пачки патронов от пистолета, теперь уже в мусорном ведерке, в котором кроме них ничего больше не было.

Это было ещё циничней, чем в первом случае. Спецназ ворвался в дом, когда все еще находились в своих комнатах, никто никуда не выходил. После того, как они заполнили весь дом, из комнат всех домочадцев выводили под конвоем в одну комнату — в столовую и там была охрана, которая их не выпускала. Я вышел из спальни также с конвоиром и вместе с ним проследовал к следователю и оперативной группе. Бросить две пачки патронов в мусорное ведерко физически никто из присутствующих в доме членов семьи просто не мог.
Но кто будет обращать внимание на подобные неувязки?

Эти две коробочки были полностью идентичны первым двум.

Начали составлять акт изъятия, после которого обыск продолжился. Причем, по дому продолжали ходить вооруженные люди из спецназа, которые спокойно проходили по тем помещениям, где обыск ещё не проивзодился. А главный холл дома был набит вообще кучей людей, как в военной форме, так и в гражданской, постоянно прибывающих невесть откуда.
Как я уже сказал, всех членов семьи согнали с их комнат в столовую, сразу же после того, как спецназ вошел в дом, и у этой комнаты поставили охрану. На территории – всех, кто работал, собрали в беседке и также держали под охраной. Весь двор был заполнен спецназом в масках, которые бродили по всей территории.

Обыск продолжился. Было уже около трех часов дня, а осмотрели только десятую часть дома, т.к. дом довольно большой и в нем проживают, кроме меня, еще и семьи двух моих сыновей и дочери, с их детьми (моими внуками), всего 13 человек, в каждой из которых по 3 комнаты, да плюс помещения и залы общего пользования, библиотека, погреба под домом, гаражи и т.д. Было ясно, что осмотреть его полностью будет довольно сложно, и даже увеличив темп обыска закончился он около 10 часов вечера. Всё это время домочадцы находились под охраной, а я ходил с оперативниками. Из изъятых по разным комнатам предметов еще были бутафорский китайского производства нож летчика Вермахта, который в 90-е годы продавался как и другая бутафория по всем блошиным рынкам и находившийся в чулане среди прочих ненужных вещей; книга Черкасова «Генерал Кононов» 1-й том, которая не понятно по каким причинам была изъята, т.к. она находится в общем доступе и экстремистской не является, да еще пару дисков с немецкой хроникой. Вот и весь «улов».

Встал вопрос по обыску в музее. Согласно поставновления суда, к обыску были записаны два дома по ул. Николаевская,д.1; музей же находится в помещении, адрес которого, согласно регистрационного свидетельства, стоял ул. Николаевская, д.2.

Начались препирания по поводу того, могут ли сотрудники ФСБ его обыскивать, как и другие дома, зарегистрированные на ул. Николаевская, или только те, которые имеют номер, отраженный в постановлении.

Было абсолютно очевидно и ясно, что – нет. Права этого, без моего добровольного разрешения, они не имеют. Тогда следователь стал говорить, что в данном случае они оставят охрану в доме, чтобы никто не мог выйти, и завтра сделают постановление на обыск и другого дома. Я прекрасно понимал, что все домашние за этот день уже измучены довольно сильно и пережить еще ночь под охраной, тем более, всем в одном помещении, для них будет невыносимо.

Поэтому я дал добровольное согласие на обыск в музее, тем более, что скрывать в нем что-либо, как и в доме, мне нечего, а если они захотят что-то подбросить, то подбросить они смогут и в любой другой день.

Далее мы проследовали в музей. Так как все экспозиции находились в витринах, обыскивать и что-то искать не было никакой необходимости. И оружие огнестрельное (разумеется, деактивированное), и оружие холодное, относящееся к тому или иному периоду истории, отражённой в экспозиции, и абсолютно такое же, которое ранее было изъято в моем доме, теперь уже интереса особого не представляло, и поэтому мы довольно быстро в течение часа-полутора прошли все залы и кабинеты.

С музея не было изъято ни одной книги, ни одного документа, ни одного предмета по холодному и огнестрельному оружию. Ближе к полуночи стали составлять протокол, в это время отпустили и всех членов семьи с кухни по своим комнатам. Сотрудников и рабочих, удерживаемых в беседке на улице, отпустили по домам.

В протоколе я записал свои возражения по поводу «найденных» 4-х пачек патронов, которые были «обнаружены» в тот момент, когда оперативник находился у меня за спиной.
Оставался ещё один дом, который, согласно постановлению, должен быть обыскан. Это – административное здание на въезде в усадьбу, который решили обыскать в понедельник – 8 июня. В понедельник на обыск приехали 3 человека и провели обыск по всем комнатам данного здания. Никаких спецназовцев, блокирующих входы и выходы, уже не было. Обыск провели в течение полудня, ничего изъято не было. Составили протокол обыска и начали допрос.

9 июня начался обыск на усадьбе и в музее ст. Еланская. Был обыскан дом, осмотрен музей, никаких запрещенных к хранению предметов и книг обнаружено не было. Ничего не изъято. На этом обыски были закончены.

Как всегда, после подобных событий, некоторые выводы. Они мало чем изменились относительно ранее высказанных мной, но есть и те, которые после произошедших событий, стали более явственны – это стремительная деградация нравственных основ в обществе.

Как всегда, после подобных событий, некоторые выводы. Они мало чем изменились относительно ранее высказанных мной, но есть и те, которые после произошедших событий, стали более явственны – это стремительная деградация нравственных основ в обществе.

Выстроенная ныне система, когда-никогда, изменится и возможно созданная вновь смогла бы встать на путь эффективного развития. Но кто её будет ставить на этот путь? Кто будет этот путь определять, чтобы вновь не начать движение по кругу?

И это главный вопрос, стоящий перед любым народом в эпоху потрясений – наличие трезвых голов, способных адекватно и принципиально мыслить.

И не только мыслить, но, что ещё более важно — это осуществлять честно, с достоинством, исключающим личную корысть и жажду власти.

А вот с этим будет явная проблема, так как при формировании указанной выше кастовой системы управления никто на эти качества внимания не обращает – набираются «эффективные менеджеры», способные как можно более точно исполнить заранее спрограммированную задачу, без малейшего угрызения совести, без сожаления о том, что исполняя эту задачу нужно нагло врать и подтасовывать факты — в общем, без всех тех качеств, которые отличают человека от животного.
Если «Человек чести своей не уразумел; приложился скотом безсмысленным, и он уподобился им». Пс.48:13.

Можно приводить тысячи примеров подобных превращений и сотни – только по событиям последних дней, но приведу всего лишь два, пусть не самых ярких, но довольно показательных.
Первый – это репортаж НТВ по поводу обыска в Подольске: как человек, его делающий, корреспондент НТВ Илья Ушенин«уподобился им».

http://www.ntv.ru/novosti/1420040/

В начале своего комментария он говорит, что всех выезжающих тщательно досматривают и показываются кадры, как темно-синяя старенькая «лада» выезжает из моего двора. Её останавливают двое спецназовцев и начинается процедура выхода водителя и его обыска, параллельно комментируя, что в моем особняке уже нашли огнестрельное и холодное оружие с нацистской символикой, литературу экстремистского толка, а также большое (!!!) количество боеприпасов.

А что же было на самом деле? Утром, когда сменилась дежурная смена и ночной сторож выезжал с поста домой, ему перегородил дорогу автобус со спецназом, которые выскочив с него, машину раздербанили так, что мама не горюй.

Сорвали обшивку с дверей, вырвали с мясом её же в багажнике – а это всего лишь сторож, спокойно выезжавший после работы домой – не с усадьбы, а со стоянки, которая находится перед усадьбой. Потом их всех – и ночного, и пришедшего на смену дневного сторожа, и тех, кто был рядом с административным корпусом, скрутили и поставили вдоль стенки.
Ночной сторож просил его отпустить домой, но до обеда его не отпускали, затем сказали, что отпустим, если ты сыграешь роль выезжающего из усадьбы на машине. Мы тебя под камеру будем снимать. То, как утром они крушили машину – естественно не сняли, а вот эту постановку и включили в сюжет.

По поводу огнестрельного и холодного оружия с нацистской символикой я уже писал, как писал и про литературу экстремистского толка. Из моей библиотеки и архива, насчитывающих 210 тыс. книг, брошюр, журналов и прочих изданий изъята была только одна книга и то – абсолютно доступная для общего пользования: http://www.biblionne.ru/goods.php?id=3133
По « большому количеству боеприпасов» вопрос спорный, т.к. «найденных» и оказавшихся в ведерке для мусора, коробочек с пистолетными патронами было 4 – по 16 патронов в каждой – для «экстремиста и руководителя перевозки оружия» на Ставрополье – явно маловато, тем более, что ещё нужно будет доказать, что они не подброшены, т.к. ни я, ни домашние к ним не прикасались и это должна будет показать экспертиза по микрочастицам, оставленным на данных коробочках.

Далее, по словам корреспондента, я, не скрывая своих экстремистских взглядов и практически открыто пропагандирую фашизм.

Вот здесь уже серьезней, во-первых, чтобы не скрывать экстремистские взгляды, их нужно вначале иметь. Затем, что более важно, их нужно высказать и чтобы суд их признал, что они действительно попадают под экстремистские высказывания. И уж только после этого можно об этом сказать на всю страну. То же самое касается пропаганды фашизма.
Все предшествующие годы меня обвиняли именно в этом прокуратура, бдительные граждане, активисты, политические деятели и новое поколение историков-профессионалов. Были сотни судов, на которых все их обвинения признавались несостоятельными и необоснованными. Мало того, выигрывая все процессы по этим обвинениям, мы еще умудрялись взыскивать с них понесенные нами убытки по ведению процесса.

И вот, эта тупая, наглая и абсолютно бессовестная ложь корреспондента представляется обществу как правда.

Не обошлось и без грубой подтасовки – ради главной дезинформации, которая-то и являлась целью этого «репортажа» — когда корреспондент выпалил следующее: « На днях Мелихов собирался выехать в Австрию. Чтобы принять участие в акции, посвященной казакам, воевавшим в частях СС. Но за сутки до вылета силовики пришли к нему с обыском».
Это может показаться полным идиотизмом, если бы это не было целенаправленным искажением сути проихсодящего, т.к. я летел не на «акцию», а на освящение Часовни, построенной на казачьем кладбище в Лиенце, которая освящалось Иерархами Русской Православной Церкви За Границей – это во-первых. 

во-вторых, билет на вылет у меня был 29 мая !!! и тогда меня не выпустили, испортив паспорт, а с обыском «силовики» пришли 5 июня !!! Не за сутки до вылета, как ВРЁТ Ушенин, а наоборот, через неделю, после того, как я должен был бы улететь.

Очень интересная ремарка прозвучала в устах этого лжеца относительно того, как ко мне относятся «настоящие казаки». Дословно: «Владимир Мелихов – один из тех Атаманов, которого настоящие казаки своим не считают. Во многом это они объясняют, что он открыто поддерживает нацистских преступников…»

Ну, по поводу «поддержки» я уже говорил – это очередная чушь, а вот про «настоящих казаков» — здесь какая-то «непонятка» и хотелось бы узнать у корреспондента: кто в его репортаже эти «настоящие казаки»? – Не те ли, кто ходит по вокзалам и перегоняет с места на место бомжей и бабулек, продающих свой нехитрый товар, чтобы хоть как-то свести концы с концами? Или, может, те, которые отмаршировав и показав свою «удаль» на очередном параде, навесят на мундир ещё одну побрякушку и с гордостью выйдут с ней на следующий? Жаль, не пояснил корреспондент про «настоящих казаков», но я полагаю, у него еще будет возможность это красочно показать в следующих репортажах, которые, наверняка, будут раскручивать идею «недобитого фашиста».
Следующая абсолютная ложь корреспондента – о том, что якобы в музее оперативники нашли не только антисоветские , но и антироссийские материалы, при этом показав отдельный лист некой книги якобы доказывающий, что это и есть – антироссийский материал.

Ну что ж, я покажу не только эту страничку, а всю книгу и то, кто её выпустил.

Итак, антироссийской книгой явилась книга, изданная в 2009 году Центральным Консультативным Советом при ЦК КПРФ, автора П.А. Голуб «Правда и ложь о «расказачивании» казаков».
Могу посоветовать г-ну Голубу обратиться в суд и содрать с НТВ приличную компенсацию.
Могут подсуетиться и коммунисты – возможно и им что-нибудь перепадет от того, что НТВ назвали книгу, выпущенную под их патронатом, антироссийской.

Ну и наконец, главная ложь о самом обыске музея, в котором-то и нашли, по словам корреспондента, антироссийские материалы.

Его репортаж был днём – в это время у меня ещё не обыскали и пол-дома. В музей мы отправились уже затемно. Когда мы возвращались в дом после осмотра музея, я услышал шум у входа в дом и мелькающий софит у корреспондентов НТВ. Не обращая внимания на спецназовцев, которые стояли рядом с корреспондентом и его помощником, наши девчата (дочь, сноха и внучка) отгоняли их от дома, запрещая снимать и выкрикивая им вслед нелицеприятные высказывания. Я удивился столь агрессивному их поведению, которое они ранее никогда не проявляли. До этого момента я не знал, что именно он создал и выпустил этот подленький телерепортаж. А домашние его видели днем, будучи запертыми на кухне и поэтому, как только он подошел к дому, стали его гнать со двора. Не понимая, что происходит, я их утихомирил и он сразу же подошёл ко мне, задав мне несколько вопросов. Наши, оказывается, тоже снимали этот эпизод на айпад, чтобы потом этот шулер не смог смухлевать в очередном «репортаже»:

Во-первых, как я уже сказал, ни одного предмета, ни одной книги, ни одного документа из музея изъято не было.

Получается – весь сюжет «корреспондента» — это не только ложь, но и полностью вывернутая наизнанку «информация». А ведь это и есть мерило профессионализма и совести того, кто её создал.

Но это ведь не только корреспондент и не только телевидение. Это – результат отбора, который свойственен абсолютно любому сегменту жизнедеятельности нашего государства и экономики. Вчера Рогозин заявлял, что РФ начинает программу освоения Луны и Марса, а сегодня он уже говорит, что весь Роскосмос абсолютно погряз в коррупции и незаконном расходовании бюджетных средств – так что, дай Бог, просто бы запустить ракету.

Абсолютное шарахание со стороны в сторону. Жуткий непрофессионализм и профнепригодность!
Дыра страшная,но не смертельная. Когда придет время, можно провести иной отбор, профессионально переподготовить и обучить.
Но что делать с совестью?

Ведь они, кроме этих ляпов, воспитывают своё потомство, показывая собой пример для подражания. Как воспитает своих детей и каковыми будут их моральные ценности у другого пропагандиста – «разоблачителя мифов», со сладострастием и каким-то патологическим удовольствием , получаемым от того, когда другим плохо, комментирующий в своём твиттере проходившие обыски:

Армен Гаспарян @A_Gasparyan
Говорят, что обыск в музее «Донские казаки против большевизма» в Подольске идет по делу Чурикова. Контрабанда оружия с Украины Полный букет
Армен Гаспарян @A_Gasparyan
У одного из главных последователей ген.Краснова, создателя памятника ему в Ростовской обл Мелихова проходит обыск Сейчас начнется стон
Армен Гаспарян @A_Gasparyan
Узнав, что в музее «Донские казаки против большевизма» проходит обыск, граждане откашлялись и затянули любимую песню pic.twitter.com/Ad1y0VV1rJ
Армен Гаспарян @A_Gasparyan
Обыск в музее «Донские казаки против большевизма» проводит ФСБ Урок Украины усвоен. Любите генерала Краснова и службу фюреру — ждите НКВД
Армен Гаспарян @A_Gasparyan
По последней информации, владелец музея «Донские казаки против большевизма» арестован. Нашли оружие. Суть дела —http://www.ntv.ru/novosti/1420040/

Вначале с радостью заявляет, что «пазл сложился» и вот он – «полный букет», о котором он говорил ещё на Совете Федерации. Затем, основывая правильность обыска, «стонать» начал сам, при этом, обвиняя тех, кто ещё даже не начинал.
Затем, свойственное Гаспаряну передергивание смыслов, что, конечно свойственно любым «разоблачителям мифов» — «любящих службу фюреру – ждите НКВД»… Ну и наконец, жирная точка : я арестован, а значит виновен.

Конечно, я буду арестован, Армен Сумбатович.
Но позже – когда отстреляют подброшенные патроны и их признают боевыми или раздеактивируют музейные экспонаты пистолетов и сделают их , если не активными, то хотя бы годными для стрельбы.
Но это потом – может через день, два или неделю.
Но не в тот день, в который Вы это написали.

Однако о совести: вот что писал мне тот же Гаспарян чуть более 4 лет назад, когда Мемориал в Еланской уже давно стоял с ненавистным ему памятником, открытом еще в 2007 году. Когда музей в Подольске уже полгода функционировал и все, сегодня существующие экспозиции, были абсолютно такими же, как и летом 2010 года.
30 декабря 2010 года в 14:47
Гаспарян Армен <gasparyan@narod.ru>
Кому
Melihow Wladimir <stanica1@yandex.ru>
Уважаемый Владимир Петрович!
Со своей стороны хотел бы Вам пожелать в 2011 году, прежде всего, терпения. У Вас много противников. Не обращайте на них внимания. Вы делаете очень нужное для всей России дело!
Здоровья и счастья Вам и Вашим близким!
С уважением, А.Г.

Это как же нужно задавить свою совесть, уничтожить хотя бы малейшие оставшиеся осколки личного достоинства, чтобы от желания мне здоровья и счастья вместе с моими близкими, перейти на радостное ликование тем невзгодам, которые на этих близких обрушились.

Вот это и есть диагноз настоящего будущего российского общества: аморальность и бесчестие.

Скорее всего, это сообщение усугубит моё положение и осуществить арест они постараются возможно быстрей, чем планировали.

Но, как говорится «перед смертью не надышишься», днем раньше или днем позже – роли не играет в том, что я хотел бы сказать в заключение. И касаться оно будет двух вопросов:

1. До того момента, когда ложь, давление, издёвки и преследования касались лично меня, я по мере сил их преодолевал, огрызался и боролся, занимаясь своей деятельностью в надежде , что это принесет пользу в оздоровлении нашей страны и способствует казакам стать не номенклатурной челядью, а рачительными и эффективными хозяевами на своей земле.
После проведенных «обысков» и того, что при них случилось, ситуация резко изменилась. Давлению и преследованию подверглась вся моя семья и сотрудники, с кем я работаю. Люди, абсолютно незащищенные и не заслуживающие столь жесткого обращения к себе.

Я ответственен за то, что поставил их в такое положение и я обязан это исправить, т.к. понятие Родины за последние 2 недели сузилось как шагреневая кожа именно до размера круга семьи, друзей и сотрудников. И эту Родину я должен защитить.

В связи с этим данное сообщение является моим последним сообщением в общественно-политическом поле.
Далее, но уже о ходе, наверняка последующего, уголовного дела за хранение боеприпасов и судебных заседаний, будут на моей странице сообщать адвокаты, которым я предоставлю коды для вхождения на эту страницу. Они же будут и отвечать на те вопросы, которые на моей странице появятся.

Разумеется, что «они» не остановятся на «достигнутом».
Вторым этапом их «деятельности» будет уничтожение моего предприятия. Которое они не добили в 2008 году, когда арестовали меня в первый раз, но были вынуждены выпустить через 8 месяцев, т.к. тогда плохо сфальсифицировали дело.
Сейчас они такую «промашку» навряд ли допустят и будут рушить уже всё до конца.

Об этом также будут писать на моей страничке адвокаты, чтобы у сомневающихся, возможно, наконец-то открылись глаза на реальную действительность, которая нынче у нас в стране.

Я же, находясь на свободе или будучи заключенным под стражу, все свои силы и возможности брошу на то, что уже сказал – сбережение тех, кто меня окружал и поддерживал всё это время.
И другой задачи у меня пока не будет, до тех пор, пока не обеспечу безопасность.

2. Абсолютно понятно. что даже не найдя ничего противозаконного и экстремистского в обоих музеях — что в ст. Еланской, что в Подольске, — они всё равно будут стремиться их уничтожить. Пока я был на своём месте, то вся ответственность ложилась на меня и я нес то бремя ответственности, которое было необходимо для функционирования музеев.
После ареста, либо находясь в другом статусе — обвиняемого, это бремя я нести не смогу.
А перевешивать его на других — значит, и их подвергать той же опасности.

Поэтому несколько залов музея будут в экспозиции частично убраны. По крайней мере, это даст возможность хотя бы рассказывать о том, кто есть казаки,не ЭН-ТВ-Шно представляемые, а действительно, НАСТОЯЩИЕ, и представить историю России, включая этап Гражданской войны и последующей эмиграции.

Ну а дальше — пусть остаётся «белое пятно» — которое изучать придется уже каждому интересующемуся самостоятельно. В таком облике, я полагаю, оставшихся сотрудников трогать не будут.

Я благодарен всем, кто прислал мне письма и сообщения с высказанной поддержкой.
К сожалению, ответить на все — у меня нет никакой возможности.
Поэтому благодарю здесь, в сообщении.
Храни Вас Господь!

 

Обсуждение на ФОРУМЕ см. здесь >>> 

Обсуждение в фейсбуке см. здесь >>>