поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Решающий перелом в ходе Гражданской войны. Разгром антибольшевистских сил на всех фронтах.

Сентябрь и первая половина октября 1919 г. были временем наибольшего успеха антибольшевистских сил. К тому моменту ВСЮР достигли своей максимальной численности в 150 тыс. человек и, владея стратегической инициативой, продолжали развивать начавшееся в сентябре наступление на Москву. Большевики были близки к катастрофе, их лидеры готовились к уходу в подполье и бегству за границу. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду. Однако с середины октября положение белых армий на Юге России заметно ухудшилось. Их тылы были разрушены махновским рейдом по Украине, к тому же против Махно пришлось снимать войска с фронта, в то время как большевики, заключив перемирие с поляками и с петлюровцами, высвободили силы для борьбы с Деникиным, создав благодаря этому превосходство в силах и средствах для перехода в контрнаступление. Встречное сражение, развернувшееся на Южном фронте с 11 октября по 18 ноября, вошло в историю как две самостоятельные операции советских войск – Орловско-Кромская и Воронежско-Касторненская.

В начале октября Добровольческая армия вышла на рубеж Хутор-Михайловский, Севск, Дмитровск, Еропкино, Ливны, Петровское, угрожая Орлу. Советская 8-я армия была оттеснена на восток, и образовавшийся между нею и 13-й армией разрыв в 130 км устремился 3-й конный корпус Шкуро, захвативший 6 октября Воронеж. Одновременно 3-й Донской корпус прорвался в тыл 8-й армии и занял Таловое. Разрыв между 8-й и 13-й армиями советскому командованию удалось закрыть соединениями, находившимися в стадии формирования. Остановить белых было решено путем перехода в контрнаступление, для чего 7 октября Южному фронту был подчинен Конный корпус Буденного, а 9 октября – переданные из резерва главкома Латышская стрелковая дивизия, Отдельная стрелковая бригада и 1-я кавалерийская бригада Червонного казачества, составившие Ударную группу 13-й армии под командованием А.А. Мартусевича. Замысел советского командования заключался в том, чтобы силами 13-й и 14-й армий нанести главный удар в общем направлении на Курск, разгромить 1-й армейский корпус Добровольческой армии и выйти на рубеж река Сейм, Курск, станция Нижнедевицк, а силами 8-й армии и корпуса Буденного разбить 3-й конный и 4-й Донской корпуса белых в районе Воронежа и выйти на рубеж реки Дон.

Утром 11 октября Ударная группа Мартусевича перешла в наступление и, не встречая серьезного сопротивления противника в ночь на 15 октября овладела Кромами. Конный корпус Буденного 14 октября в районе Московское отразил удар 3-го конного и 4-го Донского корпусов и вынудил их отойти к Воронежу. Однако 8-я армия под натиском противника продолжала отход на восток, а главные силы 13-й и 14-й армий – на север и северо-запад. При этом Корниловская ударная дивизия нанесла поражения войскам правого крыла 13-й армии и 13 октября заняла Орел.

Между тем, к 15 октября, благодаря пополнениям, боевой состав Южного фронта увеличился до 115,5 тыс. штыков и сабель, 500 орудий и 1949 пулеметов. Противостоявшие ему войска Добровольческой армии и главные силы Донской армии насчитывали около 70 тыс. штыков и сабель, 259 орудий, 787 пулеметов, 19 бронепоездов и 12 танков. 15 октября Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение: Тулу и подступы к Москве не сдавать, признать Южный фронт главным фронтом Республики, Юго-Восточному фронту временно перейти к обороне, передав часть его сил Южному фронту.

В связи с отходом 13-й армии Ударная группа Мартусевича, а также Эстонская стрелковая дивизия (сформированная на базе прибывшей с Западного фронта Эстонской стрелковой бригады и остатков Сводной дивизии 13-й армии) были подчинены 14-й армии под командованием И.П. Уборевича, перед которой была поставлена задача: наступлением Ударной группы с юга из района Кром и Эстонской стрелковой дивизией с запада овладеть Орлом, а остальными силами наступать на восток и юго-восток. 13-й армии под командованием А.И. Геккера было приказано силами 9-й стрелковой дивизии наступать на Орел с севера, а 3-й и 42-й стрелковыми дивизиями – на Ливны. Конный корпус Буденного получил задачу разгромить противника в районе Воронежа и обеспечить выход 8-й армии под командованием Г.Я. Сокольникова к Дону, а затем наступать в направлении Касторное, Курск.

Захват Ударной группой Мартусевича Кром создал угрозу левому флангу Корниловской дивизии и вынудил ее прекратить наступление на Тулу. С 16 октября на фронте от Хутора-Михайловского до Воронежа развернулись ожесточенные бои. Отражая непрерывные удары белых, главные силы 13-й и 14-й советских армий 20 октября отбили Орел. Конный корпус Буденного 19 октября во встречном сражении нанес поражение 3-му конному и 4-му Донскому корпусам и 24 октября во взаимодействии с 12-й стрелковой дивизией 8-й армии овладел Воронежем. Дивизии правого крыла 8-й армии подходили к Дону. Эти успехи положили начало перелому в ходе боевых действий на Южном фронте в пользу Красной Армии.

Развивая наступление, 13-я и 14-я армии должны были главными силами наступать вдоль железной дороги Орел – Курск и овладеть Курском, а остальными силами – разгромить противника в районах Дмитровска и Ливны. Конный корпус Буденного получил задачу овладеть станцией Касторное и наступать на Курск в тыл Добровольческой армии, а войска 8-й армии – отбросить белых за Дон. 12-я армия под командованием С.А. Меженинова, переданная в состав Южного фронта 17 октября, должна была овладеть Черниговом. К 27 октября войска 13-й и 14-й армий в районе Кром нанесли решительное поражение частям Добровольческой армии, а корпус Буденного разбил казачьи конные корпуса, отбросив их к Касторному.

В ноябре войска Южного фронта на орловско-курском направлении отбросили белых на 165 км, заняв Курск, Ливны, Фатеж, Севск, Льгов, Дмитриев, Тим, Касторное, Чернигов, Бахмач и вышли на рубеж Лиски, Бобров. Ими было захвачено 8 тыс. пленных, 280 пулеметов, 41 орудие, 10 бронепоездов и другое военное имущество. Красная Армия захватила стратегическую инициативу, создав условия для перехода войск Южного и Юго-Восточного фронтов в общее наступление с целью окончательного разгрома ВСЮР. На Юго-Восточном фронте 9-я армия, усиленная конным корпусом Б.М. Думенко и кавалерийской группой М.В. Блинова, 12 ноября заняла Новохопёрск, ликвидировав разрыв между фронтами. 14 ноября Политбюро ЦК РКП(б) дало указание РВС Республики о необходимости продвижения на Харьков и Донбасс.

Еще не решился исход операций на Южном фронте в октябре, когда положение советских войск снова обострилось под Петроградом, где вновь перешла в наступление Северо-Западная армия генерала Н.Н. Юденича, насчитывавшая 18,7 тыс. штыков и сабель, 56 орудий, 500 пулеметов, 2 бронеавтомобиля, 4 бронепоезда, 6 танков, 6 самолетов. 28 сентября ее 2-й корпус нанес внезапный удар по левому крылу советской 7-й армии (всего 25,5 тыс. штыков и сабель, 148 орудий, 8 бронеавтомобилей, 2 бронепоезда) и, прорвав ее оборону, 4 октября занял Струги Белые. 12 октября части 1-го корпуса овладели Ямбургом. В середине октября на побережье Копорского залива с британских кораблей высадился десант с целью захвата фортов «Краснофлотский» и «Передовой» (бывшие «Красная Горка» и «Серая Лошадь»), но его атаки были отражены отрядами балтийских матросов.

Продолжая развивать наступление, Северо-Западная армия 16 октября заняла Лугу и Гатчину, а  20 октября — Красное (бывшее Царское) Село и вышла к окраинам Петрограда. Белые овладели Пулковскими высотами и на крайнем левом фланге ворвались в предместье Лигово, а разъезды разведчиков завязали перестрелки у Ижорского завода. Однако недостаток собственных сил и средств и предательская с точки зрения русских белых позиция эстонцев, которые за спиной Юденича вели переговоры с большевиками о признании собственной независимости, не позволили овладеть городом.

П.Р.Бермондт-Авалов

Юденич также тщетно рассчитывал на поддержку довольно многочисленной Западной Добровольческой армии генерал-майора П.Р. Бермондт-Авалова, формировавшуюся с начала 1919 г. в Германии из бывших русских военнопленных и немецких добровольцев. К осени армия насчитывала до 45 тыс. штыков и сабель при 100 орудиях, 600 пулеметах, 50 минометах, 3 бронепоездах и 10 бронеавтомобилях. Однако вместо того, чтобы принять участие в наступлении на Петроград, поддержав армию Юденича на правом фланге, Бермондт-Авалов, находившийся под влиянием германских офицеров, ввязался в конфликт с правительствами Эстонии и Латвии, вынашивая цель воссоздания в Прибалтике немецкого Балтийского герцогства. В октябре его армия с боем заняла предместья Риги, но была вынуждена покинуть их под натиском латвийских и эстонских войск, поддержанных британским флотом. Через Литву она отступила на территорию Восточной Пруссии, где была интернирована.

Между тем советской 7-й армии были срочно отправлены подкрепления, которые решили исход борьбы в ее пользу. 21 октября армия, насчитывавшая к тому времени около 40 тыс. штыков и сабель, 453 орудия, 708 пулеметов, 6 бронепоездов, 9 бронемашин и 23 самолета, при поддержке Балтийского флота перешла в контрнаступление из района Колпино и отбросила противника. 23 октября красные заняли Павловск и Детское Село, а 26 октября – Красное Село. В тот же день развернула наступление 15-я советская армия (33,5 тыс. штыков и сабель, 128 орудий и 625 пулеметов), которая нанесла поражение 2-му корпусу Северо-Западной армии, 31 октября заняла Лугу и стала продвигаться к Ямбургу.

Оказавшись под угрозой глубокого охвата, Северо-Западная армия после десятидневных ожесточенных и неравных боев с красными войсками 1 ноября начала отступать. 7 ноября белыми был оставлен Гдов, а 14 ноября – Ямбург. Под воздействием поражений, составленная в основном из мобилизованных крестьян и бывших военнопленных Северо-Западная армия быстро разложилась. В плен сдавались целые подразделения во главе с офицерами. В конце ноября – начале декабря остатки армии Юденича (около 15 тыс. солдат и офицеров) отошли на территорию Эстонии, где были разоружены эстонскими войсками. В результате разразившейся эпидемии тифа только в Нарве умерло 7 тыс. военнослужащих, не считая гражданских беженцев. Моральное разложение довершило распад Северо-Западной армии, и 15 января 1920 г. она окончательно прекратила свое существование. Таким образом, большевикам удалось ликвидировать один из очагов контрреволюции и обеспечить безопасность северо-западных рубежей РСФСР.

На Восточном фронте в середине октября после двухнедельной оперативной паузы советские войска вновь перешли в наступление, нанося главный удар силами 5-й армии (около 33 тыс. штыков и 3 тыс. сабель) на петропавловском направлении. Ее ударная группа, наступая на станцию Лебяжья, должна была разгромить основные силы 3-й армии Колчака (около 22 тыс. штыков, 4 тыс. сабель). Главные силы 3-й советской армии (около 19,5 тыс. штыков и 4 тыс. сабель) должны были ударом на Ишим нанести поражение 1-й и 2-й армиям белых (всего около 25 тыс. штыков и 4,5 тыс. сабель). Кроме того, намечался удар силами 51-й стрелковой дивизии (около 5,6 тыс. штыков и сабель) на тобольском направлении с целью разгрома примерно равной ей по численности группировки противника и овладения Тобольском. Правое крыло фронта прикрывалось Троицким укрепленным районом, где против группы генерал-майора Л.Н. Доможирова и частей 4-го армейского корпуса белых (около 1,5 тыс. штыков, 5 тыс. сабель) действовали крепостная бригада и отдельные партизанские отряды (всего около 3,5 тыс. штыков и сабель).

В ходе боев с 14 по 17 октября ударная группа 5-й армии отбросила противника на 35-40 км, а 17-21 октября отразила контратаки частей 3-й армии Колчака. 18 октября с переходом в наступление главных сил 3-й советской армии сопротивление белых было сломлено, и они начали отходить по всему фронту к реке Ишим. 22 октября частями Красной Армии был занят Тобольск, 31 октября после трехдневных ожесточенных боев – Петропавловск, а 4 ноября – Ишим. Деморализованные колчаковские войска, потеряв до половины личного состава, отступили к Омску, окончательно лишившись надежды на возвращение утраченной стратегической инициативы.

Колчак решил отвести части 2-й и 3-й армий на рубеж реки Иртыш, чтобы совместно с омским гарнизоном (1-я армия) отстоять Омск. Всего в распоряжении колчаковского командования (генерал-лейтенант К.В. Сахаров) имелось свыше 36 тыс. штыков, 17,1 тыс. сабель, 219 орудий, 908 пулеметов. Действовавшие против них советские войска Восточного фронта (командующий В.А. Ольдерогге) насчитывали 91 тыс. штыков, 7,3 тыс. сабель, 304 орудия и 1211 пулеметов. 5-я армия Тухачевского наступала вдоль Сибирской железнодорожной магистрали, а 3-я армия М.С. Матиясевича – вдоль железной дороги Ишим – Омск и реки Иртыш, осуществляя фронтальное и параллельное преследование отходящего противника.

Ввиду нараставшего разложения своих войск, Колчак был вынужден отказаться от обороны Омска и вместе со своим правительством эвакуироваться на восток. 14 ноября 27-я стрелковая дивизия РККА, проделав марш-бросок в 100 км, форсировала Иртыш и заняла Омск, сданный 30-тысячным гарнизоном без боя. Советские войска захватили 10 тыс. пленных и богатые трофеи, включая 3 бронепоезда, 41 орудие и свыше 100 пулеметов. Еще сохранявшие боеспособность 2-я и 3-я армии белых (12 тыс. штыков, 6 тыс. сабель, 105 орудий, 250 пулеметов, 2 бронепоезда) обойдя Омск с севера и юга, отступали на Новониколаевск, в то время как остатки 1-й армии были отведены на переформирование в Томск. Как организованная сила Российская армия Колчака перестала существовать.

Теперь остатки колчаковских армий имели в своем распоряжении только Сибирскую железнодорожную магистраль, еще ранее лишившись своей базы в Южной Сибири. Большая часть Южной армии Белова, прижатой красными к степям, еще 13 сентября капитулировала, а небольшие ее остатки рассеялись или присоединились к отрядам атамана Дутова, отходившим в район Кокчетав, Акмолинск. Несмотря на то, что эти войска насчитывали до 30 тыс. штыков и сабель, они были настолько малобоеспособны, что командование Восточного фронта выделило для их преследования лишь небольшую Кокчетавскую группу в составе двух дивизий (стрелковой и кавалерийской) и двух бригад.

В.Л. Покровский

Положение ВСЮР между тем продолжало ухудшаться. Неудачи на фронте усугублялись развалом тыла деникинских войск. К тому времени возросла напряженность в отношениях между Деникиным, отстаивавшим лозунг «единой и неделимой России», и Кубанской Радой, склонявшейся к сепаратизму. Последней каплей стала публикация в печати «Договора дружбы между правительствами Кубани и Республики Союза горцев Кавказа» — государственного образования, находившегося в состоянии войны с ВСЮР. Деникин расценил этот договор как измену России, приказав предать подписавших его лиц военно-полевому суду. 20 ноября в Екатеринодаре с санкции Деникина генерал-лейтенант В.Л. Покровский произвел переворот, арестовав сепаратистски настроенных членов Рады, а одного из них, А.И. Калабухова, повесил. Рада избрала новое правительство из казаков-линейцев – сторонников великодержавной политики Деникина. Это, однако, не улучшило положения. Кубанские станицы отказывались по мобилизации направлять пополнения в армию, а на фронте росло дезертирство.

Дальнейшее наступление советских войск Южного фронта развивалось в направлении на Харьков и Донбасс. К середине ноября фронт имел в своем составе 12-ю, 14-ю, 13-ю, 1-ю Конную (развернутую на основе Конного корпуса Буденного) и 8-ю армии общей численностью около 100 тыс. штыков и сабель, 580 орудий, 2426 пулеметов. Этим войскам противостояли части Добровольческой армии, насчитывавшие 70,5 тыс. штыков и сабель. Юго-Восточный фронт в составе 9-й, 10-й и 11-й армий – 66,5 тыс. штыков и сабель, 330 орудий, 1700 пулеметов – силами правого крыла вел наступление в юго-восточной части Воронежской губернии и северной части Донской области, силами центра – активные оборонительные бои в районе Царицына, а на левом крыле заканчивал ликвидацию Уральско-Астраханской группы белых в районе дельты Волги. В полосе фронта действовали Донская и Кавказская армии белых, насчитывавшие, по разным данным, от 57 до 66 тыс. штыков и сабель.

План советского наступления предусматривал нанесение сильного рассекающего удара смежными флангами двух фронтов на стыке Добровольческой и Донской армий в целях их разгрома и овладения Донецким промышленным районом. Намечалось также нанесение дробящих ударов на других участках по всей линии фронта. Деникин планировал прочно обороняться на флангах 1400-км фронта, где положение пока не вызывало опасений, в центре отвести войска на новый рубеж, а затем контрударами конных корпусов остановить наступление советских армий и отбросить их за Курск и далее к Орлу.

Советский Южный фронт действовал двумя ударными группировками: 13-я и 14-я армиями на белгородско-харьковском, а 1-й Конной и 8-й армиями – на донбасском направлении. На Юго-Восточном фронте 9-я армия с Конно-сводным корпусом из 10-й армии вели наступление на богучарском направлении. Обеспечение флангов ударных группировок фронтов осуществлялось на Южном фронте наступлением 12-й армии на Киев, Ромны, Полтаву, на Юго-Восточном фронте – 10-й и 11-й армиями на Царицын, Котельниково. Решающая роль в наступлении отводилась крупным кавалерийским соединениям – 1-й Конной армии Буденного и Конно-сводному корпусу Думенко.

На первом этапе наступления (19 ноября – 17 декабря) войска Южного фронта завершили разгром Корниловской и Марковской дивизий Добровольческой армии, одновременно отразив контрудар ее конных соединений – 3-го корпуса Шкуро и группы Мамонтова (в составе 4-го Донского и 2-го Кубанского корпусов). 9 декабря 1-я Конная армия, усиленная 12-й и 42-й стрелковыми дивизиями, разбила сводную конную группу белых в районе Валуйки. Продвинувшись на главном направлении до 225 км, войска фронта овладели Белгородом, Харьковом, Купянском, Новым Осколом и другими населенными пунктами. Войска Юго-Восточного фронта при активном содействии 8-й армии Южного фронта разгромили 1-й и 2-й корпуса Донской армии, отбросив их остатки за Дон. Войска 12-й армии Южного фронта нанесли поражение войскам Киевской области, заняли Полтаву и Киев и вышли в центральные районы Левобережной Украины. Таким образом, главные силы ВСЮР потерпели тяжелое поражение и были отброшены, так и не сумев добиться перелома в борьбе.

На втором этапе наступления (17 декабря 1919 – 3 января 1920 гг.) 13-я, 1-я Конная и 8-я армии Южного фронта нанесли новое поражение Добровольческой и Донской армиям  и заняли весь Донбасс. 9-я и 10-я армии Юго-Восточного фронта отбросили войска противника на 100-140 км на юг, содействуя наступлению армиям Южного фронта в Донбассе. 3 января 1920 г. части 10-й армии овладели Царицыным и, захватив на этом направлении инициативу, перешли к преследованию поспешно отступавших на юг частей Кавказской армии. 14-я армия Южного фронта ударами в направлении Екатеринослав, станция Лозовая, Павлоград отсекла левофланговую группу Добровольческой армии от ее главных сил, действовавших в Донбассе. Добровольческая армия была окончательно разгромлена, а ее остатки отброшены к Ростову и в Северную Таврию.

Н.Н. Шиллинг

В ходе третьего этапа наступления (4-10 января 1920 г.) войска Южного фронта силами 1-й Конной и 8-й армий и Юго-Восточного фронта силами 9-й армии заняли Новочеркаск, Ростов и Таганрог, а 13-я армия Южного фронта – Мариуполь и вышли к Азовскому морю. 12-я армия развернула успешное наступление на Правобережной Украине, 10-я армия на великокняжеском направлении вышла к реке Сал, а 11-я армия выдвинулась в Прикаспийские степи. На данном этапе было завершено расчленение ВСЮР на две изолированные группировки, отступавшие в расходящихся направлениях. Отдельный Добровольческий корпус (с 3 января), остатки Донской и Кавказской армий общей численностью около 55 тыс. штыков и сабель отходили на Кавказ, а группа войск генерал-лейтенанта Н.Н. Шиллинга – около 32 тыс. штыков и сабель – в Крым (3-й армейский корпус генерал-лейтенанта Я.А. Слащова – более 3 тыс. штыков и сабель, 32 орудия, 3 танка, 3 бронепоезда) и в район Одессы (2-й армейский корпус генерал-лейтенанта М.Н. Промптова, Киевская группа генерал-лейтенанта Н.Э. Бредова и другие части).

На Востоке в ноябре — декабре 1919 г. большевистские войска наступали на 1000-км фронте по расходящимся направлениям: силами 3-й и 5-й армий, поддерживаемых партизанскими отрядами, вдоль Сибирской железнодорожной магистрали и Сибирского тракта, а Кокчетавской группой войск, действовавшей против остатков Оренбургской армии А.И. Дутова – на Кокчетав, Акмолинск, Сергиополь. Колчаковское командование рассчитывало задержать продвижение советских войск на рубеже реки Обь, пополнить свою армию и восстановить ее боеспособность. Советское командование, в свою очередь, стремилось не допустить отхода противника за Обь и окончательно разгромить его.

С 26 ноября 3-я советская армия была выведена в резерв – на работы в тылу, а часть ее войск – передана в состав 5-й армии под командованием Г.К. Эйхе, продолжавшей преследование. Белые неоднократно переходили в контратаки, но не смогли остановить продвижения советских войск и отходили за Обь. 11 декабря 26-я стрелковая дивизия при поддержке Западно-Сибирской партизанской армии Е.М. Мамонтова овладела Барнаулом, 13 декабря партизаны заняли Бийск. 14 декабря 27-я стрелковая дивизия вступила в Новониколаевск, а 30-я стрелковая дивизия в Колывань. Советские войска вновь захватили богатые трофеи, включая 200 орудий, 1 тыс. пулеметов, 2 бронепоезда, 5 бронемашин и 190 эшелонов с военным имуществом, хлебом и оборудованием уральских заводов.

В.Н. Пепеляев

Тыл белых армий на Востоке России также был окончательно развален. Еще 16 ноября в поисках доверия широких кругов населения и поддержки авторитета правительства Колчак издал указ о выборах в Государственное земское совещание (аналогичное прежней Государственной думе), а 23 ноября упразднил Совет Верховного правителя, заменив его Верховным совещанием, и согласился на реорганизацию правительства, которое возглавил В.Н. Пепеляев. В программе последнего объявлялось о продолжении борьбы с большевиками, отказе от системы военного управления, расширении функций Государственного земского совещания с целью «приближения власти к народу» и т.д. Однако эти декларации правительства были встречены враждебно социалистической оппозицией и сибирскими областниками, потребовавшими 8 декабря на Государственном экономическом совещании признать необходимость полного невмешательства иностранцев во внутренние дела России и установления мира с большевиками.

Г.М. Семенов

В обстановке вспыхнувших 21-22 декабря восстаний в Черемхово и пригороде Иркутска, организованных эсерами, Колчак 24 декабря назначил атамана Забайкальского казачьего войска генерал-лейтенанта Г.М. Семенова главнокомандующим всеми воинскими силами в тылу (с подчинением ему командования военными округами) с целью использовать его войска для подавления восстаний. Однако направленная в Иркутск военная экспедиция во главе с генерал-майором Л.Н. Скипетровым (стрелковый и конный полки при 3 бронепоездах) не была допущена в город союзным командованием, объявившим охваченный восстанием район нейтральной зоной. В результате восставшим удалось установить контроль над Иркутском, где власть взял в свои руки эсеровский Политический центр. После неудачных боев группа Скипетрова отступила на станцию Байкал и была разоружена. Фигура Колчака была окончательно списана Антантой со счета.

Между тем деморализованные остатки трех колчаковских армий под общим командованием генерал-лейтенанта В.О. Каппеля отступали вдоль Сибирской железнодорожной магистрали к Красноярску, преследуемые войсками советской 5-й армии и партизанами. 4 января в Красноярске началось подготовленное большевистским подпольем восстание рабочих, к которому примкнули части войск гарнизона под командованием генерал-майора Б.М. Зиневича. Восставшие овладели городом и двое суток отражали атаки 1-й и 2-й армий Колчака, пытавшихся отбить его. 6 января авангарды 30-й стрелковой дивизии и партизаны вышли к Енисею, отрезав пути отхода главных сил противника на восток, а в ночь на 7 января вступили в Красноярск. Основная масса колчаковских войск, попавшая в окружение западнее Красноярска (до 20 тыс. чел.), сложила оружие. Лишь двум небольшим группам под командованием Каппеля удалось прорваться на восток.

4 января 1920 г. Колчак издал указ о передаче верховной всероссийской власти Деникину, а всей полноты военной и государственной власти на территории «Российской Восточной окраины» — Семенову. На следующий день, распустив свою охрану, он перешел в поезд союзников, гарантировавших ему проезд на Восток. 15 января на станции Иннокентьевская (близ Иркутска)  командование Чехословацкого корпуса, стремясь обеспечить беспрепятственный проезд своих войск к Владивостоку, по согласованию с командованием Антанты, выдало Колчака и Пепеляева, а также эшелон с частью российского золотого запаса иркутскому Политцентру. Последний, в свою очередь, оказавшись неспособным организовать вооруженное сопротивление подходившим к Иркутску частям Каппеля, после переговоров с представителями большевистского Сибревкома и командованием 5-й советской армии сложил свои полномочия, передав власть Иркутскому военно-революционному комитету.

В ночь с 6 на 7 февраля Колчак и Пепеляев были расстреляны по постановлению Иркутского ВРК, а их тела спущены под лед. Спешившие на выручку адмирала войска Каппеля опоздали и, узнав о расстреле, приняли решение не штурмовать Иркутск и отходить в Забайкалье. Совершив тяжелейший поход по сибирской тайге, 14 февраля они соединились с войсками Семенова. По аналогии с корниловским, этот поход был назван «Великим Сибирским Ледяным». Сам Каппель во время похода провалился в полынью на реке Кан, простудился и 26 января умер от воспаления легких. 5 марта в Иркутск вступили части Красной Армии. Ввиду того, что дальнейшее их наступление на восток могло привести к войне с Японией, советское правительство приостановило продвижение. На территории Дальнего Востока от Байкала до Тихого океана было образовано «буферное» государство – Дальневосточная республика (ДВР) со столицей в Верхнеудинске.

Еще до разгрома главных сил Колчака под Красноярском в результате энергичного преследования войсками Кокчетавской группы и выступлению в Семипалатинске были окончательно разгромлены остатки войск Оренбургской армии Дутова, которые 6 января 1920 г. в качестве Оренбургского отряда влились в Отдельную Семиреченскую армию атамана Б.В. Анненкова (7,2 тыс. штыков и сабель при 6 орудиях). Некоторое время эти войска пытались обороняться в районе Сергиополя, но были вытеснены красными в Китай. Капитуляция главных сил Южной армии Белова и развал вооруженного сопротивления оренбургского казачества гибельно отразился на положении Уральской армии. Войска советского Туркестанского фронта преследовали ее двумя группами: 4-я армия – вдоль тракта Лбищенск – Гурьев, а 1-я армия – через Туркестан вдоль железной дороги Асхабад – Красноводск. 5 января 1920 г. пал Гурьев, где сдалась большая часть Уральской армии, а ее остатки капитулировали после изнурительного похода вдоль побережья Каспийского моря в форте Александровском. Часть уральских казаков пыталась укрыться в Хивинском ханстве, но 20 января войска Красной Армии совместно с повстанцами заняли Хиву. 6 февраля был занят Красноводск и ликвидирован Закаспийский фронт.

На севере России после ухода в конце сентября 1919 г. американских и британских войск генерал Е.К. Миллер в течение нескольких месяцев продолжал борьбу против большевиков, опираясь на созданные при поддержке союзников русские воинские части. При этом их силы не превышали 25 тыс. бойцов, которые были вынуждены защищать огромный фронт от Уральских гор до границы Финляндии. 25 августа Временным правительством Северной области была объявлена очередная мобилизация пяти возрастов, в результате чего к 1 февраля 1920 г. общая численность войск Северной области была доведена до 54,7 тыс. чел. при 161 орудии и 1600 пулемётах, а Национального ополчения – до 10 тыс. чел.

С уходом союзных войск у «северян» стало ясно чувствоваться осознание бесполезности дальнейшей борьбы, что отражало на себе господствующие настроения общественности Северной области. 7 февраля 1920 г. Миллер был вынужден пойти навстречу требованиям оппозиции о формировании правительства нового состава, предложенного Земско-городским совещанием. Однако решение о продолжении борьбы с большевиками вызвало недовольство в войсках Северной области, что привело к восстаниям в некоторых частях с последующим их переходом на сторону большевиков. Начавшийся развал фронта был ускорен переходом советской 6-й армии в решительное наступление.

Генерал Миллер попытался вступить в переговоры с советским командованием об условиях сдачи, но получил в ответ требование о безусловной капитуляции. Переведя в банки Копенгагена и Лондона 120 тыс. фунтов стерлингов, 19 февраля Миллер и его правительство бежали из Архангельска, бросив свои войска на произвол судьбы. Эвакуироваться удалось лишь немногим более 800 военнослужащих и гражданских беженцев, размещенных на ледоколе «Козьма Минин» и яхте «Ярославна». Несмотря на препятствия в виде ледовых полей и преследование советскими кораблями, белым морякам удалось довести свой отряд до Норвегии. 21 февраля части Красной Армии вступили в Архангельск, а 26 февраля была занята Онега. Оставшись без командования, большая часть белых капитулировала, а их остатки отошли к финской границе. Всего под командованием генерал-майора В.С. Скобельцына финскую границу перешло 1001 чел., из них 377 офицеров, 493 солдата, остальные – гражданские беженцы. Дальнейшее продвижение советских войск происходило почти беспрепятственно, и 13 марта они вступили в Мурманск.

Таким образом, был ликвидирован очаг антибольшевистского движения на Севере России, длительную устойчивость которого обеспечивало исключительно военное присутствие Великобритании и США. Несмотря на то, что благодаря помощи союзников белые войска на севере были хорошо вооружены, они сравнительно быстро распались под ударами красных. Это явилось результатом присутствия в ее частях значительного количества насильно мобилизованных и бывших военнопленных красноармейцев, а также нехваткой опытных офицерских кадров.

Завершив расчленение ВСЮР на две группировки, советские фронты разделили свои усилия между двумя направлениями. 10 января 1920 г. Южный фронт был переименован в Юго-Западный, и в тот же день из его состава в состав Юго-Восточного фронта (16 января переименованного в Кавказский) были переданы 1-я Конная и 8-я армии. К этому времени основные силы фронта (12-я, 13-я, 14-я армии), преследуя отступающие войска группы Шиллинга, вышли на рубеж западнее Новоград-Волынского, Любар, Винница, южнее Кременчуга, Екатеринослав, Павлоград, Александровск, Бердянск. Они насчитывали свыше 63 тыс. штыков и сабель (против 32 тыс. у противника), 344 орудия, 1807 пулеметов, 19 бронепоездов, 3 бронеавтомобиля, 12 самолетов. Армиям фронта были поставлены следующие задачи: 14-й (командующий И.П. Уборевич) – нанести главный удар в общем направлении на Одессу и вспомогательный  — на Никополь, Херсон; 12-й (командующий С.А. Меженинов) – прикрыть район Киева – Житомира на случай наступления поляков и петлюровцев и обеспечить правое крыло 14-й армии наступлением в направлении Могилева-Подольского; 13-й (командующий А.И. Геккер) – преследуя противника, не допустить его отхода в Крым, а затем овладеть полуостровом.

  Начав 11 января наступление, войска 14-й армии быстро продвигались вперед. К концу января они заняли Херсон, Вознесенск, Николаев, а в первых числах февраля – Ольвиополь и Очаков. Войска левого крыла 12-я армии овладели Елизаветградом и Уманью. Белые, не сумев удержаться на рубеже реки Южный Буг, продолжали отход. Чтобы не допустить соединения Войск Киевской области генерала Бредова, действовавших в Приднестровье, с одесской группировкой, командование 14-й армии направило части 45-й и Латышской стрелковых дивизий на Рыбницу и Раздельную, а 41-я стрелковая дивизия, усиленная бригадой из состава 45-й стрелковой и кавалерийской бригадой Г.И. Котовского, получила задачу овладеть Одессой.

7 февраля советские войска, имея в авангарде конницу Котовского, несмотря на сильное сопротивление белых, ворвались в город, где началось подготовленное большевистским ревкомом восстание рабочих. Оборонявшие Одессу белые части были отброшены к порту. Генерал-лейтенант Н.Н. Шиллинг не сумел организовать правильную эвакуацию из Одессы в Крым из-за отсутствия угля для пароходов, своевременно не подвезенного из Севастополя. Как писал впоследствии Деникин, «только часть людей, собравшихся на молу, попала на английские суда, другая, перейдя в наступление, прорвалась через город, направляясь к Днестру, а третья – погибла». К утру следующего дня Одесса была занята красными.

Отходивший от Николаева на Одессу 2-й армейский корпус Добровольческой армии генерал-лейтенанта Промптова прибыл, когда эвакуация города была уже закончена и последние суда переполнены до отказа. Шиллинг отдал приказ войскам Промптова и Бредова отходить в Бессарабию, которая была оккупирована румынами. Однако румыны не допустили эти войска к переправам через Днестр, обстреляв их пулеметным и артиллерийским огнем, и 12 февраля под общим командованием Бредова начался т.н. Бредовский поход вверх по Днестру на соединение с польской армией. После соединения с поляками группа Бредова (всего 23 тыс. чел.) в марте была реорганизована в Отдельную Русскую Добровольческую армию. Часть войск группы Шиллинга, прижатая Латышской и 45-й стрелковыми дивизиями к Днестру, сдалась в плен. Всего белые потеряли 13 тыс. чел. пленными, 342 орудия, 560 пулеметов и другое имущество.

Я.А. Слащов

Однако советское командование недооценило крымское направление, и 13-й армии (самой малочисленной из трех) не удалось уничтожить отступавшие в Крым войска генерал-майора Я.А. Слащова. В результате белым удалось закрепиться на Перекопском перешейке и отразить все попытки противника ворваться в Крым – в январе, а затем в марте — апреле. Это позволило антибольшевистским силам на Юге России после, казалось, окончательного поражения зацепиться за край российской земли и еще полгода продолжать неравную борьбу.

Действия советских войск на кавказском направлении первоначально были не столь успешными, как в Северной Таврии. Согласно замыслу Главного командования, армии Кавказского фронта (бывшего Юго-Восточного) должны были не дать белым закрепиться на рубеже Дона и Маныча, с ходу форсировать эти реки и, овладев рубежом Ейск, Великокняжеская, озеро Лопуховское, создать условия для наступления на Тихорецкую. Однако к середине января 1920 г. на направлении главного удара советские войска уже не располагали превосходством в силах и средствах, понеся ощутимые потери во время предшествующего наступления, в том числе от эпидемии сыпного тифа. Коммуникации в их тылу были разрушены отступавшими белыми, что сказывалось на недостатке снабжения. Главные силы фронта (без 11-й армии, действовавшей в Калмыцких степях) насчитывали 29,1 тыс. штыков, 19,3 тыс. сабель, 447 орудий и 2029 пулеметов, в то время как противостоящие им войска Добровольческого корпуса, Донской и Кавказской армий – 29,4 тыс. штыков, 25,4 тыс. сабель, 439 орудий, 1070 пулеметов.

17-18 января 1-я Конная и 8-я армии пытались форсировать Дон, но рано наступившая оттепель и недостаток переправочных средств не позволили им достичь успеха. Лишь 19 января части 1-й Конной армии сумели преодолеть водную преграду и занять Ольгинскую, а войска 8-й армии – Сулин и Дарьевскую. Восточнее войска 9-й армии вышли на рубеж Старочеркасская, Богаевская, Семикаракорская, Золотовская, а 10-й армии – на рубеж Холодный, Каргальская, Ремонтное. Для ликвидации прорыва советских войск на левый берег Дона командование ВСЮР перебросило в район Батайска Сводный Кубанско-Терский корпус генерал-лейтенанта С.М. Топоркова и Сводную кавалерийскую бригаду генерал-майора И.Г. Барбовича, а к хутору Злодейский – 4-й Донской корпус генерал-лейтенанта А.А. Павлова (сменил Мамонтова, который заболел тифом и вскоре умер). В результате контрудара этих соединений при поддержке Отдельного Добровольческого и 3-го Донского корпусов уже на следующий день 1-я Конная и 8-я армии были вынуждены отойти за Дон.

Однако в это же время войска 9-й армии нанесли поражение 2-му Донскому корпусу и отбросили его за Маныч, а 21 января одна из ее дивизий форсировала реку и заняла ст. Манычскую. Советское Главное командование приказало фронту перенести основные усилия в полосу 9-й армии, для чего перебросить 1-ю Конную армию в район Константиновской и Раздорской и нанести удар совместно с конным корпусом Думенко во фланг и тыл левофланговой группировке белых. 24 января командующий Кавказским фронтом В.И. Шорин был заменен Ф.М. Афанасьевым (бывший полковник Генштаба) в качестве временно исполняющего должность, а 4 февраля на этот пост был назначен Тухачевский.

Думенко Б.М.

28 января войска фронта возобновили наступление. 1-я Конная армия вышла на рубеж Манычская, Малозападенский, а корпус Думенко совместно с 23-й стрелковой дивизией нанес удар из района Спорного на Веселый и разгромил Сводную Донскую дивизию 2-го Донского корпуса. Однако командование ВСЮР создало в районе Ефремова ударную группу в составе 4-го Донского и части сил 1-го и 2-го Донских корпусов, которые нанесли удар с трех направлений по корпусу Думенко и 23-й стрелковой дивизии и, разгромив их, вынудили отойти за Маныч. На следующий день эта группировка нанесла удар по частям 1-й Конной армии, также отбросив их на северный берег Маныча. Попытки советских войск 31 января – 2 февраля снова форсировать Маныч и прорвать оборону противника успеха не имели, и 6 февраля по приказу главкома они перешли к обороне.

Успешные действия против войск Кавказского фронта на Дону и Маныче вновь высветили перед деникинским командованием возможность переломить ситуацию в свою пользу. Было решено в середине февраля перейти в контрнаступление, нанося удар на левом фланге с целью захвата Ростова и Новочеркасска. Советское командование решило опередить противника и, произведя перегруппировку сил, приказало командованию Кавказского фронта 14 февраля перейти в наступление. Согласно его общему замыслу, предполагалось силами 8-й, 9-й и 10-й армий форсировать Дон и Маныч, прорвать оборону белых, а затем вводом в прорыв 1-й Конной армии на стыке между Донской и Кубанской (бывшей Кавказской) армиями расчленить их и разгромить по частям. Командование ВСЮР, получив сведения о переброске 1-й Конной армии в стык между 9-й и 10-й армиями, создало ударную конную группу под командованием А.А. Павлова в составе 2-го и 4-го Донских корпусов (до 12 тыс. сабель).

В первые два дня наступления попытки частей 8-й и 9-й армий форсировать Дон и Маныч успеха не имели из-за упорной обороны белых. Лишь к вечеру 15 февраля кавалерийским дивизиям 9-й и 10-й армий удалось преодолеть Маныч и захватить небольшой плацдарм. 10-я армия, усиленная двумя стрелковыми дивизиями из состава 11-й армии, нанесла поражение 1-му Кубанскому корпусу и 16 февраля овладела станцией Торговая. 17 февраля конница Павлова атаковала 1-ю Кавказскую кавалерийскую и 28-ю стрелковую дивизии красных, отбросив их за Маныч, но советские войска задержали ударную группу противника, выиграв время для подхода 1-й Конной армии в район Торговой. Павлов пытался атаковать главные силы Буденного под Шаблиевкой, но был отбит и на следующий день начал отход к Егорлыкской, причем половина личного состава его группы вымерзла во время бурана в безлюдной степи, в результате чего из 12 тыс. сабель в строю осталось не более 4-5 тысяч.

19-21 февраля Отдельный Добровольческий и 3-й Донской корпуса прорвали оборону войск 8-й армии и овладели Ростовом и Нахичеванью. По словам Деникина, это «вызвало взрыв преувеличенных надежд в Екатеринодаре и Новороссийске… Однако движение на север не могло получить развития, потому что неприятель выходил уже в глубокий тыл Добровольческого корпуса – к Тихорецкой». В эти же дни 9-я армия нанесла поражение 1-му Донскому корпусу, вынудив его отойти на южный берег Маныча, а 1-я Конная армия во взаимодействии с ударной группой 10-й армии под командованием М.Д. Великанова окружила в районе Белой Глины 1-й Кубанский корпус генерал-лейтенанта В.В. Крыжановского и разгромила его. Командование ВСЮР ввело в бой против 1-й Конной армии и группы Великанова конную группу Павлова. Ослабленная от морозов, она была наголову разгромлена 25 февраля в ожесточенном встречном сражении у Егорлыкской, после чего белые, лишившись последнего подвижного резерва, начали отход по всему фронту, преследуемые советскими войсками. Исход битвы за Кубань был решен.

К исходу 2 марта войска Кавказского фронта вышли на рубеж реки Кагальник и верхнего течение реки Ея. Согласно поставленной главкомом задаче, они должны были продолжать наступление, чтобы неотступным преследованием белых не позволить им закрепиться на естественных рубежах рек Челбас, Бейсуг и Кубань. 3 марта советские армии перешли в наступление по всему фронту. Деморализованные войска ВСЮР отходили на юг, бросая обозы и технику, оставляя на железнодорожных путях эшелоны с ранеными, больными и беженцами. В связи с успешным продвижением Кавказского фронта Главное командование Красной Армии решило повернуть войска левого его крыла на юго-восток и восток с целью овладения Майкопом и Грозным. 16-17 марта советские войска вышли на широком фронте на реку Кубань, овладели Екатеринодаром, Армавиром и Пятигорском. ВСЮР были отрезаны от Тамани, откуда Деникин предполагал эвакуировать в Крым свои главные силы, в результате чего единственным портом, откуда было возможно организовать эвакуацию, остался Новороссийск.

Деникинское командование рассчитывало задержать красных на сильной оборонительной позиции в горах и с помощью англо-французского флота организованно эвакуировать войска из Новороссийска в Крым. Однако войска 8-й и 9-й советских армий быстро прорвали эту позицию, уже 19 марта форсировав Кубань у Усть-Лабинской и Екатеринодара. Слабые контратаки Донской армии оказались неудачными, и начался общий отход Добровольческого корпуса и Донской армии к Новороссийску, в то время как Кубанская армия с частью присоединившихся к ней донцов устремилась на Туапсе. Кубанские казачьи части почти полностью разложились и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону «зелёных».

Кутепов А.П.

Командование ВСЮР окончательно потеряло контроль над ситуацией, когда Добровольческий корпус генерал-лейтенанта А.П. Кутепова, стремясь под прикрытием Донской армии погрузиться на суда, оставил занимаемый им участок фронта по нижнему течению Кубани. Опередив Донскую армию в Новороссийске, он начал производить погрузку, пока донцы, находясь в полуокружении, еще пробивались на юг к Новороссийску. Эвакуация остатков ВСЮР носила крайне спешный и беспорядочный характер, что явилось следствием производства ее из одного пункта при крайнем недостатке транспортов. Натиск красных не позволил закончить ее, поэтому, когда в ночь с 26 на 27 марта части 9-й армии И.П. Уборевича заняли Новороссийск, в их руки попало 22 тыс. пленных. Эвакуировать в Крым удалось примерно 35 тыс. чел., не считая гражданских беженцев. Часть войск Донской армии отошла на Туапсе. Обстоятельства Новороссийской катастрофы повлияли на отношение многих казаков к командованию ВСЮР и Белому движению вообще. Считая, что в момент величайшей опасности их забыли и ими пренебрегли, как пишет в своих мемуарах бывший офицер Донской армии Г.П. Чеботарев, некоторые казаки в эмиграции позже поддались антироссийской пропаганде и стали говорить о создании мифического государства «Казакия».

Между тем, на левом фланге Кавказского фронта 11-я армия 24 марта овладела Грозным, а затем во взаимодействии с терскими и дагестанскими повстанцами заняла весь Дагестан и Терскую область. С целью разгрома уцелевшей части войск Донской и Кубанской армий была проведена Туапсинская операция, в которой приняли участие часть сил 9-й армии, кавалерийская бригада 1-й Конной армии и черноморские повстанцы. 7 апреля советские войска овладели Туапсе. Остатки Кубанской армии и 4-го Донского корпуса отошли в район Сочи, где в начале мая, прижатые к грузинской границе, сдались советским войскам. Часть казаков (6,5-7 тыс.) удалось вывезти морем в Крым, а некоторое их количество перешло границу Грузии, где они были интернированы. Таким образом, основная группировка ВСЮР была полностью разгромлена.

После гибели Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака, всероссийская власть должна была перейти к генералу А.И. Деникину. Однако последний, учитывая тяжелое военно-политическое положение антибольшевистских сил на Юге России, не принял эти полномочия официально. Столкнувшись после поражения своих войск с активизацией оппозиционных настроений в офицерской среде, Деникин 4 апреля 1920 г. оставил пост Главнокомандующего ВСЮР, передав командование генерал-лейтенанту барону П.Н. Врангелю. В тот же день на британском дредноуте «Император Индии» вместе с бывшим начальником штаба Главкома ВСЮР генерал-лейтенантом И.П. Романовским он отбыл в Англию. Во время промежуточной остановки в Константинополе Романовский был застрелен в здании русского посольства бывшим сотрудником контрразведки ВСЮР поручиком М.А. Харузиным.

Так завершился переломный период Гражданской войны в России. Большевикам удалось одержать решающие победы над своими противниками. Главная причина этого заключается в том, что в решающий момент они сумели обеспечить себе поддержку широких масс населения, прежде всего среднего крестьянства, разочаровавшегося в политике белых правительств. Последние, в свою очередь, из-за непреклонности в вопросе о «единстве и неделимости России» упустили возможность создания широкого антибольшевистского фронта с государствами-лимитрофами и фактически потеряли поддержку держав Антанты. Ошибки, сделанные Колчаком и Деникиным, в меру своих способностей пытался исправить новый лидер антибольшевистской борьбы – П.Н. Врангель, однако времени на это уже не оставалось.

Подробнее на http://doska33rus.ru/