поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


2012, сентябрь. Сход казаков по никелевому месторождению на Хопре. Выступление В.П. Мелихова. Итоги.

 

Никелю на Хопре – быть. Вот такой вывод можно сделать, исходя из прошедшего 9 сентября мероприятия (название которому я пока не смог подобрать, поэтому и называю это – «мероприятием»). Если сами воронежцы и жители севера Волгоградской области не смогут защитить свою землю, — казаки им в этом не совсем надежные помощники.

Почему я вынужден сделать такой, не совсем позитивный, вывод? Он – не панический, т.к. все еще может измениться, но оснований для сожаления – куда больше, чем надежды на эти изменения.

Итак, немного истории, чтобы были понятны все последующие события: первыми, кто поднял вопрос о нецелесообразности и пагубности разработки никеля в Прихопёрье – была семья активистов из Воронежа – Бобровых.Которые и стали информировать общественность о надвигающейся беде, проводя первые митинги протестов. К данным протестам начали присоединяться казаки в тех населенных пунктах, где данные мероприятия проходили. И если общее протестное сообщество более или менее начало структурироваться по Воронежской области, выбирая из своего состава координационный совет, то казаки, в основном, являлись со-участниками. Причем не все, поскольку участие в данных акциях принимали только те из них, которые проживали в непосредственной близости от предполагаемых разработок — в Воронежской области и на севере Волгоградской области. Казаки же, живущие на Хопре на юге Волгоградской области, а также по всей Ростовской и Волгоградской областях, практически данной проблемы не знали и в ее решении участия не принимали.

Хотя, безусловно, надо понимать, что разработка никелевого месторождения затронет не только проживающих непосредственного у самого карьера, но и всех вокруг – через уничтожение экосистемы Хопра и — впоследствии — Дона, куда и втекает Хопёр.

Положение усугублялось еще и тем, что многие казачьи активисты, принимавшие участие в тех или иных акциях, принадлежали к разным казачьим сообществам и объединениям: реестр, СКР, национально-культурные автономии и т.п., которые не координировали совместные усилия, а участвовали более самостоятельно, чем сообща.

Протестное движение расширялось, стали проходить многотысячные митинги, и казаки стали говорить о необходимости создания в данном движении координационного казачьего центра, который бы смог осветить проблему не только для участвующих, но и для тех, кто в настоящий момент об этой угрозе ничего не знает, и привлечь их к общей массе людей, не желающих гибели Хопра и Дона.

Так как вставала опасность того, что казаки самостоятельно начнут создавать оргкомитет, за его создание взялся реестр.

Приказом войскового атамана казачьего генерала В.П . Водолацкого № 24 от 1 июня 2012 года, в связи с планируемым созданием вредного производства, была создана рабочая группа, в состав которой вошли 15 казаков от Волгоградской, Воронежской и Ростовской областей. Её руководителем назначен заместитель начальника управления ВКО «ВВД» по Волгоградской области казачий полковник С.А Князев, его заместители — атаман Хопёрского казачьего округа Ю.М. Горбунов, атаман представительства ВКО «ВВД» «Второй Хопёрский округ» подъесаул В.В. Телегин (Воронежская область) и атаман Верхне-Донского казачьего округа войсковой старшина Н.И. Вечёркин (Ростовская область). В составе рабочей группы казаки всех структур, а именно, казаки СКР, самопровозглашённой национально-культурной автономии. источникhttp://stpr34.ru/news/ob-yetom-govorjat/kazaki-obedinilis-protiv-nikelja.html

В связи с этим приказом началось довольно широкое оповещение в интернет-сообщениях о том, что «все казаки объединились перед надвигающейся бедой». На самом деле – никаких совместных действий никто не проводил, все, как были по своим углам – так и остались, а о проблеме никелевых разработок на Хопре, как не знали казаки в близлежащих регионах – так и не узнали.
Огромное количество писем, приходящих к нам, говорили о недостаточной инициативности этой группы и слабом участии казаков в совместных с другими защитниками Хопра акциях протеста против разработки никеля.

Справедливости ради, необходимо отметить, что реестровый Атаман «Второго Хоперского округа» В.В. Телегин оказывал помощь инициативной группе воронежцев по передаче документов и резолюций митингов московским чиновникам, а также с помощью казаков округа установил на месте предполагаемой добычи – православный охранный крест http://2ho.info/xopyor-krest-na-elanskom-mestorozhdenii-26-08-2012-g/

Но это были, хоть и хорошие, но — региональные инициативы. Вопрос создания единого казачьего фронта не рассматривался и всячески приглушался.

Вот на основании этих писем мы тогда впервые и обратились ко всем казакам о создании общего координационного центра.

История этого обращения и последующих действий уже описывалась мной в этом разделе форума http://forum.elan-kazak.ru/t1552-topic#25229 и в сообщениях чуть выше – повторяться не буду. Скажу лишь об одном факте. На конечном этапе согласования казачьего схода — а именно о такой форме планируемого мероприятия мы говорили ранее ( и об этом важном моменте Вы услышите ниже) с активистом из казаков Титовым Александром Анатольевичем ( который является Атаманом НКА ст.Урюпинской и делал свое сообщение на одной из наших конференций) , что они, совместно с Телегиным В.В. (реестр), собирают казаков из реестра и НКА, а я собираю всех казаков, которые находятся в Волгоградской, Ростовской областях и пока не участвующих в совместных действиях, а также представителей с других казачьих областей Кубани, Ставрополья и других областей. Цель этого схода — создать координационный казачий штаб, не политизированный и не идеологизированный, а казачий, представляющий мнение всех казаков в независимости от того, в каких организациях они состоят. Для того, чтобы совместными усилиями создать силу, способную влиться в общенародный протест, и которой бы делегировались полномочия представлять всех казаков и координировать совместные действия, охватывая и все ближайшие территории и регионы (юг и центр Волгоградской области, Ростовскую обл. и т.п.). Именно на выполнение такой постановки задачи приехал я и те, кто были мной приглашены на этот сход.

Сход начался с молебна и освящения Креста, поставленного на месте предполагаемого карьера (Вы уже читали, что вначале Воронежское священноначалие не разрешило участвовать священству в освящении Креста, но к моменту проведения схода этот запрет сняло и послало священника на освящение).

Стоя на молебне, с шумящими на сильном ветру многочисленными флагами, не замечался начинающий идти дождь, потому что был ощутим общий дух всех стоящих пред крестом. Дух, напоминающий казачий строй наших предков, собравшихся всех вместе для отражения надвигающейся беды. Это было ощущением единства под сенью православного Креста. Но, к сожалению, это ощущение не оправдалось реальностью.

После молебна кто-то из реестра вышел перед собравшимися и предложил провести «объединительный круг», выбрав для его проведения есаульцем реестрового атамана «Второго Хоперского округа» В.В. Телегина. Все, кроме нас, прокричали «любо!». Он вышел на майдан и начал по запланированному в реестре сценарию осуществлять начальную орг.работу по проведению круга. Пригласив «стариков» на почетное место, вывел приставов для наведения порядка по периметру собравшихся и громогласно заявил следующее:

Что, — в связи с проведением круга, — все женщины и не казаки, находящиеся в общей массе, должны круг покинуть и отойти вниз, где смогут услышать всё, что будет здесь говориться.

С этого момента мои опасения, что провозглашением круга вместо схода, начнется заранее спланированная провокация, подтвердились в полном объеме.

Женщины (а многие из них были активистками протестных организаций Воронежской и Волгоградской областей) и многие русские люди – также активисты движений, и просто приехавшие на сход, чтобы в нем поучаствовать и далее разнести информацию в регионы, где об этой проблеме мало что знают – с неудовольствием стали спускаться вниз. Те же, кто остался среди стоящих казаков, подверглись грубым окрикам: «что вы тут, мол, стоите – идите вниз!» или просто хватались за руку и выводились. Более позорной и идиотской выходки и последующего поведения среди казаков я еще не видел.

Перед тем, как продолжить далее описывать «расписанный спектакль», я хочу обратить внимание на абсолютную нелепость «исторической правопреемственности» в понимании реестра, на которую они сослались, пойдя на унижение людей, выгоняя их с круга.

Во-первых, женщины-казачки всегда принимали равное участие совместно с казаками в работе сходов и выборах своих представителей для исполнения тех или иных функций.

Вот наглядный пример – протоколы комиссии по выборам делегатов на Большой войсковой круг, намеченный на 6 августа 1918 г. Среди списков участников таких выборов стоят как женщины, так и мужчины.
Здесь представлен х. Красноярский, в котором жила моя бабушка Доманова Е. , и где в списках фигурируют ее многочисленные родичи.

Хутор был небольшой – всего 210 чел. взрослого населения, поэтому все писались вместе.
А вот в другом хуторе – Варваринский –откуда родом мой дед Мелихов И.И., жило довольно много казаков и там списки были составлены отдельно на казаков и отдельно на казачек, но с абсолютно равными правами и с совместным присутствием на сходе.

В общем, создавая новое, постсоветское, казачество — в реестре все более процветают и надуманные ритуалы, никакого отношения не имеющие к реальному казачьему народоправию и народовластию.
После этой позорной и недостойной сцены по делению прав, кому дозволено, кому – нет находиться на сходе, и по последующему разделению все стоящих в разные места стояния — в общем-то и начался круг.
Но начался он сразу же и вновь со скандала.

Опять-таки, по придуманной в реестре традиции, на круге каждый, выходящий на доклад, должен вначале брать благословение у батюшки, находящегося на круге. Я не против благословения, я – человек православный, но я никогда не понимал, зачем этот церемониал введен в традицию, если он таковым никогда не являлся. Ни свою глупость, если она звучала из уст выступающего, ни свою мудрость, если она также звучала, никто не прикрывал благословением – подмены не было. Если уж и было благословение – так на проведение всего круга. И далее – каждый говорил по существу поднимаемых вопросов от себя по своей совести. Ведь на подобных кругах присутствовали и старообрядцы, и казаки-калмыки – они-то под благословение не пойдут и что тогда – скандал?
Именно такой скандал сразу же и разразился.

Телегин В.В. – есаулец круга дает слово Титову. Тот не подходит под благословение, начинается шумный разбор: по какой причине. Все смешивается в кучу взаимных упреков и постепенно превращается в общую кучу мала выкриков с мест, разногласий между стариками – давать или не давать слова. И в конечно итоге – слова А.Титову не дают.
Начались выступления, которые практически никто уже не слушал, а казаки меж собой ругались по поводу правильности сделанного решения – не дать слова Титову. Все сильней начал накрапывать дождь и все шло к тому, чтобы побыстрее закончить.

Первые выступления, проходящие в общем стороннем оре спорящих меж собой казаков, походили более всего на партийные отчеты о том, сколько писем и кому было написано, и какие и кому еще нужно бы было написать. Понимая, что все сводится к замыливанию главного вопроса, который должен стоять на сходе – я попросил слова; не стал объяснять не совсем верный, на мой взгляд, ритуал реестра по предварительному, перед выступлением, благословению. Подошел под благословение и после этого с коротким предложением обратился к собравшимся, в надежде прекратить взаимный балаган, дать слово Титову и вновь начать работу схода в том русле и в тех целях, для которых мы все и собрались.

(Видео выступления В.П. Мелихов — см. в начале данного материала. Ниже приведена текстовая расшифровка выступления В.П. Мелихова. — admin)
Мелихов. Казак. Станица Еланская.
Господа казаки, мы всегда говорим о беде и киваем на то, что нас никто не слышит. Нас не слышат, потому что мы – слабы. Слабы в Вере, слабы в мужестве и слабы в стойкости.
И это надо признать и не лелеять себя надеждами о том, что мы что-то можем. До сегодняшнего дня ничего пока еще мы не сделали. Ни одного вопроса.
Первое. Господь всегда дает путь каждому человеку прийти к нему по доброй воле, в тех обстоятельствах, в которых он находится. Поэтому я прошу и еще раз обращаюсь к Сходу – слово Титову дать. Он — тот казак, который один из первых поднимал казаков и увидел ту угрозу, которая надвигается не только на Хопер, но на весь Дон, на все казачьи земли. Не учитывать этого нельзя и поэтому слово этому казаку надо дать. Раз.

Второе. Мы можем писать всякие послания, всякие обращения, но эти обращения – как и прежние — останутся без ответа. Потому что казаки собирались и побеждали только тогда, когда создавали свой строй. И в этот строй каждый из казаков вставал в соответствии со своими умениями , со своими способностями и со своими навыками, занимая свое место в этом строю.

Вот только строй может заявить о себе и потребовать и защитить то право, которое нам принадлежит по тем принципам, которые отстаивали наши прадеды. Они не лелеяли надежды и не искали оправдания своему бездействию. Они действовали. И поэтому, я думаю, для того, чтобы результат той работы, которую необходимо провести здесь, на этой земле, и на донской, в том числе — необходимо создать казачий координационный штаб, который бы мог четко выработать позицию для всех казаков. В независимости от того, где они живут – в Ростовской ли области, в Воронежской ли и т.д.

Неважно, где они в каком обществе находятся – для всех казаков встать на защиту своей земли. И вот этот штаб будет координировать все наши движения. Скажет приехать сюда в любое время — мы приедем. Скажет выйти на какую-то демонстрацию – мы пойдем.

Вот тогда с нами будут считаться. Вот тогда примут все наши условия. А до тех пор, пока мы будем просто писать, и просто говорить – никто нас не услышит.

Несмотря на то, что большинство казаков поддержало и первое и второе предложение, выступающие впоследствии шли по конвейеру ранее спланированного сценария, некоторые из которых говорили, что «нам политика не нужна», намекая, что создание казачьего координационного центра – это политика.

Дождь становился всё сильней, и можно было бы продолжить проведение круга, переждав его в машинах и палатках, стоявших рядом. Но этой цели не стояло. Быстро приняли резолюцию о написании еще одного очередного письма и круг закрыли.

Часть оставшихся казаков, в том числе и те, которые приехали со мной, переждали дождь и вновь вернулись к изначальному вопросу .

Но тут вновь начался увод в сторону от намечаемой цели – теперь уже со стороны оставшихся казаков ДКР, которые вместо создания координационного казачьего штаба говорили о том, что нужно все делать под эгидой ДКР. Понимая, что и в этой ситуации ничего конструктивного сделать не удастся, я, познакомившись и переговорив с инициативной группой воронежцев, возглавляемой Бобровой Валентиной, поехал в обратный путь домой, в Подольск.


 

 

Примечательно, и даже знаково, то, что сегодня, выходя из дома на работу, мне сказали, что ко мне пришла группа жителей нашего микрорайона с очень важным вопросом. Я встретился с ними, и они мне поведали следующее. Что в питьевой воде, которую мы получаем от нашей поселковой скважины, обнаружены ядовитые вещества. В результате прекратили подачу воды в детские учреждения – сады, ясли, школы. Начали ее сильно хлорировать, но анализы все равно крайне отрицательные, тогда нас переключили на городской водовод с огромной дозой хлорирования, а поселковую водокачку перекрыли.
Я им напомнил ситуацию более чем 10-летней давности, когда администрация города решила отдать недействующий карьер на поселке под свалку строительного мусора с Московской области. Этот карьер, глубиной более 100 м, использовался для добычи известняка для цемзавода и был закрыт в 60-х годах.

После этого он стал под охрану, куда не допускался не только своз мусора, но даже заезд машин, ожидая своей очереди под рекультивацию, основой которой являлась засыпка дна 10-метровым слоем глины и ополаживанием склона глиняным слоем и землей, с высадкой на них в последующем деревьев. Это обуславливалось тем, что низ карьера и его оставшийся известковый уровень напрямую связан с водоносным слоем, с которого поселковая водокачка брала воду и направляла ее в 10-ти тысячный поселок.

И во время, когда я был директором, и после, когда я ушел – карьер охранялся и сброс в него любого мусора был запрещен. В конце 90-х появилась фирма, пообещавшая засыпать карьер «экологически чистым строительным мусором», а на месте засыпанного карьера построить спортивно-оздоровительный комплекс.

Я тогда еще сказал, что это всё – чушь: ничего построить на площадке, глубиной в 100 метров, засыпанной мусором, не удастся. Что вместо «экологического мусора» будет свозиться всякая дрянь. Даже если не будет прямых пищевых отходов, строительный мусор включает в себя и краски, и пластмассу, и химикаты, которые и попадут в водоносный слой. Я было начал борьбу за недопущение свалки в карьере – Вы же все остались в стороне. И мало того, — не стали возражать, когда эту свалку разрешили, развесив уши и поверив, что на поселке Ваши дети будут в современном спорткомплексе оздоравливаться.

Прошло 10 лет. Никто ничего не собирается строить. Мусор возят каждую ночь сотнями тонн. Утрамбовывают его в дно карьера , и вот во что это вылилось – отравили воду и Ваши дети теперь «оздоравливаются» хлоркой из-под крана.

Потупленные, они все-таки еще раз спросили: ну что же будем делать, ведь так дальше жить нельзя? У нас и так не все было благополучно, а теперь отобрали последнее – воду. Оговорив возможные действия, мы разошлись, и я тут же вспомнил о прошедшем круге – сходе, где личностные амбиции и желание угодить «вышестоящим», в очередной раз стали выше здравого смысла и собственной жизни.

Свои выводы я напишу немного позже и размещу здесь же.

10.09.2012 г. В.П. Мелихов.
***
Выводы из прошедшего «круга-схода» казаков 9 сентября по вопросу создания общенационального казачьего координационного штаба по недопущению разработки никеля в Прихоперье:

1. Вопрос объединения казачьих сил (для любой цели) через уже созданные общественные или самодеятельные организации и объединения – невозможен. Если даже угроза самого существования, самого физического выживания не преодолела амбиций и установок «начальства», не смогла вразумить собравшихся, то любые иные благие намерения – тем более будут упираться в следующее:

— каждая структура будет желать объединения вокруг себя, выставляя самою себя более сплоченной и правильно ориентированной;

— каждая структура будет лицемерно лгать о несметных силах, собравшихся вокруг неё и при этом продолжать подменять словоблудием и показным ухарством реальное дело.

2. За прошедшее время неоднократное лицемерие, участие в заранее спланированных и тщательно расписанных провокациях, когда на то или иное мероприятие привозятся подготовленные сценарии их проведения и люди, которые в этом спектакле, как лицедеи, исполняют свою роль, — напрочь уничтожили не только основные казачьи принципы народовластия, но уже окончательно их заменили на жульнические схемы проталкивания нужных «верхам» решений. При этом лицемерии уничтожается совесть и личное достоинство всех участвующих в данных балаганах.
Поэтому-то все, заранее, до выборов, знают : где и кто будет Атаманом, либо, какое решение, независимо от обсуждения, будет принято.

3. Объединение возможно только среди самих казаков, осознающих свою ответственность; понимающих то, что происходит вокруг и то, к чему это приведет; и тех, кто желает эту ситуацию коренным образом изменить. Казаков, которые верны не тем структурам, куда они входят, а своей земле, своим традициям, своей цели – установления в своем Крае справедливой, казачьей жизни.

4. Искание служивых полномочий у государства, окончательно превратило ряд казачьих общественных объединений в опричников и холуев власти, выполняющих поручения существующей бюрократии и находящейся у нее в услужении.

5. Если не проснется в казачьих душах собственное достоинство и честь, — то корысть, властолюбие и полное бездушие сегодняшней системы превратит наш Край в такой же фекальный отстойник, в который, как пример, превратился некогда красивейший карьер нашего микрорайона (Подольский район). И будет отравлена не только вода, а вся наша жизнь.

То, во что превратили карьер на площади в 60 га(!) на глубину 100 м (!). В водоносный артезианский слой (!) – попали сотни тысяч тонн отравы!

11.09.2012. В.П. Мелихов
***