— генетическая память казаков

КАЗАЧЕСТВО. ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ

(выдержки из  высказываний В.П. Мелихова с форума  http://elan-kazak.ru/ )

***

 

Цитата Форумчанина: «Насчет генетики Темерев правильно подметил. Есть народы, а именно, казаки, украинцы, поляки и многие другие, которые на генетическом уровне, не приемлют тоталитаризм. Не укладывается природный темперамент в тоталитарную схему».

Указанные Вами принципы, как ранее на них ссылался и Темерев, никакого отношения к генетике не имеют. Генетическая последовательность и предрасположенность относятся исключительно к физическо-анатомическим признакам человеческого естества (тела) и никакого отношения к его духу не имеет. Генетической или расовой исключительности нет.

Но вот совершенно иное – это генетическая память, выработанная на протяжении нескольких поколений и привитая образом жизни, поведения, воспитания, нравственными и моральными ограничениями, а также общественной и политической средой, в которой данная память вырабатывалась. Генетическая память, как внутренняя субстанция поведения человека, может, как создаваться, так и, по мере размывания среды ее создающей,уничтожаться. Формируется она довольно долго, не менее 10-15 поколений, в зависимости от «интенсивности» среды, ее создающей.

А вот истирается значительно быстрей – всего за 5-6 поколений. Помните поговорку – «вначале Вы нарабатываете авторитет, а потом авторитет работает на Вас». И еще: «авторитет нарабатывается долгими усилиями, а разрушается одной допущенной ошибкой».

То же самое и с генетической памятью. Долго нарабатываемая неустанной борьбой предшествующих поколений, она смогла просуществовать в наших дедах, отцах, частично в нас. Но дальнейшей среды, в которой бы она усиливалась и поддерживалась, нет, разлагаясь со времени разрушения казачьего традиционного уклада и замены ее на совдепию колхозного жительства, она прекращает свое существование. Генетическая память естественного поведения превращается в умозаключительную память – больше похожую на энциклопедическую. Вычитали там-то, услышали то-то, все это сложили и т.п. – все это создает подмену генетической памяти, которая выражалась в полуинстинктивном поведении. Когда не нужно было доказывать, что делать, да и объяснять как, не было необходимости. Все по приказу Атамана вставали в строй, занимая каждый свою ячейку — и структура жизни, самообороны, и самоуправление — были готовы. Вот почему так быстро удалось Краснову П.Н. навести порядок в Области. Вот почему при любом восстании, в т.ч. и Верхне-Донском, повстанцы моментально по сигналу становились и военной и административной единицей. У них эта генетическая память выражалась в конкретной деятельности и поступках.

Вот в этом и есть принципиальная разница между казаками и их сегодняшними потомками. Непонимание этого приводит к грубейшей и, на мой взгляд, серьезнейшей подмене. Когда естественное поведение казака по устройству своей и войсковой жизни, выраженное только в конкретной деятельности по данному устройству, вне зависимости ни от трудностей, ни от сложившейся обстановки, заменяется на теоретизацию данной деятельности. Подменяется высокомерием и присвоением заслуг предшествующих поколений, при отсутствии собственных заслуг в данном строительстве. При нежелании, нехотении и невозможности по своей слабости воли этим заслугам и этому трудничеству соответствовать. И тогда оправдание своего безволия мы видим в иных. Эти «иные» у многих стали русскими.

Но точно также, как и само российское сообщество в свое время искало виновных вне самих себя — на стороне, и погибло, та же участь ждет и сегодняшних казаков, которые, не видя изъянов в своем сегодняшнем состоянии, винят русских в своем закабалении. И подобное положение приведет к подобной же гибели.
Поэтому не стоит самообольщаться , что генетика, заложенная в казаках, выведет нас на прямую дорогу и только по этой причине мы более сильные. Сила – в генетической памяти. У нас она стерта, поэтому дела наши теоретические, как мертвые смоквы, не приносящие плода.

Стерта и по той же самой причине, что Вы и указываете как, якобы, не являющейся главной: цитата: «Насчет воспитания тоже правильно. Никто его не получал в том виде, как получали его наши бабки и деды. Но на обрывках информации, наше казачье начало быстро дало всходы, как только кончилась советская зима»

Полностью с Вам не согласен. Только воспитанием и средой держится генетическая память и в соответствии с ней манера собственного поведения. При отсутствии воспитания и среды, она улетучивается. Она не дается раз и навсегда, она поддерживается неустанными стараниями последующих поколений.

Не примите это за бахвальство – но на личном примере всегда проще объяснять суть. Я уже писал, что после гражданской войны в семьях моих бабушек и дедушек остались только малолетние. Взрослые все либо погибли в 1-ю мировую, либо сгинули в гражданской. Когда начались выселки и создание колхозов, и дед и бабушка подошли уже к 25-летнему возрасту. Дед забрал бабулю и они уехали в Шахты на рудники. Там и родились и мой отец, и все мои дядья и тетушки. Там же родился и я. С момента рождения меня окружали все казаки – выходцы с Верхне-Донского округа, также как и мой дед с бабулей, подавшиеся от расказачивания в шахтеры. Они поселились не в шахтерских поселках, а создали свой – наподобии хутора, там все и проживали, вначале в землянках, затем постепенно обустраивались, строя дома, держа огороды и свое хозяйство – птицу, корову и т.п.

С малолетства я впитывал все это окружение в собственное сознание – труд, разговоры по вечерам у печки, песни, церковные праздники, кроме этого, с 5 лет (в 1961 году дед уже был на пенсии), деда забирал меня на Дон, в хутора по своим родственникам, у которых мы останавливались, по очереди переезжая из одного хутора в другой. И везде это были не праздные посиделки, а та же, довольно сложная и целиком каждодневно занятая трудом, жизнь. И воспитание: не изучение кодекса поведения и не зубрежка правил – этим с нами не занимались. А каждодневный собственный пример поведения и наставления лозиной, когда этот пример не воспринимался.
Я помню случай, мне было лет 12, и как всегда на летних каникулах я вновь уехал с дедом в х. Варваринский. В один из дней пошли косить сено за Дон. Проходя по колхозному полю в лес на нашу делянку, я увидел спрессованные, лежащие на поле, тюки сена, которые такие же, как мы, косаря иногда утягивали в лес и, разрезав проволоку, складывали сено в свои стожки. Опушка в этот раз нам досталась никудышная и во время косьбы дед все время приговаривал, что, мол, сена может не хватить на зиму. В обед легли отдохнуть. Дедуля заснул – а я решил сделать доброе дело. Вышел из леса, на колхозное поле, огляделся – никого нет, и схватив ближайший ко мне тюк, потащил в лес, к нам, на опушку.

Он был довольно тяжелый – килограмм 30. Тащил волоком я его около часа. Весь измучился, но дотащил. К этому же времени проснулся дед – смотрит на меня сурово. А я жду похвалы. Но вместо похвалы – укор: ты его косил? – указывая на тюк, говорит дед. – Нет, — отвечаю. «Так а кто тебе позволил взять, тобою не сделанное?!». И пошло и поехало! В конце концов он приказал мне этот тюк оттащить назад. Тащил я его назад часа два, проклиная и это сено и этот тяжелющий тюк, и обижаясь страшно на деда.

А он переживал еще больше, так как любил меня без меры. Я чувствовал это его переживание, когда придя весь обцарапанный назад, увидел его теплые глаза и почувствовал его руку, обнявшую меня. Как часто потом это случалось по многим моим проступкам, когда неминуемое наказание и охватившая после этого горечь растворялась вот в этой теплоте. И потом уже, впитывая не младенчески подсознанием или визуально, а осознанно, уже в юношеском возрасте, я постоянно находился в состоянии строгого огораживания от недозволенного, теплоты отеческой заботы и разговоров, длящихся далеко за полночь. Мало что запомнилось от этих разговоров, но намертво впаялись в память нормы собственного поведения и отношения к поведению осуждаемому.

Многие ли так воспитывали своих детей, судить не берусь. Но по хуторам, где мы были – видел, что не все. Было видно, как прививаются другие «ценности», другие установки. У меня было много друзей и в хуторах и в нашем поселке в Шахтах. На сегодня 80 % (!), а то и более уж нет – кто спился, кто сгинул в тюрьме, кто по дурости пропал. И это тот же вопрос – воспитание, среда и постоянно присутствующая в твоей жизни деятельность.
Конечно же, есть исключения — но они исключения из правил.

И еще хотел остановится на Вашем ответе Чернецу: ( цитата)«И еще о личном. Когда общаетесь со мной держите в голове, что я не преследую никаких личных целей на Присуде. Я просто стараюсь помочь советом. Ни политикой ни какой «казачьей» деятельностью я заниматься не собираюсь. Поскольку на мой взгляд все что вы называете «казачество» все это далеко от реальной жизни.»

Безусловно, человек волен поступать так, как ему подсказывает его сердце. Реальная жизнь, это та жизнь, которая создается либо нами, либо при нашем попустительстве ее создают нам другие. И выбор за нами : каков выбор – такая и реальность. И еще: советы и «нежелания» не укрепляют генетическую память, а ее размывают. И если Вы стремитесь детям передать не только свою генетику, но и генетическую память – у Вас выбора нет, как от советов перейти к делу, а «нежелание» отбросив, браться за дело, напрягая свою волю и мобилизуя свои возможности  (2010 г.; см. полностью на форуме здесь )

 

УПОМИНАНИЯ:

 

  • Потомки казаков более чувствительны к творящемуся беспределу — бессовестности и произволу чинуш. Историческая и чудом сохранившаяся генетическая память взывает к совести и понуждает этому произволу противостоять, борясь за справедливое и достойное жительство, по примеру той жизни, которая была в казачьих землях.

Замена сегодняшней прогнившей административной элиты на людей, готовых ради благополучия собственного Края на жертвенное служение ему, не за страх, а за совесть, в казачьей среде возможна. Возможна — благодаря врожденной и генетической памяти, подтвержденной борьбой за справедливое и честное жительство. Безусловно, что к административному управлению должны быть привлечены люди, не кричащие, пусть даже правильные вещи, а в большей мере, умеющие правильно вести дело.

Но чтобы прийти к власти на своих землях, необходимо организационно создать политическую силу : условно назовем ее «казачьей партией».
При ее создании необходима консолидация вокруг нее и всех здоровых сил, трезво видящих сегодняшнее положение дел в обществе и ясно понимающих, к какой трагедии все это может привести. Вот почему крайний казачий национализм, доходящий до шовинистических высказываний, недопустим. Недопустим, потому что отталкивает своей категоричностью все дополнительные силы, желающие совместно избавиться от всепоглощающей бесперспективности обустройства дальнейшей жизни.

Но консолидация не предусматирвает подчинения — все должно идти под казачьей рукой и активом.

Создав подобную политическую силу, мы сможем сконцентрировать всее ее усилия на одном (самом благоприятном) районе или регионе. При концентрации усилий в одном месте и наличии для дальнейшей работы профессионально готовых кадров, мы можем прийти к административному управлению в данном регионе. Придя во власть, дальнейшие шаги должны быть продиктованы только одним устремлением — создание наилучших условий для работы и бизнеса, уничтожение коррупции и административного произвола. Создание благоприятной среды для развития района и оздоровления нравственно-моральных основ общества.
Прийти к власти — мало. Необходимо с ее помощью наладить нормальную и высокоэффективную жизнь в области, уничтожив все пороки сегодняшней административной системы. Но и этого недостаточно — сама по себе власть не прозводит и не создает, она создает условия. А вот производить и делать свой Край благодатным — должны люди. Если сегодня адыги в Шолоховском районе могут держать тысячные отары, а казаки — нет, если сегодня азербайджанцы могут скупать всю продукцию овощеводства и реализовывать ее, а казаки — нет, если пришлый элемент способен держать в своих руках производственный потенциал области, а казаки — нет, то мало будет толка от подобной власти.
Необходима четко выверенная экономическая политика с максимально разносторонней кооперацией. Необходим ясный анализ ввозимой продукции и возможности ее замены на продукцию местного производства, с лучшим качеством и конкурентно выгодной. Необходима кропотливая работа по внедрению в экономику области высокотехнологических и высокоинтеллектуальных производств.
И все это будет возможно в том случае, когда власть создаст на данной территории самые выгодные условия для подобных инноваций.

Нет другой задачи, кроме как превратить данный район в самый комфортный для проживания и нравственно обновленный регион, в котором царят не произвол и кумовские связи , а законность и порядок. Созданный пример нормального, по казачьи справедливого, образа жизни в данном регионе необходимо пропагандировать и развивать на близлежащие территории в пределах казачьих земель, постоянно и постепенно вовлекая их в общую среду уже созданных. И тогда не нужно будет агитировать за возвращение на Присуд. Возврат будет экономически оправдан из-за лучших условий — и проживания, и хозяйствования. И что не менее важно, а важно более всего — земли Присуда и проживающие на них люди будут нравственно и морально чисты и устойчивы, т.к. не будет тех раковых метастаз и зловонных гнойников, которые сегодня свойственны всем регионам.

На сегодняшней конференции нет смысла говорить о деталях данного предложения, вначале оно должно быть обсуждено и принято и сознанием и душой. Но чтобы окончательно принять решение, необходимо осознать и еще ряд моментов.

1.Подобное движение по созданию политической партии (блока) требует вначале хотя бы малого спаянного ядра, готового к работе параллельно с уже имеющимися нагрузками в своей личной работе. Это пока сложно, но необходимо.

2.Должна быть принята принципиальная договоренность о необходимости жесточайшей дисциплины меж собой по реализации принятых решений. Те, кто к подобной дисциплине не готов, будут являться пока только балластом.

3.В начале пути никто не будет оказывать финансовой помощи в данном движении. Придется свой бюджет выстраивать на посильных взносах участников и на привлечении средств, которыми также должны озаботиться участники движения.

4.Нужно осознание, что данная работа, охватывающая в основе казаков Присуда, не должна являтся побочной, либо не затрагивающей интересы казаков, живущих на территории РФ. Приход к власти казаков в традиционных казачьих областях предоставляет огромную поддержку в последующем всем казакам в рассеянии.

5.На первых этапах осуществления данной программы противостояние существующей власти будет довольно значимым. Местный бизнес займет выжидательную позицию и будет со стороны наблюдать за происходящим. Что в корне изменится после первой победы, которую и необходимо достичь, сконцентрировав в ее достижении все имеющиеся силы и ресурсы.

6.Велика вероятность и того, что верхушка структуры реестра встанет на противостоящие позиции , поддерживая при этом существующие администрации. И здесь необходима огромная работа с казаками на местах, которые бы не пошли на поводу «указаний» руководителей сегодняшних общественных казачьих организаций.

Да, это, на первый взгляд, покажется неосуществимым или довольно сложным мероприятием. Но в легкости ли или в беспечности ли казаки, в разрушенной большевизмом Империи, на ее осколках, создавали систему своего жительства, внедряя в общество законность и порядок?

В нашем случае остается всего лишь последовать их же примеру и, отбросив чванливость, ленность и пустословие, приступить к построению того же самого общества законности и порядка. Многие говорят, что без четких экономически-привлекательных программ, никакой иной работы не осуществить.

Так вот, самой лучшей экономически-привлекательной программой может стать не сама программа, а воцарение на казачьей земле власти, которая предоставит то, что не может предоставить ни один сегодняшний регион Российской Федерации. Это отсутствие коррупции, это отсутствие административного и силового давления на бизнес, это льготные условия для развития производства, это демонтаж монополизирующих систем, убивающих частную творческую инициативу, это всестороннаяя кооперация местных производителей и местных, реализующих данную продукцию, торговых сетей, это, наконец, создание зерновой корпорации, диктующей не скупку, а продажу зерна, где основная доля прибыли остается у производителя, а не у перекупщика. Это, в конце концов, создание зоны, где здравая и плодотворная творческая инициатива каждого будет поддержана всеми имеющимися силами административной власти региона без малейшего желания самой присосаться к данной инициативе, либо поиметь с нее свой «навар».

И тогда не нужно будет ничего придумывать и изобретать — все придумают и сделают люди, освобожденные от «административной продразверстки» и чиновничьего «опекунства». Безусловно, необходимы координирующие мероприятия и программы, претворяющие заявленное в жизнь. Но все эти мероприятия и программы уже давно сидят в головах многих людей, только их осуществление невозможно в сегодняшних условиях. Необходимо эти условия изменить и собрать профессионально мыслящих людей.

Таким образом, мне представляется следующее. Что все программы, будь то национальное самоопределение либо общественно-реестрового служения, либо вновь возникающих направлений, в очередной раз уводят казаков от реальной работы и деятельности по коренному изменению своей жизни своими руками. Все данные программы уводят казаков от политической борьбы за власть в своих регионах и, как следствие, от изменения общественно-политической, экономической и нравственной жизни в своем регионе в борьбу за призраки, которые, даже при их достижении, абсолютно не изменят саму жизнь и саму общность.
Сколько лет в 90-х боролись за признание геноцида казачества, сколько было потрачено времени и сил, сколько лет боролись за государеву службу — и что на сегодняшний день?! Надежды на подрастающее поколение абсолютно беспочвенны, т.к. это поколение превостепенной своей целью ставит изыскание лучшей доли и оно ее находит вне своих земель. Дальше лучше не будет, дальше будет только хуже.
Вот обратите внимание, как только ранние, довольно острые, противоречия между «реестровыми» и «общественными» казаками пошли на убыль и сегодня практически изчезли, т.к. ни одни, ни другие уже абсолютно не влияют на общественную жизнь в регионе, сразу же стали возникать националистические разногласия в общей среде казаков по вопросам: казаки-народ, этнос, этнос в субэтносе русских и т.п.
Если даже здесь все казаки найдут общую точку соприкосновения, готов следующий вопрос для конфронтации: как достигнуть этого признания от государства? —
через перепись и дальнейшую борьбу за признание?
через создание национально-казачьих автономий?
а многие предполагают и через разрушение РФ и т.п.

Допустим, и здесь найдется общая платформа, объединяющая казаков. Но уже сегодня этого недостаточно. Уже сегодня готовы вопросы , а далее они будут вставать еще острей, вновь разъединяя казачьи мысли: отношение к России, к Российской Империи, Московской Патриархии, да и к самому русскому народу. И перечень подобных разногласий в данных вопросах — бездонен.
И в них никогда не будет единства, так же, как его никогда и ранее не было у казаков. Но это никогда не мешало им, с разностью восприятия, совместно устраивать свою жизнь в Крае. Живущих на своей земле, их в большей мере интересовала их конкретная жизнь и создание наилучших условий в собственном Крае. Все данные противоречия были второстепенны и носили больше бытовой характер, нежели общественный.

Поэтому сегодня и далее продолжать споры, обвинения и ставить только цель о признании казаков народом и предполагать, что по достижении этой цели все изменится само по себе — на мой взгляд, ошибочно.

Калмыки — народ, компактно проживают, имют калмыка-Президента. Находятся практически в конце списка по комфортности проживания. И Калмыкию покидают калмыки толпами, зато власть — в олигархической национальной элите.

Закавказье — живет на полной дотации РФ. Распределяет данные дотации также между «нац.элитой», а простые граждане влачат жалкое существование.
И везде так. Или что — сегодняшние потомки казаков будут не такими, как потомки калмыков и других, перемолотых до инвалидности советской системой и безбожным господством системы? Я не уверен.
Вот почему важней и многократно эффективней — достижение политической власти и с помощью нее — изменение общественно-экономической жизни.

Многие могут возразить, что данное предложение, даже если оно и удастся, не будет поддержано казачьими обществами, находящимися вне казачьих территорий. Я могу с этим согласиться — да, скорее всего, так оно и будет. Но, если нам удастся достигнуть результата, даже в отдельно взятом районе, и главное, осуществить все то, что декларируем сегодня — помощь придет. Придет, потому что не все подвержены демагогии, сегодня многие просто никому не верят, многие, выбрав пассивную роль «учителей», уверовали в свое, именно такое, предназначение. Но когда достигнутый результат приоткроет им очи, та же генная память и их совесть призовет и их к служению. Тем более, что далее это служение не будет столь обременительным, как для тех, кто первым встанет на этот путь. Повторюсь — создав административные районы безо всех тех изъянов, которыми изобилуют ныне все существующие, быть в этом регионе будет не только почетно, но и жизненно комфортно. (2010 г.; см. полностью на форуме здесь )

  • Память может существовать только в тех обществах, где есть моральные и духовные элементы, ее подпитывающие. Если их нет, память, как элемент нравственной культуры, не востребована и не является движущей силой, т.к. устремленность бытия сужается только до уровня производства материальных благ, а его тоже в таком обществе быть не может.

 Потому что материальное процветание и блага жизни требуют духовной и нравственной мотивации стимулов, внутреннего, как говорят, стержня.А он не материален. Поэтому, где ниже нравственность, так и ниже память. А нравственная основа человека уничтожается самим человеком, не важно, по чьей вине и как, важно, что человек лично этому не противостоит, а лишь лицемерно обвиняет виновное в этом окружение.
Поэтому не стоит всех равнять под гребенку и сводить к форуме «все виноваты» — виноват индивидуально сам человек. В совокупности – народ.  (2011 г.; см. полностью на форуме  здесь )

  • (…) Казачье народовластие – как модель политического управления России.

От сегодняшних политиков и политических аналитиков, как и от части якобы существующей политической оппозиции державников, мы все чаще слышим, что Россия может выжить и существовать только в традиционной модели формирования власти, на базе ничем не ограниченной верховной власти. И что якобы, когда такая власть в стране укреплялась, то и было развитие страны, заодно, прилепляя к этому утверждению и «успехи» советской власти.

Но никто не упоминает о том, что в России есть и иной опыт: народовластие казаков, насчитывающее не одну сотню лет и успешно себя показавшее во все времена ее существования.

Принцип народовластия казаков состоял в выборе лучшего среди равных и предоставления ему полноты власти под строгим соблюдением тех, кто эту власть ему предоставил — казачьего народа.

Откуда у казаков возникло это умение государственного мышления и прагматизм в управлении своих территорий? – от военной службы, когда каждый казак, ценой собственной жизни, осознавал первенство в своём командире и товарище, его «качество», высокую нравственность и профессионализм.

Это качество они смогли распознавать с помощью лично пролитой своей крови, когда расхристанный нравственно, ограниченный и непрофессионально подготовленный начальник мог послать их на неоправданную смерть, как и наоборот, «качественный» командир достигал поставленной задачи малой кровью, ценя каждую казачью жизнь.

Эта способность переросла и в гражданское и общественное управление Краем, где на управление им выбирались самые достойные и профессионально подготовленные, способные принести своему народу максимальную пользу. Если ошибка и допускалась при выборе, она тут же исправлялась самим народом, заменой негодного элемента на более качественный.

Сегодня в некоторых казачьих головах отсутствует тот государственный склад ума, который замещен на привитый большевизмом принцип эгоизма и доминирования группировок, консолидирующихся вокруг того или иного человека, в надежде этот эгоизм конвертировать в личную выгоду при достижении этим человеком власти. Личная выгода, ставшая выше благоденствия и благополучия всего народа, в конечном итоге приведёт к крушению — и той временной выгоды, на которую рассчитывают эти группировки. 

Но сохраненная генетическая память, подкрепленная семейным воспитанием, нахождением в среде вольного, и сохранившего свое достоинство, осколка не уничтоженного до конца казачьего народа, даёт надежду на восстановление дара государственного мышления у казаков, которое сможет собрать их для выполнения своей миссии, восстановить казачье народовластие, хотя бы на своих землях по принципу «во власти – лучший среди равных».

Казаки не только сформировали территорию России в прошлом. Они создали политическую культуру и принцип государственного строительства для будущего России. (2012 г.; см. полностью Манифест политической партии на форуме здесь )

 

СМ. ТАКЖЕ :

  • КАЗАЧЕСТВО

P.s. страницы Энциклопедии находятся в постоянном пополнении и обновлении по мере размещения новых сообщения В.П. Мелихова на форуме.