— Российская Империя. Отношение к Армии

Армия. Российская Империя. Отношение к Армии

(выдержки из высказываний В.П. Мелихова на форуме http://forum.elan-kazak.ru/  )

***

Форумчанин  пишет : «Каково было отношение к воину ставшему инвалидом на войне, в другие исторические эпохи? На сколько я знаю, в России проблема существовала почти всегда.
И раньше государство не утруждало себя заботой. но хотя бы не мешало благотворителям. а часто вменяло в обязанности содержание увечных. Советское время дикость и свинство редкое. но всего лишь апофеоз имеющего быть ранее».

Это – глубокое Ваше заблуждение. Чтобы такое писать, все-таки нужно хотя бы немного изучить этот вопрос, а уж потом делать выводы.
В Российской Империи забота об инвалидах войны всегда была основана, исходя из христианской потребности оказания помощи тем, кто «жизнь положил за други своя».

Еще в 1682 году царь Федор Алексеевич повелел построить «две шпитальни», куда должны принимать всех «увечных и старых людей, которые никакой работы работать не могут, а наипаче же служилого чина, которые тяжкими ранами на государевых службах изувечены, а приюта себе не имеют».

Позже император Петр I заботу об инвалидах войны ввел в закон. Он поручил Военной коллегии помещать инвалидов войны в богадельни и монастыри и выдавать им пожизненное содержание «по гарнизонным окладам».

Впоследствии Екатерина Вторая определила строительство домов инвалидов по уездным городам с расселением в них инвалидов войны с назначением им пожизненной пенсии.
В 18 веке вводится в Устав воинской повинности ст. 36, которая устанавливает право на государственное обеспечение и, в частности, на пенсию в 3 и 6 руб. в месяц нижним чинам, «сделавшимся неспособными во время состояния на действительной военной службе к продолжению оной, а также нижним чинам, получившим увечье во время учебных сборов, те же из них, которые будут признаны требующими постороннего ухода, размещаются по богадельням и благотворительным учреждениям, и в случае неимения в них свободных мест, поручаются попечению благонадежных лиц с платою от казны стоимости содержания призреваемого». Таким образом, здесь декларируется право солдата на государственное обеспечение, независимо от обстоятельств, которые способствовали наступлению инвалидности. В отношении сделавшихся неспособными к личному труду вследствие ран, увечий или болезней во время прохождения действительной военной службы, это право сохранятся и по увольнении в запас. Офицерский состав обеспечивается значительно лучше. В 1814 г. в день первой годовщины Кульмского боя был учрежден «Комитет 18 августа 1814 г.» , впоследствии преобразованный в «Александровский комитет о раненых».

Для более полного отражения жизни инвалидов и необходимости постоянной заботы о них с 1813 года в России стала выходить газета «Русский инвалид», просуществовавшая до 1917 года.
И это только беглый обзор той заботы государства, которая была в Российской Империи. Кроме этого, было множество общественных и благотворительных организаций, возглавляемых и Императрицами и Великими княжнами и земскими обществами и т.д. и т.п.

Но поистине громадный размах помощи инвалидам, как от государства, так и от благотворительных организаций, произошел в период русско-японской войны и Первой мировой.
Во-первых, Приказом по военному ведомству № 236 от 1913 года в предвидении войны было введено в действие «поразрядное расписание болезней и телесных недостатков, имеющих последствием утрату или ограничение трудоспособности и дающих право нижним воинским чинам на пенсию». В п.1. инструкции по применению этого поразрядного расписания указано, что это право приобретается в том случае, если заболевания и недостатки, дающие право на пенсию, находятся в причинной зависимости от прохождения военной службы. Все расписание разделено на пять разрядов, в зависимости от степени утраты трудоспособности; утрата последней исчисляется в процентах: 1 разряд – 100 % при нуждаемости в постороннем уходе, II – 100 % при ненуждаемости в постороннем уходе, III – от 70 до 100 %, IV – от 40 до 70 %, V разряд – от 10 до 40 %.

Даже 10%-я утрата трудоспособности учитывалась и компенсировалась пожизненной пенсией.
В этот период создаются в центральных городах России инвалидные дома. Для их строительства привлекаются лучшие архитекторы. Так, в Новониколаевске (ныне Новосибирск) архитектором Крячковым строится один из самых больших в России инвалидный дом (впоследствии, при сов. власти, переведенный в Дом офицеров Красной Армии).

Создается огромное количество домов для содержания инвалидов на частные пожертвования. Кроме Марфо-Мариинской обители, Великая княгиня Елизавета Федоровна создает «Сергиево-Елизаветинское убежище».
В нем нашли заботу и приют увечные воины-инвалиды – герои Русско-японской войны, в том числе Георгиевские кавалеры, дети-сироты, потерявшие родителей в войне 1904-05 годов.
При Убежище находилось Сергиево-Елизаветинское кладбище для героев Русско-японской войны.
При кладбище находилась кирпичная часовня во имя «Преподобного Сергия и Праведницы Елизаветы», где отпевались умершие воины-инвалиды – герои нашего Отечества.
Их хоронили там же на Сергиево-Елизаветинском кладбище.
Великая княгиня Елизавета, возглавлявшая Убежище, не раз посещала Храм «Всех Святых», чтобы принять участие в Церковных богослужениях и Крестных ходах, а священники Храма отпевали умерших воинов-инвалидов Русско-японской войны.

В 1918 г. Сергиево-Елизаветинское убежище было разгромлено бандитствующими безбожниками и закрыто. Дети-сироты и воины-инвалиды были выброшены на улицу. Многие монахини и др. служители Убежища были арестованы, а затем расстреляны.

Мало того, создаются специальные кладбища – мемориалы для захоронения умерших от ран участников войны, как, например, братское кладбище Героев Первой мировой войны, обустроенное на землях дворянской усадьбы села Всехсвятского.

Открываются мастерские по производству протезов для инвалидов, а в сентябре в 1916 г. в Москве по указу императора Николая Второго, начато строительство первого в стране протезного завода.
Кроме этого, для адаптации инвалидов к активной жизни создаются специальные предприятия для инвалидов, где им предоставляется посильная работа, учитывающая их степень нетрудоспособности. Причем, нахождение в этих предприятиях чисто добровольное, а оплата за труд шла как дополнение к пенсии.

Выставка протезов, произв. мастерской г. Казани, устроенная казанским губернат. П. М. Боярским на собранные им средства. Петроград. 1916 г.



Демонстрация протеза в действии. Петроград. 1916. Фото ателье К. К. Буллы



Изготовление протезов в мастерской Максимилиановской лечебницы. Санкт-Петербург. [1900-е]. Фото ателье К. К. Буллы

  

Инвалиды за работой на конвертной фабрике общества «Братская помощь». Петроград. 1916. Фото ателье К. К. Буллы

 


Инвалиды у колодца. Западное отделение Инвалидного дома императора Александра II

 
И сам Государь Император, и предводители дворянства, и руководители земств собирали благотворительные собрания, выпускали лотереи и постоянно обращались к обществу с призывом благолепного отношения к инвалидам.

Ни в одной речи Сталина, либо иного советского руководителя никогда не прозвучало ни одного слова о помощи инвалидам. Наоборот, постоянные «доклады с мест» нагнетали неприязнь власти к инвалидам и желание их побыстрей и подальше изолировать. Например:
ИЗ СТАТЬИ К.И.Н. А.И. ВОЛЬХИНА ОПЕРАТИВНАЯ РАБОТА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОРГАНОВ НКГБ СРЕДИ ИНВАЛИДОВ
ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
В 1943–1945 гг.

В годы войны в тыловые регионы Советского Союза, особенно в сельскую местность, непрерывным потоком возвращались с фронта инвалиды. Их присутствие существенно осложняло оперативную обстановку на местах.

С 1943 года в НКГБ СССР стала систематически поступать информация о росте напряженности в ряде тыловых регионов, связанной с адаптацией инвалидов к новым материально-бытовым, социально-политическим и психологическим условиям жизни.
(…)
Одновременно было установлено агентурное наблюдение за контингентом инвалидов Отечественной войны, выявлены и арестованы предатели и агенты немецкой разведки, а также лица, занимавшиеся антисоветской агитацией, саботажем и вредительством. Так, НКГБ Узбекской ССР взял на оперативный учет 554 инвалида войны, большинство
из которых находилось в плену у немцев. Этим же органом НКГБ за различные преступления было арестовано более 30 инвалидов. Управлением НКГБ по Краснодарскому краю лишь за октябрь 1944 года было выявлено 103 инвалида, бывших в плену у немцев и возвратившихся в советский тыл при подозрительных обстоятельствах. Управление НКГБ по Молотовской области за антисоветскую работу арестовало 13 инвалидов войны. Аналогичные мероприятия провели НКГБ–УНКГБ Удмуртской АССР, Красноярского края, Новосибирской, Смоленской, Брянской, Читинской, Вологодской и других областей.

В отчетах территориальных органов госбезопасности были зафиксированы различные формы антисоветской работы, инициаторами которой являлись инвалиды Отечественной войны. Наиболее распространенным проявлением их социально-экономического недовольства являлись антиколхозные выступления. В Молотовской области инвалид войны К. призывал колхозников выступить с организованным протестом против коллективных форм труда. В Шарыповском районе Краснодарского края инвалид М., работавший председателем колхоза, по агентурным данным, преднамеренно задерживал выполнение планов хлебопоставок государству, а в среде колхозников вел антисоветскую агитацию, направленную на развал колхоза. В сентябре 1944 года М. в присутствии группы колхозников говорил:

«После этой войны наступит хорошая жизнь, из ссылки вернутся кулаки, которые потребуют свои дома и имущество, отобранные у них ранее. Поэтому сейчас нужно больше нажимать на свое хозяйство и личные огороды, а то сколько ни работай, все пойдет государству, и мы опять зиму будем сидеть голодными». М. был арестован

Как особо опасные для советской власти расценивались отдельные факты групповых выступлений против колхозного руководства с участием инвалидов войны. В селе Кожево Коми АССР бывшим майором Красной Армии Т. был организован «Союз инвалидов войны», в который вошла группа военнослужащих, вернувшихся с фронта после ранения. Собираясь на квартире гвардии рядового А., инвалиды вели антисоветские разговоры. Среди колхозников распространяли «клеветнические измышления» в связи с роспуском Коминтерна, открытием церквей и агитировали за роспуск колхозов. В Чурачикском районе Чувашской АССР сотрудниками райотделения НКГБ была арестована группа бывших кулаков – «дезорганизаторов колхозного производства», которую возглавляли инвалиды Отечественной войны А. и К. Следствие установило, что обвиняемые по делу лица составили и подали в марте 1944 года в обком ВКП(б) «клеветническое заявление», в котором обвинили правление колхоза в злоупотреблениях. Затем самолично, без ведома сельсовета и правления колхоза, устроили собрание колхозников, на котором сняли с руководства председателя колхоза члена ВКП(б) Осипова и избрали новое правление во главе с А. На колхозном собрании А. «возводил клевету на местных коммунистов», а К. «угрожал убийством председателю колхоза Осипову». При аресте у К. был изъят револьвер.

Угрозы и исполнение террористических актов со стороны инвалидов Отечественной войны отмечаются во многих отчетах местных органов НКГБ. В Красноуфимском районе Свердловской области в октябре 1944 года был убит председатель колхоза Захаров. Убийство совершил инвалид войны Т., тракторист МТС, в прошлом судимый за хулиганство. Т. характеризовался как лодырь, нарушитель трудовой дисциплины, неприязненно относившийся к требовательному Захарову. В Чекмагушевском районе Башкирской АССР инвалид войны, заместитель председателя колхоза «Ударник», К. занимался воровством колхозного хлеба, склонял группу колхозников к убийству председателя под предлогом необходимости прекращения вывоза хлеба государству. В Орловской области инвалид войны Н. нанес финским ножом рану секретарю сельсовета Сухоруковой по причине того, что она неправильно оформила документы его брату, в результате чего тот был мобилизован в Красную Армию. При аресте Н. заявил: «Мне все равно теперь – быть на свободе или в тюрьме». В Коверинском районе Рязанской области в октябре 1944 года выстрелом из револьвера был убит председатель колхоза «Возрождение» Борисов, член ВКП(б), инвалид Отечественной войны. Расследованием было установлено, что убийство совершила группа инвалидов войны, расхищавших колхозную собственность и нарушивших трудовую дисциплину…

Необходимо отметить, что террор и террористические настроения части инвалидов Отечественной войны вполне укладывались в логику военно-политической жизни страны 1930–1940 годов, массово порождавшей конфликтную психологию…
(…)
…В городе Ейске Краснодарского края в июле 1944 года группа инвалидов войны избила на рынке работников милиции.

Собравшаяся толпа обывателей численностью до 400 человек преследовала милиционеров с криками «громить гор-исполком, чтобы разрешили торговать»…
(…)
Руководствуясь директивами ГКО, СНК СССР и ЦК ВКП(б), территориальные органы госбезопасности установили агентурное наблюдение за контингентом инвалидов Отечественной войны с целью выявления среди них враждебных элементов, жесткого пресечения любых антигосударственных проявлений, подпадавших под статью 58 УК РСФСР (в редакции 1926 года). В связи с расширительным толкованием статьи 58–10 (антисоветская пропаганда и агитация) часть инвалидов была необоснованно привлечена к уголовной ответственности. (…)

И подобных примеров – уйма. Но самое бесчеловечное было то, что многие инвалиды после войны, зная, что за жизнь их ждет в родном доме и страшась стать обузой для семьи, оставались в других городах. И тогда, когда их стали вывозить на Валаам и в другие спецпоселения, они в отчаянии передавали через знакомых своим родным, что они живы и их увозят.

Это обрастало слухами и распространялось по всей стране. Жены, дети, отцы и матери, потерявшие своих родственников, и услышавшие об этом, ездили по стране, отыскивая эти лагеря, в надежде найти своего сына или мужа. И тут же последовала инструкция органов НК ГБ о пресечении «подобных посещений» и о недопустимости предоставления адресов поселений для всех сов. органов, куда бы не обращались граждане. Но мир был полон слухами. И потянулись вереницы людей ищущих своих родных на Валаам, на Урал, в Казахстан. А с ними обращались как в вредителями, стаскивая с поездов, разгоняя прикладами спонтанно организованные лагеря из людей ищущих своих родных, которые образовывались вокруг мест содержания инвалидов. Многие просили забрать кого-нибудь с собой и заботиться о нем, но их обвиняли в антисоветской агитации и выгоняли прочь.
Вот такова была забота, вот такова была нравственность системы, из которой родилась и система нынешняя.   (2011 г.;  см. полностью на форуме здесь   )

 

***

(…)  безусловно, в любом государстве имеются какие-то недочеты – это земной мир, а не небесный.  И они будут всегда и везде, даже в самом справедливом обществе. Но вопрос, на мой взгляд, совсем в ином. Сегодня все сильней и настойчивей раздаются голоса о том, что, мол, Российская Империя, если бы была крепка, не развалилась бы в одночасье, и значит, как Вы выразились, «не все спокойно в Датском Королевстве».

И в соответствии с этим встает вопрос : а что же в Российской Империи было такого плохого, что именно в ней возник большевистский переворот. И как это «худшее» соотносилось к тем же сферам общественной, хозяйственной и политической жизни других стран, которые большевизации не допустили.

И вот здесь кроется, на мой взгляд, самая коварная подмена, внушаемая сегодня обществу: нам говорят – и то было плохо и это, Россия отстала, народ дикий, промышленность некудышняя — конфликты зрели давно.
Но это не так, если взять абсолютно все сферы жизнедеятельности российского общества начала ХХ века и сравнить по аналогии с такими же аспектами жизнедеятельности других стран в этот же промежуток времени, то мы увидим совсем иную картину, начиная от заработной платы рабочих, их трудовых прав и кончая развитием промышленности. Многие европейские страны были позади, со многими мировыми державами мы шли бок о бок, и, наращивая темпы развития, стали их обгонять. И это было для них страшной опасностью.
А развал произошел в головах российской элиты, части интеллигенции, которые, развративши свои умы, развратили и умы общества. Ища в своем государстве негатив, они не видели еще худшего негатива в других. Воспитывая в обществе злобу, они посеяли бурю, которая напиталась совсем иной и Верой и идеологией. Злоба всегда понуждает всплывать на поверхность самые низменные чувства, которые впоследствии глушат совесть и разум.
И сегодняшняя система это очень хорошо обыгрывает: Российская Империя была парализована, неизбежность революционных преобразований была наяву, то, что большевики пришли – это спасло Россию от полного краха. Значит, Советский Союз и советское время – это неизбежность, это естественный исторический процесс развития. Ну да, были перегибы и недочеты, а как без них. Все развивается и сегодняшняя Россия подхватила знамя дальнейшего прогресса!

Этим замыливается главное – понимание, что это «неизбежность» и «язвы» надуманы и придуманы, а было целеустремление – уничтожение России через установление власти большевиков. Власть большевиков – это не вызов сложившейся ситуации, а колониальный режим, уничтожавший государственность, народ, его Веру. И если это именно так, то провозглашенная правопреемницей СССР сегодняшняя РФ является правопреемницей оккупантов. А такого понимания в обществе власть не желает. Поэтому по любому поводу непримиримо ищет изъяны в Российской Империи, обосновывая тем самым необходимость ее трансформации в Советский Союз.
Поэтому-то я и написал ранее, что к подобным высказываниям необходимо относиться очень осторожно.
Ну и в заключении хотел бы еще раз привести пример нравственного отношения и государства и общества в Российской Империи к своим воинам.

У нас в музее есть вот такая ленточка «Бежавший из плена», которой повязывали тех, кто смог вырваться из лап противника. Процедура проходила либо в земствах, либо в дворянском собрании, где собирались эти солдаты, находясь на излечении после плена. Их чествовали лучшие люди данного города, окружали заботой и помощью.
Сравните с тем, как поступали в Советском Союзе с теми, кто возвращался из плена.

 

Мало того, Российский Красный Крест вел огромную работу по поддержке военнопленных, вплоть до того, что информировал всех родных, где и в каком лагере находится их родственник, создав для этого Центральное справочное бюро о военнопленных. Оказывая при этом также и помощь в переписке.

И все это делалось при значительной помощи государства и самого Государя и Государыни.     (2011 г.;  см. полностью на форуме здесь  )

 

СМ. ТАКЖЕ:

  • Армия. СССР. Отношение к Армии.