поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


— Жизненный опыт и личный опыт в противостоянии системе

Данная тема в более широком контексте охватывает практически все темы Энциклопедии

МЕЛИХОВ: ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ И ЛИЧНЫЙ ОПЫТ В ПРОТИВОСТОЯНИИ СИСТЕМЕ

(выдержки из  высказываний В.П. Мелихова с форума  http://elan-kazak.ru/ )

***

СМ. ТАКЖЕ :

***

Форумчанину: (…) По жизни делая то или иное дело, я всегда спрашиваю в первую очередь именно с себя: будет ли это полезно для окружающих меня людей (если это делается для них), или для Отечества, в котором я живу (если делается что-то, выходящее за рамки обывательских нужд).  Как Вы думаете, что толкает человека, вполне обеспеченного, вместо гламурных вечеринок и болтания на именитых курортах, все заработанные средства вкладывать в то, что не приносит дохода, что вызывает огромные трудности в реализации данного дела, озлобленность окружающих и прочие неудобства, да еще, как Вы утверждаете, негативную реакцию общества? Тщеславие, самолюбование, гордыня, власть, слава? Или может быть, что-то еще, что в эти критерии не входит, а является чем-то иным: например, ответственность, боль за то, что видишь, а может быть, понимание того, что Бог дал тебе какие-то способности, чтобы ты их применил для пользы дела?

Когда-то, еще в советское время, будучи директором цементного завода, я начал строить дома хозспособом для рабочих. Это было впервые, когда все сотрудники завода строили себе дома, вне работы, за деньги, предоставленные из прибыли предприятия. Тогда были так называемые, отчисления от сданных квартир в исполком – для работников исполкома и горкома партии. Я не отдал эти проценты, а все построенные дома заняли рабочие завода. Меня вызывали в горком, обком, министерство, возбудили даже дело, и также говорили: что ты делаешь?! Ты вносишь раздор среди предприятий, те тоже не будут отдавать проценты! Но этим предприятиям, строили строители, а мы строили сами, своими руками – какой же раздор? И раздор действительно был – директора упрекали меня в том, что я думаю только о своем заводе, а общественные цели не учитываю, ну и т.п. На меня завели дело, но потом началась перестройка, и наш метод оказался передовым.
Кстати, и после этого ни одно из предприятий Подольска так и не начало строить хозспособом, все продолжали строить, ища генподряд со строителями. А мы к 1990 году на предприятии обеспечили жильем в полном объеме всех желающих, и у нас не было очереди – тоже впервые в Советском Союзе. И теперь люди живут в этих домах, имея уже внуков. А о произошедшем раздоре уже никто и не помнит.

Когда в 1992 году мы начали строить Храм Царственных Мучеников, а с Клыковым В.М. решили установить памятник Царю-Мученику Николаю Второму, обвинений в негативной реакции общества было куда больше, чем сейчас. И то, что мы – раскольники, и то, что – агенты западных спецслужб и то, что – «Николай – кровавый» — наш кумир, и мы вновь хотим Гражданской войны… И это только самые мягкие высказывания. Давление властей было колоссальным. Но Храм стоит. Люди в нем молятся. К Памятнику приносят цветы. Гражданской войны не произошло, да и ссор в обществе по этому вопросу поубавилось.

В 1995 году мы приступили к строительству представительства Русской Православной Церкви за рубежом – и вновь: Вы – предатели матери-церкви, вы – позарились на зарубежников, и много еще чего приходилось не только выслушивать, но и читать многочисленные негативные статьи в газетах о нас. (см. об этом подробнее в Энциклопедии тему «МЕЛИХОВ. ПРИХОД В РПЦЗ: ПРОТИВОСТОЯНИЕ И ПРЕПОНЫ»).  Сегодня РПЦЗ и МП объединились, и никто уже не помнит тех былых буйных противостояний, доходивших до прямого физического воздействия.

И таких примеров по своей жизни я могу приводить бесчисленное множество: это и открытие первого Лицея Славянских Культур, это и православная гимназия и многое другое. Везде нас хотели упрекнуть в расколе, в начале междуусобицы и т.п. Но все, созданное нами, стоит по сегодняшний день и действует, абсолютно не вызывая на текущий момент ни озлобленности, ни разделения.

Сегодняшний день и наш Мемориал – Вы назвали его плодом нашего труда, несущего разделение, распри и озлобленность. Безусловно, озлобленность (у тех, с кем боролся не только Краснов П.Н., ну и сотни тысяч других русских людей) он вызывает и будет вызывать. Ну а вот разделения и распри – извините, не его образ виноват в этом. В 17 году вся «мировая закулиса», часть обманутого русского народа лживыми обещаниями манны небесной и большевистская клика разделили народ, натравила одну часть на другую и продолжает это делать и сегодня. С этим разделением, с этой внутринациональной распрей и боролся Краснов П.Н.  И это понимают многие, поэтому многие и приходят к Мемориалу, многие помогают, и в этой помощи объединяются. (…) (2008 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

Ответ форучанину на письмо (текст письма см. здесь):  цитата: «Спасибо Вам еще раз за Мемориал, а за правду не серчайте. Просто наболело. Обидно за казаков.» Уважаемый «…». Я никоим образом не серчаю на письма, которые нам пишут, если это написано от чистого сердца, даже если высказанные в них мысли противоположны нашим. Этот форум и открыт для того, чтобы мы могли донести свое видение проблем и возможность их решения и услышать также других, в надежде, что совместно мы не будем создавать новые мифы лжи и демагогии, а что-то сделаем реальное и полезное для своего Отечества. Но важно понять одно, на мой взгляд, непреложное и самое главное, — можно о многом говорить, спорить до хрипоты, выясняя истину, но при этом, если ничего не делать, то на выяснение этой истины может уйти вечность.
Поэтому ответить Вам я хотел бы с того места, где Вы пишете«Уважаемый Владимир Петрович Вы очень порядочный человек, но больше похожи на Дон-Кихота. Вы бы начинали с наведения порядка в быту и жизни казаков, а моральное и духовное прейдет само. Жизнь, подскажет, подтолкнет. И к Богу и к моральному. А до тех пор, пока те, которые умеют работать и хотят работать работают, но при этом влачат жалкое именно жалкое существование. Ни морального, ни духовного и Дона не будет…»
Здесь возникает вопрос, что вернее: бытие определяет сознание, или все-таки сознание определяет бытие? И Вы, в общем-то, сами на него ответили, изложив историю о двух своих дедах – и родня (ближе нет – братья), и казаки, а у одного – порядок, а у другого – разор. Условия-то одинаковые, бытие-то одно и то же на двоих, а результат разный. Значит, сознание определило, что делать рукам и как мыслить голове. Судьба-то их практически одинакова, но по-разному они ее восприняли, по-разному очертили для себя грани ответственности.

Я приведу Вам свой пример из своей жизни. Это было задолго до Елани . После окончания в Шахтах института, меня направили в Подольск на цементный завод. Когда приехал, я столкнулся со страшной разрухой и нищетой, которую раньше не видел. Мы тоже жили не богато – отец-шахтер, мама с нами занималась и хозяйством, но был свой дом, огород, сад. С дедом каждое лето ездили на хутор Варваринский (его Родина – близ Вешек) к родственникам, подрабатывали на бахчах и, в общем-то, жили. Но то, что увидел я, не могло присниться и в страшном сне – бараки, проваленные полы и текущие крыши, страшное пьянство, беспричинная и постоянная матерная брань и т.п. Это была большая разница между тем, где я жил, и так, где я стал жить.  Проработав год машинистом цем.мельниц, меня поставили мастером, а через год я уже был начальником цеха, отвечающим за коллектив в 210 человек. Вот с этого момента я стал заниматься тем, что Вы и предлагаете – наведением порядка в быту и в жизни. Тогда я четко понимал, что, если изменить быт рабочих, их крайне тяжелую работу облегчить, устроить по возможности их досуг, то изменятся и они, измениться их отношение к труду и друг к другу – они станут более человечны и достойны.
Что было в возможности начальника цеха, то я старался осуществить — в начале сделали обустроенную комнату приема пищи и отдыха, затем цеховую баню, затем создали свой маленький стройучасток, который осуществлял ремонт в бараках, где жили рабочие (я сам продолжал жить в таких же бараках), делать детские и спортивные площадки вокруг этих бараков и т.п. Действительно, люди понимали заботу, и это отражалось на их более лучшей работе. Показатели цеха росли вверх. Мы из постоянно невыполняющих план стали его постоянно перевыполнять. Еще через год я был назначен главным инженером завода, возможностей стало больше и, занимаясь одновременно реконструкцией завода, много сил отдавал и социальной сфере работающих. Мы построили новый детский сад, сделали новый спортивно-оздоровительный комплекс, приступили к массовому строительству жилья, причем на совершенно новой системе, когда строители делали коробку, а будущие жильцы (наши рабочие) производили отделку внутри. И если ранее люди, чтобы получить жилье стояли в очереди по 15-20 лет, то в начале для получения жилья у нас с этого момента нужно было стоять на очереди 6 лет, а через два года жилье получалось в течение 3 лет с момента постановки на очередь. Завод и коллектив преображался, в том момент мы достигли достаточно хороших результатов. Нашего директора перевели в Госплан СССР, и я стал директором завода. С этого момента мы еще больше стали уделять внимание социальной сфере, взяв на себя обязательства по социальному благоустройству всего района цементников. Строили поликлиники, новые детские сады, спортивные залы и площадки и, конечно же, жилье. И к 91-му году мы первые в СССР решили жилищную программу — у нас не было очередников на жилье. Помимо этого мы сотрудничали с рядом предприятий, у которых по бартеру на цемент меняли машины, бытовую технику, и предоставляли рабочим без очередей и нервотрепок. Казалось бы, должна начаться еще большая отдача, подниматься профессионализм и ответственность в работе. Но эффект был прямо противоположный. Получив все желаемое (по советским меркам), люди не стали лучше, многие приходили ко мне на прием и говорили о том, что их квартира находится на северной стороне, почему у других -на южной? Почему у него «копейка», а у другого — «шестерка» с третьим движком? Причем, такие претензии раздавались все чаще и чаще. И тогда я понял, что только материальный достаток не способен вывести людей в сферу творческой деятельности и инициативы. Необходимо что-то иное, какая-то иная мотивация. К этому времени я заочно учился в Академии народного хозяйства при Совмине СССР и познакомился с очень интересными людьми, которые открыли мне глаза на христианские ценности, Церковь и национальные особенности развития государства Российского. Это совпало одновременно с моей встречей с епископами РПЦЗ и монахами Оптиной Пустыни. Благодаря этим встречам сформировалось новое понимание дальнейших действий. И тогда мы построили первую Церковь на поселке, затем вторую, в надежде соединить нравственную ответственность с ответственностью производственной. Но тут началось еще большее противоборство, потому что это разделило предприятие на тех, кто поддерживал данные начинания и на тех, кто был категорических против. И тогда стало уже очевидно, что никого «за уши» нельзя притянуть к порядку и в своей личной жизни, ни в работе — это нужно выстрадать самому. Но для этого должны быть примеры — у кого этот порядок был, и кто этому порядку следовал. В тот момент мы поставили памятник Государю-Императору Николаю Второму и выстроили Храм в честь Царственных Мучеников. Сегодня этим образом для Дона и казаков, на мой взгляд, являются те, кому посвящен Мемориал в Еланской. (…) (2009 г.; см. далее полностью на форуме здесь )

***

Форумчанину:  Я не стараюсь опровергнуть Ваши аргументы, (из опыта знаю, что это — невозможно). Я объясняю свою позицию для тех, кто хочет к ней присоединиться, либо выяснить для себя что-то непонятное или неясное
Да, вопрос «что делать?» — он действительно избитый, но звучит-то он «Что делать?«, а не «Что говорить, не делая?». В 30-х годах русский философ Ильин И.А. посвятил вопросу «что делать после крушения большевистского крушения» огромный труд, в начале которого было заявлено следующее: что после падения большевистского режима у России будет два пути. Первый — либерально-демократический, второй — национальная диктатура. Если Россия пойдет по первому пути, то неминуемо попадет в западню партийных распрей, национальных конфликтов и экономического хаоса. Второй путь поможет России побороть хаос большевистской эпохи, воссоздать здоровый и работоспособный аппарат государственного управления, обеспечить творческое развитие нации. Описанная Ильиным программа в его книге «Наши задачи» идеально подходила для постперестроечного периода в России. Однако, ею не только не воспользовались, но и не обратили внимания ни на одно из высказанных в ней положений. Мы получили то, что имеем сегодня — хаос. В хозяйстве, в экономике, в сознании, в душе. И, как следствие, в поступках и результатах. На то были объективные и субъективные причины. 
Главной объективной причиной явилась неспособность бывших советских людей (нас с вами) действовать так, как действовали бы национально-мыслящие люди, которые ранее населяли Россию. Пораженные завистью, гордыней, самовлюбленностью и самомнением, каждый вопил от себя истины, не требующих никаких доказательств и обоснований (вспомните начало 90-х) — наряду с мощным «либерально-демократическим» воодушевлением общества в другой ее части был также достаточно высокий подъем и национально-патриотического самосознания. Но, к сожалению, через советскую призму внедренного сознания. Что в тот момент являлось основой национально-патриотических движений? — их лидеры, которые выдвигали те или иные теории становления Российской Государственности. И если в их планах была малейшая несогласованность, то эти движения становились непримиримыми врагами. Примеров можно приводить множество, остановлюсь только на одном. Одной из первых была НПФ Память. Уже через год она раздробилась на три составляющих, далее деление происходило в геометрической прогрессии, оставив после себя еще несколько структур, среди которых была Память, Набат, РНЕ, группа Кольцова и т.п.
Или взять казачье возрождение: начавшееся возрождение по станицам перекинулось на области, которые стали уже выдвигать не просто альтернативных атаманов, а создавать группы враждебно настроенных друг к другу казаков, выдвигающих своих лидеров. Апофеозом этого бардака был съезд казаков России и Зарубежья, на котором был выбран Верховный Атаман всей Вселенной и прилегающих Галактик (без согласования с инопланетянами). Что явилось основой всего этого внутреннего беспредела? Извращенное понимание действительности и советская привычка брать все «на ура». Таким образом, опыт наработанный лучшими русскими мыслителями и проповедниками не был учтен, но самое страшное, он никогда и не будет учитываем, ни сегодня, ни завтра. Потому что слепо сознание и не болит душа так, как она должна болеть, вызывая стремление к искоренению недостатков. Поэтому необходимо было действовать исходя из учета именно того, что мы сегодня из себя представляем. Как мы можем сегодня действовать с учетом предыдущего оболванивания? Никто и никогда не подвергался столь тотальной советской дибилизации, как мы и опыта выхода из нее никто не имеет. так что и пример взять неоткуда. Но есть другой опыт. Опыт выхода из той слепоты, в которой воля и стремление парализованы. И этот опыт заложен в основах Православной церкви. Необходимы молитва и действия. Необходимо вначале спросить с себя, а затем предъявлять требования к другим, необходимо получить результат самому, а потом предложить сделать то же другим. Поэтому я начну с Вашего «нескромного» вопроса: « позволю себе один нескромный вопрос – а может наряду с музеем в целях восстановления национально-культурной автономии попробовать восстанавливать (для себя же) и исконные варианты хозяйствования, создавая тем самым реальную площадку для любых маневров и проповедей, в том числе и идеологических?». Не на момент строительства Мемориала, а значительно ранее, то есть лет 20 назад я поступил так, как Вы предлагаете сегодня. А именно: собрав единомышленников и организовав предприятие, мы вместе трудились, создавая Станицу. Станицу — не только как предприятие, но и как образ жизни, жительства и духа. Был построен Храм, лицей Славянских культур, в котором учились наши дети, построили дома для каждой семьи. Постепенно формировалось сознание отличающееся от советской идеологии. Да, были очень серьезные трудности, проблемы, но не о них здесь речь. Создав достаточно серьезную инфраструктуру, обеспечивающую бытовой комфорт, данные блага стали людей затягивать в свою воронку.

Получив все возможные блага, «единомышленники» вначале робко, а затем все более настойчиво, стали подумывать о том, как сделать свою личную жизнь еще лучше, но за счет других. Те, чьи дети ходили в лицей, говорили, что лицей нужно финансировать от предприятия, те же, чьи дети уже не ходили или еще не ходили, говорили, что платить должны сами родители — и тому подобное. Вновь просыпалась советское иждивенчество. Мне уже тогда было понятно, что без усиления духа, их работы на общее благо — не дождаться. И в этот момент мне посчастливилось познакомиться с представителями Русской Православной Церкви за Рубежом. Я увидел иную жизнь, иных людей, иное отношение к друг другу, а самое главное, иной взгляд на Отечество. 
В РКЦЗ и в ее первоиерархе Митрополите Виталии (с которым после встречи мы долго переписывались), я увидел ту силу православного русского человека, которая и отличает нас от советского гомо сапиенс. Было предпринято достаточно много усилий, чтобы выстроить Храм в честь Царственных Мученников и подворье РПЦЗ в России. Создалась община, более сплоченная, с активной жизненной позицией. В этот промежуток времени я активно участвовал во всех казачьих движениях, но, видя, что главным в этих движениях является борьба за атаманство, я понимал, что все эти пути ведут в тупик. И поэтому решил просто: создать на Дону прототип той станицы, которую в свое время создавал в Подольске. 
Вначале в станице Еланской я начал строительство собственного дома. И естественно, пригласил на работу местных жителей. В то время на Дону было очень трудно с работой, а зарплата выплачивалась крайне низкая. Мы предоставили и работу, и зарплату, в шесть раз превышающую местный уровень. После первой зарплаты две трети работающих на работу не вышли. И последующие десять дней осуществляли похмел. И так в течение последующих трех месяцев. Я вынужден был привезти своих рабочих и продолжать строительство. Постепенно те люди, которые присоединялись к «нашим» работникам, меняли свое отношение к труду и через полгода способных к работе набралось порядка 60 человек. Создался костяк. Своих рабочих я отправил назад на базе уже здоровой части местных работников мы стали формировать строительную бригаду. Еще через пару месяцев их было около 80. Я придумывал все новые и новые объекты для строительства, выплачивал за эти работы приличную заработную плату в надежде на то, чтобы привить им чувство собственного достоинства. Конечно же, все шло не совсем гладко, но, главное получалось. Они прекрасно понимали, также как и я, когда-то строительные работы закончатся и встанет вопрос «а что дальше?». И когда они созрели до этого понимания, я предложил им строительство завода по переработке сельхозпродукции. Причем, строительство данного завода, естественно, намечалось на мои средства, но дальнейшая эксплуатация должна была лечь на их плечи и на первом этапе они получают заработную плату за эксплуатацию, а в дальнейшем, являлись бы соучастниками данного предприятия и уже получали бы свой доход от дохода предприятия. То есть становились бы соучредителями наравне со мной, в обязанности которых входила бы эксплуатация и реализация продукции. Мы построили предприятие. Я закупил сырье. Был назначен директор, мастера, рабочие. Штат предприятия составлял порядка 120 человек. Предприятие начало работать. Через месяц работы мы посчитали, сколько сырья было переработано и сколько продукции было получено. Оказалось, что полторы тонны масла исчезли. 

Это было обычное воровство так свойственное советским предприятиям, когда идущий через проходную без украденного болта в кармане чувствовал себя несчастным. Конечно же, я мог организовать охрану и достойный контроль, но тогда терялся бы весь смысл предпринятых мер. Они бы вновь становились наемными работниками, а не казаками, следящими за своим имуществом. Предупредив, что, если на следующий месяц пропадет хоть один литр, завод будет закрыт и все будут распущены, я полагался на их трезвый взгляд. А именно, средняя зарплата на предприятии была в десятки раз больше, чем украденное масло. Если закроется завод, то найти такую же работу будет невозможно. Поэтому здравый смысл их должен был понудить по-другому отнестись, но на следующий месяц нехватка масла была вдвое больше. Сознание как раз сработало по советски. Раз есть опасность закрытия, значит, надо успеть вынести как можно больше. Завод я закрыл, и он стоит законсервированным до сего дня. 
И вот после этого я пришел к еще одному выводу. Людей насильно, без подготовки их сознания, без их внутреннего желания, затащить в «светлое будущее» невозможно. Во-первых, нужно, чтобы они этого сами хотели, и не столько хотели, сколько осознавали. И поэтому им необходимо было явить образ тех, у которых чувство собственного достоинства, чести, благородства были непреложным и естественным образом жизни. 
Необходимо показать, что есть казачество, что есть свобода, что есть душа, что есть образ жизни, работы, взаимоотношений. Показать это можно только на примере тех, кто этот образ никогда не терял. Это та часть казачества, которая не польстилась на совдеповские лозунги и красивые фантики, а осталась верна своему вековому устройству и своему образу жизни. 
Ярчайшими представителями казачества прошлого века для меня являются те, кому мы и посвятили Мемориал. Музей же предназначен для того, чтобы этот образ раскрыть. Если Мемориал — показывает, то Музей — раскрывает. Поэтому то, что мы делаем, это не есть «проповеди», это не есть программа — это есть желание помочь тем, кто этого желает, соприкоснуться и понять, что было казачество ранее и каково оно должно быть сегодня. И обращаясь ко всем мы не агитируем за свою идею, не пропагандируем ее, а предлагаем в нее включиться тех, кто разделяет наш взгляд, либо может предложить свой взгляд на возвращение тех устоев, которые были свойственны казачеству. Мы же в большей степени получаем отзывы, которые характеризуются только одним: размышлениями «а будет ли толк от этого или не будет». Будет! В большей или меньшей мере, но будет. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

(…) Форумчанин пишет: «... идет лихорадочный поиск истины, а в результате, иконы сталина, а рядом икона с гитлером, полное не понимание исторической миссии, и пошаговой стратегии действий»  Истину не надо искать, тем более лихорадочно. Она существует. Ее нужно увидеть, не закрывая глаза на прошлое. На уже свершившиеся действия тех, кто этой истине следовал и кто ей пренебрег. А по указанным Вами идолам почитания – уж об этом столько говорено, что еще раз возвращаться к опровержению Вашего утверждения бессмысленно: «Кто способен озвучить пошаговую стратегию нового «возрождения» или еще чего либо? Надеяться сделать из казаков некую силу способную противостоять современному политическому режиму в России не стоит. Купят, продадут и еще раз купят. Вы будете их звать на борьбу с режимом, а режим предложит всем восставшим по бесплатному мобильному телефону и по жигулям в придачу.»
Надежда умирает последней. Бесконечное число раз говорил — у казаков нет сил противостоять формирующейся системе, как нет ее и у русских патриотических движений. Она может появиться в их возможном объединении, и сегодня только на казачьих землях.  Но если состояние общество, и казаков в том числе, таково, что собственную свободу они готовы променять на бесплатный телефон, следовательно, остается делать только одно – собирать разбросанные крупицы тех, кто на этот телефон не позариться. Надеясь еще и на то, что избравшие индивидуальное спасение, возможно, изменят и свою точку зрения, присоединившись к собравшимся.
 
«Когда судно идет ко дну, команда должна точно знать причину катастрофы.» — Вспомнил одно из совещаний на заводе, когда меня поставили главным инженером. Случилась авария в обжиговой печи. Собрались все специалисты завода на обсуждение причин аварии и, возможно, необходимого проведения ремонта. Практически каждый из присутствующих высказывал свой взгляд на причины аварии и методы ее устранения, вольготно развалившись в кресле и чиркая ручкой по бумаге. Прослушав около часа все высказанное предположения, я прервал совещание и предложил всем переодеться в защитные костюмы и продолжить его в самой печи. В это время в ней температура была порядка 100 градусов. Осмотрев непосредственно повреждения и пробыв там 5 минут из 20 высказанных предложений осталось около 6. Еще 10 минутное нахождение в этой жаре в полной амуниции привело к двум взаимоисключающим выводам. Но когда стала под ногами плавиться подошва – решение было принято единственное и абсолютно верное. Через смену печь заработала. 
Причины катастрофы эмпирически не устанавливаются, они осознаются через опыт предшествующих поколений, которые в этой катастрофе участвовали и ее описали, предоставив для будущих мореплавателей инструкции по недопущению данных катастроф. Разумеется, находятся лица, опровергающие сделанные ранее выводы. Но подобные опровержения уже строятся не на опыте самих участников, а на предположениях тех, кто об этом слышал.
Мы можем до обморока придумывать причины катастрофы, если не начнем ей противостоять.
Цитата: «Ваш прошлый опыт, никому не нужен, ваша история — позор, страна которую вы создали, глиняный монстр, который развалился от тычка пальцем» думаете что им нужна такая правда? Вопрос в том, что это на самом деле правда». На мой взгляд, это неправда. Опыт, какой бы он не был — очень ценен, если им пользуется для дальнейшего продвижения. Успешный – для укрепления успеха и передачи его тем, кто не смог его приобрести. Трагический – для того, чтобы его не повторять. История только лишь позором быть не может, так как всегда в истории есть те, кто этому позору противостоял и их пример сегодня должен стать образцом личного поведения. А правда – как горькая микстура для больных – единственный способ выздоровления. Она нужна, если хочешь быть здоров.
Цитата: «Спивающаяся нация призрак глубокого внутреннего конфликта, сидящего в каждом»  — Спивающийся ребенок в семье — это не возникший ниоткуда его внутренний конфликт. Этот конфликт ему заложили родители, неверно относившиеся к его воспитанию. То же самое в государстве – где система, создав все условия для подобного конфликта, самоустранившись, тычет на этот конфликт и осуждает пьянство. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

(…)  только в единстве наш выход. Потому что единство способно остановить вседозволенность власти, ее пренебрежение к своему народу, ограничить ее в творящемся беззаконии и беспределе.
Ну а то, что противостоять беспределу властей можно и должно, приведу совсем маленький пример. С момента создания прихода РПЦЗ (см. об этом в Энциклопедии тему «Мелихов: приход в РПЦЗ») к нам стали приходить в общину многие православные, не желавшие на тот момент быть в общинах МП, среди них были и казаки. Мы создали казачий круг, который пополнялся принимаемыми нами беженцами из Чечни. Круг был человек 100, из которых 35 человек работали на предприятии. Когда встал вопрос регистрации, я высказал свое мнение, что казаки не чья-то собственность и не политическая партия и регистрироваться – значит, умалять казачье звание.
На том и порешили –положения и программа действий были написаны, приняты и осуществлялись, а создавать регистрируемое общественное объединение не стали. После проведенного Дня Станицы, когда к нам приехало множество гостей, прокуратура города заинтересовалась, что это за казаки собрались в Подольске. Направили комиссию. Составили такое вот предписание:


Потом дергали меня в течение пары месяцев, понуждая зарегистрироваться. Мы четко придерживались своего взгляда на это и на регистрацию не шли. После полугодового противостояния и кучи других предписаний, они не смогли нас понудить к регистрации и отстали. Правда, через месяц в Подольске были созданы и зарегистрированы сразу же два казачьих круга с непонятно откуда взявшимися атаманами. Но это уже другая история.

Следующий пример более серьезный. Те, кто работал на производстве в конце 80-х, прекрасно помнят так называемую «перестройку». Не буду распыляться по характеристике данного периода, остановлюсь только на одном моменте – тогда было разрешено выпущенную сверхустановленного плана продукцию реализовывать не по нарядам, а свободно. При всеобщем дефиците всего, эта сверхплановая продукция менялась нами на стройматериалы, из которых мы строили жилье работникам завода, детский сад, школу и заводскую поликлинику, реконструировали завод. Я сутками сидел на заводе, работники понимающие, что каждая выпущенная сверх плана тонна цемента также идет на их же благо, также отдавали все свои силы на работу. Уставали страшно, но был результат, были видны плоды этой работы. Так было около полугода — мы обросли договорами на поставку и, естественно, обязательствами по их исполнению. И вот с нашего Министерства и от Госплана СССР приходит приказ, запрещающий отпуск сверхплановой продукции, а все, что мы выпустили сверх госзаказа, включается в план.
Если этот приказ я принимаю к исполнению, то рушится все: строительство, реконструкция, надежды работающих, а я становлюсь лжецом. Не станешь же всем объяснять, что нас понудило государства, и я не виноват). Собрав своих помощников, я все объяснил и сказал, что другого выхода у нас нет, кроме как – не исполнять это распоряжение. Но неисполнение повлечет, наверняка, мое отстранение от должности директора и произойдет это тихо: как всегда найдут какую-нибудь зацепку и уволят, затем пришлют «послушного» с Министерства и все, что мы делали, заглохнет.

Поэтому выход один – сделать так, чтобы об этом услышало как можно больше людей и тогда, даже если меня снимут, дело, которое мы начали не остановить, а посему, предлагаю устроить на заводе забастовку. Многих собравшихся сразу же охватил ужас, и это было видно по их нервозности, другие сразу и не поняли, что это предусматривает, потому что, хоть перестройка и была «назначена», но до такой «свободы» еще никто не доходил. Это была первая забастовка в СССР восьмидесятых (это уже потом, в 90-х бастовала вся страна, а тогда это было невозможно).
Пережив первый шок от услышанного, мои помощники начали приводить множественные доводы о непродуманности данного предложения и его возможных пагубных последствий. Тогда я собрал представителей всех цехов и, объяснив им положение дел, предложил принять заявление о забастовке.

Так мы и поступили, во все советские государственные органы отправили уведомление и стали готовиться к забастовке. Что тут началось! Комиссии, вызовы «наверх», угрозы, обвинения в антисоветчине, ночные вызовы в городское КГБ, давление на моих помощников – но срок остановки завода приближался все ближе и ближе. И вдруг все дополнительные наряды были отозваны. Приказ не отменили, но на его исполнении уже никто и не настаивал. Нас оставили в покое, и мы продолжили свое дело.

Наоборот, по итогам этих дней была отснята передача и показана на всю страну по центральному телевидению 
Телевизионная передача Первой программы ЦТ 1989 года: 

«Экономика и мы». 1989 г. Передача ЦТ. Документальный сюжет о деятельности директора Подольского цемзавода Мелихова В.П — см. здесь

 

Через год опять к нам приехали телевизионщики и, вновь сделав программу, показали нас на всю страну
Телевизионная передача Первой программы ЦТ 1990 года: 

«Экономика и мы». 1990 г. Передача ЦТ. Документальный сюжет о деятельности директора Подольского цемзавода Мелихова В.П — см. здесь

 

А затем, в течение двух лет, они с завода практически не уезжали – ежемесячно «восхваляли» наши успехи и показывали их, то в «Прожекторах перестройки», то в «Новом мышлении», то в «Человеке и законе». Во-первых, наш успех стал возможен потому, что за мной стояли объединенные в коллектив люди, во-вторых, наверняка, выгодно было для «верхов» показывать успешность этой самой перестройки в отдельно взятой местности. Все шло хорошо до того момента, когда мы от производственных и социальных инноваций перешли к осуществлению национальных основ преобразований – начали строить приход РПЦЗ, открыли свою гимназию, православный детский дом и т.п. 
И уже передача 1992 года  была одной из последних.

Власть увидела опасность – опасность национального прозрения и возможность возрождения. И вновь давление, угрозы, провокации, засылаемые в наши программы провокаторы и т.п., но в конечно итоге, все намеченное мы сделали, и ничто не смогло нам помешать, даже отъем завода.  Создав ИЧП «Мелихов-Станица» мы продолжали делать то, что считали нужным.  Все это я привел не для показа того, какой я «активный» — нет. Для того чтобы показать, что при желании сделать можно многое. Но нужно иметь желание и волю. Поэтому не стоит меня упрекать в желании вернуться в совок. С этим совком я боролся и побеждал. Господь дал сил и сегодня продолжить эту борьбу и, несмотря на все тяготы, что-то мне удается и сейчас.

Ну а для «форумчанина» хотелось бы сказать следующее. Никогда и нигде темные силы без боя не уступят завоеванных ими позиций. Они с ожесточением и бесчеловечной жестокостью будут бороться за свои достижения. Сегодняшним их главным достижением является тот мрак сознания, посеянный в головах и злоба друг к другу в душах. Что бы Вы ни соединяли, что бы ни примеряли и ни объединяли, они всегда найдут брешь, в которую запустят свою отраву и вновь разделяя, натравят Вас друг на друга. Они вездесущи, но не всемогущи. Они пасуют перед правдой, они не могут жить с ней и не могут ее победить. А посему основой любого единения должна быть истина, которая слепым открывает глаза, слабым придает сил. Но истина не приемлет лукавства в виде примирения со злом или его замалчивания. Она требует своего отстаивания и борьбы за нее. Поэтому альтернативы нет: либо мы, исходя из правды, становимся на путь истины и идем по нему, либо устремляемся по бесконечного кругу соглашательства и забвения.

Что же касается Ваших предложений о том, чтобы брать лучшее, соединять и культивировать в т.ч. и «доблесть» тов. Сталина, то это, я думаю, cossacknn ответил Вам довольно точно, а Иван Елагин очень точно выразил саму суть подобного примирения.
Могу дополнить лишь одну мысль. Опять-таки, кто работал в пром.секторе в 80-е в СССР, наверняка, помнят такую структуру, как Средмаш – Министерство среднего машиностроения. Под малопонятным названием скрывалась мощнейшая империя передовых технологических производств, строительного комплекса и атомной энергетики. Все их подразделения работали на оборонку и космос. Это было государство в государстве. Там были сконцентрированы лучшие трудовые ресурсы, лучшие инженеры, техники, ученые. В систему входили научные институты, заводы, строительные тресты. С одним из таких трестов я сотрудничал, будучи директором цемзавода. И однажды я побывал на их предприятии и в городке, где они жили, я попал в какой-то иной мир – при каждом структурном подразделении магазин, в котором все есть (в наших на тот момент не было ничего), рабочие не пьют и на работу не опазывают (у нас – все из-под палки), их квалификация поражала – сварочный шов как по линейке и т.п. Тогда я увидел ту бешеную разницу между всей страной и вот этой элитой, обслуживающей главное «достояние и достижение» страны – оборонку и атомщиков.

Сегодня , на мой взгляд, происходит то же самое – на сегодняшний момент главным «достоянием» страны является сырье – газ, нефть и т.п. Оно сгребается в «закрытое общество достойных» и для него создается свой «средмаш». А для других – экспериментальный полигон для выживания – кто выкарабкается, тот еще поживет, кто не сможет, ну и не велика потеря. Именно поэтому задыхается и малый и средний бизнес, именно поэтому «дебилизуется» общество, потому что ни одно и ни другое этой корпорации не нужно. И чем меньше нас останется, тем лучше. Тем меньше уйдет у них средств на наше содержание.
Но чтобы мы, упаси Бог, не вздумали взбрыкнуть, создается и система подавления – вначале карманные прокуратура и суды, затем непомерная по численности сила внутренних войск, а теперь и соответствующие под подавление законы, о которых также упомянул cossacknn.
P.s. Я уверен, что после этого ответа и просмотра записей телепередач у наших «критиков» начнется тот же галдеж о “красном директоре», о знаменах за спиной и прочее, и прочее. Но писал я не для них, отвечал я казакам, в надежде на понимание тех мыслей, что высказал. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

Форумчанину: (…) на  Ваш вопрос «Как мы будем ограничивать власть? Как мы будем ограничивать произвол?»  — приведу уже ранее представляемые документы своего уголовного дела.

Исходя из этого документа выходит следующая очевидность — что любой глава города и района в отношении любого неудобного для него жителя может, написав письмо в ГУВД по «предположениям» ,привлечь человека к уголовной ответственности.

Исходя из этого лживого документа, на основании такого же лживого первого, можно любого гражданина РФ посадить в тюрьму, при этом прикрывшись данной ложью. А ведь ни одного квадратного метра, ни одного рубля за границей у меня не было и нет. И это доказано. Но я просидел 8 месяцев в тюрьме.

Исходя из этого документа ясно, что даже экспертное заключение высшей инстанции, ни для следствия ни для суда не являются основой. Они ведут дела по понятиям.
Уже есть решение арбитражного суда о том, что обвинение ложное, и по этому обвинению сама налоговая поверглась штрафу в размере понесенных нами затрат на суды и все равно следствие идет — уже 4-й год.

Этот документ говорит, что они закрыли дело, но за давностью лет, что глупо, т.к. по обвинению, которое они же представили, такое не возможно. Мы его отменили через суд.

Это — тоже закрытие дела, но уже по другой статье — деятельное раскаяние, которого я не делал, а они сделали за меня сами. И это постановление мы отменили через суд.
И это уже — служебные подлоги, о которых мы 2 года пишем в Генпрокуратуру, а оттуда только один ответ — дело на контроле. 

Привел я этот пример не для сожалеющих возгласов, а к тому, что вся подобная борьба, как моя, или как Ваша в оплате квитанций не постовому, а в кассу — ничего не изменит. Они всегда найдут способ Вас ограбить, потому что грабеж — их идеология. И если этого не понять, то мы так и будем вечно то через международные инстанции, то еще через какие, отдавать жизнь подобной борьбе. И это их цель. «Идите в суд» — говорят они. При этом забывая дополнить — «на всю оставшуюся жизнь».

Ограничить их мы можем только силой, объединяющей в единстве желаний, не допускать в дальнейшем произвол. Не будет этой силы — система и дальше будет грабить, но все с большей и большей энергией. Сегодня уже милиция крадет людей,не утруждаясь перепоручением этого бандитам.

Надо понять — идеология сегодняшнего государственного строительства — непрекращающийся дележ собственности и ресурсов. Одни приходят, другие уходят, у одних подрастают дети и внуки, у других появляются зятья, одни становятся на ступеньку выше, другие становятся их друзьями или знакомыми. Все необходимо перераспределять постоянно, в постоянно меняющейся политической элите.

У Вас остается только один выбор — присоединиться к ним, стать их частью. Других вариантов нет. 
Все остальное — это вот уж точно лирика — их патриотизм, их желание сделать страну великой и т.д. и т.п.

И это будет продолжаться до того момента, когда действительно общество не «перекупит» кто-то иной для своих целей, чтобы сбросить одних собственников и насадить других, либо само общество не скажет «Хватит нас грабить!» и ограничит этот грабеж своей объединенной силой, где каждый проступок системы будет на виду. И подобную силу могут явить казаки на своих землях, при условии, если поймут, что до тех пор, пока они будут собачиться в том, кто из них казачистей — до тех пор борьба за эту чистоту ни к чему их не приведет.

А наоборот, погубит последнюю надежду.И это происходит, эта надежда губится, в том числе и тем, что Вы неукоснительно продолжаете твердить: «Ни один нормальный человек, не примет прославления предательства, ни один нормальный человек не встанет на сторону «Цимервальдской фракции» желая поражения своей стране.»  — потому что мы не прославляем предательства. Мы представляем трагедию, из которой нужно выйти и созидать свое будущее. (2010 г.; см. полностью об этом в Энциклопедии тему: «МЕЛИХОВ: АРЕСТ. УГОЛОВНОЕ ДЕЛО»;  см. полностью на форуме здесь )

***

Форумчанин пишет: «Неужели и в правду кто — то полагает, что в системе можно, что то изменить играя по правилам системой устанавливаемым?Ни победить, ни изменить, ни нанести сколько нибудь существенный удар.»   В Вашем изложении – невозможно. Но кто сказал, что изменять систему нужно только по правилам, системой устанавливаемым.

От гнусного поступка человека удерживают:
— либо совесть
— либо страх последствий.
Всё. Никаких иных сдерживающих факторов нет.

Правила сегодняшней системы – это отсутствие совести и отсутствие страха за сделанное. Введи один из этих элементов в свою систему (а лучше – сразу оба) и «Карпов» преобразится в «Тайсона».
Не для хвастовства, а для понимания, приведу пример того периода, когда в конце 80-х , будучи директором цемзавода, мы решали жилищную проблему. Кто в данный период работал на производствах, прекрасно помнит, что существующие очереди на жилье позволяли работнику получить его в течении 20-25 лет постоянной работы.  Иногда в спецорганизациях, как «Средьмаш» или закрытых НИИ, этот срок составлял около 10 лет. И вопрос состоял не в нежелании директоров побыстрей решить жилищную проблему своих сотрудников, а в невозможности это сделать, исходя из четко регламентированный системы выделения средств Госпланом на жилищное строительство, исходящее из нормы – на определенное количество работающих – процент выделенных средств.  И ничего нельзя было изменить. Работала система, в которую все были вынужденно втянуты.

Но нам удалось эту систему изменить – мы придумали пути решения данного вопроса, их было множество, но одними из самых эффективных было строительство домов с помощью самих очередников и приобретение стройматериалов за счет сверхпланового выпуска цемента. Об этом я уже писал и были даже телепередачи, на которые я также ссылался (см. выше): 

«Экономика и мы». 1990 г. Передача ЦТ. Документальный сюжет о деятельности директора Подольского цемзавода Мелихова В.П
«Экономика и мы». 1989 г. Передача ЦТ. Документальный сюжет о деятельности директора Подольского цемзавода Мелихова В.П

Результат: система стала давить и, если бы на защиту не поднялся весь завод и те люди, которые нас поддерживали, я бы вылетел с завода в два дня. Объединенное общей целью сообщество – грозная сила, и не всегда устоявшаяся система способна ей противостоять. Это во-первых.

Во-вторых, то, что Вы сомневаетесь в возможности изменения правил установленных системой и считаете их непреложной догмой – является мнением подавляющего большинства. Почему? Да потому что ежедневно СМИ в разных своих политических шоу показывают ту безысходность, в которой мы живем – показывается беспредел власти и абсолютная ее безнаказанность. Идет бесконечный поток негативных явлений, с четким и внедряемым в сознание выводом – ничего изменить нельзя, все схвачено, выхода нет – нужно приспосабливаться. Притупляется чувство собственного достоинства, способность бороться и верить в победу.

Ну а кто пробовал изменить? Их тоже показывают и также внедряют в сознание мысль, что они – еще хуже. Причем, в сравнение берут либо оголтелых максималистов и фанатиков, — что справа, что слева, либо жующих тягомотину «интеллектуалов», говорящих только ради того, чтобы поговорить. А выход , безусловно, искать необходимо, но какой бы Вы выход не нашли, он потребует одного – дела, каждодневного упорного труда. В меру сил и возможностей – личной жертвы. Лозунгами и призывами здесь не отделаться. (2011 г.; см. полностью на форуме здесь)

***

(…) Форумчанину: Я рад бы, Михаил Дмитриевич, находиться в той надежде, в которой находитесь Вы по поводу возможного изменения ситуации в стране и в том, что Путин первого президентства и Путин сегодняшний – разные люди. Рад бы, но вот только не может быть такого другого Путина. Он создал систему по своему подобию, и она не изменится, пока он у власти.  Главный его посыл – стабильность и справедливость. В чем они должны выражаться? Ну, хотя бы в соблюдении законности, не говоря уже о большем. А есть ли она у нас?
Вот примеры из моей собственной жизни только за последний месяц (тот, в котором, по Вашему мнению, Путин изменился и понял после выборов в Госдуму, что нужно избавляться от жуликов и воров). Я не беру последние 5 лет, в которых не было и месяца, чтобы я не находился в суде либо на допросе. Я беру всего лишь один последний месяц:

1. По уголовному делу, заведенному на меня в 2007 году. Уголовно-процессуальный кодекс РФ в главе 22 «Предварительное следствие» диктует следующее : «1. Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. (…) 5. По уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями, до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено только в исключительных случаях Председателем Следственного комитета Российской Федерации (выделено мной – Мелихов), руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями».

5 (пять) лет, которые эти мерзавцы ведут так называемое «следствие» – это не 2 месяца, и даже не 12 !
Что же у меня за дело такое, что оно приравнивается к исключительному случаю, которое потребовало 56 месяцев? Ну хорошо, пусть оно – архисложное и в практике расследования РФ не было еще подобного. Тогда как объяснить поступки лиц, уже в генеральских погонах, по данному делу:

— До 20.01.12 уголовное дело неоднократно закрывалось с нарушениями процессуальных норм, которые все были по нашим жалобам судами отменены.
— 20.01.12 – Генерал-майор юстиции Шелепанов, осознавая, что незаконно закрыть уголовное дело не удастся, т.к. суды их все равно отменят, — выпускает постановление и продлевает срок следствия еще на 1 месяц – до 20 февраля 2012 года.
— 20.02. 12. Срок следствия кончается. Мы обращаемся в Следственный комитет – каково решение? Нам не отвечают.
— 22.02.12. Мы пишем вновь в суд, что нас не уведомляют о принятых решениях.
— 27.02.12 Следователь вызывает меня к 10 утра в следственное управление, чтобы ознакомить с тем решением, что они приняли. Я приезжаю с адвокатом. Сидим в бюро пропусков с 10 ч. до 18 ч., звоня ему через каждый час, чтобы он выписал нам пропуск. Он на каждый звонок отвечает, что – вот-вот выйду, подождите. В 18.00 заявляет, что у него кончился рабочий день!
— 29.02.12. Подольский суд рассматривает нашу жалобу о бездействии следствия (т.к. 20.02.12 нам ничего не сообщили о том, что с делом, т.к. кончился срок действия),
На суд вызывается следователь по делу, с требованием суда привезти на заседания последний том уголовного дела, где и должны находиться все документы. Следователь не является, документы в суд не поступают.
— 01.03.12. В следственный комитет уходят письма от судьи и от прокуратуры города о недопустимости подобного поведения следователя и подобного ведения уголовного дела, где обвиняемому (мне) не предоставляется информация по процессуальным действиям. В ответ – тишина.
— 02.03.12. Судья назначает заседание на 07.03.12. Прокуратура требует неукоснительного присутствия следователя и предоставления документов по ведению уголовного дела после продления. И вновь тишина.

Даже в советское время следствие к суду и прокуратуре ТАК не относилось. Сегодня эти путинские «опричники» вне закона, действуют по своему усмотрению и понятиям, и никто их не может привлечь к ответственности. Никто, что бы они не вытворяли.

2. По Мемориалу в Еланской:
— начало февраля: по навету тов. Афанасьева приходит участковый и берёт объяснение с работающих на усадьбе – пропагандируется ли здесь фашизм или нет;
— середина февраля: прокуратура Шолоховского района по тому же самому навету, требует предоставить документы на все строения, принадлежащие мне на усадьбе в станице Еланской;
— конец февраля: прокуратура выставляет перечень вопросов, на которые я должен дать объяснения и представить необходимую документацию, а именно:
— содержат ли экспонаты частной коллекции агитацию к восхвалению фашизма?
— где приобретались экспонаты?
— какую цель преследуете, выставляя экспонаты?
— цель этой коллекции, какую идею она несет?
— как часто собираются собрания, цель этих собраний?
— как оповещаются люди, которые приезжают в Еланскую?
— где и кем издается Альманах?
— цель издания альманаха?
И т.д. и т.п. – вопросов на 2 страницы.

Это что же получается, если каждый сумасшедший будет писать в прокуратуру свои измышления, прокуратура, уже имея на руках прежние решения судов о том, что Мемориал никак не пропагандирует фашизм, будет постоянно, ежемесячно меня опрашивать, что я не верблюд, оправдывая это правами третьих лиц? А где же тогда мои конституционные права на свободу слова, неприкосновенность частной жизни и т.д. и т.п.? Их нет. И их не гарантирует и не предоставляет мне система, созданная Путиным в уже обновленном его обличии.

Ну а по производственным делам я уже и писать не стану – отказы в справедливых требованиях на разрешение о строительстве, о подключении к электроэнергии и т.п. – это уже норма жизни любого предпринимателя. За период с Нового года вплоть до 4 марта у меня 6 таких отказов – значит, будет 6 судов по вопросам, связанным с этими отказами, и понуждающих в своих решениях получить законные ответы. В прошлом году таких судов у меня было всего 4, а за два месяца 2012 года – уже 6.
Скажите на милость, многие захотят иметь такие проблемы? Вот решение талантливого нашего актера Алексея Серебрякова эмигрировать http://www.aif.ru/culture/article/42318 – мне абсолютно и понятно и ясно: чтобы сохранить свою совесть и нравственный облик своих детей – выход один – уезжать из России.  А то, что он сказал: «Хочу, чтобы они (дети) понимали, что могут цениться знания, трудолюбие, что необязательно толкаться локтями, хамить, быть агрессивными и бояться людей» — абсолютная правда.  И путинская система делает все возможное, чтобы таких людей выдавливать из страны, не давая им возможности противостоять этой системе даже своей гражданской позицией, не говоря уже о каких-либо действиях.

Ну а что же все-таки делать нам, остающимся в России и ещё надеющимся на то, что мы что-то способны сделать и, не потеряв своей совести, ситуацию в стране изменить, тем самым позволив нашим детям жить в стране, которой бы они гордились, и в которой они бы не были ни винтиками, ни рабами.

На мой взгляд, ответ очевиден. И состоит он в следующем:
1. Необходимо отбросить все иллюзии о предстоящем выстраивании системой справедливого общества , как отбросить иллюзии о модернизации страны и ее экономическом расцвете. Стабилизация сегодняшнего курса будет проходить только за счет унижения собственного народа и его притеснения как в правах, так и в действиях. Кратковременные успехи, если таковые и будут, не изменят положения в стране, т.к. она оккупирована путинской номенклатурой, корнями своими исходящая из номенклатуры советской. Вся ее модернизационная политика будет исходить из одного устремления – использования власти для удержания страны и общества в своих руках. Ни на что другое у них не будет ни времени, ни ума, ни профессионализма.

2. Изменения могут произойти лишь благодаря смене сегодняшней политической и административной элиты на людей, которые будут работать по совести и будут подотчетны тем, кто их ввел во власть. Для этой цели необходимо создание общественно-политической силы, исходящей из следующих позиций:
2.1. Сегодняшняя оппозиция, представляющая из себя официально-признанную (структурированную в партии) и несистемная, состоящая из общественных и политических объединений и сообществ, не будут ставить целью эволюционное достижение поставленных целей. Вся их деятельность будет сводиться только к критике существующей власти и теоретическому обоснованию своей бездеятельности.
2.2. Изменение законов о создании партий и выборных процессов с одной стороны упростит их регистрацию, с другой стороны народит множество матрешек — групп противоборствующих друг с другом, целью которых будет являться множественное дробление оппозиционных сил.
2.3. Все официальная и манипулируемо-общественная идеология и пропаганда будет искажать смысл и клеветать на те организации, которые смогут начать реальную и практическую деятельность в борьбе за изменение существующей коррупционной вертикали власти.
2.4. Порождение большого количества провокационных организаций и движений, требующих революционных преобразований и насильственной смены власти.

Вследствие чего создаваемое общественно-политическое объединение должно выстраиваться на следующих принципах и устанавливать для себя реальные и осуществимые задачи:

1. Основой данного движения, его ядром, должны стать казаки.
2.Признается путь достижения поставленной цели только эволюционным путем в соответствии с действующим законодательством, любые провокационные , идущие вразрез с действующими нормами прав, действия, недопустимы.
3. Для достижения поставленной цели изыскивать возможность сотрудничества с другими политическими и общественными движениями, трезво взвешивая возможности подобного сотрудничества, и их последствия.
4. Основная цель – изменение структуры политической и административной власти на традиционных территориях казаков в пользу своих представителей и привод их к власти.
5. Использование системы власти через пришедших в нее наших представителей по устройству справедливой жизни в данных регионах, полностью исключающих коррупцию и предоставляющих всем гражданам, проживающим на данной территории, условий для творческого развития и самореализации. Устранение всех бюрократических препонов в развитии бизнеса и защиты интересов каждого гражданина.
6. Сразу же после создания данного общественного объединения, начать практическую деятельность, заключающуюся в :
— защите угнетаемых административным и надзорным произволом;
— защите незаконно преследуемых и обворованных административно-коррумпированной системой;
— поддержке инициатив, пресекаемых существующей системой;
— понуждении жить всем на территории в независимости от чинов и занимаемых постов по закону;
— общественном давлении на лиц, использующих служебное положение для собственного обогащения или давления на инакомыслящих.

Вопрос о создании такой общественно-политической силы рассматривался нами уже давно, через многие встречи, как по станицам, так и на проводимых конференциях.
Пора от слов переходить к делу.
Чтобы это понять – весной (более точное время уточним позже) мы проведем последнюю конференции, собрав на нее всех казаков, желающих принять свое посильное участие в создании своей общественно-политической силы.
И если это дело будет по силам казакам, то оно будет создано и достигнет результата. Если таких сил уже нет, то остается только надежда на то, что она проявится в наших детях и внуках. Нам же тогда стоит уйти на покой и доживать свой век каждому, сохраняя то, что он может сохранить по мере своих сил. (…) (2012 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

(…) Форумчанин пишет: «Мне понятно, что районные и областные посты важны, но возможно, не надо думать сейчас о них, нет думать конечно надо, но сосредоточиться например на Шолоховском районе, а начать со станицы Еланской, создав там казачье самоуправление, действительное экономически состоятельное и опирающееся на законодательство о местном самоуправлении. Отработать так сказать технологии»
Я уже приводил примеры подобного «сосредоточения», повторю их еще раз. В 2007 году — мы построили и запустили маслозавод в ст.Вешенской, где работниками были не только казаки с Еланской, но и многих близлежащих хуторов — одна смена приблизительно 25 человек, а работать могли в три смены. Минимальная зарплата от 10 тыс. руб. и выше.  Вначале под давлением ростовских предприятий нагнали проверки на завод и незаконно, практически ежемесячно, выписывали : то необоснованные штрафы, то начисляли необоснованные налоги, на то, что я вносил личные свои средства в оплату рабочим, т.к. первые три месяца шла «раскрутка» завода и реализации продукции.

А затем совсем посадили на 8 месяцев, пока шло следствие.  После того как все это следствие развалилось, я вновь «сосредоточился» в Еланской на строительстве детского лагеря и гостевых домов для зарубежных семей, решивших приехать вместе с детьми по направлению экологического туризма. В этом деле могли работать все проживающие в Еланской. О результате этого сосредоточения читайте выше.

Кроме этого, был сход жителей ст. Еланской и казаков данной станицы, все они подписались под тем, чтобы забор вокруг лагеря не сносить, и отправили эти подписные листы в суд и сами пришли на него. Но указание «свыше» оказалось куда весомей для суда, нежели мнение станичников об их будущей жизни в заброшенной и никому не нужной станице.

В чем еще «сосредоточится»? — чтобы это сосредоточение вновь пошло насмарку, только по одной причине: моего нежелания подставить свою шею под подготовленный ими хомут, а свою совесть променять на их покровительство.
Повторюсь в сотый раз, и буду всегда повторять до тех пор, пока этот повтор не разбудит казаков: пока казаки не возьмутся за свою голову, не объединят усилия в том, чтобы из своего народа найти лучших и пока их не приведут к власти — все иные действия, желания, мечты и фантазии не будут ценнее фантика от сладкой конфеты (…) (2012 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

(…) Форумчанин пишет: «Я не утверждаю, что порядочный человек придя во власть непременно станет негодяем, может и не стать, но существовать в этой системе он сможет только играя по ее правилам, либо ему просто не дадут работать: замучают проверками, затаскают по судам, перестанут финансировать и т.д. В качестве примера сморите Новочеркасск, где ни поддержка населения, ни поддержка общественных казаков, ни партии не спасла неугодного мэра. Похожая ситуация была в Веселовском районе несколько лет назад.»
И это тоже рабская идеология, нашим предкам не свойственная. Что значит: заставят, дадут – не дадут, замучают. Примером Новочеркасска и Веселовского района, как раз-то и доказывается, что случилось это по той же совдеповской психологии раба : «меня не коснулось, моя хата с краю, а остальное – не мое».

У меня было огромное количество случаев, о которых я писал на форуме, когда сплоченность и воля побеждали. Повторюсь только в трех.
Первый – это в середине 80-х, при СССР, когда, построив дом на заводе, я не отдал половину квартир горисполкому, как того они требовали по положению, а распределил их все среди рабочих завода, т.к. рабочие строили его сами хозспособом (ранее я писал об этом здесь ) . Встал вопрос привлечения меня чуть ли не к уголовной ответственности за самоуправство, ну и, как минимум, снятия с должности. Все были настроены решительно — и администрация и прокуратура – такой «дурной» пример нужно было пресечь в назидание другим. Но им это не удалось: поднялся весь завод, ИТР, рабочие, организовались группы, которые, меняя друг друга, осаждали и администрацию и прокуратуру, с требованием прекратить данное преследование. И они испугались этого давления и отделались мелкими наказаниями в отношении меня.

Второй пример – это уже конец 80-х, когда за выпущенный сверхплановый цемент мы строили поликлинику, школу и детсад, а мне Госснаб приказал отдать весь сверхплановый цемент им. Я не отдал. Тогда они прислали на завод в сбыт своих эмиссаров, которые отпускали цемент только по их нарядам. Я их с завода выгнал, меня хотели снять и опять возбудили уголовное дело за самоуправство. Завод весь встал на забастовку (более подробно об этом — зесь). И вновь система отошла в сторону.

Третий пример – уже периода моей работы управляющим района, в начале 90-х годов. Тогда, в связи с катастрофической нехваткой денег в бюджете страны, был принят закон, по которому все предприятия, в т.ч. и бюджетные, вначале обязаны были уплатить все налоги — это были первоочередные платежи, и только потом выплачивать зарплату и уже потом производить иные траты на материалы, работы и т.п. В это время положение людей было столь же катастрофично – была жуткая инфляция и если ты, выплачивая налоги вперед, задерживал зарплату, то через неделю на них можно было купить значительно меньше.
В один из месяцев к нам не поступила необходимая сумма, ежемесячно поступающая из бюджета. Собранных денег за воду, тепло и квартплату хватало только на то, чтобы либо оплатить налоги, либо выплатить зарплату. Я выплатил зарплату, т.к. считал, что это позволит сохранить коллектив. Положенные нам деньги с гор.бюджета так и не поступили, нагрянула налоговая и прокуратура , потребовавшая арестовать счет, прекратить выдачу зарплаты, пока не перечисляться налоги. Зарплату мы выдали, несмотря на угрозы. На меня возбудили уголовное дело и уже по серьезному стали готовить его в суд. Тогда все работники управы, все до одного, написали заявления на увольнение. 250 человек: ИТР, слесаря, работники котельной, работники водокачки и т.п. Заменить всех их в одночасье невозможно, как невозможно и в более длительный срок найти им хоть какую-то замену. В результате прокуратура закрыла уголовное дело.

И подобных случаев я могу привести множество. Правда, сегодня их все меньше и меньше.  Но, чтобы победить систему, необходимо, во-первых, самому быть без изъянов, чтобы она была бессильна в своих поисках этого изъяна, и второе: сплоченность твоего окружения, которая образуется из-за той мотивации, которую ты им даешь в результате совместной деятельности.
Если этого у казаков нет, то каким бы путем не идти: «казакийским» или тем, о чем говорю я – дело бесполезное.
Идея, сама по себе, ничего не творит; творят конкретные люди – своими руками и своей волей. И чтобы эти руки стали что-то делать, а воля, проснувшись, понудила их к действию, — нужна та идея, которая практически исполняема и, реализуясь, дает конкретный результат. (2013 г.; см. полностью на форуме здесь )

 

***

 (…) Форумчанину: как пример несостоятельности Вашего взгляда, хотя бы в экономической модели построения экономики в станицах и районах на казачьих землях.
Вы пишете:«Мелихов писал: «Ошибаетесь, все вопросы можно решить на уровне станицы, города и района, если Главами этих образований являются честные, достойные люди, болеющие за свой Край и тех людей, что живут в нем. Но, что не менее важно, имеющих активную поддержку населения, которое в любой момент готово встать на защиту той работы и деятельности, которую он осуществляет, а также защиты той творчески-активной группы лиц, развивающей экономику города или района.» Если тот или иной регламент, мешающий жить устанавливается на региональном или федеральном уровне, то имея под собой даже несколько районов, вы не сможете их отменить. «По свойски» или по блату, конечно можно много обойти препятствий, но не по закону. Кстати, именно для решения своих проблем таким образом, различные группы и толкают на верх своих представителей. Но у них есть как минимум одно большое преимущество перед казаками – Система в целом не воспринимает их как угрозу или как чужих. Между собой они могут находиться в какой угодно конфронтации, но это – свои для системы. Они не несут ей угроз.
Приведу только пример из своей жизни, не приводя сотни иных примеров по Ростовской области, результаты которых такие же плачевные, как и у меня.

Первый: строительство и пуск маслозавода в Вешенской в 2005-2006 гг. Когда, имея вполне реальную возможность вкладывать деньги в Подмосковье в строительство жилых домов (и где с каждого вложенного рубля ты практически получаешь рубль прибыли), я решил вложить довольно приличную сумму в строительство в станице Вешенской нового завода по производству подсолнечного масла холодной выжимки без рафинации.
Рентабельность небольшая – 10-15 %, окупаемость 7-10 лет, но этот завод давал рабочие места (около 100 чел.) с зарплатой второе больше, чем зарплата большинства проживающих в станице.
Помимо квалификации самих работающих (эту проблему можно было решить в течение года), тут же возникли проблемы, зависящие только от администрации района: вначале наглые и необоснованные «наезды» налоговой инспекции, решившей в нарушении действующего Налогового Кодекса обложить мои вложенные личные средства дополнительным налогом; затем – пожарники и санитарная инспекция с необоснованными требованиями, которые были абсолютно незаконны и т.д. и т.п. Что сделала администрация района, чтобы прекратить этот произвол? – ничего! Хотя, могла прекратить его в одночасье.
Почему не прекратила? Да потому что ни рабочие места, ни налоги в бюджет их не интересовали больше личной наживы тех инспекторов, которые были частью этой администрации.

Второй пример: создание международного детского лагеря и параллельно с ним – развитие экологического туризма уже в ст. Еланской. В отместку за то, что они не смогли разрушить Мемориал, они не дали развить эту деятельность, втянув меня в бесконечные суды по арендованной земле, где инициаторами этих исков была та же администрация.

Итак, личная нажива в первом случае и идеологическая предвзятость в другом – угробили два проекта, которые могли дать хорошие рабочие места не менее чем 150 чел., и дать доход в местный бюджет.
Что сделано ими взамен? – ничего. Ни одного рабочего места.  
Причем — это не региональная власть. Это — местная (местечковая) власть, о которой Вы писали, что на ее уровне якобы «ничего не решается».

Когда я был управляющим района, я сам лично ходит к Главе администрации, к службам города, добиваясь, — где льготных, где без проволочек — согласований на открытие новых производств и фирм у нас в районе. И всегда добивался того, что нужно было им для успешного развития. И они росли у нас, как грибы, потому как, кроме помощи, никто из наших сотрудников и служб не чинил никаких препятствий и всевозможных заморочек.

Понятно, что серьезные проекты требуют федерального присутствия, но наладить экономическое процветание вполне возможно и на местном уровне, главное, этому посвятить свою деятельность и силы.

Возьмем хотя бы разработку никеля на Хопре. Хорошо, что люди не безразличны, они протестуют, объединяются и стремятся сохранить свой Край для своих потомков не в виде выжженной и отравленной пустыни. Но с чем они постоянно сталкиваются? – с кознями местных администраций.
А будь эти администрации станиц, городов и районов таковыми, в которых бы были избраны достойные и лучшие люди этих образований? — Тогда на этих митингах в первых рядах были бы именно Главы, рядом с ними – учителя школ и детвора, врачи, работники всех социальных служб и все население. Попробуй сломать эту махину!
Но нытье о том, что «любой человек во власти трансформируется в подлеца» … что» власть не позволит достойному к ней подступиться» … и т.д. и т.п. – делает общество безвольным и безынициативным сборищем особей, смиренно ждущих чуда и Будущего. Обязательно – светлого. (2013 г.; см. полностью на форуме здесь )

УПОМИНАНИЯ:

  • Форумчанину: То, что «все зависит от нас самих», не вызывает спора (с поправкой еще и на Божий Промысел), вопрос стоит в другом: а какие мы сами? Какие мы сами — то и получаем. И результат напрямую связан с нашей индивидуальностью и нашим внутренним миром.  Донское казачество свою самобытность, уклад жизни, строй бытия блюли значительно дольше, чем немцы-колонисты. И осознание своей идентичности у них было куда выше, потому что в крови казачей еще был воинский уклад и воинская доблесть. Но это все б ы л о. Казачество на сегодня уничтожено. Как горько бы это ни было. Надо признать, сегодняшние «возрожденные круги и войска» никакого отношения к казакам и казачеству не имеют. Это что угодно — партийные лепешки, клубы по интересам — но не казачество. Оно должно возродиться не в форме, а в содержании. Казачество — это система выживания славян во враждебном окружении. А система предусматривает волю и действие, чтобы ее создать. Воля не взращивается призывами и объяснениями. Она показывается, как осязаемый пример — пример к подражанию. Поэтому в казачьих станицах и хуторах при всей многоукладности и тягости жизни все было просто. Потому что этот уклад существовал на глазах у только что родившегося казачонка и уже впитывался в сознание как непреложное и незыблемое.

    В четыре года мальчик уже пас гусей, а девочка ухаживала за курями и птицей. В 7-летнем возрасте один уже пас коров, а другая помогала матери по хозяйству. В 10 лет начинал косить, ухаживать за скотиной, а на сестре в полном объеме лежали заботы по огороду. И так постепенно взрослея, нагружаясь заботами и воинским призванием, по накатанной колее одно поколение впитывало то, что делает предыдущее и передавало последующим. И не было вопросов, что делать. Все делалось так, как делали их отцы и деды: молились Богу, вели хозяйство, несли службу. Социалисты назвали это мракобесием, а большевизм уничтожил тех, кто этот уклад сберегал, передавая его из поколения в поколение. А тем, кто еще мог бы его передать, поставил заслон, насильственно культивируя свой уклад — уклад зависимости, холопства. Личная свобода была уничтожена и заменена насаждаемой идеологией.

    Повторюсь, уж не знаю, в какой раз: первейшая наша задача — показать эту систему, этот уклад, показать, во что он превратился сегодня, что явилось причинами, каков может быть выход. И не «что нужно сделать», а каким нужно стать самому, чтобы нынешнее положение изменить. Потому что сделать это можно только человеку, способному это осуществить. А если он не способен, то даже зная — как, он все равно этого не сделает.
    Ваша цитата:«Как этот результат перекочует с индивидуального жизненного уклада применительно к общественной, даже административно-общественной жизни?»  Перед ответом я приведу Вам пример. В первый же год прихода Горбачева к власти, Вы, наверное, помните, прошли во всех городах и уездах сразу же выборы в Городские собрания. Я уже тогда понимал, что собой представляет перестройка и особого желания идти в эту власть не имел, думал, что практическое занятие по Станице будет куда эффективнее и полезнее. Но, поддавшись уговорам, выдвинул кандидатуру на выборы. Выиграл их и стал депутатом. В собрании все больше были депутаты-демократы и прекроившиеся коммунисты-перестройщики. Создавались комиссии по реформированию одного, второго, третьего, по экономической эффективности, ну и т.д. и т.п.
    Осознавая, что не это все главное, я предложил создать комиссию по нравственно-духовному возрождению. Вначале это восприняли как шутку. Потом как насмешку на Горсобранием. Но после долгих объяснений и споров у меня появились первые сторонники. Дальше — больше. Через 2 дня комиссия была создана.
    Именно благодаря ей, мы смогли создать первый в Российской Федерации Лицей славянских культур, где преподавался официально Закон Божий. Мы создали систему попечительской помощи сиротам, подготовили и осуществили программу трудоустройства русских беженцев и многое-многое другое. 
    Постепенно наша комиссия уже занималась практически всеми вопросами жизнедеятельности города, вплоть до борьбы с преступностью, захлестнувшей в тот момент всех и вся своими поборами и «крышами». Уже мне предлагались должности зама Главы города, а далее и выборы на место Главы, но я прекрасно осознавал, что исполнить обязанности Главы так, как я этого хотел бы, я не смогу. Так как нет тех людей, которые бы смогли идти со мной сознательно (не под прицелом) шаг в шаг. И я ушел с головой в другое, в то, что смог сделать до конца и получить результат: в создание Храма Царственных Мученников, на тот момент еще не прославленных Московской Патриархией, негативно относящейся к этому. Поэтому приходилось бороться и добиваться этой цели, не тратя время на другое. В этом примере уже заложен ответ. Но я еще раз повторюсь, сказав, что сегодняшнее общественное и административно-общественное управление осуществляется в основном людьми не только советской формации, но и не отказавшихся от советских идеологий и мифов. Поэтому и результат — падение нравов, повсеместное воровство, стяжательство и в общем итоге — хаос. 
    Ничего не предпринимая, (как в свое время казачата воспитывались на бытующем укладе, принимали его и продолжали жить переданным им укладом) сегодняшие «совчата» также будут впитывать в себя то, что вокруг них происходит — стяжательство, зависть, стремление к наживе. И именно этот уклад применят в своей дальнейшей деятельности и передадут другим. Это ведь очевидно. Изменение общественной, административной и прочих систем возможно только при изменении лиц, в ней находящихся. А кем их сегодня заменить — теми же, только говорящими иначе, а думающими также.

    Еще раз повторюсь: только боль сердца, сострадания по уничтожающемуся Отечеству может вызвать энергию протеста и созидания. Это не та боль, которая выражается в словах, призывах или критике, а самая настоящая, щемящая, не дающая покоя и успокоения, взрывающая тебя изнутри и требующая дела, дела, на которое у тебя хватает сил и средств. Тогда все получается, просто меньше нужно себя жалеть и чаще самому наступать себе на горло, не давать себе быть успокоенным, расхлябанным и не искать оправдания своему бездействию. Либо еще хуже — малодушно думать, что одному все равно ничего не изменить. 
    Что же касается отстаивания своих национально-культурных прав (я так понимаю, если без завуалированности, что это признание казачества — народом, или на худой конец, этносом), то я бы ответил следующее.

    Свои интересы отстаивать может только народ, осознающий себя народом, спаянный одной верой, культурой, традициями, национальным самосознанием. Вы упоминали о национальных республиках. Ответьте, пожалуйста, Вы видели чеченских женщин, бросающих своих детей в роддомах, Вы видели чеченских мужчин, у которых голодные жены и дети, Вы видели чеченца, не исповедующего Ислам, или не знающего и не умеющего петь и танцевать свои национальные танцы? Я говорю не о националистах, а о простом чеченском народе. Как бы мы к ним не относились, но их национальная спайка позволяет им говорить о своем народе. 
    Что же в основной массе казачьей среды (за редким исключением)? Я могу это описать, и не по слухам. Но, думаю, в этом нет необходимости. Вы это видите сами.
    И вот в эти руки Вы хотите вложить топор, которым будет высекаться обоснование казачества как народа. Да, как сказала одна из участников форума, топором можно и убить, но топором можно и выстроить дом. Совершенно верно, если этот топор будет в руках у опытного и знающего плотника. Но никогда мы не дадим топор ребенку, какой рассудительный он бы ни был. Будет ли он строить домик или конуру, он обязательно, без навыков, поранит себя.

    Писать одним ясным и четким ответом: казаки — это народ, этнос или кровь от крови русский народ, но со своим укладом жизни, со своей самобытной культурой и призванием, сейчас не стану. Этот вопрос требует не столько точного ответа, сколько объяснения и довольно длительного и основательного доказывания. А так эта тема уже не раз стравливала казаков меж собой и, в особенности, в эмиграции, начинать новый этап этой грызни походя я не буду. Вопрос нынче иной. Вначале нужно подняться с колен, выбить из себя холопа, не мудрствовать лукаво, а в меру своих сил изменяться самому — помогать измениться другим. Я знаю великолепных, твердых в делах и мудрых в поступках казаков, которые одни являются самостийниками, другие — державниками. Стравливать их меж собой я не хочу. И это не боязнь конфликта. Мне приходится конфликтовать со многими и довольно серьезно, но это конфликты с прямыми потомками большевистской системы и с самой системой. У нас сейчас Главный Враг — необольшевизм, теплохладность и бездействие, душевное рабство и отсутствие чувства собственного достоинства. Нужно объединить все усилия в победе над этим врагом, а не распыляться в грызне меж собой. Меж собой мы разберемся сами, когда сможем выстоять. А так вновь повторится лихо Гражданской войны: когда, не увидев главного врага — большевизм и мировую закулису — вожди Белых Армий вместо объединения всех антибольшевистских сил, боролись и с большевизмом и с самостийниками.  Маннергейм предложил Колчаку помощь в борьбе с большевизмом — сто тысячную Финскую Армию (по численности то же, что и была у адмирала) — взамен признание Финляндии самостоятельной. Получил отказ. Вследствие — гибель и самого и всего Белого Дела. То же — Деникин.
    Пора понять, бесконечная грызня меж собой, может быть, и по серьезным вопросам уводит от главного: борьбы с главным злом, которое эту грызню и организовывает. Конечно же, не должно быть компромисса с совестью, с верой, но это уже другая тема.  В прошлый раз Вы говорили о разных типах людей, участвующих в беседах на сайтах — есть провокаторы, есть неопределившиеся, есть потенциально желающие занять активную позицию. С провокаторами — понятно. По законам военного времени подлежат «удалению», с неопределившимися также более или менее понятно — кто ищет, тот всегда найдет. Сложнее всего с теми, кто готов к действиям, но сомневается, к кому примкнуть и с чего начать. Но здесь рецепт один — чтобы почувствовать воду, в нее нужно войти. Нужны действия в меру своих сил и средств. ( 2008 г.; см. полностью на форуме здесь )

 
  • Форумчанин пишет: «для меня абсолютно не понятны Ваши политические взгляды, не в виде неких, плакатных мазков и обобщающих призывово борьбы с большевизмом, а на уровне конкретики.(…) Для меня лично, задача должна стоять конкретно , до мелочей. Вашу задачу на уровне свехзадачи я понимаю, на уровне тактики пошаговых действий нет«
Вы любите приводить образные примеры для наглядности. Приведу и я Вам для наглядности таковой, только не абстрактный, а из личной практики. Итак, начало 90-х. Что и как начиналось, и чем это закончится, мне тогда было приблизительно ясно. Я осознавал, что можно вписаться в систему и, став ее частью, вполне успешно существовать. Но тогда пришлось бы становиться таким же беспринципным и бессовестным ее составляющим.  Видя это, был поднят стяг организации «Станица», которая собирает под свое крыло всех казаков, желающих жить по чести и совести, которые не желают быть холуями у очередной правящей элиты. Предшествующие данному периоду наши дела уже имели общественный резонанс и к нам стали приходить многие люди из окрестных мест и большое количество беженцев. В большинстве приходящих были видны мотивы их прихода – это личный интерес, замешанный на вполне приемлемых для них наших идеологических мировоззрениях. Была построена станица, лицей, Храм, люди получали возможность обзаводиться своим делом и т.п., но постепенно при насыщении потребительских возжеланий стали искать места, где поспокойней, где не нужна ответственность перед другими, где не нужно противостоять беззаконию и подставлять плечо слабому. 
Осуществляя поставленную цель я надеялся, что совместная деятельность с явно выраженным результатом для каждого будет их окрылять и давать силы на будущее, но получалось наоборот, чем лучше был результат, тем плачевней выглядели крылья. Я прекрасно видел причину этого, но тешил себя надеждой, что вот-вот проснется самосознание и уважение самому к себе. Но проснулось иное – зависть и подлость, явилась не сама по себе ниоткуда, а вскрылся инфекционный нарыв советского образа жизни – эгоизм личности. После этого были неоднократные попытки по национальным и патриотическим движениям, где были высказаны и политические взгляды без плакатных мазков и ставились конкретные задачи, но все заканчивалось путем на расстоянии полудостигнутой цели. Результаты сохранялись, но не достигалась вершина. Тратилась уйма времени, сил, энергии. Пока я не осознал, что идти можно вперед только с теми, с которыми, ты уверен, что дойдешь до конца. А не с теми, на которых ты только надеешься, что во время пути они, может быть, возмужают и наберутся сил. И как только я это осознал, то желающих этого придерживаться не оказалось.
А посему, моя политическая цель такова :
— развенчивание большевизма и необольшевизма в виде «профилактики» или «прививки» для тех, кто осознает опасность этой эпидемии;
— создание образов, способных дать пример собственной жизнью, для будущего выстраивания общества;
— сбор людей, способных на принципах казачьего самоуправления организовать практически работающую систему жизнедеятельности общества противоположную сегодняшней беспринципной системе подавления личности.
А вот уже собравшись и сделав что-то вместе, эти люди и смогут поставить и конкретные цели и определить тактические шаги, исходя из качества собравшихся, их интеллектуальных возможностей и их самоотверженности.
Начинать вновь выдвигать политические цели и расписывать шаги для тех, кто, возможно, соберется вокруг них – это вновь потерянное время, силы и энергия. Так как браться нужно только за то, что конкретные люди смогут сделать практически, а не теоретически. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )
  • (…) Ища форму управления, идеологию, методы поведения и основу устройства вне своей Веры и вне своей Памяти и народного опыта, толпа, разрываемая противоречиями, в этих изысканиях тратит самое ценное в своей жизни – время, отведенное каждому человеку на земную жизнь и ограниченное его смертным часом. А нужно-то самое малое – избавиться от страха жить по совести, понуждая тех, кто тебе так жить мешает, считаться с твоей волей. Это первое и главное. А второе – не менее важное – стремиться к объединению людей, желающих идти к такой же жизни, как и ты, так как в одиночку справиться с системой практически невозможно. Теперь о том, как это осуществить. Трезво, без истерик и заклинаний, четко соизмеряя свои возможности и силы, при этом четко определяя, кто «аспидонт», а кто «губан-чистильщик».
    Вот Panasonic объясняет нам, что к власти прийти честным людям и тем, кто их поддерживает, через сегодняшнюю систему выборов не возможно. А посему, можно только додумывать, что взамен он предлагает: революция, переворот, народный бунт. Но при этом, довольно часто симпатизируя национал-социалистам, упускает из вида, что они-то пришли к власти не за счет кровопролития в виде бунта, а конституционно, через выборы, сумев сплотить нацию вокруг своих идей.  Не обсуждая — правильны ли были эти идеи или нет, здесь главное иное: объединившийся народ достиг своей цели, не ожидая и не надеясь на подачку в тысячу марок от тех, кто им предлагал изменить свою жизнь. И на рычаги противодействия он плевал, когда шел к избирательным урнам и смог создать « группы наблюдателей» из штурмовиков, которые зорко следили за попытками подтасовать результаты выбора. Сегодняшнее же позерство, выкидывание вверх руки в приветствии «Слава России» — это такое же позерство казаков, одевших генеральские мундиры только за то, что они смогли собрать бОльшее количество «активистов», нежели другие, которые и избрали их Атаманами.
    Ваш опыт выбора власти, дорогой Panasonic, никакого отношения к выбору сплоченного народа, решившего изменить свою жизнь, не имеет. То, что описали Вы, — выборы безликой толпы. И оправдываться отсутствием ночлега или угрозой потери работы – этот тот же страх, сидящий во всех нас и воспитуемый в обществе уже почти 100 лет. И он заключается не в страхе потерять работу и не в страхе лишиться бесплатного проживания. Он заключается в одиночестве. Он заключается в том, что если ты чего-то лишишься из-за своего поступка по совести, то тебе быстро найдут замену, а на твою защиту никто не встанет. А это чувство господствует только тогда, когда нет осознания каждым, что он часть своего народа. И что свой своего в беде не бросит.
    И как бы Вы здесь не духарились, страх сегодня руководит нашими поступками. Ложь в сознании преумножает эти страхи, доводя их до фобий и беспричинной агрессии в отношении своих же соплеменников. Страхом держится сегодня существующая система, им же и управляется.
    Не буду приводить абстрактные примеры, которых – тьма тьмущая в сегодняшней информационной среде. Возьму свой, личный, где нет никакого, даже мало-мальского, вымысла.
    Итак, возьмем последние полгода. Когда они организовывали травлю Мемориала и наклеивали на меня ярлыки пропагандиста нацизма, экстремиста и т.п. через свою газетку «Тихий Дон» (см. об этом подробнее в Энциклопедии тему «МЕМОРИАЛ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ…»)  — они что, не знали, что подавляющее большинство проживающих (и уже не говорю о тех, кто приезжал специально на Мемориал из других мест) в районе, люди по-доброму относятся к Мемориалу, и все эти публикации вызовут только еще большую злобу на сегодняшнюю власть? Да прекрасно знали.
    Как знали и то, что все жители, и Вешенской и близлежащих хуторов и станиц, начиная от крупных руководителей и кончая простыми тружениками привозят в Еланскую своих родственников и друзей (как писал «Вешки») на Мемориал, поклониться памяти своих предков, и нет среди их отзывов ничего негативного – напротив –благодарность и недоумение от того, что это место преследуется властью.
    Тогда зачем эта, казалось бы, глупость в подобных публикациях? А нет здесь глупости – это практика воспитания страха. Вот если и Вы будете идти против течения, Вас также будут гнобить , преследовать и лгать, обзывая Вас экстремистами, пособниками нацистов и т.д. и т.п. И этот метод действует. Кто-то приезжает тайно, кто-то боится оставить отзыв, кто-то боится высказаться открыто в своей поддержке.
    Или пример с административным преследованием по тому же забору. Кому он мешал? – никому. Все, а их тысячи по Ростовской области, подобные земли огорожены заборами, причем, со всех четырех сторон, у меня – с трех, оставляя доступ свободным.
    Почему по моему забору приняли решение: «снести», а по аналогичному, находящемуся в 1 км от моего, прокуратура Шолоховского района написала следующее письмо (приводим первую его половину):

    (…)

    Обратите внимание на цитату, у них забор несет «административную функцию: предназначено для указания границ (…) и возведено в целях удобства обслуживания территории (…
    Бред очевидный! – один и тот же забор, но разные функции. А то, что на суде все жители Еланской, пришедшие на него, заявили, что им наш забор не мешает и доступ свободный – со стороны и суда и прокуратуры осталось совсем незамеченным.
    А вот фото табличек, «не нашедших подтверждения»:
     

    Им что, мой забор был нужен? Или они хотели показать свое всесилие и мое бессилие перед ними? А может, они хотели меня нагнуть под себя? Ничего подобного. Вновь, в полной красе – система воспитания страха. Будете поступать как он (Мелихов) – снесем, уничтожим, отберем, ограбим, и ничего нам за это не будет. Тем же, кто поступает по-нашему – им разрешим все.
    А так называемые милицейские опросы жителей Еланской в части того, «как на Вас подействовала деятельность мемориала» с упором на «правильный» ответ, а запросы прокуратуры во все службы района – представить им для рассмотрения все документы на собственность, разрешение на строительство, договора покупки и регистрации всего того, что числится за Мелиховым, которые тут же через слухи и сплетни стали достоянием всего района? Они что, меня этим запугивают? – да нет, принцип тот же: посеять страх среди людей, внушая им правильные, по их нормам, методы поведения. Если будете таковыми же, то подобную муштру устроим и в отношении вас. И народ боится, боится сказать то, что думает, приспособляясь к существующему положению, приходя к Вашему, Panasonic, выводу: «палкой обуха не перешибешь».

    Вот Вы мне тут советовали в одной из тем откупиться от них взяткой, рассуждая, что это все давление связано лишь только с жаждой наживы. Но почему до 2007 года, до открытия Мемориала, никто подобного давления не оказывал, и забор стоял, и собственность уже вся была построена еще в 2005 году. А возникло оно тут же, как только на пьедестал был установлен памятник Атаману.
    Не нужно быть прозорливцем, чтобы понять причину происходящего. Для них нахождение людей во лжи – цель. Во лжи народ не сформируется, он будет постоянно находиться в состоянии толпы, умело управляемой «специалистами». И когда они увидели возможную трещину в ее фундаменте – они и всполошились, а вдруг эта трещина разрушит фундамент этой самой лжи, разрушит страхи и вскроет фобии, насаждаемые в обществ для усиления страха. И теперь уже их страх подгоняет их к действию, что они и исполняют сегодня так рьяно.
    И выход, опять повторюсь, в одном – национальном объединении и создании общественно-политической силы, где могут собраться не те, кто ждет тысячерублевую купюру за свой голос, а готов отдать свою, для того, чтобы победить. Собирать силы, объединять людей совести и чести и забирать власть у тех, кто этой совести и чести лишился. Готовить « наблюдателей за выборами» и побеждать в них. А революции, бунты и прочие «народные волнения» приведут лишь к одному – использованию толпы в личных целях очередных прохиндеев и к последующему их кормлению на костях этой толпы.
    Осуществить переход власти в сегодняшних условиях чрезвычайно трудно, но для сплоченного единой целью народа, устремленного не урвать для себя от «избирательного фонда», а победить , и через победу изменить свою жизнь и будущность своих детей – достижимо. Для толпы – нет.
    Форумчанину: не стоит унывать, хотя Вы и пишите, что нет уныния. В интонации все-таки проскальзывает малая его толика. На мой взгляд, нужно понимать следующее. Чем больше их давление, тем люди быстрей пробуждаются. Я встречаюсь с разными категориями приезжающих к нам в Еланскую и, поверьте мне, чувствую их состояние. Оно уже не то, что было раньше.
    Даже многие чиновники и руководители, сильно зависимые от власти, ведут себя более смело и многие из них оказывают посильное, если не содействие, то сочувствие и сопричастность.
    Даже если системе и удастся разрушить то, что создано в Еланской, уничтоженное ими еще более сплотит людей. Это как разрушенные храмы, безымянные могилы расстрелянных и умученных, обращены к совести ныне живущих и вопиют в душах о необходимости изменения своей жизни, о необходимости действовать во имя будущего своего и своих детей. Ведь все, без исключения, приходящие к нам, когда видели, что мы ломаем забор, с негодованием говорили: «какие же они… (совсем нецензурные слова). Они могут застращать людей, закрыть им рот, открыв при этом шлюзы для лжи, истекающей от их клевретов. И я, и Вы, и Ваши друзья прекрасно понимаем, что дело не в них; они, чтобы выжить, должны поступать как аспидонты, рядиться в патриотические национальные одежды, призывая, вроде бы, к правильным целям, а на деле лишь жаждут откусить часть тебя. Только так они могут прокормиться и выжить, и не их вина в этом. В этом их предназначение, в этом предназначении и смысл жизни людей, загубивших свою душу и свою совесть. Они будут поступать так всегда. Дело – в нас.(…)  (2011 г.; см. полностью на форуме здесь )

 
  • Форумчанину на предложение о привлечении к ответственности лиц, осуществляющих клевету и преследования в отношении Мемориала и самого Мелихова: Вы правы, оснований для привлечения этих людей к ответственности – достаточно. Я даже приготовил иск и практически подготовил все документы, чтобы привлечь к ответственности редакцию «Тихого Дона» по еще первым их публикациям. Но потом отложил в сторону по ряду причин, которые мне показались правильными:
    1. Когда я сужусь по подобным вопросам, будь то прокуратура, милиция, администрация, или в данном случае – редакция газеты, то я трачу свое время, отрывая его от работы. Они же тратят это время во время своей основной работы, при этом, не отрываясь от нее, а просто исполняя ее в удобном, для их безделья, зале суда.
    2. То, что они делают – это не их ошибки или их непонимание – это их месть, для которой они используют всю мощь государственного аппарата, принадлежащего им и данного им же государством для осуществления этой мести.
    3. Так как мстить они могут только за счет государства (свои-то сбережения они тратят для собственного ублажения своей похоти), используя наши же средства, отобранные у нас в виде налогов, то и бороться, вставая на этот путь, необходимо осознанно: хватит ли сил на все виды борьбы.

    Поэтому я взялся только за то, на что у меня хватает сил и времени. Это борьба с ГУВД Московской области по моему, продолжающемуся еще с 2007 года, уголовному делу и всевозможные дела по клеветническим письмам и наветам в административном судопроизводстве по Мемориалу и музеям.  Все остальное я отложил, четко осознавая, что, чем они подлее будут поступать, тем они более покажут свое ничтожество.

    Вот после этой статьи ко мне в Вешках подходили даже те, которые ранее довольно инертно относились к нашей деятельности, а сейчас соучастно говорили: «держитесь, они просто сумасшедшие маньяки».
    Да, они перегнули палку с тем же приветствием сотрудников на усадьбе «зигхайлями» и взращиванием там же мною «адептов». Даже далекие от нас люди потешаются над этой писаниной и открыто об этом говорят, четко осознавая и понимая при этом, что и все ранее написанное – такая же ложь.
    Я даже не стал добиваться справедливого решения суда по сносу забора вокруг планируемого детского лагеря. И несмотря на понесенные затраты, снес его и, скорее всего, даже откажусь от аренды земли. Но если на эту проблему ранее, когда я судился, практически никто не обращал внимания, то, когда я его снес – говорит весь район. Причем, не радуясь факту снесенного забора, а возмущаясь тем, зачем они это сделали. Потому что на нашу территорию приезжали семьями местные казаки, собирались детишки из школ и интерната и спокойно пользовались данной территорией, поддерживая на ней порядок и чистоту. Сегодня она превратилась вот во что:

     

     

    Результат культурного отдыха подопечных Вешенской прокуратуры  и бывший газон футбольного поля.

    Это — результат заботы местной прокуратуры о культурном отдыхе пьяной толпы. Ведь той же прокуратуре абсолютно наплевать на то, во что превратилась данная территория после подобного посещения, ей наплевать и на тех, кто так себя ведет, наплевать ей и на захламленный берег Дона – ей важна месть, которую она проявила в отношении меня.
    Перед самым моим отъездом из Еланской эти «культурно отдыхающие», подопечные Вешенской прокуратуры, устроили очередной пикник с пьянками, девками и шашлыками. Лес вспыхнул и пошел выжигать весь левый берег. Остановился в аккурат у нашего забора. Даже сломанный, но еще не убранный, он остановил пожар, который мог распространиться и в саму станицу и в рядом находящийся сосновый лес. Вы думаете, это их вразумило или обеспокоило? Да никоим образом.
    Все пожарные, которые были на пожаре, мне говорили, что этот забор выполнил наилучшим образом функцию противопожарной стены, способствующей нераспространению огня ни слева от участка, ни справа. Каким идиотам понадобилось его снести? – недоумевали они. Я объяснил , каким. Как и объясняю это и тем, кто приезжая к нам на участок, видит теперь не зеленый газон, где играли дети, а вытоптанное и заезженное машинами поле с горой мусора и битого стекла.
    И люди, лучше всякой агитации, понимают, что и кто из себя представляет и за что каждый из них борется.

    Но «заборное дело» я все-таки решил довести до конца и не в части восстановления своего – с этом вопрос уже решен, мы его снесли. А в части наличия таких же заборов на точно таких же арендованных участках лесного департамента, принадлежащих работникам прокуратуры, УВД и администрации, которых в Ростовской области тысячи.
    Я уже писал, как мне ответил и.о. прокурора Шолоховского района на вопрос: а почему такой же забор возле такого же участка не вызывает стремления у прокуратуры его снести.
    Вот его ответ: «Имеющееся ограждение … несет административную функцию: предназначено для указания границ арендованного земельного участка и возведено в целях удобства обслуживания территории участка».
    Не нужно быть дюже образованным, чтобы понять нелепицу данного ответа. Два абсолютно одинаковых арендованных зем.участка, с одним и тем же забором, только в одном случае прокуратура требует его сноса, а в другом объясняет его необходимость. Но здесь нет никакой нелепицы в понимании прокурора, ведь ниже приведенное фото – это забор вокруг арендованного участка бывшего прокурора района, явно живущего по другим понятиям (закона в РФ нет) и по другим критериям определения его прав.
     


    Такой же земельный участок в хут. Гороховка, арендованный бывшим зам. прокурора Шолоховского района.

    Мало того, он еще и речку перегородил, что является грубейшим нарушением Водного кодекса.  Поэтому спасибо, конечно, за Ваше предложение. Я думаю, что пора нам все-таки начинать чиновничий произвол вводить в рамки хотя бы декларируемого закона. (…) (2011 г.; см.полностью на форуме здесь )

СМ. ТАКЖЕ :

P.s. страницы Энциклопедии находятся в постоянном пополнении и обновлении по мере размещения новых сообщения В.П. Мелихова на форуме.