поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


— полемика с казакийцем

КАЗАЧЬИ ОРГАНИЗАЦИИ: КАЗАКИЯ : полемика с казакийцем 

(выдержки из высказываний В.П. Мелихова с форума  http://elan-kazak.ru/forum/index.php ),

а также полемика с А. Темеревым, вызванная  его статьями,  размещенными на нашем форуме:

см. 

 

ПО СТАТЬЕ А. ТЕМЕРЕВА «СУДЬБА И БУДУЩЕЕ КАЗАЧЬЕГО НАРОДА. ОСМЫСЛЕНИЕ«:  По многим из поднятых в ней вопросам и взглядам мы уже имели обсуждение в других разделах форума, и, в общем-то, можно было бы не повторяться. Но на некоторых высказываниях автора я хотел бы остановиться, начав с основной идеи данной статьи. Причем, не защищая утверждений Морозова, напечатанных в «КВ», где также довольно много есть сомнительных выражений, остановимся конкретно на высказываниях А. Темерева, т.к. именно в них более ярко проявляется та серьезнейшая, на мой взгляд, ошибка, которая другими современными казаками-националистами либо замалчивается, либо из тактических соображений сглаживается, но явно присутствует в сознании.

Темерев пишет :«С советской властью схлестнулись не столько казаки как таковые — сколько порядком обрусевшая и даже не мечтавшая о самостоятельности старшина. У нее, как впрочем, и у ее русских боссов, не укладывалось в голове, что Российская держава, частью механизма, которой они являлись, рухнет (…) И наша старшина, абсолютно не готовая к самостоятельной роли, осталась без хозяина. Еще задолго до октября 1917г. значительная часть образованных слоев казачества разбежалась по « политическим квартирам» начиная от «кадетов» и заканчивая «большевиками». Только вот на беду, не составили они единого казачьего движения с собственно казачьими целями. (…) …« Мертвый тянул за собой в могилу живых».
Все сказанное справедливо не только в отношении нашей интеллигенции,- которая по факту не была национальной, т.к. ориентировалась на интеллигенцию русскую, питалась ее идеями, смотрела на мир ее глазами — но и в отношении значительной части высшего офицерства. И это последнее несло в себе гораздо больший вред… (…) Что же до высшего родовитого офицерства (так называемой старшины), то что бы мы там не говорили о братском единстве в казачьем социуме, — это не про них (…) …Она, старшина, если угодно — по факту – расказачилась… (…) После прихода большевиков к власти не сами казаки просунули шею в ярмо «Доброволии»… Они были приглашены Калединым и людьми его круга, т.е. старшиной. (…) Наша старшина, — к которой без сомнения принадлежал и А.М.Каледин, не была национально ориентированной (…)Так что вполне логично, что к судьбоносным событиям начала века казачество в целом пришло с гнилым идейным багажом и привитыми служебными рефлексами.»

Как это схоже с большевистской пропагандой и той убийственно действовавшей на сознание людей простецкой демагогией, где ложь с вкрапленными крупицами правды становится самой коварной.
Прием тот же: откажемся от всего старого и выстроим новое, презрим доблестных и воспоем животные инстинкты.

Возьмем большевистскую прессу 1917-1919 годов. В ней читаем: «Казаки, вы обмануты своими генералами-буржуями, пьющими вашу трудовую кровь! … Сбросьте атаманов-кровопийцев и возьмите власть в свои руки! … Трудовое казачество, своей кровью защищающее казачью верхушку, обрекает себя на погибель в революционном вихре народных масс …»и т.д. и т.п.
Как все схоже. Но почему же Каледин А.М. трижды отказывался от поста Атамана, а выборные от станиц казаки трижды упрашивали этого «расказачившегося» представителя верхушки принять атаманскую булаву? Почему Краснова П.Н. – тоже представителя «верхушки» — также казаки, пригласив на Круг Спасения Дона, просили стать их Атаманом? Почему казаки души не чаяли в своих вождях – Мамонтове, Фицхелаурове, Гусельщикове? Почему казаки, разбросанные по всему миру после исхода, съезжались к своему Атаману в Зарубежье? Или все эти казаки тоже расказачились и, может быть, они и не были уже казаками, а тоже были прихвостнями? А настоящие казаки появились вот только сейчас, здесь, у нас, на постсоветском пространстве ,возродившиеся как феникс из пепла? Подобные высказывания унижают не только войсковую старшину, но и всех казаков, боровшихся с большевизмом. Принижают значение этой борьбы, выставляют казаков не национально-мыслящими, а обманутыми, забитыми и темными. Мне посчастливилось видеть этих «забитых и темных» — и это были казаки, без примеси всего наносного, что сегодня выдумывается, преподносясь как истина.

Не поленитесь – почитайте их воспоминания, очерки в казачьих журналах. Неуж-то мы так просветились, что для нас их авторитет – это старческий маразм. Нет, дорогой, А. Темерев, это у нас, у нынешних, все отрицающее младоумие. Подобными утверждениями Вы подменяете осознание сути большевизма национальной несостоятельностью и слепотой казаков в начале прошлого века. Это не только подмена, а увод в сторону от осознания происшедшей трагедии, ее причин и движущих сил.

И для этого все средства хороши, даже очевидная ложь: «Не обладали они и выдающимися полководческими талантами. Никто из них не был творцом великих побед ни в «японскую» ни в 1ю мировую»– пишете Вы.

Можно привести сотни примеров, но остановлюсь лишь на двух:
1. Юденич Николай Николаевич – начальник штаба и, впоследствии, командующий Кавказской Армии в 1-ю мировую. Блестящая операция по захвату Эрзерума, Сарыкамышская операция, штурм Трапезунда и захват турецкой Армении. Эти операции до сегодняшнего дня изучают в военных академиях как образцы величайшего военного искусства и, что не менее ценно, военной психологии.
2. Дроздовский Михаил Гордеевич – от Бессарабии с боями прошел 1200 верст до Ростова, освободил его от красных полков и сразу же, совместно с восставшими казаками, освободил Новочеркасск.

И таких примеров сотни. А Вы восторгаетесь предавшим казачество Сорокиным. Причем, те же слова Деникина цитируете совершенно неверно, а они звучат по-другому: «… если идейное руководство в стратегии и тактике за время северокавказской войны принадлежало самому Сорокину, то в лице фельдшера-самородка Советская Россия потеряла крупного военачальника».

Так вот! «Если принадлежало», а оно не принадлежало ему, а было осуществлено его штабом, а Сорокин просто умело «зажигал», как сегодня бы сказали, толпу и гнал ее на смерть.

Далее А. Темерев пишет : ««победить», для русских «белых» — означало въехать на белом коне сначала в Москву, а затем – в Питер. Нам же было достаточно отстаивать свою независимость. И тем самым избежать и расказачивания, и раскулачивания, и голодомора. Именно наше военное поражение в национально-освободительной войне 1918-20 г.г. является причиной незавидного существования сегодня; то все этажи власти в казачьих землях заняты чужими и враждебными нам людьми – тоже оттуда.
Отстоять свою свободу было возможно. Это показал современник Каледина, Юзеф Пилсудский. В отличие от Каледина он не стал размениваться на русские « пятаки». Все имевшиеся силы и ресурсы были направлены на нужды государственного строительства Польши, на создание ее госаппарата и военной машины. (…) Разве поляки обладали большими ресурсами? (… )Я привел пример Польши как наиболее яркий. Хотя таким же образом действовала национальная элита Латвии, Литвы, Эстонии и Финляндии…»

Не раз об этом писали, но этот прием может быть принят на веру только теми, кто ни разу в жизни не прочитал ни одного документа по поводу образования и Польши и прибалтийских республик. Их самостоятельность обозначалась только одним условием – сговором между советской властью и англичанами о недопустимости захвата данных территорией Красной Армией. О казачьих областях таких уговоров не было, и они были обречены, как и вся Россия – или победить и сбросить большевистское ярмо, либо погибнуть.

Ну, и конечно, основное в подобных высказываниях – кто не со мной, тот паразит на казачьем теле, мерзавец и прихвостень русской тирании. Точно также в 17-м – кто не с нами ( с большевиками ) – те буржуазные прихвостни и кровопийцы трудового народа. Попробуй после этого возразить — сразу же готово определение, которое А. Темерев и озвучил: «Вот и приходится – для одурачивания казаков – прибегать к услугам всякой дряни из нашей же среды. С этим пора заканчивать.
И если, взаправду, говорить о политических целях казачьего движения, то для начала необходимо самым решительным образом размежеваться с ассимилянтами и неприкрытыми национал-предателями, с теми, кто ради собственных шкурных выгод, пытается увести казаков с пути национального возрождения, подчинить чужой воле и интересам.»

Обязательно уточнить о шкурном интересе. Подобные, заранее подготовленные определения, клеймящие несогласных, и есть основное, что является движущей силой подобных движений.
Вот только очень уж все это напоминает идеологические выпады реанимированных российских коммунистов, обвиняющих также своих противников в предательстве по тем же шкурным интересам, правда, приплетая в общую кучу и инстранные разведки.

И идентичная концовка: «Я знаю,- есть такие «казаки», — для которых – лучше смерть нашего народа, чем его политическая самостоятельность. Но основная масса умирать не хочет — даже если умрет существующее государство. Значит, вам придется биться за место под солнцем,- буквально биться. Альтернативы почти нет. (…) …создание действительно казачьего государства,- государства основанного на традиционных для нашего народа принципах. Это – достойная и реальная цель. (…) Надо уже сейчас думать о будущем устройстве казачьего государства, где наш народ снова станет хозяином собственной судьбы, а не подпрягать казаков спасать чужое.»
А каковы традиционные для нашего народа принципы? Почему Вы монополизируете право эти принципы определять, да еще называть их традиционными? И на каком основании Вы принципы казаков с иным взглядом отвергаете, как к казачеству не относящиеся? Каков ответ, я предполагаю, но, к большому сожалению, не так прямолинейно выстроен мир, где можно было бы вот так просто все изменить, основываясь только на эмоционально близких тебе чувствах. Необходимо хоть чуточку понимать прошлые трагедии, чтобы в сотый раз не наступать на те же самые грабли безрассудства.

Народники , бахвалящиеся о борьбе за народное счастье, иных, которые видели это народное счастье в поэтапном развитии и наделении зем. уделами, нарекали ретроградами и тиранами.
Социалисты , стремящиеся к «социальной справедливости», несогласных во всех изданиях клеймили реакционерами и узурпаторами.
Эсеры , борющиеся за народную волю, противостоящих им обзывали палачами и кровопийцами.

И так до сего дня. Те, кто не видит сути и не может осуществлять позитивное и творческое обустройство жизни, выстраивать систему общественной самоорганизации, всегда прибегает к выверенным методам определения врага, виновного в своих бедах, и объединению сил для борьбы с этим врагом. Это, в конечно итоге, подчиняет менее активное большинство определенной группе ярых сторонников данной идеи и тогда безусловным результатом является диктатура. Диктатура одной группы над другой. Не диктатура совести, не диктатура ответственности, а диктатура идеологическая, от совести и ответственности далеко отстоящая. 

***

Струков пишет: «Владимир Петрович! Надеюсь, что Вам ответит сам автор статьи — А. Темерев. С моей же точки зрения, Вы, возможно, сами того не желая, но ушли в некоторый софизм, поддавшись своим, установившимся воззрениям. Безусловно, Вы, в некоторых моментах правы… действительно, вопрос широк и сложен. При этом сами грешите тем же, в чем «обвиняете» Темерева — в монополизации. По-сути Вы просто поговорили, слегка тронув статью, да помянули Юденича Николая Николаевича… с таким же успехом, относительно Дона, могли бы помянуть и Суворова Александра Васильевича. Совсем не затронут вопрос (как и многие другие, особенно о современном «возрождении») о том, что МОНАРХИЧЕСКОМУ офицерству не нашлось места в России… При этом ВСЕ ЭТИ ОФИЦЕРЫ, включая Юденича и многих других, БЫЛИ БИТЫ именно РУССКИМ НАРОДОМ, у которого в штабах заседали ЦАРСКИЕ ОФИЦЕРЫ! Если этого не признавать, то тогда следует признать, что БЕЛЫЕ ОФИЦЕРЫ были биты латышами-евреями-китайцами руководимыми аптекарями, фельдшерами, заводскими станочниками, вахмистрами, прапорщиками и пастухами. Поэтому, Ваш ответ может удовлетворить лишь «патриотов» уровня Михаила Дмитриевича, с его колоссальными познаниями о казаках вообще». (…)

Сергей Георгиевич, во взаимных придирках к фразеологии либо к неточностям мелких деталей? не стоит упускать главного, переключаясь с него на мелочи. А ведь по главному-то вы как раз-то и не написали.
Неужто Вы не видите, что национальное возрождение по А.Темереву как две капли воды похоже на большевистский интернационализм – абсолютно разные идеологические вывески и пропагандируемая суть, но убийственно идентичная сущность : авторитетов нет, авторитет — народ (причем народом тут считается только те, кто поддерживает Темерева, остальные – предатели и изменники). Герои-офицеры, вынесшие на себе унижения, лишения, основную тяжесть воинской службы – изменники, в лучшем случае «саморасказачившиеся», а мы, ныне вылупившиеся из совдеповского яйца и абсолютно ничего не сделавшие – истинные патриоты казачества. Десятки тысяч казаков, вынужденных выехать за пределы своего Отечества в Зарубежье, собирались вокруг своих офицеров и Атаманов и не только выжили, но и, сохранив свои родЫ, продолжили их – они, значит, тупые, затурканные и темные люди; мы же — все понимающие и четко объясняющие их трагедию. Но они так не думали. И что же получается – мы старый мир порушим и создадим свой светлый мир?

Но это уже было. Разрушили, а нового ничего не создали. Потому что строили на предположениях. И сегодня предлагается тот же путь – «до основанья, а затем…»
Но высказывая свою точку зрения, я не призываю и не агитирую за нее – не монополизирую ее исключительность. Я предлагаю задуматься без лишнего пафоса, без вымышленного притягивания несуществующих фактов и свершений (как с Польшей и Финляндией). Только хладнокровный и трезвый взгляд на рассматриваемые вопросы. В истории всегда можно найти и подтверждение и опровержения той или иной точки зрения. Но вот что никоим образом нельзя опровергнуть – так это свершившийся факт и его результат.

Вот, А. Темерев пишет: «Не принято говорить, что именно своими действиями Каледин дал большевикам формальный, да и неформальный тоже, повод вторгнуться в пределы Дона».

Ну, нельзя же быть столь наивным! При Краснове П.Н. 28 полк пошел на мировую с красной гвардией, разошелся по домам, причем, многие перешли на сторону красных. Пустили их в свои хутора и станицы. Казалось бы, Донская Армия разлагается, так давай и дальше, заигрывай с казаками, пусть бросают фронт и расходятся по домам. И спокойно доходят до Новочеркасска. Так ведь устроили такую кровавую баню, что те, кто вчера шашки в ножны и по домам – через месяц уже эти шашки из ножен и — вперед на защиту своих станиц. Ну, нельзя же не замечать бесов, при этом ища соринку в глазу своих собратьев.
Как-то в одном из вопросов, рассматриваемых на форуме, по-моему, с «Хуторянином», мы вели разговор о том, что казакам не дали создать свое государство русские оккупанты. Все, кто могли создать такие государства, создали. Казаки не создали своего государства из-за нежелания в данном государстве выстроиться в государствообразующий организм с необходимостью внутреннего подчинения, устройства гос.аппарата и всех вытекающих из него институтов власти. Без этого не может существовать ни одно государства. Вольность понималась вольноопределением каждого самого по себе. Вспышка подобной «вольности» и в Гражданскую привела к утрате государственности на Дону. Нельзя «вольности» трактовать в отрыве от государственно необходимой системы самоорганизации и, естественно при этом необходимого подчинения институтам этой системы и Атаманской власти. Вешенцы наплевали на все это, решив, что сами вольны поступать, «как захочут», без подчинения воли всего Войска. Что вышло?

Сегодня все то же самое: с подобным подходом теоретически предлагается выстроить то, что существовать по природе своей не может. Это как Лысенко выращивал свеклу на картофельной ботве, мороча голову целой академии НХ на протяжении 10 лет.
Хуторянин пишет: «Совсем не затронут вопрос (как и многие другие, особенно о современном «возрождении», о том, что МОНАРХИЧЕСКОМУ офицерству не нашлось места в России.На мой взгляд, это ключевая фраза в данном диалоге или споре. От нее нужно отталкиваться».»

Пойдя на поводу своих инстинктов и страстей, в России не нашлось места не только монархическому офицерству, но и всем иным православным людям, да и иным гражданам Российской Империи. И в этом смысле оно, действительно, ключевое. Кто бы чего не делал, кто бы чего не говорил и не предлагал, неизменным остается одно: как только ради счастливой и справедливой жизни или ради высших идеалов «гуманизма» или национального устройства, человек отходит от Бога, наступает его неотвратимое падение и все, что созидается подобными людьми, также неотвратимо разрушается.
Поэтому любое устройство не может в основе своей нести неприязнь и высокомерие, хотя бы меж православными людьми. Не может оно нести и презрение друг к другу, кто и кем бы себя не считал. Если это присутствует, то выстраиваемое на ненависти дело – ненависть же и порождает.

То, что Вы читаете у Хадлстона Уильямсона в «Прощании с Доном» по поводу пиров и банкетов в тылу да нежелания воевать, можно автоматически перенести на сегодняшний день – та же беспечность и нежелание осознавать приближение очередной трагедии. Сделали ли мы выводы? – нет.

Хуторянин пишет: «Второй момент. Чрезмерный историзм, во всех публикациях на казачью тему. Судя по моим личным наблюдениям, все о чем пять лет говорят казачьи Форумы, раскаляясь до бела, абсолютно не интересует рядовое население Дона. Историзм абсолютно не проецируется на современную жизнь.»

«Интернационализм Маркса» также мало интересовал не только рядовое население Дона (он ему в основном не был вообще известен), но и всему рядовому населению самой России. Но предложив свои выводы, безусловно, ложные выводы формирования общественных формаций, он стал одним из многих иных учений по растлению человеческой души и возвышению индивидуума над нравственностью, заменив ее целесообразностью момента и «чаяниями» угнетенных классов. И это легло понятными инстинкту лозунгами в виде формулы «Грабь награбленное», Может ли кто либо из нас, также руководствуясь доходчивостью для масс, использовать подобное? Безусловно, нет.
Лицо современно мира с его взглядами и идеологическими предпочтениями изменила не технологическая революция. Это всего лишь инструмент. Изменение данного мира произошло благодаря изменению сознания, вернее, его извращения, когда комфорт и благоденствие тела стали предпочтительней комфорта и здоровья души. И действительно, противостоять подобной переориентации довольно сложно, но возможно, несмотря на сверхтяжелые усилия.

Вопрос состоит только в том, готова ли хотя бы малая часть общества на эти усилия. О большинстве и говорить нечего — оно уже свое выбрало. Но и в меньшинстве, осознающем это – ситуация не лучше. Не лучше, потому что недостаточно осознания, необходимы и действия.

А действия предполагают не комфорт, а дискомфорт. Вот почему, будь то движение по возрождению казачества, либо национально-патриотические движения в России – они не имеют абсолютно никакого толка. Потому что идеологи и вожди подобных движений, не желая расстаться лично с комфортом для тела, предлагают программы для тех, кто должен с этим комфортом расстаться, исходя из этой предложенной идеологии. Получается лицемерие, не способное что-либо организовать, либо изменить. Поэтому все и топчемся на месте, дожидаясь смены очередного лидера на лучшего, в надежде на чудо. А откуда ему взяться? Под лежачий камень вода не течет.А то, что Вы называете историзмом, не проецирующимся на современную жизнь — так это как понимать. Если рядиться в форму, гутарить, коверкая слова, выдавая их за казачий язык, придумывать несвойственные казачеству традиции, то это и не может проецироваться ни на какую жизнь. А рассматриваемые и анализируемые вопросы истории, в первую очередь, необходимы для анализа тех ошибок и просчетов, которые были допущены ранее, с целью их дальнейшего недопущения. Осознавая и понимая причины этих ошибок, появляется возможность их исключения сегодня. И это уже не музейный экспонат прошлого века и тем более не интеллектуальный хлам – а выверенная позиция с учетом ранее допущенных промахов.

Вот Струков Сергей Георгиевич пишет уже от себя (не от А. Темерева): «В череде многих разочарований казаков в Каледине было и такое:

«Позиции атамана ослаблялись тем, что он, будучи приверженцем сохранения российской государственности, отказывался (даже в тактических целях) поддерживать сепаратистские тенденции, широко распространенные в среде казачества.»»

 Ну это же вновь не главный вывод. П.Н. Краснов и паритет уничтожил и у казаков национальные чувства поддержал. А не прошло и полгода, как Верхнедонцы его предали, нарушив присягу (о чем я уже писал выше).

Мы настойчиво ищем вину в ком-то, чаще в тех людях, кто взял на себя неподъемные на тот момент и дела и ответственность. Ну, те же Фомин и Кудинов П. (первый явился инициатором ухода казаков с фронта, другой –инициатором восстания казаков) – не просто поддерживающие сепаратизм, а непосредственные его вдохновители. И что же, -также были преданы своими же. В той ситуации среда была уже заражена, а те, кто возглавлял ее , обязаны были соединить свои усилия для искоренения этой заразы. А фактически получилось, что и возглавители были не на высоте. Единственным, кто все это видел, понимал и предлагал исправить ситуацию –был Краснов П.Н., преданный и своими и чужими. И понимание этого сегодня, еще раз скажу, это не историзм, это понимание и сегодняшней ситуации и своего поведения в ней.
Теперь по поводу реализации идей. Подстраиваться под существующее безнравственное состояние общества и играя на его примитивных инстинктах можно только преследуя ту же цель, что и большевизм: личная власть, амбиции, высокомерие в господстве над своими соплеменниками.

Любая иная цель достигается и другими средствами. Тысячи и миллионы поддерживающих сами по себе не возникают, они возникают и прилепляются к спаянному меньшинству. Меньшинству, способному не только съаккумулировать все существующие настроения в этом обществе, но и направить эти настроения в созидательное русло с нравственно-необходимыми берегами. В этом случае появляется подъем, энтузиазм, способность к творчеству, а не к демагогии . И вновь пример Краснова П.Н. тому подтверждением: двух месяцев (!) хватило наладить после кровавой мясорубки на Дону жизнь в области, чтобы стать образцом, достойным подражания для всех антибольшевистских сил. Провалилось все это не по вине Атамана – не увидели, не поверили, амбиции, все те же человеческие страсти перечеркнули величайшее дело. Не хватило выдержки, воли, терпения и все пошло под откос.
Сегодня та же проблема и результат будет тот же. И правы Вы, — либо ассимиляция и все — к центрам комфорта (но еще вопрос – хватит ли места всем в этом центре, да и того же комфорта всем ли достанется). И в этом случае не стоит будоражить умы, надо расслабляться и этим комфортом пользоваться, пока не наступит ожирение. Либо выбирать иное, не простое, сложное, но необходимое. И здесь уже не до мечтаний и выискивания друг у друга ошибок и изъянов, а устремленность, необходимо трудничество, без которого что-либо изменить невозможно. Многие в этом выборе для себя находят маленькую такую лазейку: а что я один могу? либо сделаю, что смогу, по своему разумению, а остальные пусть и далее копошаться – но эта лазейка ни к чему не приведет. Это завуалированный первый вариант – ассимиляция и приспособление к сегодняшнему положению вещей с горделиво поднятой головой – что я-то это понимаю!..

*** 
Тема: А.Темерев Мое мнение (ответы на статью Мелихова в газете КВ)  2010.

 Темерев : Мне уже пришлось ознакомиться в Интернете с критикой В. Мелихова моей статьи «Судьба и будущее казачьего народа», напечатанной в газете «Казачий Взгляд», 2009 №4.
Проехался Владимир Петрович и по мне, обвинив во лжи. Но так получилось, что отвечать мне не пришлось, так как сами казаки на Еланском форуме очень хорошо ему ответили.

И можно было бы не повторяться, если бы его статья не была продублирована в уважаемой мною газете. Его критику трудно назвать содержательной. Слишком много цитирований, слишком много додумывания за автора (чего стоит одно только «…презрим доблестных и воспоем животные инстинкты» — где это он у меня прочел, ума не приложу!), слишком мало убедительных доводов. Передергиваний только сверх меры. Не знаю уж большевистский это прием или нет.

Видно, что Мелихову в моей статье все не нравится, но пока с критической аргументацией ее основных положений дело обстоит не важно. Итак, насчет схожести моей статьи с большевистской пропагандой судить не берусь, не сравнивал, но век советского пропагандиста на занятой белыми территории, был краток. Да и не читали казаки советских газет. Так что роль пропаганды преувеличивать не станем. (далее полностью текст сообщения Темерева под ником «казакиец» см. на нашем форуме здесь )

***

от админа:
Текст «мнения», выложенный «Казакийцем» (Темеревым) в этой теме форума, был им направлен в газету КВ. На это «мнение», перед самым своим отъездом на Дон, Мелихов В.П. написал свой короткий комментарий и также передал его в газету. Для более полного отражения темы, пока Мелихов находится в поездкам по станицам, ниже я размещаю его комментарий здесь на форуме, так же, как это сделал и Темерев.

***

Комментарий В.П. Мелихова к «мнению» А. Темерева
Получив предложение написать свои комментарии к заметке Темерева А., готовящейся к публикации в следующем номере газеты «Казачий взгляд», я, внимательно прочитав ее, крайне был удивлен тем же, чем и сам Александр Степанович, упрекая меня. А именно – абсолютным искажением сути, написанного мною. Подобное не ново, а поэтому, комментировать комментируемое, которое вновь вызовет комментарии – абсолютно бесполезно. Это как раз тот случай, когда глухой разговаривает с немым.

Я думаю, высказываемые позиции будут рассмотрены казаками самостоятельно, как самостоятельно ими же будут сделаны выводы. Поэтому, не останавливаясь ни на одном из спорных и коверкающих суть моих ответов моментов в данной статье, обязан остановиться на главном. Темерев пишет: «Теперь хочу сказать В.П. Мелихову по поводу «раздрая», как он выразился, между казачьими национальными организациями. Знаете, «надлежит быть разномыслию» — так, кажется, в послании апостола Павла к Коринфянам? Так что к этому следует относиться спокойно. Важно, чтобы, несмотря ни на что, казачьи национальные организации делали свое дело. Их объединение не является самоцелью».
«Надлежит быть разномыслию» — слова эти Вы взяли из ст.19. гл.11 Нового завета, послания Апостола Павла к Коринфянам. Но полностью о данном понятии «разномыслия» Апостол Павел написал следующее:

Но предлагая сие, не хвалю вас, что вы собираетесь не на лучшее, а на худшее.

Ибо, во-первых, слышу что, когда вы собираетесь в церковь, между вами бывают разделение, чему отчасти и верю.

Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные.(К кор. Гл. 11, ст.ст. 17.18.19).

Это не поощрение разномыслия, а, наоборот, его осуждение. Осуждение борьбы за то, кто искусней. Вот, что пишут Святые Отцы в толковании данных 3 стих.: «Апостол предвидит, даже еще более худшее – что за разделениями (ст.18), причина, которых лежала в личных симпатиях и антипатиях, разделявшихся между собой из-за учителей веры, последуют разномыслия (ст.19-й), в которых скажется уже различное понимание самого учения христианского. Если разделение можно сравнить с маленькими надрывами в покрывале, то разномыслия – будут иметь уже такие разрывы, от которых покрывало разделиться на несколько частей».

Это как раз то, что и происходит сегодня в казачестве. Это как раз то, к чему и привело разномыслие – разодранное на кусочки казачье сообщество. И Вы ратуете за дальнейшее разномыслие, чтобы уже разобранные кусочки превратить вообще в пыль.

Вырванная цитата из Святого Писания и приложенная, для собственного оправдания, его трактуемая искаженная суть – это не только фарисейство, но куда большее – грех. Подобное недопустимо. Использовать Слово Божье, коверкая смысл и его суть – да кто на это может дерзнуть? И только ради этого я и написал данное замечание.

А вот что и без комментариев видно, так это следующие слова Апостола Павла из того же послания:

Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях (К кор. гл.1. ст.10).

Или в главе 3:

Потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия: то не плотские ли вы? (К кор. гл.3. ст.3).

А вот как Апостол Павел пишет в окончании XII и XIII глав:
Ибо я спасаюсь, чтобы мне по пришествии моем, не найти вас такими, какими не желаю, также чтобы и вам не найти меня таким, каким не желаете: чтобы не найти у вас раздоров, зависти, гнева, ссор, клевет, ябед, гордости, беспорядков. (К кор. Гл.12. ст.20).

Впрочем, братия, радуйтесь, усовершайтесь, утешайтесь, будьте единомысленны, мирны – и Бог любви и мира будет с вами. (К кор. гл.13. ст.11).

Единомысленны и мирны – вот к чему необходимо относиться спокойно и ответственно. Разномыслие же уже не раз разрушало казачье братство и ставило его на грань уничтожения. Сегодняшнее разномыслие его добьет окончательно. И то, что Вы не ставите целью объединение казачьих организаций, вполне понятно. Потому, что это невозможная цель, поэтому-то и не ставится целью. Невозможная, потому что взращена не на здоровой народной почве предшествующего развития и предшествующих трагедий, а на ненависти, гордыни и предполагаемых врагах. Подобная среда рождает себе подобных. Разномыслие порождается гордыней и ненавистью. И закладывая данное разномыслие в основу, Вы обрекаете казачество на очередное самоуничтожение. И когда отыграется и эта игра, как ранее отыгрывалась игра в реестровых и общественных, будут ли еще здоровые силы в казачьей среде или они все будут пребывать в разномысленном состоянии оставшихся нереализованными мечтаний и фантазий.
И скорее всего, все идет к этому. Потому что не в разномыслии здесь дело и не в том, что Вы не ставите целью создание единого казачьего сообщества.

Играя на чувствах, Вы поднимаете на поверхность инстинкты и, уже манипулируя ими, Вы ввергаете в сознание хаос постоянных последующих споров и выяснений позиций.

Именно поэтому Вы и пишете о моей «слабой аргументации», «цитировании», «бессодержательной критике». Точно такие же мысли высказываете не только Вы – один в один подобные термины звучат везде, при этом добавляются еще и постоянно возникающие одни и те же вопросы. Но какова Ваша аргументация, к примеру, в обвинениях войсковой старшины – абсолютно нулевая, если Вы тут же переносите ее на «сегодняшнюю старшину» – а она никакой войсковой старшиной быть не может, так как сегодня нет самого войска.

И здесь абсолютно не стоит вопрос, что я в обиде, либо оправдываюсь по этой «бессодержательной критике». Вопрос – совершенно в ином. Невозможно объяснить тем, кто в данных объяснениях не нуждается. Чтобы понять, что есть трезвость – необходимо упиться до беспамятства. Для одних хватает одного раза. Кому-то нужно больше. А кто-то и совсем находит в этом беспамятстве лучшее свое состояние и желает в нем пребывать постоянно.

Все предшествующие трагедии уже десятки раз показали, что есть трезвость ума и поступков и что есть пренебрежение ими и увлечение демагогией, ласкающей сознание простецкими призывами и лозунгами. Без корневой системы, выстроенной предшествующими поколениями – строительство зыбко и недолговечно. Без преданий предшествующего поколения любая организация подвержена разложению. Без дела, конкретно осуществляемого каждый день – демагогия захлестывает сознание и парализует волю, превращая человека в иждивенца, жаждущего утешения в своих стенаниях.

Истолковывая слова Апостола Павла также, как и мои высказывания – шиворот навыворот, можно довести до абсурда любое дело. Как это уже стремятся осуществить ряд казаков-националистов по Мемориалу «Донские казаки в борьбе с большевиками», внедряя в сознание идею о красивой обертке и гнилой начинке. При этом, прекрасно понимая ту опасность, которая исходит от него. И эта опасность состоит в сохранении памяти о казаках, чье звание являлось сутью казачества, его обликом и сущностью. В сохранении тех духовных крупиц и нравственного облика лучших его представителей. Именно сохраняемый данных образ и не нужен сегодняшним казакам, именующим себя «национально-мыслящими».

Но практический и нравственный рассудок сегодняшних потомков казаков, я надеюсь, способен уловить здоровое зерно и найти для себя в этом споре главное – перестать выстраивать мифотворческие программы и приступить к творческому созиданию своей жизни, полагаясь только на свои силы, на свою волю, мужество и Божью помощь. Я надеюсь, что образ героев Дона положит конец всей предшествующей и текущей сегодня демагогии. Когда призывы и лозунги будут заменены на дела, осуществляемые самими казаками. А для этого нужно единство и единомыслие. Но это уже другая тема, о которой мы поговорим в следующем выпуске газеты.

Мелихов В.П.

***
Тема: А. Темерев Возможно ли восстановление казачьего государства? 2010.

Темерев: «Для меня ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, звучит однозначно утвердительно. Да, восстановление казачьего государства, казачьего порядка на Присуде возможно и более того, в случае распада РФ станет жизненно необходимым для нас, казаков , шагом. Я не хотел бы тратить время читателей на обоснование, почему я считаю распад существующего государства более чем вероятным, все, кто интересуется, итак имеют возможность ознакомится с прогнозами политологов, с различными исследованиями по этому вопросу. Все это в широком доступе и без грифа «секретно». Лучше сосредоточиться на другом вопросе, для чего необходимо казачье государство и что может дать нашему народу самостоятельное политическое бытие. (…) см. далее полностью на форуме здесь.

Мнение на сообщение Темерева А. «Возможно ли восстановление казачьего государства?»

Данное сообщение по ключевым вопросам практически полностью повторяет Ваши предыдущие тексты, размещенные ранее на форуме , на которые, там же, в соответствующих темах, я уже приводил свой взгляд. Повторяться по этим же вопросам, я думаю, смысла нет.

Поэтому, не описывая вновь все то, в чем я не могу с Вами согласиться, я, все-таки, хотел бы обратить Ваше внимание на следующее.

Всю свою конструкцию Вы выстраиваете на национально-классовых противоречиях, обвиняя в уничтожении казачества, с одной стороны, войсковую старшину , «предавшую» интересы простых казаков , и русскую оккупацию казачьих земель, лишивших казаков самостоятельного государство-образующего развития, с другой. При этом, как наиболее активного пособника подобной «оккупации» Вы обличаете Русскую Православную Церковь.

Я не стремлюсь проводить аналогию между Вами и большевиками, но обратите внимание на абсолютно четкое совпадение их основных претензий с Вашими.
Что ставил во главу угла большевизм в своей разрушительной деятельности, демагогически призывая к светлому будущему:

Российская Империя — тюрьма народов. Великодержавный русский шовинизм подавил развитие всех народов и вследствие этого должен быть уничтожен.
В отношении буржуазии и зажиточного крестьянства (названного впоследствии кулаками), они не говорили так, как пишете Вы, но вкладываемый смысл был абсолютно таким же: они — кровопийцы и поработители, которые подлежат уничтожению.
Ну а уж по церкви — опять-таки, в других, конечно, проявлениях, но с той же целеустремленностью унижения и обличения они подвергали ее растлению и уничтожению.

То есть все три аспекта их нападок абсолютно идентичны Вашим.
Что произошло после того, как их идеология вражды и ненависти была принята — мы знаем, нетрудно предположить, что получится и в том случае, если поднимутся на щит и Ваши идеологические призывы.

Вот «Донец» несколько дней назад здесь на форуме описал проведение круга в Верхне-Донском округе. На мой взгляд, это — зеркальное отображение того, что будет при формировании Казакии по Вашему методу. Да, Вы можете сказать, что это был круг не тех казаков, которые являются приверженцами Вашей идеологии — а реестр, но они тоже казаки и чем будет лучше «казачья демократия» в тот момент, когда подобный круг будете проводить Вы, определив тех, кто с Вами не согласен «национал-предателями», «иудами» и «двойными врагами».

Я уверен, что подобный круг скорее будет напоминать клику, засевшую в Смольном в 17-м и впоследствии узурпировавшую власть «ради народа» против самого же народа.
И чтобы эту власть удержать, необходимо будет прибегнуть к тем же самым методам — террору и уничтожению инакомыслящих и несогласных. Так же, как к этому привел и пришедший к власти новый состав Атаманства Верхнедонского округа, выпустивший обращение, где, лживо исковеркав суть происходившего 31 июня в Еланской, они полагают, что я обязан, по их мнению, согласовывать, как мне дышать, как думать и что делать. Чем не комитет партийного контроля при ЦК КПСС, который зорко следил за «нравственным обликом» на подконтрольной территории? То есть ветераны 15 казачьего кав.корпуса, живущие на Дону, обязаны испрашивать разрешения у этих самодуров, могут ли они приехать в Еланскую, или они должны сидеть у себя под домашним арестом всю оставшуюся жизнь. А я, по их мнению, обязан к каждому приехавшему на Панихиду, приставить смотрителя, который будет отыскивать знаки на форме, смутно напоминающие знаки Вермахта. Это — жизнь по понятиям, а не по закону. Это — жизнь в диктатуре правящей клики. Подобную жизнь Вы предрекаете и в Казакии, потому как иной она быть и не может, иначе она не просуществует и одного дня. И казачий народ, о котором Вы так печетесь, будет в тех же тисках между молотом и наковальней, т.к. будет править вновь диктат не закона, а понятий, где любое противостояние подобной клике будет обзываться предательством и уничтожаться. К сожалению, все предшествующая история цивилизаций является подтверждением именно этому.

И последнее, на чем я хотел бы также остановиться, так это постоянные, к месту и не к месту, набивающие оскомину, призывы «беречь остатки казачьего народа от окончательного уничтожения» в якобы планируемых политических аферах и «разжигаемых» противоборствах.

Во-первых, в Санкт-Петербурге в Кунсткамере уже более трехсот лет сохраняются в формалиновом растворе разные редкости, наверное, еще лет 500 могут там пролежать — но это мертвое сохранение, хоть и долгое.

Сохранение казачества — это сохранение в жизни, в деятельности, в развитии. А развитие сегодня таково, что 80 процентов молодежи, самой образованной, самой энергичной, места своего проживания в хуторах и станицах бросают и уезжают. Уезжают навсегда, оседая в местах, далеких от Присуда. В хуторах и станицах на каждого рожденного, трое умерших. За все время моего нахождения в Еланской родился один ребенок, умерло 6 человек. За это же время (5 лет) перестали существовать два, рядом находившихся, хутора.

Если подобная «сохранность» продлится еще лет десять, в хуторах не останется никого, а в станицах будут только наемные рабочие, обслуживающие новоявленных латифундистов. И поэтому, не изменив социально-политической среды в данный промежуток времени, даже сверхпропагандируя Казакию, накапливая силы на будущее, Вас неизменно пристегнут к отведенному для Вас месту, как бы Вы этому не сопротивлялись.
Когда я говорил о том, что единственным шансом изменить ситуацию на казачьих землях и само положение казаков — является только создание единого и спаянного железной дисциплиной политическо-общественного движения , целью которого является административная власть в регионах, с помощью которой и можно создать справедливую, по-казачьи скроенную, жизнь — неужто Вы полагаете, что я не понимал, какой вой это вызовет среди все, уже скроенных под систему, казачьих идеологов и лидеров. У нас разрешается все : плевать на Россию, обзывая ее ничтожной и темной, унижать русский народ, сводя его в ранг животного с элементарными инстинктами. Жаждать развала РФ. Создавать Донскую республику и выбирать ее президента. Можно все это делать и говорить и — никто не обвинит вас ни в экстремизме, ни в шовинизме, ни в пропаганде национальной розни, позволяя и далее играться в отведенном для этих целей пространстве.

Но вот как только кто-то покуситься на «святая святых» — существующую власть, а более всего на систему ее насаждения в регионах, цинично называющихся выборами, — так моментально со всех сторон накидываются разоблачители, кликушествующие об очередном «использовании казаков», о «личной выгоде», о «предательстве интересов казачества». Приплетут и фашизм, и антисемитизм, и еще множественные «измы», только лишь бы замылить главное, уводя это главное в межличностные разборки.

Неужели Вы допускаете, что говоря об этом, единственном, на мой взгляд, шансе для казаков, я не понимал, что большинство к этому отнесется либо с ухмылкой, либо безразлично, либо с критикой и никакого общественно-политического движения в ближайшее время не создать. Не создать, потому что вся предшествующая эпоха и 20-летнее «возрождение» сделали все возможное, чтобы подобный шанс и не был никогда использован. Чтобы он вызвал отторжение и неприятие. А если бы и возник в чьих-то головах, то был бы беспощадно раскритикован и уничтожен, оболган и дискредитирован любыми методами и вымыслами.
Все это я прекрасно понимал и также ясно предвидел всю последующую реакцию.
Но не сказать этого я не мог. Не мог, потому что, если в сознании казаков будет только то, что внедряется до сего дня, то мы, скорее всего, — предпоследнее поколение, которое еще что-то сможет изменить. Последним поколением станут наши дети. Далее — пустота. И если нам не удастся создать силу, способную изменить ситуацию, то такой возможностью смогут воспользоваться они.
И у них будет выбор среди множественности насаждаемых идеологий и теорий — выбрать и то, что предлагал и я.
И итогом данного выбора явится избитое выражение о том, что народ живет так, как этого он сам заслуживает. Также, как и он же — народ — заслуживает своих лидеров, своих вождей, а казаки — Атаманов. И пенять на кривое зеркало — не стоит.

Найдутся казаки, это понимающие сегодня — сможем еще и мы изменить существующую систему, живя в отведенный для нас срок. Нет — поможем будущему поколению создать фундамент, на котором они смогут выстроить то, что нам Господь не сподобил свершить.
Если же свершится то, о чем говорите Вы, то Казакия будет более напоминать национал-большевистское образование со свойственными ему качествами: диктатом, нравственным упадком и духовной разобщенностью.

***
Темерев:  «Мелихов пишет, что мое сообщение по ключевым вопросам практически полностью повторяет мои предыдущие тексты, размещенные ранее на форуме. Это потому, что я последователен в своих взглядах. Что касается параллелей с большевиками, то при желании можно найти параллели к чему угодно. Большевикам удалось сыграть на противоречиях и проблемах Российского государства именно потому, что такие противоречия и проблемы были на самом деле, они не были выдуманы. Как они распорядились, доставшийся им властью., каковы были их цели и чего удалось им достичь это отдельный вопрос, но факт остается фактом , старое российское государство оказалось неадекватно вызовам времени. Потому и пало. Напомню, что с самодержавием покончили не большевики, это были другие силы и расчищали они место не для большевиков, а для себя. Вот только удержать ситуацию под контролем им не удалось, оказались слабы и не подготовлены. Я не меряю все с классовых позиций, но никто не отменил ни классовые, ни корпоративные, ни личные интересы. Чем руководствовалась та часть старшины, которая била ножом в спину и Разина и Булавина? Видимо, все таки своими интересами. Если бы им это не сулило выгод, то они и не суетились бы.

Мелихов
пишет, что «Сохранение казачества — это сохранение в жизни, в деятельности, в развитии. А развитие сегодня таково, что 80 процентов молодежи, самой образованной, самой энергичной, места своего проживания в хуторах и станицах бросают и уезжают. Уезжают навсегда, оседая в местах, далеких от Присуда». Владимир Петрович, а сами то вы чего уехали? Уехали и осели в местах , далеких от Присуда. Видимо не захотели грязь месить, да быкам хвосты крутить? Вот так и молодежь, едет туда, где надеется себя реализовать. При этом они не перестают быть казаками. Как евреи не перестают быть евреями вне Израиля, если сохраняют национальное самосознание.

Мелихов пишет, что «не изменив социально-политической среды в данный промежуток времени, даже сверхпропагандируя Казакию, накапливая силы на будущее, Вас неизменно пристегнут к отведенному для Вас месту, как бы Вы этому не сопротивлялись».
Как вы измените социально политическую среду на Присуде , если он входит в состав государства Российского? Если изменить режим в России, тогда понятно. Но силы, способной на это на данный момент не существует, и вы это знаете. Другое дело распад государства. Тогда появляется большое количество игроков, которые раньше не могли ни на что надеяться. Но опять же, зачем казакам ввязываться в борьбу за Кремль, когда нет порядка на собственной земле, но чтобы навести здесь порядок, сил у казаков хватит. То, что мы могли наблюдать на примере круга в Верхне-Донском округе – не показатель. Во-первых, это реестр и во- вторых, это ничтожно малый процент казаков. Основная масса народу не примкнула ни к одной казачьей организации и это не спроста. Что делать казакам в организации, которая только называется казачьей, но не ставит перед собой именно казачьих целей? Если вы, Владимир Петрович, хотите создать систему альтернативную существующей, то опираться вы сможете только на казаков, а значит придется ясно проговаривать их, казаков, национальные интересы. То есть, в чем для них выгода участия в вашем проекте. Может быть это и не нужно было говорить, но, чтоб ни у кого не было иллюзий и в первую очередь у вас, скажу «казакующие» в настоящий момент это не самые лучшие представители казачьего народа. Скорее посредственная, а может и худшая его часть. Барыжничество и приспособленчество убило так называемых общественников,и породило реестр. Казакам с иными морально-этическими установками сложно освоиться в этих средах, а иных нет. Не даром же говорят каков поп, таков и приход. Будут иные живые организации, иные лидеры. к ним и придут казаки. Теперь о «святая святых» Если надумали заниматься политикой , то надо бы знать и свыкнуться с тем, что, ломая систему, вы наносите удар по интересам огромного массива людей, встроенного в эту систему, живущих от этой системы. Потому они и воспринимают как врага всякого, кто пытается ее «завалить», так как благополучие системы, это и их благополучие. Ведь в «новостройке» хоть моей, хоть вашей им может не оказаться места… Так что все очень просто объясняется. Насчет того, что Казакия будет национал-большевистским государством не могу с вами согласиться. Нет для этого никаких предпосылок. Лицо любой системы определяют люди, народ. Для нашего народа не характерно стремление к диктатуре, не замечено желание посадить себе на голову ни Помазанника, ни фюрера. Для диктатуры не достаточно наличие диктатора, необходим народ, готовый ему подчиниться. В истории нашего народа прецедентов такого рода не было.»

***
Уважаемый «А. Темерев »,  Вы пишете: «Насчет того, что Казакия будет национал-большевистским государством не могу с вами согласиться. Нет для этого никаких предпосылок.»
Предпосылки-то как раз есть. Они в Ваших словах и в той реально-существующей расстановке сил, которые я наблюдаю на Дону.

Вот Вы пишете: «факт остается фактом , старое российское государство оказалось неадекватно вызовам времени. Потому и пало.»
Кроме российской монархии в этот период пали — германская монархия, австро-венгерская, Турция, которая была такой же монархией во главе с султаном. Тоже были «неадекватны вызовам времени»? Или все-таки была иная причина их крушения? Ведь при любой существующей монархии, как бы она не была представлена, невозможен ни крайний интернационализм, ни крайний нацизм, и что немаловажно, ни крайний мусульманский фундаментализм.
С их крушением были созданы государства и с той и с другой идеологической основой, ввергшие впоследствии мир в бесконечную череду военных конфликтов и, как следствие, перекройки границ с созданием множественности государственных образований. Ликвидировались равновесные союзы и национальные, и политические, и общественные. Народы тасовались, как колоды карт, раскладывались в пасьянс, наиболее выгодный тем, кто сохранял при внешнем разброде стабильность в своих странах.
Крушение российской государственности произошло не по вине строя или из-за неумения адекватно отвечать вызовам времени, а благодаря беспечности и высокомерию лиц, находящихся в правительственных и думских кругах Империи. Тех лиц, кто, решили, что управлять они смогут лучше, чем Монарх, поднимая в защиту этого решения давление масс (общественности), при этом демагогически покупая их на дешевые лозунги свободы, равенства и братства.
По тому же пути далее пошли и большевики, такой путь сегодня избрали и «казакийцы».

Перечисляя интересы: «Я не меряю все с классовых позиций, но никто не отменил ни классовые, ни корпоративные, ни личные интересы. Чем руководствовалась та часть старшины, которая била ножом в спину и Разина и Булавина? Видимо, все таки своими интересами. Если бы им это не сулило выгод, то они и не суетились бы.»
Вы, в точной мере, копируете их отношение к жизни общества — где движущей силой является корысть в том или ином интересе. А почему Вы упускаете из вида то, что является таким же побудительным мотивом поступков, но в корне отличающимся от названных Вами: нравственные и духовные приоритеты, ответственность за свой народ той же войсковой старшины, соблюдение клятвы на верность самодержцу и т.д. и т.п.

Ну а уж сегодняшнее положение на Дону таково, что не мне Вам рассказывать. Любые администрации любого района, выросшие из партийной номенклатуры: либо прошлой КПСС, либо нонешней «Единой России», создали системы, в которые включили казачьих активистов, используя их, главным образом, только в борьбе со своими противниками, натравливая их на любую потенциальную опасность для их нерушимого всевластия.
Все это и есть большевизм, просто принявший национальную окраску — казачью.

Вы пишете: «Владимир Петрович, а сами то вы чего уехали? Уехали и осели в местах , далеких от Присуда. Видимо не захотели грязь месить, да быкам хвосты крутить? Вот так и молодежь, едет туда, где надеется себя реализовать.»
То, как уезжал я и другие в 70-х годах и то, как уезжают сегодня — имеет принципиальные различия. И о них я уже писал, повторяться не буду. Как не буду рассказывать, что приехав на завод в Подольске, работал я куда в большей грязи и пыли, нежели бы быкам хвосты крутил, т.к. и об этом писал также.
В Советском Союзе, куда бы ты не приехал — уровень жизни был практически одинаков, как и абсолютно одинакова была система реализации себя. Сегодняшний же отъезд — куда более массовый, чем ранее, вызван невозможностью реализовать себя на родной земле, невозможностью на ней жить достойно, а это уже накладывает отпечаток на нравственный облик и дальнейшее формирование сознания и у еще оставшихся жить на Родине и у уехавших с нее.

Далее Вы пишете: «Другое дело распад государства. Тогда появляется большое количество игроков, которые раньше не могли ни на что надеяться.»
Сотни раз писал, что не дай Бог этому случиться. С игроками Вы написали точно — их будет множество, но вот играть ими будут опытные тренеры, которые всех игроков расставят по своим местам и заставят делать то, что нужно им. Заменить и встать на их место при любых условиях Вам не дадут. У них — опыт и несоизмеримые с Вашими возможности.

А вот далее написанное Вами: «но чтобы навести здесь порядок, сил у казаков хватит» и  «Основная масса народу не примкнула ни к одной казачьей организации и это не спроста. Что делать казакам в организации, которая только называется казачьей, но не ставит перед собой именно казачьих целей?» прямо взаимоисключает одно другое. Как появятся силы, если их нет сейчас, как Вы предполагаете навести порядок, если в сегодняшнем бардаке не сделано ничего. Оправдание подобной пассивности в высказанной тут же Вами мысли: «Как вы измените социально политическую среду на Присуде , если он входит в состав государства Российского?», что изменить социально-политическую среду на Дону невозможно из-за того, что это — территория Российского государства, является на мой взгляд, просто оправданием своего неумения и отсутствия желающих ее менять.

И только поэтому следующее Ваше утверждение: «Будут иные живые организации, иные лидеры. к ним и придут казаки» — абсолютно беспочвенно. Если нет желания и если нет умения, никогда не будет той живой организации и тех лидеров, на которых Вы надеетесь.

И в конечном итоге — очередной мыльный пузырь надежд, устремлений и пустого времяпрепровождения, замешанных на демагогии.
Не обижайтесь, но Ваша теория — пораженческая, ничего позитивного не несущая. Кроме как намерения разжечь страсти и в очередной раз обмануться — она ничего не дает. А пока Вы ожидаете «живых организаций и лидеров», к которым должны бы прийти казаки, система укрепляет свой фундамент, монтируя в него и казаков, делая их своей опорой. Сколько уже переговорено о снятии Лужкова, — что-либо добавить нового уже невозможно. И здесь и в прессе, и на ТВ: коррупция, беспредел, московский хаос в застройках и дорожных пробках! — все это началось еще в 80-х и все молчали, а позволили открыть рот и заголосили — и о всесильности «Интеко» и обо всем. Но очень мало говорят о другом: точно так же обстоят дела с любым руководителем субъекта Федерации и от их поведения зависит их судьба.

Возьмем только троих: Чуб — губернатор Ростовской области. Что выстроил он в области, чем обладал, чем обладали его родственники — это Вы знаете не хуже моего. Коррупция и протекционизм мало чем отличались от московских. Но, как только получил сигнал к оставлению места, без разговоров сошел и сейчас находится в полном порядке и благополучии, и никто и ни за что его не упрекает.

Губернатор Московской области: только одно дело министра финансов Московской области А.Кузнецова и его жены, гражданки США Жанны Булах, по которому бюджет области был обкраден на сумму более 1 млрд!!! долларов, — пошатнуло ли позиции губернатора? Или в Подмосковье нет коррупции? — да ничуть не меньше, чем в Москве, и так же все прекрасно знают, что и сколько нужно платить и кому, чтобы решить любой вопрос. За что что можно браться в области, а к какой деятельности тебя на пушечный выстрел не подпустят. И ничего — руководит, ведь отмашки-то еще не дали.

И наконец -Лужков — который по негативу своих проступков и действий ничем не отличается от первых двух, но попал со своей чрезмерной самоуверенностью и гордыней под указ. И судьба его (при всех одинаковых условиях с первыми двумя) будет, наверное, иной и уж скорее протекать будет больше всего в Австрии.

Ведь прекрасно видна сущность системы — абсолютный диктат, абсолютное пренебрежение законом! И Вы надеетесь, что она Вам дает шанс ожидать благоприятных условий? Не дождетесь ни Вы, ни Ваши дети, ни внуки.
Есть только один путь — эту систему заменить на свою, на своей родной земле, силами казаков. И здесь Вы правы, написав, что: «надо бы знать и свыкнуться с тем, что, ломая систему, вы наносите удар по интересам огромного массива людей, встроенного в эту систему, живущих от этой системы. Потому они и воспринимают как врага всякого, кто пытается ее «завалить», так как благополучие системы, это и их благополучие.»

Но тем и отличались казаки , что не смирялись до конца своей жизни с бесправием и подлостью, никогда ими не управляли худшие, всегда из своей среды они находили лучших и выдвигали их над собой, при этом сами становясь в строй, и несли эту обязанность до конца. Сломался строй, отказались от обязанности быть в строю со своим Атаманом, усомнились в его действиях и поступках — получили разор и унижение, с которыми живем и поныне, с которым будут жить и наши дети, и наши внуки. Пока не восстановим свой строй, и не возьмемся обустраивать на своей земле свою, по казачьи справедливую жизнь, без балабольства и придуманных вольностей, которые более похожи на распущенность и разгильдяйство.

***
По тем вопросам, на которые Вы высказали свое мнение (в части предпосылок невозможности перетекания казачьего движения в «национал-большевизм» и критики монархий прошлого века), не буду вновь это оспаривать, т.к. на данную тему, действительно, сказано достаточно — пусть каждый останется при своем мнении. Но вот по поводу Ваших последующих возражений, хотел бы сказать следующее.
Вы пишете: «Насчет опытных «тренеров» хочу сказать вам следующее. Большим пороком русского патриотического сознания является преувеличение роли, так называемой «закулисы». Когда наслушаешься, начитаешься всего этого, руки опускаются, создается впечатление, что противник это сверхчеловеки, наделенные невероятной возможностью манипулировать массами и рассчитывать свои ходы. Если это так, если они сверхчеловеки, то тогда не дергайтесь, они вас все равно переиграют. Но и успокойтесь, в этом случае их право на власть – очевидно и неоспоримо. Я с этим не согласен, что бы вас не «обули» реализуйте свой собственный проект по собственным чертежам.»
Я также не согласен с тем, чтобы во всем винить «закулису» и об этом неоднократно писал. Зацикливаться на «мировом заговоре» — это терять свою собственную творческую энергию и поддаваться унынию, эту энергию уничтожающему. И крах всех национальных движений в постсоветской России — тому подтверждение.
Но ведь вся Ваша выстраиваемая программа конструктивно стоит на том же. Только вместо «мировой закулисы» — «злой ворог с севера: русская экспансия и засилье». В чем разница? — тот же фантом, нагнетающий ненависть, взращивающий злобу и , как следствие, парализующий волю. Безусловно, идея любого движения является его основой. Но идея не должна быть примитивной, взывающей только к страстям, с упрощающей схемой ее реализации. Большевики показали, что это возможно, но и результат воплощения подобного показали они же. И с последствиями этих результатов мы живем по сей день, в полной бездарности и беспросветности.

Вот Вы далее пишете: «Конечно хватит, если казаки будут организованы. Силы есть и сейчас. В том смысле, что казаков, примыкающих к национальному движению становиться все больше. Но для воплощения проекта «Казакия» требуется большее привлечение масс и работа в этом направлении ведется.»
В чем ведется работа? В том, чтобы проявилось больше ненависти к России и русским, при этом абсолютно ничего не делая с тем произволом, что около собственного носа творится сегодня на нашей земле? На чем нарабатывается опыт? Чем подпитывается энергия действий? Ожиданиями крушения России и надеждами, что после крушения будут силы выстроить рай на своей земле. А откуда они возьмутся, эти силы, если весь опыт заключен в ожидании.

Люди, их потенциал, их опыт, их профессионализм формируется не столько теорией, сколько выполнением практической деятельности. Хотите изменить ситуацию, меняйте ее сейчас, собирайте людей не для ожидания, а для искоренения тех пороков, которые сегодня окружают Вас. Малое дело в хуторе, в станице, в округе — куда больше приведет сторонников, готовых не на словах, а делом подтверждать свою готовность встать в строй.
Вы говорите о работе, которая ведется в указанном Вами направлении. Но до сего для в Области Войска Донского нет даже своей газеты, которая могла бы доносить до казаков информацию, их сплачивающую и соединяющую в своем движении.

Беда всего предшествующего и настоящего периода, кроме прочих, еще и в том, что многие беды произошли от переоценки своих сил и возможностей. От говорунов и заклинателей, от беспечности и легковерности, позволяющей, пренебрегая устоями и строем, понадеяться на сладкую брехню в надежде на лучшую жизнь. Но лучшая жизнь сама по себе не приходит и декларациями правителей не назначается. Она созидается собственными руками, ежесекундно, ежечасно. Надежда на, возможно ,, впоследствии благоприятную обстановку, может обернуться еще куда более горшей жизнью и большей бедой.

по ст. А. Темерева «Это в наших силах» (статья). 2010:

Темерев: «Усилия активистов казачьего национального движения, направленные на восстановление прав нашего народа, имеют уже многолетнюю историю и неизвестно сколько еще времени нам придется бороться. Там на верху давно сложился консенсус элит по казачьему вопросу. Звучит он примерно так: «Ничего казакам не давать!». Они считают, что признание казаков самостоятельным народом, повлечет за собой негативные политические последствия, а не признания – ничем не грозит. (…) « см. полностью тему, а также саму статью А. Темерева  на форуме здесь

Данная статья была размещена у нас во втором выпуске Альманаха, где была размещена в ответ и моя точка зрения на нее. Поэтому свои комментарии я также привожу здесь на форуме.

В отношении ряда Ваших сегодняшних высказываний, я хочу остановиться на следующем:
Вы пишете: «Можно, конечно вставлять палки в колеса, как-то пытаться замедлить этот процесс, но остановить его уже нельзя.» Есть еще один вариант. Вариант, испытанный во многих сферах, в казачьих движениях в особенности. Можно этот процесс подменить. И я действительно не понимаю, почему они его еще не запустили в действие. Хотя первые шаги явно видны. Допустим, система признает казаков народом. Что это изменит в корне? Изменится нравственность? Злоба и ненависть преобразуются в терпимость и сострадание? Те из казаков, которые сегодня, как Вы выразились, «облепили своими погаными тушками казачье движение» по мановению волшебной палочки исчезнут? Нет, все это останется незыблемым. И лидерство возьмут не честные и порядочные, а те, кто эту систему устроит. Много сейчас казаков – Глав администраций в Ростовской области, — которые бы заботились о процветании народа на своих территориях? А там, где казаки — Главы – намного ли лучше в их районах? Я думаю, нет. Народом вначале нужно стать самим с теми личностными критериями и чертами, которые мы хотим видеть в своей повседневной жизни.

Далее Вы пишете:  «Я говорю это к тому, что разбросанным по всему пространству бывшего СССР казакам, необходимо всеми правдами-неправдами возвращаться на Присуд, а не озабочиваться сохранением Сибири и Дальнего Востока за Россией. (…) Конечно же, здесь никто кроме казаков вам рад не будет, но и что с того?!»
К большому сожалению, Вы не правы, и казаки особой радости испытывать не будут. Если в первом случае к населению безработной станицы или хутора приедут такие же безработные переселенцы. И если Вы знаете положительные примеры, то я знаю множество отрицательных. А во втором случае они подпадут под гнет своего же собрата-казака – местного помещика, который будет драть три шкуры с приезжих, как драл до этого со своих хуторцов. Я недавно встретился с казаком, который о таком случае мне и поведал. На мой вопрос, а что же Вы этого негодяя не прижмете? — он ответил: а кто же прижимать будет – все боятся, у него в милиции свои, да и прокуратура подкормлена. Да еще и поговаривают «братки» могут подъехать, да дом спалить. И это в хуторе, где практически все — казаки!!!

Безусловно, и я сам неоднократно говорил о том, что о земле своей думать легче, находясь на ней да преукрашая ее. Но безапелляционно зазывать людей в неизвестность, где нет еще той среды, где казаки могли бы оказать первую помощь, не совсем честно. А вот казакам, имеющим стабильный доход, постепенно развивать свое дело, действительно, лучше и полезней на своей Родине. Это сможет дать и рабочие места, и стать основой для переселения. И здесь я с Вами согласен.

Вы пишете: «Между тем, напомню, что современная история Израиля начинается не в 1947 году, когда он был провозглашен, а с тех патриотов-репатриантов, которые с конца 19 века, начали создавать свои поселения в чуждом арабском море. Им приходилось покупать землю отцов у арабов, хотя они знали, что это их земля.»
Поверьте, пример крайне неудачный. Все, что связано с сионистским (национально-еврейским) движением по возвращению на «земли предков» и создания государства Израиль, примером для казаков являться никак не может. Там – целый сгусток идеологических, мистических, политических и глобалистических интересов практически всех стран мира. Это огромные средства и мировая система, действующих до сегодняшнего дня, структур.

Казакам не гоже брать пример с тех, кто основой своего господства и превосходства над другими, взял на вооружение сионизм, как крайнюю форму главенства одной нации над другими.

Но самое главное в двух других Ваших высказываниях. Первое:  «Тщетно будете доказывать, что вы не русские, а отдельный народ, если не уступаете им не в чем из их пороков. Если так же как они, хлещете водяру и не мыслите без нее жизнь, так же безалаберны в быту, так же не живете своим умом, так же сторонитесь своей национальной (а не образца 14 года) одежды, безразличны к казачьей народной песни, чем отличаетесь от них? Только тем, что у вас деды были казаками? Менее ста лет назад, над казаками русские смеялись, так как мы «не умели» пить водку в их понимании. Говорили: «соберутся десять казаков погулять, купят бутылку водки, а в конце и казаки пьяны, и бутылка водки цела!».Ну так оставьте эту русскую святыню им…»
Я в общем-то думаю, что порокам подвержены все народы и они у всех одинаковы. Правда, у кого-то их больше, у кого-то их меньше. Но почему Вы наделяете указанными пороками лишь русских, как их непременных носителей. Сегодня вряд ли на Дону можно найти хутор, где также не спивались бы казаки, конечно, не все, но это является бичом всего постсоветского пространства.

А главное, какой толк в постоянном охаивании всего русского? Неужели в русском народе, его истории и жизни нет того доброго и хорошего, что Вы исключительно приписываете только казакам. Ведь нельзя же быть объективным наполовину и честным только в отношении тех, к кому прикипел сердцем. И заметьте, обвиняя русских во всех несчастьях казаков, большевизм и советчина, как и существующая сегодня система, уходит на второй план, а то и вообще исчезает из поля зрения. То есть главный виновник остается незамеченным. Для чего раздувается и по делу и без дела это крайнее неуважение к братьям во Христе? И как можно писать «казаки издавна известны своей нелицемерной верой и верностью Христу. Многие представители нашего народа, были гонимы, терпели скорби и нужду, а некоторые отдали жизнь за веру, не склонившись перед богоборцами» и тут же утверждать следующее: «Дело восстановления казачьего мира — это дело отделения СВОИХ от ЧУЖИХ. В былые времена ходила такая поговорка – «ты казак и я казак, а кто не казак тот чужой».

У Господа нет чужих, и он не призывает выстраивать стену между христианами. Так почему же Вы эту прерогативу отводите себе, понуждая делиться на своих и чужих. Причем, заранее устанавливая образ врага казачества для тех, кто с подобным делением не согласен.

Разумеется, каждое высказанное замечание довольно кратко определяет те моменты, по которым я не могу согласиться с Вашей позицией, а по некоторым аспектам считаю ее и пагубной.

***
по статье А.Темерева «В оккупации» (Статья).  2010:

Темерев: «Когда говорят о геноциде по отношению к казакам, обычно вспоминают теперь широко известную директиву от 24 января 1919 года, а так же осуществлявшуюся практику физического истребления казаков, как до принятия этой директивы, так и после ее формальной отмены. Как мы знаем, запущенный маховик террора, продолжал вращаться, унося человеческие жизни, пусть и не так интенсивно. Видя всю пагубность своих прямолинейных заявлений и действий, которые вместо деморализации лишь мобилизовали казаков, придавали их борьбе новое обоснование и смысл (ведь теперь это была борьба за выживание!), новые власти России стали более осмотрительными в высказываниях. Ожесточенное сопротивление на фронтах и масштабные восстания казаков в тылу, заставили их, с одной стороны отказаться от лозунгов типа «сжечь казачество в огне революции», а с другой, свои продолжавшиеся репрессии, мотивировать уже ни как борьбу именно с казаками, как таковыми, а как борьбу с антисоветским элементом вообще, не акцентируя внимание именно на казаках. Но дело как раз в том, что практически весь «антисоветский элемент» на Присуде, были именно казаки и в Москве это отлично понимали…

Для нас не имеет принципиального значения, из классовых соображений, или по каким другим причинам убивали наш народ. Идеология практически всегда, служит всего лишь своеобразным прикрытием, гораздо более простых и приземленных вожделений.

Для России это было стремление восстановить утраченный контроль над стратегически важным и богатым ресурсами краем. Для иногородних, издавна с завистью и злобой смотревших в сторону казаков, подвернулась возможность отомстить за «нанесенные обиды» и на правах хозяев войти в казачьи курени. Вот собственно и все. Как видите ничего оригинального. И если для очень тонкой прослойки, сидящих в Москве деятелей, действительно, были важны идейные моменты, то интересы иногородних и, пришедшей им на помощь, массы русского наплыва, совершенно точно находились в области желудка. Что, впрочем, нисколько не мешало Москве использовать их в своих целях. Любителям России-матушки следует раз и навсегда запомнить сказанное П.Н. Красновым о том времени: « Вся Россия шла на Дон, вся Россия шла уничтожать казачество». (…см. полностью тему, а также саму статью А. Темерева  на форуме здесь
Для того, чтобы высказать свое мнение по поводу размещенной статьи «Темерева», необходимо ее рассмотреть в совокупности с высказанным мнением «Comandos» в разделе форума «Казаки. Сословие или Национальность?», а также репликой «Послушника Арсения» в теме «Определимся в позициях». Вот эти высказывания:

Comandos пишет: «ВЫ ЧЬЁ, КАЗАЧЬЁ?
Оболдеть можно. Случайно по ссылкам набрел на этот форум. Видал нациков-маргиналов из бывших советских людей, но чтобы казаки — русские казаки! — несли такую охинею о Русском Народе, если бы не увидел — никогда бы не поверил! Никогда бы не ожидал, что от казаков можно получить нож в спину, да и сейчас, вспомнив, что я всего лишь на инетовском форуме, не могу в это поверить…

Господа гутарики! Не знаю, имеете ли вы вообще отношение к настоящим казакам, но если это и так, то все равно — кто вам дал право с таким презрением и надменностью говорить о Русском народе? С какого-то перепугу заговорили о каких-то разделениях на иногородних и казаков. Вы то хто сами-то будите? За совецкий период пере..лись все, а «чистокровных» да «идейных» давно сгноили. И вот-те на, вылупились хрен знает откуда «козакы», да такие песни заливают, как свято хранили традиции и как дорожили «званием казака»… Неужели вам кто-то верит?

Итак, скажите мне, головастики, собирающиеся строить «казакию»: каковы четкие критерии, по которым я смогу отличить вас от русско-белорусско-украинско-кавказско-азиатской помеси?

А теперь спрошу у вяловосставших против ваших оскорблений на этом форуме русских: вы — русские? Перед кем вы сгибаете головушки, кому поете диферамбы, признаетесь в почтении к казакам — этой вот виртуальной шелупени?! Тогда вы точно не русские по духу! Не для того наши славные Русские предки совместно с другими народами строили великую империю, брали под защиту этой империи другие народы, многим из них позволили и сохранить свою самобытную культуру и верования и вдобавок еще приобщиться к поистине великой Русской, а через нее и к мировой культуре! Не для того все это они делали, чтобы вы теперь, называясь их потомками, вместо благодарности от них, униженно выслушивали их «претензии» и обвинения в адрес Русской нации.

Вот у них чуть ли не ругательным словом стала «ассимиляция». А всегда ли это плохо? Ни одна современная нация не смогла бы сформироваться в таковую и сохраниться до сих пор, если бы частично не ассимилировала с другими народами. Что плохого в том, чтобы брать в багаж своей национальной культуры чьи-то достижения в различных областях жизни? Каждый человек совершенствуется, даже при простом, но здравом общении, люди взаимообогащаются. Важно лишь сохранять и иметь свои достижения, которыми можно было бы также делиться с другими народами.

Но кто мешал казакам оставаться самобытным и гордым народом? Неужели Русский народ? Ссылаются на Петра Великого… Так от него тогда доставалось всем подданныи империи без исключения, в том числе и казакам. И такие личности можно найти в истории практически каждой нации. Ладно, силой он подмял под себя казаков. Но раз такое было возможным, где гарантия, что этих же казаков не подмял бы под себя другой царь-император-наместник другой какой-нибудь могучей в то время державы? Не союз ли с Москвой обеспечил выживание вообще казаков? Но не стало Петра, сменялись императоры… Почему же не восстал «угнетенный казачий национальный дух» против других, не таких сильных и деспотичных самодержцев? И не были ли казаки, как именно отдельное сословие, привилегированным сообществом по сравнению с другими подданными империи? Были! Потому с радостью и благодарностью оставались верными Русским самодержцам. Нельзя умалить их подвиги по защите и укреплению Российского государства, но нельзя при этом все заслуги на этом поприще приписывать исключительно им — были и русские, и немецкие, и грузинские генералы и адмиралы, а большинство рядового состава в императорской армии составляли те же русские крестьяне, не меньше пролившие пота и крови, чем казаки, и не имевшие при этом сословных привилегий.

Было для всех народов, населяющих Империю, общее понятие — Российская Держава во главе с Русским Государем Императорам. И все вместе называли это Родиной. Кто из народов хотел, был способен и мог сохранять свои национальные и культурные традиции — делали это. Повторяю: способность, возможность и желание — вот три главных условия, которые должны были иметь действительно отдельные нации, чтобы сохранить свою самобытность. Те нации, что их имели, смогли сохранить свою самобытность и национальные отличия. При этом все также чувствовали себя частью Русской державной нации. Насильной ассимиляции и геноцида какого-либо народа в Российской империи не было!

Другое дело — большевистско-интернациональная власть. Те ковали «новых людей», и в этой перековке многие народы, в том числе и русский, лишились национальной самоидентификации, все стали «совецкими» гражданами. Параллельно с крушением державной идеологии, религии, национальных культур произошло великое смешение народов. Те, кто имел больше национальных особенностей и более богатую собственную культуру, у тех больше и сохранилось, кто имел меньше — меньше и сохранили. Это последствия большевизма, они общие для всех, винить в этом можно только лишь — безбожную и антинародную большевистскую власть.

Но вот на этом форуме повыискивались умники, которые запросто все решили: нафиг нам ждать всеобщего возрождения, ща мы объявим себя отдельным народом и сами себе заживем вольготно. Доискиваются до арийских, сарматских корней, набор генов подсчитывают… Что-то вы уж поздние времена берете — опускайтесь (по Дарвину) до обезьян, а затем и амеб. История не терпит сослагательного наклонения. Нации, имеющие внутренний достаточный национальный потенциал, — они и сохранились, ассимилируя с другими народами, но сохраняя тот самый внутренний потенциал, стержень. Те, кто не готов был к естественному отбору и не были сформированы в нацию в достаточном объеме, те «влились» в более сильные нации. Так произошло и с казаками — вольное племя, образовавшееся не на этнофизиологических началах, а на социальных предпосылках, всей своей общностью влилось в Русскую нацию. При этом, не утратив своего особого социального статуса, а сформировавшись в социальное сословие, да еще и привилегированное.

Те признаки, которые приводят здесь «казакийцы» для выделения в отдельный «народ», не то, что не выдерживают критики, они — абсурдны! По ним, например, может объявить себя отдельным народом такое социальное сообщество, как «осужденные», «уголовники». Смотрите: вроде имеют свои «отличия» — блатной язык, традиции, неписанные законы, имеют в своем составе признаки различных народностей, свою субкультуру, объединяющее начало — ненависть к власти и ментам, понятия. Чем не народ? За территориальную основу возьмут себе традицонные места отсидки — Сибирь и Север. Да и по численности они гораздо превосходят будущих «граждан казакии». Бред?! Конечно же. И куда более абсурден бред — «казаки — не русские»!

Те, кто занимается (в том числе и на этом форуме) пропагандой казакийства, поставили себя вне нации вообще какой-либо — вне Русской нации, вне Казачества, как субэтноса, входящего в Русскую нацию. А люди вне нации — это «совецкие», эт последыши большевистского интернационала! Какими бы при этом этническими терминами не прикрывались, какую бы «национальную» риторику и демагогию не использовали.

Россия — необъятная. Многие русские люди, оставаясь русскими, очень дорожат своей малой родиной — особым укладом жизни, говором, песнями, обычаями — кто вологодчиной, кто рязанщиной, кто орловщиной, кто Сибирью, кто архангелогородчиной. Везде есть свои прелести и ласкающие душу корни. Этой многоликостью, многотрадиционностью, этим многокультурием и сильна Русская нация, объединенная общим Русским духом!

Русские должны гордиться своей русскостью, а не премыкаться перед самоназыванцами-казакийцами!
Послушник Арсений пишет: «…Заметьте, что после всех этих ваших «убеждений» они и на миллиметр не сдвигаются в вашу сторону, но вы же (и другие лица на этом форуме) начинаете употреблять вражескую формулировку «казаки и русские», объективно работая на врага. Так кто же кого «перевоспитал»?»

Межнациональные противоречия – это излюбленнейший инструмент борьбы за власть и ресурсы для тех, кто эту власть и эти ресурсы желает приобрести. Чтобы эти противоречия выросли и заслонили собой истинную мотивацию тех, кто стремится к указанным целям, необходимо создать среду проповедующих данные противоречия. Среду, которая, манипулируя теми или иными действительно существовавшими фактами, могла добавить и свои собственные домыслы и предположения. И уже на базе вновь сформированного информационного базиса, где неискушенному человеку сложно отделить правду от лжи, не отключая его сознание, изменить для него установки, привить новую шкалу ценностей.

И это отчетливо видно в ряде высказываний казаков-националистов и в их информационных ресурсных базах, а также и среди сегодняшней русской общественной мысли.

Все приводимые ими примеры в большей мере сводятся к периоду Гражданской войны, когда вся Россия двинулась на казаков – как с одной стороны, так и с другой, когда казаки, якобы, заболев местечковой болезнью, не желали сражаться с большевизмом.

Но главное-то в том, что казаки боролись не против России, они боролись за свою Веру, самобытность, жизненный уклад и форму правления, против сил, желающих это уничтожить. Врагом была не Россия и не русский народ, а то, что в ней породилось, безусловно, не без попустительства российского общества. Это с одной стороны.

С другой стороны, необходимо также здраво понимать и другое: падение Российской Империи произошло вследствие утраты национального самосознания русского общества. Кто раскачивал трон, кто позволил распутству охватить многие умы? Кто боролся за либеральные «свободы», поносил всё «русское» как самое реакционное? Кто сотворил пропасть между высшим слоем общества, как политического, так и культурного, и его народными массами? Именно российское общество, у которого высшие слои общества, все более отдаляясь от народной гущи, теряли свою русскость, а сам народ, находясь в постоянной зависимости, не приобрел должного государственного мышления и института хозяина на своей земле. Безусловно, этому содействовали и те, кому крушение Российской Империи было манной небесной. Но смогли бы они сделать то, что сделали, если бы этому сознательно противостояло все общество? Конечно же, нет. Ведь не смогли они раскачать казачество. Кто явился практически единственной силой, прекратившей революционное брожение в 1905-1906 годах? Казаки. Они, как государственно мыслящие люди, осознавали трагедию надвигающегося хаоса и не были подвержены его тлетворному влиянию. А что они получили взамен за это понятие, осознание и выполненный долг? Плевок того самого общества, которое они защитили от гибели. «Сатрапы», «душители» — и это самые безобидные слова в адрес казаков от либеральной российской интеллигенции, которая уже через 12 лет потянулась на Дон, ища защиты у этих «сатрапов», от сатрапов настоящих. Разрушена Империя отсутствием национального самосознания русского общества, которое у казаков было сохранено и являлось непоколебимой твердыней.

После февраля 1917 года пришло время свободы – кто ею упивался? Почему русское общество выдвинуло в свои лидеры Керенского? Да, масоны, да, заговор «союзников», но почему у казаков избран не такой же балабол – Харламов, а государственного склада мысли и совести человек – генерал Русской Армии Каледин? Да потому, что вновь национальное самосознание казаков было выше интриг и пустословия. Государственный подход и нравственное состояние казачьей среды четко понимало беды, исходящие от подобной «свободы».

Ну и, наконец, Гражданская война – не утрата ли национального самосознания русского общества лежала в ее основе? Составляя всего лишь 2,5% от русского населения Империи, казаки составили 80% всех антибольшевистских сил, став ее скрепами и взвалив на себя все тяготы данной борьбы. А что, если бы 80% русских людей встали на защиту своего Отечества? Тогда и воевать бы не с кем было – с жалкой кучкой обезумевших от злобы и ненависти большевиков, расправились бы в один день! Но не было этих 80% русских людей, не было даже 8%… И дело тут не в сословности. Главное – это твердое национальное самосознание у казаков, от которого отказалось в своем большинстве русское общество.

Понимая это и будучи истинным патриотом России, с таким же национально крепким стержнем, как и все казачество, Атаман П.Н.Краснов, видя разрушенную государственность России и неспособность русского общества ее восстановить, приступил к собственному государственному строительству. Он ясно понимал, что в свершившейся разрухе только казачество при его государственном самосознании и зрелой гражданственности, не утеряв собственное национальное самосознание, способно выстроить основу будущего государственного устройства. И никакие заговоры и интриги этому помешать не могли, потому что и верхние слои казачества, и его общая масса были однородны, родственны и едины в своей государственной зрелости и духовной основе.

Атаман прекрасно понимал, что национальное самосознание гражданина только тогда может быть состоявшимся, когда оно будет встроено в иерархическую схему государственного устройства. Национальное самосознание не может существовать вне этой иерархии. Носитель национального самосознания должен ощущать себя частицей государства, и только тогда оно может «материализоваться» в реальность его существования. Он также прекрасно понимал, что во главе любого государства должна стоять национальная элита, основой которой являлась бы врожденная нравственная основа и государственный ум нерастленного сознания. Поэтому, он сразу же разрушил «паритетный» принцип, предложенный в свое время Калединым. На Донской земле он выстраивал будущее России, ее национальную сущность. И если бы его поняли вожди Белых Армий, то сражались бы они не за Единую и Неделимую Россию, которую само русское общество уже разрушило, а за Всевеликое Войско Донское, осколок былого российского могущества, создаваемое казаками собственными руками и способное стать фундаментом и прообразом будущего российского устройства.

Не на заокеанских союзников надо было возлагать свои надежды, а на русский народ. На борьбу за его выздоровление от угара интернационального «братства и равенства». На ликвидацию той пропасти, которое разделяла российское общество и русских людей. На не испорченное творящимся безумием национальное самосознание казаков. Поддерживая их в этом, а не понукая их сепаратизмом и самостийностью. Казаки выстраивали то, от чего отказалось русское общество – они выстраивали национальный государственный организм в окружающем их хаосе интернационального угара.

И в этом не должно быть также ни предвзятостей, ни самоутешений. Из всего случившегося необходимо сделать выводы. Не выхватывать отдельные эпизоды, защищающие ту или иную точку зрения, а четко и принципиально отнестись к свершившимся фактам и осознать их причины:

1.Все трагедии прошлого века в России произошли от утраты национального самосознания русского общества – это главное, все остальное – второстепенно.

2.Видя разногласия в обществе, превращающиеся в непреодолимую пропасть, казаки сохранив собственное национальное самосознание, приступили к государственному устройству на своих территориях, которое могло бы стать основой оздоровления всей России, как пример, совершенно противоположный совдеповскому государству.

3.Лидеры Белых Армий должны были помочь в данном устройстве, а не ломать его, преследуя цели преждевременные по времени и по состоянию основной массы российского народа.

4.Казачьи государственные образования не смогли бы выстоять в одиночестве в борьбе с большевистскими ордами, потому что именно из-за своей национальной основы они и не могли быть оставлены в покое. И здесь поддержка могла бы исходить только от единственного союзника – русских людей, не утративших собственного национального сознания.

Это выводы, относящиеся к началу прошлого века. А что сегодня?

Сегодня формирующееся государственное устройство вновь так же интернационально, как и советское. Цель государства, заключающаяся в ограждении общества и каждой личности в нем от посягательств на их права и, в то же время, в приложении усилий по обустройству обществу и каждой личности как можно лучшей жизни, цель эта не только не исполняется, но и грубейшим образом попирается. Мало того, все это заменено на прямо противоположное. А именно: несоразмерным распределением прав и преимуществ между частями общества, выделяющим из него, с одной стороны, клановые сообщества с неограниченными правами и вытекающими из них возможностями и привилегиями, и, с другой стороны, абсолютное большинство граждан, лишенных и права, и возможности самостоятельной жизни. Насаждение такого состояния в обществе приводит неминуемо к его расколу и к разрушению государства. Все то же самое, что и в начале прошлого века, только с более серьезными отягчающими предпосылками – народной общностью, вышедшей из советской идеологической обработки, с полным спектром всех его изъянов.

Русская национальная элита не сформировалась и не смогла обеспечить государственное строительство.

Потомки казаков, генетически впитавшие в себя нетерпимость к рабскому соглашательству с властью бесстыдства и наглого самодурства, стали искать выхода из формируемой среды, преемственницы среды советского прошлого. Но сами, являясь продуктами советской эпохи и не обладая преемственными знаниями государственного самоустройства, оказались не способны к верным действиям, и их двадцатилетняя эпопея возрождения была далека от государственного строительства и свелась лишь к поддержанию осколков тех традиций, которые смогли нам передать наши деды.

Государственная же политика РФ не предусматривала национального подъема национального самосознания казаков, видя в нем опасность для своего существования. Создав себе опору из образованных ею же финансовых кланов, сегодня она переводит ее в политическую элиту, выстраивая вертикаль непререкаемой и непоколебимой власти над всем оставшимся обществом.

За прошедшее двадцатилетие сходят «по старости» возрождавшие казачество бывшие возрожденцы, им на смену приходит новое поколение. То поколение, которое способно уже не возрождать, а созидать собственными руками свое будущее. Это будущее может выстраиваться на том национально-объединяющем самосознании предшествующих поколений, которое четко понимало разницу в том, кто есть враг и кто есть друг.

Вот тут-то и нужен тот жупел, с которого я и начал писать данное сообщение: внедрение в сознание противоречий и лучше, если эти противоречия будут межнациональными – именно они, как нельзя лучше, отталкивают «массы» от желания разобраться в мире политических идей и стоящих за ними групповых интересов. В межнациональной грызне исчезают понятия долга, чести, совести – там преобладают страсти и ненависть. Там заканчивается творческая созидающая сила и на поверхность выступает грубая разрушающая стихия.

Если раньше казаки боролись с главным своим врагом – большевизмом, четко осознавая, что они в этой борьбе отстаивают свою Веру, свободу, уклад жизни и свое национальное единство, то сегодня, изменяя вектор национального самосознания казачества, прививается в казачьи головы борьба с русскими, причем не с сегодняшней инертной и безнациональной властвующей элитой, а с теми, кто являлся последними защитниками русской цивилизации, с теми, кто бок о бок проливал свою кровь за честь попранного Отечества. Изменяя вектор будущего возможного возрождения казачества, как самого способного государствообразующего элемента, в сферу межэтнического противоборства, сегодняшней системе, господствующей в России, предоставляется очередной карт-бланш для истребления казачества. Оно даже сегодня выражается в ликвидации главных его основ. В борьбе, якобы, за признание казаков народом, замыливается то, что в настоящее время этот народ лишается своей коренной основы. Постепенно земли Донского края, да и других казачьих областей, монополизируются в руках будущих латифундистов. Казак из собственника, частного свободного хозяина превращается в наймита, в пролетариат. Таким образом, подрывается основа той среды, в которой и создавалось национальное самосознание казачества – независимость, собственность, самоуправление, долг, звание, строй. Мало того – подрывается и сама основа борьбы. Раньше в основе идеи сохранения казачества и необходимости самозащиты от надвигающейся опасности лежала железная дисциплина, причем, не из-под палки, а внутренняя, добровольная, выработанная и осознанная пониманием долга как свободного человека, имеющего волю и мужество этот долг исполнять. Сегодня же проповедуется абсолютная вольность и отсутствие этого долга. Если раньше Атаманская власть признавалась единственно возможной скрепой и силой, способной привести казаков к достижению своей цели, то сегодняшние идеологи такую власть не признают вовсе, предлагая ей взамен сообщество вольных людей, приверженцев тех или иных идеологических взглядов. Рушатся последние основы строя, без которого ни одной цели казакам не добиться, а потерять придется всё, что еще можно было сохранить и преумножить.

Так что, высказываемые «Темеревым» идеи, как и идеи, высказанные его оппонентами «Comandos» и «Послушником Арсением» лежат в одной плоскости – неосознанности текущих политических интриг, когда еще сохранившиеся (или народившиеся) здоровые национально мыслящие крупицы в казачьей среде могли бы выстроить национально-ориентированную среду, в которой стало бы выкристаллизовываться будущее нашего с вами Отечества.
На этом стоило бы и остановиться, но вернусь всего лишь к двум аспектам, затронутым «Темеревым».
Вы пишите:  «Наличие собственной национальной церкви является еще одной скрепой общины, прочным духовным барьером на пути полной ассимиляции и русификации.»
Для поступательного развития общества при важности его общественного согласия более важным является его церковное единство. Разумеется, и обратное – для увеличения хаоса в жизни необходимо это единство поколебать. При огромном множестве существующих проблем в самом казачьем движении, при рыхлом мировоззрении самих казаков, да еще и при громадной раздробленности меж ними, Вы хотите еще и поделиться по конфессиям. Вот уж тогда каша получается, что и вовек не разгрести. Неужели Вы не осознаете, что подобные заявления не только не реализуемы, но и крайне пагубны, вызывая смятение и в сознании казаков, и в их душах? Человек не может находиться в постоянной конфронтации со всем окружающим его миром – его сознание в этой конфронтации разрушается, превращая и его самого в разрушителя. Что же касается приведенного Вами факта о строительстве греческой церкви и, якобы, отсутствием препятствий для прихожан-греков в приходах РПЦ – то Вы не правы, препятствия есть. И главное из них – язык Богослужения. В греческих храмах – язык греческий, греками понимаемый, в храмах РПЦ – язык церковно-славянский, греками не понимаемый. Церковный календарь греческой церкви – григорианский, у РПЦ – юлианский, т.е. церковные праздники смещены по времени. Также большая разница в почитании святых и днях их прославления и т.п.

Ну и, конечно же, последнее Ваше замечание: «…И очень может быть, что все то, что может, но не хочет дать казакам Россия, мы получим из других рук.»

«Другие руки» уже не раз «помогали» и России, и казакам. Вот только от этой помощи все почему-то впоследствии захлебывались собственной кровью. За все, что получаемо из «других рук», приходится платить, и плата эта всегда губительна. Неужели и выдача казаков англичанами и американцами Советам в 1945 году ничему не научила?!

Свои дела казаки должны делать своим умом и своими руками. Своей волей. И эту волю необходимо собрать в кулак, а не распылять ее в разномыслии и фантомных проектах. Пора выйти из детского ребячества и по государственному разумению взглянуть на происходящее.

Я не раз говорил, что казачий национализм, выстроенный на пренебрежении к русской истории и русскому народу, некогда единому для всех нас Отечеству, выстроенный на злословии в адрес антибольшевистских сил Русской Армии времен Российской Империи и гражданской войны – это очередной виток увода казаков от реального и необходимого творческого общественного делания в бесконечную и безрезультатную грызню меж собой. Я не раз говорил и о том, что такой казачий национализм – это беспроигрышная карта сегодняшней системы в дальнейшем уничтожении самой сути казачества. И последнее заявление Водолацкого – тому подтверждение.

Рассудите сами: полностью зависимый от системы человек, депутат от правящей партии, которая является частью этой системы, и вдруг… Обращение к казакам о переписи населения, в которой казаки обязаны записать себя как отдельный народ. Что это? Воля казака, пошедшего против системы и правящей партии в ущерб своему положению, или нечто иное?

Мы все помним инициативу Водолацкого по поводу реабилитации П.Н.Краснова. Где бы я ни был ( а был я во многих станицах), нигде казаки, находящиеся в реестре, не высказывались против этой реабилитации. Но, получив приказ «сверху», Атаманское правление реестра отменило свое желание в реабилитации П.Н.Краснова, сославшись на «мнение казаков», которое было, на самом деле, прямо противоположным. Четкая подчиненность и полная зависимость, а тут вдруг – неповиновение… Не вяжется. Значит не только позволили, но и приказали сделать такое заявление. Для чего? Многие уже стали объяснять это тем, что перехватывается инициатива. Возможно, — и я также говорил об этом, но только в ином контексте. Если система пожелает казаков ублажить, признав народом, то элиту этого народа она подготовит сама, чтобы иметь возможность в нее намертво впаяться и стать ее частью.

Но мне думается совсем иное – подобное заявление, безусловно, вызовет тот же эффект борьбы внутри казачьего сообщества, как это произошло ранее между реестром и общественниками. Только теперь будут сражаться между собой за свою принадлежность к народу, исходя из того, а что же это за народ, кто имеет право им называться и каково его отношение к России. И вот, уже как минимум 2 лагеря противостояния организованы. Вялотекущая борьба сегодня, уже готова, судя по всему, перейти в непримиримое противостояние завтра. А на это уйдет еще с десяток лет. Время вполне достаточное, чтобы на Дону и других казачьих землях провести инвентаризацию собственности и земель и лишить казаков основы их жизнедеятельности, превратив их в пролетариат. И покатится весь казачий народ по городам и весям, растворяясь в россиянах на бескрайних просторах РФ…

Я недавно приехал с Дона. Среди прочих встреч, запомнилась встреча с казаками в станице Каргинской. Запомнилась по двум вопросам, поднятым на встрече.

Один казак рассказал про своего сына, который, будучи малым, с восторгом одевал казачью справу и ходил с батей на круги, участвовал в общественной жизни станицы. За эти двадцать лет подрос, женился и уехал с семьей со станицы. Уезжая, сказал отцу, что все это казачество – бирюльки, что казаки не могут устроить своей жизни, наладить работу и быт – «поеду туда, где платят».

А другой казак заявил, что ничего и не получится, что фермеров задавили невыносимыми условиями по кредитованию и сбытом готовой продукции, а соединить силы для совместной, более эффективной, деятельности они не могут, потому как договориться меж собой сложно, а порой и невозможно. «И казачье сообщество тут не помощник, — говорил он, — никто этими вопросами заниматься не желает. Поэтому год-другой позанимаюсь и тоже брошу». И т.д. и т.п.

Лет десять, не больше, и у казаков выбьют основу того, что их сделало казаками. И эти десять лет как раз и проведем в спорах и грызне. В отыскании и выхватывании цитат, малоподтвержденных фактов, чтобы и дальше утешать собственное самолюбие неформальных лидеров…

Конечно же, поднятые на той встрече вопросы мало интересуют тех, кто уже давно не связан судьбой с землей Присуда и с жизнью казаков на ней. Не важно для них – будет ли казак на своей земле хозяином, либо таким же нанятым, а по-сути крепостным, работником. Потому что общественно-политическая жизнь на местах как не выстраивалась ранее, так и не выстраивается она и сейчас. Им представляется, что одним признанием казаков народом все проблемы решатся сами по себе.
Не решатся.

***

Оренбургский пишет: «Что же Вы предлагаете игнорировать перепись населения, или всем писаться русскими?«
Написав свои размышления на статью «Темерева» в контексте написанных постов «Comandos» и «Послушника Арсения», пример обращения Водолацкого я привел не в части вопроса игнорировать или нет перепись, или как себя записывать в графу национальность — казак либо русский.

Данный пример приведен совершенно по другой причине – бороться нужно не за национальность, а за национальные интересы. В борьбе за национальность, внутри данной борьбы, моментально возникнут противоборствующие лагеря по принципу: кто более националистичней, как ранее было — кто более казачистей между реестром и общественниками. И вновь – бег на месте. А что произойдет во время этого бега, я написал в первом ответе. Переведя же вектор деятельности вначале на определение, а далее и на реализацию своих национальных интересов, бег на месте вынуждено перерастет в поступательный – т.к. в этом случае не нужно ничего доказывать, в этом случае нужно действовать, решая определенные поставленные задачи. Их решение вовлекает в данную сферу тех, кто эти решения способен реализовать или оказать помощь в данной реализации. Создается сообщество людей, способных материализовывать идеи, а не просто бесконечно о них говорить.

Что же касается Вашего прямого вопроса: «И вот вопрос:Что же Вы предлагаете игнорировать перепись населения, или всем писаться русскими?» Я не предлагаю игнорировать перепись и агитировать, как нужно заполнить графу национальность. Это – индивидуальное решение каждого. Я объясняю то, что это не изменит существующее положение. И накладывать на это свои чаяния и надежды – не совсем верно.
В Германии есть такой народ – баварцы. У них даже язык отличен от немецкого. И порой его трудно перевести даже тем, кто является переводчиком с немецкого языка. Так вот, эти граждане Германии, являясь и по паспорту немцами, не борются за признание их баварцами внутри немецкой нации. Но целенаправленно отстаивая свое национальное самосознание и методически развивая свои национальные интересы, они, помимо своего собственного гимна, сохраняют и преумножают целостность и неизменность своих национальных обычаев и традиций.

Но главное, они сохраняют свое этническое единство и на собственной земле являются полновластными хозяевами, как в экономике, так и в политике. И там никто не спорит, кто побаваристей, и лица друг другу из-за этого не бьют, как и не выискивают негатива в своих соплеменниках, чтобы самому казаться более правильными националистом.

Именно поэтому я хотел бы остановиться и на другом Вашем высказывании по поводу казаков, находящихся в реестре: «Вот и меняют законы, ибо уже наплодили «казаков»- сторожей огородов, до беспредела. Пьяное мужичьё, тунеядцы и прочая шелупонь, нацепив форму и нихрена ничего не делая получают от государства монету на пропой.» В реестре, как системе, навязанной казакам для увода их из политической, общественной и экономической деятельности в деятельность аморфную и бесперспективную, необходимо четко и осознанно различать следующие понятия: есть функционеры в реестре, использующие данное образование в личных целях; и есть казаки, которые, не видя ничего иного , более действенного, вошли в него, чтобы хоть как-то попробовать сохраниться в своем звании. Поэтому поносить всех теми эпитетами, которые Вы употребили, не стоит. Все намного сложней и не так однозначно, как Вы пишете.

Я уже не раз говорил: стоит уходить от навязываемых нам терминов – «ряженые», «асфальтовые» и т.п. казаки. Есть казаки и те, кто казаками не являются.

И последнее, Вы пишете: «Проблема в том, что сами казаки, в основной своей массе не готовы к этим переменам.» Готовности к переменам никогда не будет. Эта готовность вытекает из деятельности, в которой она оттачивается, набирается опыта и профессионализма и далее реализуется в конкретное действие, поступок, результат. Как Вы сможете теоретически, не выходя на борцовский ковер , подготовить борца? Это не возможно.

***

Хуторянин пишет: «Владимир Петрович! Так делать то что? Выводы каковы? Пишете вы несомненно правильно. От себя добавлю, не будет казаков на Присуде не будет их нигде. Так может все уже? Конец приходит окончательный, казакам и казачеству? Может все наши движения уже не имеют смысла и достаточно просто подводит внуков к портретам дедов и напоминать им что они казачьего роду?»
Конец наступит тогда, когда ликвидируется среда, породившая казаков, когда в теоретизированной борьбе за несбыточные надежды окончательно замылится основа социальной базы, выделившая казаков из других народов Российской Империи.

Пока казаки будут на Присуде (как Вы правильно заметили), конец не наступит. Все силы сегодняшней системы направлены именно на обезземеливание казаков и на ликвидацию их самостоятельного хозяйствования, на уничтожение собственника и выдавливание их в города и на другие территории, пополняя пролетарские ряды, понуждая казаков стать частью среды, которая не только не является казачьей, но и еще настроена к ней крайне агрессивно.

Безусловно, казаки не только землепашцы – были и художники, и купцы, и заводчики, и жили порой не только в Донской области. Но львиная доля их — были собственники, только самые никудышные нанимались на работу, и то временную, да еще тогда, когда необходимо было подзаработать денег на военную амуницию и коня для сына.

Но все воспитание казака строилось на Вере и собственноличном хозяйстве, свободном, без понуждения, труде. Неважно, большое оно было или малое. Обрабатывался только лишь свой пай и с того жили, либо имелись мельницы да купеческие закрома. Независимость характера вырабатывалась не от необходимости по гудку идти на завод или по команде старосты идти в поле, а по внутренней воле свободного понуждения на труд. Труд являлся не обузой, а добровольно взятой на себя обязанностью, на которую казак отдавал всего себя. Я никогда в жизни не видел ни деда с бабушкой, ни отца с матерью праздно проводящих время в пустопорожних беседах с соседями либо лежащих на диване. Они всегда были заняты, «занимали» и нас – то поливкой, то прополкой, то всякими другими домашними заботами. Наверняка, Вы скажете – изменилось время, среда, условия – и Вы будете правы. Но неизменным во всем этом остается понимание независимого хозяйствующего уклада и вытекающей из этого способности на самостоятельное трудничество. Трудничество в любой сфере деятельности, когда оно прямо противоположно словесному объяснению данного трудничества.

Любое высказанное слово превращалось в дело. Любая идея материализовывалась в результат. То, что не могло быть достижимо, сознание не туманило и не отвлекало от реальности обстоятельств. Не было мечтаний и фантазий, только конкретно осуществляемое дело, исходящее из способностей и имеющихся средств. Это-то и было отличительной чертой казачества, это же и вызывало у многих его непонимание , а у других — зависть и ненависть. Добровольно взятые на себя обязанности несения службы и самостоятельной и независимой хозяйственной деятельности. Никого не агитировал и не призывал. Это являлось внутренней обязанностью и непреложным долгом.
И первое из того, что надо делать – так это взвалить на себя этот непреложный долг без понуждения, добровольно. Или, по крайней мере, его осознать.

Во-вторых, восстановить строй – т.е. соединить стремящихся этот долг исполнить, соединить их в единое и монолитное целое.

В-третьих, вернуть свое звание – т.е. приступить не к теоретическим выкладкам, а к конкретной деятельности, пусть малой на первых порах, но максимально охватывающей по количеству казаков. И первыми среди подобных дел могут явиться:
— конференция представителей казачьих сообществ и представителей станиц для взаимного обсуждения тех путей движения, которые видятся возможными данным представителям;
— издание газеты с максимальным охватом всех казаков, организуя ее выпуск и распространение. То же самое касается и Альманаха.

Уверен, что многие, прочитав это, тут же усмехнуться – несерьезно все это. А что серьезного было до этого? Что, за 20 лет разговоров, было реализовано в конечный и видимый всем результат?

С месяц назад я написал на форуме, что газета «Казачий Взгляд» скоро перестанет существовать и что необходимо предпринять меры к ее сохранению. Обратился ко всем с предложением рассмотреть данный вопрос и предоставить по этому поводу свои суждения. Никто, кроме одного человека, на это не откликнулся!

Выпустив Альманах, мы также обратились с просьбой помочь в его распространении среди казаков. Вы видели в теме форума об Альманахе – сколько человек откликнулось – капля в море!

В прошлом году мы обратились за помощью ко всем казакам по выпуску знака «Лиенц 1945-2010» в части совместного финансирования его выпуска и затем преподнесения его оставшимся в живых казакам этой трагедии. Откликнулось только 2 человека. Неужели ни у кого не нашлось той малой суммы, которая бы легла в общую копилку данного дела?

А ведь это малюсенькая толика той работы, которую предстоит сделать казакам, чтобы, выработав свои национальные интересы, начать их реализовывать.

Что делать – известно. Мой вывод – делать некому. Намного проще задаваться вопросами. Проще и находить объяснения своего неучастия – они всегда одинаковы: «не совсем ясно или не совсем моя точка зрения».
А у кого она ясная и впитывает все точки зрения?

Сделав то малое, о чем я уже написал выше – выявится полное наше состояние: либо способных исполнить задуманное, либо ни к чему не годных импотентов. Любая деятельность выявляет способности участвующих в этой деятельности, их возможности, силу воли и надежность. А это уже формирующееся ядро, которое не будет искать оправданий, а будет их преодолевать.

До сегодняшнего времени никаких наших собственных движений еще не было. Нами двигают, и идем мы туда, куда нас манят. А по слабости своей мы на эту манну и движемся.

Эмиграция показала – портреты дедов напоминали о казачьем роде всего два поколения, далее эти фотографии продавались скупщикам. У нас одно поколение, получившее закваску от своих дедов, еще воспитанных, хоть и детьми (мой дед и бабушка с 1905 и 1901 годов) в традициях и строя и звания, уже уходит, осталось последнее. За ними – пустота.

Слова молодых казаков, сегодня частенько говорящих о том, что они воспитают своих детей в казачьих традициях – пустое бахвальство. Вне среды этого не произойдет, а среда также исчезнет во втором поколении, если ничего не делать по ее восстановлению сегодня.

Чернец пишет: «Только, откуда же, казакам присуда знать, что им уготовлена такая участь? Почти вся основная масса казачества в своих помыслах удаленна от политики.»
Это не чья-то причина и не происки вражьих сил – эта причина в нас, не способных создать свое ядро, и самоустраняющихся от этой политики.

«Тут больше на запись казаки-народ влияет сентиментальность, как дань памяти своих в гордости происхождения казачьих корней. И, чем старше, тем пущей тоскливая привязанность к своим родным покинувшим этот мир. И, соответственно ко всему ранее бытовавшему укладу казачества, услышанному по пересказам от старших.» Безусловно, Вы правы. Все играется на чувствах и отсутствии государственной и политической зрелости. Сентиментальность и ностальгия обволакивают сознание пуховыми одеялами, через которые не видится жесткой соломки. Но и здесь выход только один – собственный ум, руки и воля – наши проблемы кроме нас самих, никто не решит.

***
Темерев пишет: «Вы, Владимир Петрович, много чего правильно сказали и некоторые вещи я оцениваю так же. Мой скептицизм насчет здоровых сил в русском народе зиждется не на «нравиться-не нравиться», а на своем личном опыте и опыте тех, кто жил до меня. Когда Вы говорите об утрате национального самосознания русским народом, не задумываетесь ли Вы, а было ли это самосознание когда либо, или мы занимаемся догадками? Видел ли кто это национальное самосознание в живую или как в случае с определением «русский народ-богоносец»? Сначала на фантазировали, наделили народ не существующими качествами, по существу, «выдумали» его. И эту выдумку возлюбили. После отмены крепостного права в 1861 году, прошло 56 лет к моменту революции. Еще не стали стариками многие, кто видел рабство своими глазами. Это 56 лет относительной свободы. Ну, а что такое творческая энергия раскрепощенных народных масс — все увидели в 17 году.
Когда Вы приводите в пример казаков, как народ, сохранивший свое национальное самосознание, в отличие от русских, не приходит Вам в голову мысль, что качества народа, его менталитет, все то что называется национальным характером, имеет основу в генетике, а не в системе государственного или общественного устройства? Общественное устройство как раз и является производным национального характера государствообразующей нации.Применительно к нам — если казачьей крови нет, то хоть на лбу лампас пришейте, а казака не получите. Не будет казака, не будет и уникального казачьего уклада. Все басни о «состоянии духа» и т.п. — для дураков. Вы сами указали процент казаков в антибольшевистских силах — 80%. Хочу привести другой пример, но из современности. Казаки по прежнему составляют ничтожное меньшинство по отношении к многомиллионному русскому народу, но в вооруженных конфликтах на постсоветском пространстве, югославском конфликте, они играли видную роль, гораздо более значительную, чем их процентное соотношение. Не берусь судить правильно или нет, казаки распорядились своими силами, но факт на лицо — наш народ не утратил пассионарный заряд, а значит у него есть будущее. Это нельзя объяснить никак кроме того, что казаки и русские разные народы. Воспитание здесь тоже не при чем. Никакого по -настоящему казачьего воспитания никто из нас не получал»
(…) .  см. полностью текст сообщения Темерева под ником «казакиец» на форуме здесь

Я очень часто, читая ту или иную полемику казаков, касающуюся крепостничества в России, вижу довольно поверхностное ее понимание. И, как правило, она сводится только к крестьянству. Но закрепощение в России было проведено по всем сословиям, кроме духовенства. И это закрепощение своих подданных Москвой было осуществлено только с одной целью – выстоять и победить в борьбе с мощными соседями, где подобное крепостничество было введено куда раньше и уже способствовало сосредоточению в руках монархов всей власти и ресурсов своих народов.

Не осуществив подобного, на месте России так и существовали бы полуфеодальные княжества, ведущие бесконечные войны между собой. Это была не только вынужденная, но и необходимая мера, через которую прошли практически все страны мира, причем в некоторых гораздо деспотичней.
Но как только обстоятельства сложились иначе и лакомый для многих соседей кусок Центральной Европы превратился в Российскую Империю, ставшую им не по зубам, – приступили к раскрепощению.

Первым от сословной службы, как формы крепостничества, освобождалось дворянство предоставлением определенных вольностей. Следующим этапом раскрепощения предусматривалось и освобождение крестьян. Уже при Екатерине П были готовы все необходимые документы по данному акту. Но, освободившись от повинности само, дворянско-помещичье сословие, противилось подобному освобождению крестьян, сохраняя за собой право на землю и находившихся на ней крестьян.

Император Павел, восшедший после Екатерины Второй на престол, также предпринял необходимые усилия для уничтожения крепостного права дворян на крестьянство, но заговорчески был убит, в основном, именно из-за этой причины.

Именно период, последующий после превращения Русского государства в Российскую империю, объективно положил конец необходимости существования крепостничества. Однако, именно в этот же период усилилось «западничество» нашего высшего слоя, принявшее уродливую форму слепого подражания Западу, вплоть до мелочей повседневной жизни – быта, языка, одежды и т.п. От правящего сословия это «уродство» перешло к «интеллигенции», которое уже разлагало не только русский быт, но и национальные обычаи и веру. Чего стоят одни только гувернеры-наставники, находившиеся практически в любой дворянской семье, и ненавидевшие народ страны, в которую они приехали. Устремленность стать как можно больше похожими на «европейцев» , все более удаляла их от русского простонародья. Поэтому, потеряв свою русскость, высший слой не мог повести за собой народную массу. Наоборот, он стал ее «просвещать», извращая русскую душу реформистско-либеральными взглядами.

Вместо собственного ограничения и христианского отказа от прав, предоставленным крепостным владением, вместо собственного нравственного перевоплощения, будучи уже разнузданными в собственном своеволии, они стали растлевать и народную душу .

Почему я столь подробно остановился на этом вопросе? Потому что из этого следуют самые главные выводы, которые ускользают в высказываниях тех или иных казаков, заменяясь на второстепенные и, как следствие, рождая абсолютно неверные выводы. А они таковы:

1. В отличии от русской общественности и национальной элиты многих других народностей в Российской Империи, казачье дворянство, казачья интеллигенция, казачья войсковая старшина никогда не предавала национального самосознания, наоборот, она всячески его развивала, придавая ему еще большую стойкость и монолитность.

И винить войсковую старшину в разрыве связей с общеказачьей массой – это грубейшая ошибка и принижение ее заслуг, заключающихся как раз в обратном – сохранении и создании необходимых условий для укрепления этого национального самосознания.

Высказывание против этого в некоторых Ваших статьях и подобные размышления других казаков, приводят к разрушению осознанного и необходимого иерархического строя, выработанного в казачьей среде. И взамен его – привития рыхлого вольно-казачьего сообщества, не способного ни к какой созидающей деятельности, а только к борьбе разномыслящих субъектов. И игре эмоциональных лозунгов и призывов, вполне поверхностных и абсолютно не мобилизующих к действию.

2. Крепостничество – как этапная форма правления – не порок. Я уже говорил – через это прошли абсолютно все страны и все народы. Пороком, причем губительным для страны и народа, является забвение правящей элиты своей ответственности перед народом. Потерей ею своего национального самосознания и христианской ответственности. Уход в фантасмагорические утопии, развращающие сознание тех, к кому они обращаются.
Проведите беспристрастный анализ всех казачьих сайтов и форумов. Если будете честны перед собой, то прочитанное Вас вряд ли воодушевит. Везде пафос, позерство, громкие заявления – все, что как раз и отравляет души и сознание безответственностью. И если те, кто причисляют себя к лидерам тех или иных казачьих сообществ, такое позволяют, то результат будет крайне плачевным – тот же, что уже и произошел чуть менее ста лет назад. Конечно же, навряд ли, вновь революционным порядком, но подневольное существование нам обеспечено экономическим закабалением и абсолютной зависимостью своей жизни от устанавливающейся системы.

И, как следствие из этого, я хотел бы перейти к Вашему высказыванию: «Эти 20 лет прошли на моих глазах. На самом деле, было много казачьих изданий, а не один «КВ».Вы не представляете сколько за эти годы наклепали всяких медалей, медалек, знаков и значков. Ничего это не дало и не может дать»
Да, и газет, и медалей со значками выпускалось много. Но их смысл совсем иной. Не о тех медалях, которыми награждались за возрождение того, чего не было, и не в память того, чего не чтят и не помнят, я писал. Знак Лиенц – это знак памяти для тех, кто был участником этой трагедии и тех, кто эту память чтит, и насколько в его силах ее увековечивает. Разница здесь огромна и принципиальна. Это – связь поколений и осознание трагедии, постигшей наш народ.
Из множества газет, которые были – осталась одна. Одна – на всех и что же нужно? – чтобы она исчезла? И что, это забота всего лишь одного человека? А где же все? Где то братство, о котором бахвалятся все казачьи сайты?

Или уж, кроме слов, в запасе нет ни грамма жертвенности? Честно сказать, это мне совсем не понятно. Полная апатия – признак абсолютного безволия. Ну да Бог с этим, если это казакам не нужно, то этого и делать не стоит. Навязывать мнение, которое не осознается и не принимается – ни к чему. Пользы от этого не будет. Среда потребляет то, что этой средой и является.
Но вот относительно последнего Вашего утверждения: «Следующий шанс восстановить казачью власть на Присуде (а в моем понимании, единственно законной властью на казачьей земле может быть только казачья власть!) появится только в случае радикального ослабления России, такого как в случае с СССР.»
Я бы сказал следующее. Не дай Бог, нам или нашим детям и внукам вновь ввергнуться в хаос «послеослабленных» этапов в России. Расчерченные бездумно границы, поделившие Россию на куски, без учета предшествующих исторических и национальных реалий, приведут не к установлению казачьей власти, а к бесконечным межэтническим конфликтам, которые охватят весь северо-кавказский регион. Радикальное ослабление приведет к радикальному хаосу, в котором никому не поздоровится. И ждать этого, тем более, этого желать, — мне думается, абсолютно неверно. Поверьте, у меня куда больше претензий к этой власти. Она отняла у меня самого близкого мне человека – маму, которая, за 8 месяцев, пока я сидел в тюрьме, сожгла себя переживаниями и умерла через те же 8 месяцев после моего выхода. С этой властью я борюсь всю свою жизнь, с момента моей сознательной деятельности. Бесконечные суды и препоны в любой моей деятельности – это тоже из-за власти.

Но нужно выстраивать свою систему, ограничивая сегодняшнюю в ее существующей мерзости. Нужно выстраивать свой фундамент , нужен эволюционный путь созидания своего устройства, на своей земле. Я прекрасно осознаю все трудности этого устройства, но иного пути нет. И никто нам не помощник. Глобализующийся и монополизирующийся сегодня мир предусматривает единственную цель – ресурсы. Ему наплевать на народы, на страны, на идеологию и нравственные основы – владение ресурсами – главная их идеология. И народы могут быть только в этом использованы как орудие для достижения своих целей. Поэтому, если мы хотим изменить ситуацию и систему, ждать нам нельзя. Ждать – губительно. Необходимо начинать выстраивать свою систему жизнедеятельности.

***
Хуторянин пишет: «Насчет генетики Темерев правильно подметил. Есть народы, а именно, казаки, украинцы, поляки и многие другие, которые на генетическом уровне, не приемлют тоталитаризм. Не укладывается природный темперамент в тоталитарную схему.»
Указанные Вами принципы, как ранее на них ссылался и Темерев, никакого отношения к генетике не имеют. Генетическая последовательность и предрасположенность относятся исключительно к физическо-анатомическим признакам человеческого естества (тела) и никакого отношения к его духу не имеет. Генетической или расовой исключительности нет.

Но вот совершенно иное – это генетическая память, выработанная на протяжении нескольких поколений и привитая образом жизни, поведения, воспитания, нравственными и моральными ограничениями, а также общественной и политической средой, в которой данная память вырабатывалась. Генетическая память, как внутренняя субстанция поведения человека, может, как создаваться, так и, по мере размывания среды ее создающей,уничтожаться. Формируется она довольно долго, не менее 10-15 поколений, в зависимости от «интенсивности» среды, ее создающей.

А вот истирается значительно быстрей – всего за 5-6 поколений. Помните поговорку – «вначале Вы нарабатываете авторитет, а потом авторитет работает на Вас». И еще: «авторитет нарабатывается долгими усилиями, а разрушается одной допущенной ошибкой».

То же самое и с генетической памятью. Долго нарабатываемая неустанной борьбой предшествующих поколений, она смогла просуществовать в наших дедах, отцах, частично в нас. Но дальнейшей среды, в которой бы она усиливалась и поддерживалась, нет, разлагаясь со времени разрушения казачьего традиционного уклада и замены ее на совдепию колхозного жительства, она прекращает свое существование. Генетическая память естественного поведения превращается в умозаключительную память – больше похожую на энциклопедическую. Вычитали там-то, услышали то-то, все это сложили и т.п. – все это создает подмену генетической памяти, которая выражалась в полуинстинктивном поведении. Когда не нужно было доказывать, что делать, да и объяснять как, не было необходимости. Все по приказу Атамана вставали в строй, занимая каждый свою ячейку — и структура жизни, самообороны, и самоуправление — были готовы. Вот почему так быстро удалось Краснову П.Н. навести порядок в Области. Вот почему при любом восстании, в т.ч. и Верхне-Донском, повстанцы моментально по сигналу становились и военной и административной единицей. У них эта генетическая память выражалась в конкретной деятельности и поступках.

Вот в этом и есть принципиальная разница между казаками и их сегодняшними потомками. Непонимание этого приводит к грубейшей и, на мой взгляд, серьезнейшей подмене. Когда естественное поведение казака по устройству своей и войсковой жизни, выраженное только в конкретной деятельности по данному устройству, вне зависимости ни от трудностей, ни от сложившейся обстановки, заменяется на теоретизацию данной деятельности. Подменяется высокомерием и присвоением заслуг предшествующих поколений, при отсутствии собственных заслуг в данном строительстве. При нежелании, нехотении и невозможности по своей слабости воли этим заслугам и этому трудничеству соответствовать. И тогда оправдание своего безволия мы видим в иных. Эти «иные» у многих стали русскими.

Но точно также, как и само российское сообщество в свое время искало виновных вне самих себя — на стороне, и погибло, та же участь ждет и сегодняшних казаков, которые, не видя изъянов в своем сегодняшнем состоянии, винят русских в своем закабалении. И подобное положение приведет к подобной же гибели.
Поэтому не стоит самообольщаться , что генетика, заложенная в казаках, выведет нас на прямую дорогу и только по этой причине мы более сильные. Сила – в генетической памяти. У нас она стерта, поэтому дела наши теоретические, как мертвые смоквы, не приносящие плода.

Стерта и по той же самой причине, что Вы и указываете как, якобы, не являющейся главной: «Насчет воспитания тоже правильно. Никто его не получал в том виде, как получали его наши бабки и деды. Но на обрывках информации, наше казачье начало быстро дало всходы, как только кончилась советская зима.»
Полностью с Вам не согласен. Только воспитанием и средой держится генетическая память и в соответствии с ней манера собственного поведения. При отсутствии воспитания и среды, она улетучивается. Она не дается раз и навсегда, она поддерживается неустанными стараниями последующих поколений.

Не примите это за бахвальство – но на личном примере всегда проще объяснять суть. Я уже писал, что после гражданской войны в семьях моих бабушек и дедушек остались только малолетние. Взрослые все либо погибли в 1-ю мировую, либо сгинули в гражданской. Когда начались выселки и создание колхозов, и дед и бабушка подошли уже к 25-летнему возрасту. Дед забрал бабулю и они уехали в Шахты на рудники. Там и родились и мой отец, и все мои дядья и тетушки. Там же родился и я. С момента рождения меня окружали все казаки – выходцы с Верхне-Донского округа, также как и мой дед с бабулей, подавшиеся от расказачивания в шахтеры. Они поселились не в шахтерских поселках, а создали свой – наподобии хутора, там все и проживали, вначале в землянках, затем постепенно обустраивались, строя дома, держа огороды и свое хозяйство – птицу, корову и т.п.

С малолетства я впитывал все это окружение в собственное сознание – труд, разговоры по вечерам у печки, песни, церковные праздники, кроме этого, с 5 лет (в 1961 году дед уже был на пенсии), деда забирал меня на Дон, в хутора по своим родственникам, у которых мы останавливались, по очереди переезжая из одного хутора в другой. И везде это были не праздные посиделки, а та же, довольно сложная и целиком каждодневно занятая трудом, жизнь. И воспитание: не изучение кодекса поведения и не зубрежка правил – этим с нами не занимались. А каждодневный собственный пример поведения и наставления лозиной, когда этот пример не воспринимался.
Я помню случай, мне было лет 12, и как всегда на летних каникулах я вновь уехал с дедом в х. Варваринский. В один из дней пошли косить сено за Дон. Проходя по колхозному полю в лес на нашу делянку, я увидел спрессованные, лежащие на поле, тюки сена, которые такие же, как мы, косаря иногда утягивали в лес и, разрезав проволоку, складывали сено в свои стожки. Опушка в этот раз нам досталась никудышная и во время косьбы дед все время приговаривал, что, мол, сена может не хватить на зиму. В обед легли отдохнуть. Дедуля заснул – а я решил сделать доброе дело. Вышел из леса, на колхозное поле, огляделся – никого нет, и схватив ближайший ко мне тюк, потащил в лес, к нам, на опушку.

Он был довольно тяжелый – килограмм 30. Тащил волоком я его около часа. Весь измучился, но дотащил. К этому же времени проснулся дед – смотрит на меня сурово. А я жду похвалы. Но вместо похвалы – укор: ты его косил? – указывая на тюк, говорит дед. – Нет, — отвечаю. «Так а кто тебе позволил взять, тобою не сделанное?!». И пошло и поехало! В конце концов он приказал мне этот тюк оттащить назад. Тащил я его назад часа два, проклиная и это сено и этот тяжелющий тюк, и обижаясь страшно на деда.

А он переживал еще больше, так как любил меня без меры. Я чувствовал это его переживание, когда придя весь обцарапанный назад, увидел его теплые глаза и почувствовал его руку, обнявшую меня. Как часто потом это случалось по многим моим проступкам, когда неминуемое наказание и охватившая после этого горечь растворялась вот в этой теплоте. И потом уже, впитывая не младенчески подсознанием или визуально, а осознанно, уже в юношеском возрасте, я постоянно находился в состоянии строгого огораживания от недозволенного, теплоты отеческой заботы и разговоров, длящихся далеко за полночь. Мало что запомнилось от этих разговоров, но намертво впаялись в память нормы собственного поведения и отношения к поведению осуждаемому.

Многие ли так воспитывали своих детей, судить не берусь. Но по хуторам, где мы были – видел, что не все. Было видно, как прививаются другие «ценности», другие установки. У меня было много друзей и в хуторах и в нашем поселке в Шахтах. На сегодня 80 % (!), а то и более уж нет – кто спился, кто сгинул в тюрьме, кто по дурости пропал. И это тот же вопрос – воспитание, среда и постоянно присутствующая в твоей жизни деятельность.Конечно же, есть исключения — но они исключения из правил.

И еще хотел остановится на Вашем ответе Чернецу: «И еще о личном. Когда общаетесь со мной держите в голове, что я не преследую никаких личных целей на Присуде. Я просто стараюсь помочь советом. Ни политикой ни какой «казачьей» деятельностью я заниматься не собираюсь. Поскольку на мой взгляд все что вы называете «казачество» все это далеко от реальной жизни.»
Безусловно, человек волен поступать так, как ему подсказывает его сердце. Реальная жизнь, это та жизнь, которая создается либо нами, либо при нашем попустительстве ее создают нам другие. И выбор за нами : каков выбор – такая и реальность. И еще: советы и «нежелания» не укрепляют генетическую память, а ее размывают. И если Вы стремитесь детям передать не только свою генетику, но и генетическую память – у Вас выбора нет, как от советов перейти к делу, а «нежелание» отбросив, браться за дело, напрягая свою волю и мобилизуя свои возможности.
Чернецу:  В ответе «Хуторянину» Вы писали:«Неужели я, непонятно написал, что предполагаю такое латифундиское развитие в будущем»
К сожалению, это не будущее. В прошлом месяце, когдя я был на Дону, то уже встретился с двумя случаями подобной формирующейся латифундии. Схема одинакова с теми, что я наблюдал и ранее. Акционерное общество, помимо паевых земель, входящих в совместную обработку, имеет свои, принадлежащие АО, земли. Оно «разоряется», его скупает инородное предприятие либо частный владелец. А впоследствии, при том безденежьи, что сейчас существует у пайщиков, скупает все их земельные паи, присоединяя их к своим. Это законом допускается — скупка соседних паев в существующее АО, уже владеющее землей.

Так обезземелили 8 хуторов на нижнем Хопре и 4 хутора в районе ст. Мелиховская.

То, на что указали Вы чуть раньше, когда земля передается фермеру и он вместе с передавшими ее, совместно, обрабатывает, становится явлением все более редким. Все усугубляется тем, что из жизни уходят старики, которым -то и передавали эти паи. А вот молодежи, перешедшие к ним по наследству паи, уже не нужны и они всяческими путями стремятся их продать — и это сейчас осуществляется повально.

Как это не прискорбно, но, я думаю, процесс уже запущен и остановить его будет довольно сложно.
Поэтому я и уверен, что все новые инициативы по реестру вместе с заявлением Водолацкого, созданной комиссией при Президенте и выходящим оттуда множеством документов, регламентирующих жизнедеятельность казачьих сообществ — ни что иное, как дымовая завеса начавшегося передела земли в области. Все очень схоже с «приватизацией» фабрик и заводов. Поэтому, пока будут выяснять про «казаки-народ», да спорить, кто же может носить казачью справу, а кто нет — к концу этой «дискуссии» проявится и истинный хозяин Донской земли.

***
Просматривая записи на форуме, неоднократно хотел записать свои соображения на те или иные высказывания, и всегда ловил себя на мысли, что ведь подобное я уже писал. Повторяться снова – значит мириться с тем, что ранее написанное никого не заинтересовало или не было понято. Тогда зачем писать вновь о том же?

И тогда я решил покопаться у себя в Архиве, который мы готовим для размещения в Музеях, и найти те документы, которые бы с фотографической точностью показывали ту же самую ситуацию, которая сегодня захлестывает наше общество.

Эти документы охватывают два периода : один — 1920-е годы, другой – 1930-е годы.
Первый относится к заключительному этапу проведения Российского Зарубежного Съезда, проходившего в апреле 1926 года, на котором присутствовала и делегация казаков. Проведение съезда предусматривало объединение всей эмиграции в единое общероссийское движение в борьбе с большевизмом. Многие понимали (в том числе и П.Н Краснов), что политическая разноголосица, продолжающая разъединять русскую эмиграцию, может быть преодолена только авторитетом лица, стоящего вне политических течений и вне партийных дрязг. И таким человеком мог стать Великий Князь Николай Николаевич.

К сожалению, все последующие события разрушили теплящуюся надежду на объединение сил, что привело к раздроблению сил в эмиграции и ее постепенному ослаблению.

Прочитайте, пожалуйста, текст – почитайте, отбросив всяческие пристрастия и идеологические штампы. Постарайтесь вдуматься в то, что написал П.Н. Краснов, в те мысли, которые он закладывал в основу этой речи. Я не буду их комментировать – разумеющий сам все поймет.

Единожды раздробившись, дробление пошло и дальше, и уже в 1935 году, после смерти Атамана ВВД в Зарубежье – Богаевского А.П., казаки приступили к выборам своего Атамана, которые проходили также в крайней борьбе, теперь уже меж собой, при этом используя методы, далеко отходящие от элементарных норм, не только моральных, но и этических.

Многие казаки обращались к Петру Николаевичу с просьбой выставить свою кандидатуру на выборы. Но другая их часть, осознавая силу его авторитета среди казаков, его непоколебимую волю и мужество, всячески данному выдвижению препятствовала, используя клевету, навет и, как бы сегодня выразились, «грязные технологии» в прессе. Он обратился к казакам своим Посланием, которое было тут же исковеркано, и «осмеяно» рядом, уже создавшихся в казачьей среде, самостийных организаций. Такого пренебрежения к истине Петр Николаевич стерпеть не смог и написал письмо в избирательную комиссию, чтобы его кандидатура в выборах не рассматривалась. Избирательная комиссия не решилась напечатать столь резкое письмо и решила завуалировать отказ Краснова П.Н. под «слабое здоровье». И вот следующее письмо от 3 марта 1935 года, адресованное Председателю комиссии по выборам донского атамана в Зарубежье И.Н. Ефремову, мы и приводим.

Также прочитайте внимательно и вдумчиво. И спроецируйте это на нашу сегодняшнюю жизнь, а дальше проведите параллель и поймите, что нас ждет. И каков итог нам предначертан. Можно до бесконечности доказывать прописные истины, указывать на ошибки, которые уже были допущены и к чему они привели. Но если рассудок их не воспринимает, а страсти велят вновь эти ошибки повторить – остается одно – делать то, что возможно сделать с теми, кто это готов делать, не рассчитывая ни на понимание, ни на поддержку, а только на Божью помощь и Его заступничество.

На всем протяжении своей деятельности П.Н. Краснов, четко осознавая ситуацию в общественной и политической жизни, объективно оценивая складывающуюся обстановку и противоборствующие в ней силы, ясно понимал главное – невозможность решения проблем, как у казаков, так и в российском обществе, при условии их противостояния. Ослабление, раздробленность и взаимное недопонимание усиливало многократно противостоящую им силу и позволило ей безнаказанно хозяйничать в России. Сегодня практически ничего не изменилось. Пройденный кровавый путь ничему не научил. Вместо объективной и беспристрастной оценки свершившегося, определения выводов, и на их основе — планируемых действий – происходит очередное противостояние на постоянно, искусственно-изыскиваемой, розни. Безусловно, существуют между разными социальными группами противоречия, но одно дело, эти противоречия разрешать и совсем другое, выстраивать свои отношения, основываясь на данных противоречиях и беря их за основу.

И, слава Богу, что кроме жизни в Интернете, еще есть жизнь на земле, где люди способны не только обсуждать, но и собственными силами обсуждаемое проводить в жизнь. Поэтому не стоит уж сильно преувеличивать, что существующая на форуме грызня и склока не позволяет нам осуществлять задуманное. Задуманное осуществляется не в интернет-пространстве, а в реальной жизни, с реальными людьми, а не с «никами».

А по поводу размещенных документов – еще раз попрошу, почитайте повнимательней и повдумчивей. Конечно же, соотносить их абсолютно, до буквы, с реалиями современного мира – никоим образом нельзя. Нет на сегодня объединяющего лица в российском обществе, нет тех казаков-генералов, имеющих огромный опыт войскового устройства. Наша ситуация — куда более критическая, нежели 80-90 лет назад, — и это отсутствие людей с государственным сознанием.

Но и с другой стороны, наша ситуация проще тем, что то, о чем мечтали казаки и российское общество в эмиграции – работа в своем Отечестве, — мы имеем в реальности.
Мы живем на своей земле, нас по ночам не забирают «воронки» и мы свою жизнь не проводим в ГУЛАГе. Не стоит это время менять на бесполезную грызню и пустопорожнюю болтовню. (2010 г.; см. на форуме полностью здесь )

***

Оренбургский пишет: «Говоря о современных проблемах, Вы говорите языком П.М. Краснова, но Краснова более позднего. П.Н. Краснов прибыв на Дон весной 18-го, начал решать в первую очередь вопросы внутреннего устройства, внутренней политики. А уж потом (опасаясь и сомневаясь) начал решать вопросы спасения России (если это так можно назвать).»
На мой взгляд Краснов П.Н. не был «ни ранним», «ни поздним» — вернее, таковыми не были ни его действия, ни его мысли, ни его взгляды. Он был как никто другой постоянен.

Постоянен потому, что сразу понял (и понимал это ранее), что есть большевизм, что для казаков есть Россия, и что есть сами казаки. О его взглядах и методах их воплощения в жизнь я неоднократно писал – повторяться не буду. Остановлюсь только на том, что явится продолжением ответа на последующие Ваши вопросы.

Если для наглядности перейти на образы, то Россия и казаки представляют собой сиамских близнецов, сросшихся жизненными интересами и взаимной необходимостью на протяжении нескольких сот лет совместного государственного устройства, но при этом имеющим каждый свое «лицо» и свои «внутренние органы», обеспечивающие жизнеспособность. И когда одна половина заболев смертельной болезнью, с помощью второй не смогла излечиться, остался последний шанс не пропасть – отсечь уже разлагающуюся часть. При этом отсечение это, не было вызвано ни ненавистью, ни злобой, ни целеустремленностью, а необходимостью сохранения еще здоровой части. Но и эта здоровая часть уже была заражена вирусом, который разъедал некогда жизнеспособную систему и превращал ее в гибнущий организм. Произошла цивилизационная катастрофа – которая до сих пор еще не осознана и не понята. И только поэтому сегодня выстраиваются всевозможные проекты клонирования того, что было, к сожалению уже невозможного к воскрешению.

Все мы находимся уже в совершенно иной общности, которая нас связывают с прошлым только Верой и «кровью» — принадлежностью к народу, который олицетворяли твои предки. Подобной скрепой могла бы стать и общая трагедия, постигшая всех нас – ее осознание, ее признание и совместная работа по искоренению последствий этой катастрофы. Но сегодняшней системой данная скрепа не взята в основу государственного устройства, — наоборот, основой построения базы нового государства, как раз и взята данная катастрофа. Правопреемственность к катаклизму уничтожившим предшествующую цивилизацию.

Перед людьми, частично или полностью осознающими это встает вопрос совести – стать безвольными и немыми соучастниками данного устройства, либо этому противостоять. И если противостоять, то как? И, главное, для чего?
И исходя из этого вытекает ответ на Ваше утверждение: «У вас же, по моему мнению, внутренний вопрос либо вообще не рассматривается, либо рассматривается, но в далекой перспективе, т.е после решения общероссийских проблем, либо в совокупи. А это значит никогда.»
Которое абсолютно мне не понятно, так как во многих иных ответах я четко объяснял, что для меня есть «внутренний вопрос», и что в нем есть общероссийская проблема. Но, повторюсь еще раз. Российское общество отказалось от построения общества, где государство должно было бы исполнить свою главную обязанность – ограждение общества и каждой личности в нем от посягательств на их права и в то же время в приложении усилий по обустройству как можно лучшей жизни общества и гражданина. Права попираются и для большинства граждан они не доступны.

Но происходит более чудовищное – предоставление неограниченных возможностей во всех сферах общественной и экономической жизни привелигированному и создаваемому клану превращающихся в солитеров, высасывающих все жизненные и творческие силы с тех, кто в этот клан не пожелал вступить.

Повторюсь, российское общество с этим положением дел смирилось. Отдельные лица и созданные организации малоэффективны и раздроблены. Основная масса общества поддерживает либо наблюдает за происходящим. Народ смирился и не способен изменить ситуацию. Разумеется есть тому множество причин, как внутренних так и внешних – но главное остается фактом – раз система процветает – набирает силы – значит народ ее принимает, либо с ней смиряется. Отсутствие объединяющей силы очевидно и видно.

Более или менее монолитными на постсоветском пространстве еще находятся казаки, которые еще могут (хотя процент такой возможности ничтожен) соединить все имеющиеся силы по выстраиванию своей системы общественной жизни и экономического развития на своих территориях не по клановой принадлежности к власть придержащим, а по разумности и эффективности его ведения и выгоде не отдельных кланов, а всего сообщества.
Но что необходимо сделать, чтобы этот имеющийся ничтожный потенциал можно было сохранив, преумножить и далее довести его до уровня влияния и последующего изменения системы в свою пользу. На мой взгляд только один – это соединение в единое целое всех сил казачества, отбросив взаимные упреки и идеологические пристрастия, беря за основу принципы, заложенные созданным в 1918г. Всевеликим Войском Донским. Как данное соединение может произойти? Во-первых, должна быть понятная и востребованная населением Дона цель, которая при ее достижении и могла бы решить все последующие задачи. Таковой целью, на мой взгляд, может явиться только одно – власть на Дону должна принадлежать казакам. Достигнуть этой цели возможно только при полном единстве, строгой и необсуждаемой иерархии и естественным (а не подневольным или с прицелом на выгоду) желанием принести пользу своему Краю. Достижение этой цели требует не позерства и надуманных разногласий, а тяжелой и спаянной работы, тех, кто способен эту работу вести. Но где же таких взять? Вот это и есть первый вопрос, с которого необходимо начинать. И они могут проявиться только в осуществлении практических дел – никаких иных способов нет. Все остальное только сотрясение воздуха и эмоциональные страсти вокруг все более фантазийных идей.

Но главное в деятельности это вхождение в ее оборот людей, способных от призывов переходить к реализации этих призывов. И круг лиц, которые смогут включиться в эту деятельность охватывает не только живущих на Присуде, но и всех, кто находится вне его.

Признание казаков народом – ради чего бьются многие казаки ничего не изменит и тешит себя надеждой, что это даст возможность кратчайшего пути по изменению ситуации на Дону, неверно.

Нагнетание вражды к России и русскому народу, что вольно или не вольно сквозит во многих высказываниях – это уничтожение последнего верного союзника в достижении своих национальных интересов.

Разделение казаков на выдуманные ориентации и их принадлежность к той или иной структуре, в том числе и реестру – уничтожение последнего шанса возможного единения оставшихся сил.

Под существующим гнетом находятся все, и те российские общественные силы, которые понимают, к чему это приведет, должны изо всех сил помочь казакам достичь своей цели. Так как в общероссийском масштабе им уже этого не достигнуть, но если казаки смогут стать хозяевами на своей земле, вытеснив уже созданные кланы бесчестных и бессовестных рвачей, то это явится для них мощным примером для подражания на своих территориях.
Сегодняшнее высокомерие, звучащее во множественности высказываниях казаков о якобы имеющейся силе – это либо глупость, либо абсолютное непонимание того, что творится на Дону. Приведенный пример по выборам в столице донского казачества Новочеркасске – коммуниста Кондратенко, это не единичный пример. Коммунисты, в прошедшие 14 марта в Ростовской области выборах пришли к власти во многих станицах и районах. Конечно они мало чем отличаются от единороссов, но казаки не прошли практически нигде, даже в сплошь казачьих станицах.
В прошлом году по школам и лицеям Верхнедонского округа я обратился с предложением провести конкурс среди участников на лучшее сочинение о своем роде. Причем не важно на чьей стороне были их предки — главное написать о них. Откликнулся только один лицей. А в лицеи написали подобное сочинение только 20 человек – 15% от состава. Причем были выделены призы и награждение прошло торжественно в Храме.

(награждение казачат по итогам конкурса)

И причина тут банальна – родители не пожелали потратить время на детей, которым бы рассказали о своих предках, а те эти рассказы перенесли в сочинение.

В эту поездку выяснились вообще вопиющие факты, в ст. Кружилинской и ст.Калиненской приехавшие туда даргинцы ведут себя как полновластные хозяева, травя своими отарами посевы, и выбивая ими юртовые пастбища.
Мало того, они своевольно занимают дома старых хуторов без спроса тех, кто является их хозяевами и устраивают в них базы для зимовки своего скота. Старики на зиму уезжают с хуторов к детям, а летом возвращаются, так вот теперь возвращаться некуда – там овечьи ясли. И что же власть? Что этому противопоставляют казаки? Практически нечего. Вот только эта переписка – разумеется, не полная.

Нет сил самим защититься. А Вы — Россию спасать!

Можно продолжить и дальше, но и этого достаточно. Но даже в этом, высказанном, где Вы увидели моё стремление к использованию казаков в решении общероссийских проблем? Все, что я делаю, это только дело по усилению влияния казаков у себя на своей земле. Все же иное — это лукавые придумки определенных лиц с Казакии- инфо. Для которых легче болтать о деле и несчастном и притесненном казачестве, нежели делать его хозяином на своей земле. Все это чушь и подлость либо слабоумных людей, либо жаждущих продолжения того бардака, который всё сильнее захватывает донской край.

А то что пишете Вы в конце: «Потому и возникают непонимания Вашей позиции многими казаками, в том числе и её прямое и открытое отторжение. Отсюда и понятное негодование казаков: Опять спасай Россию от самих же русских.
Что на предстоящую конференцию будут приглашены все-таки в большей степени казаки, радеющие за свой народ и рассматриваться будут в первую очередь внутренние вопросы.»

— вполне понятно. Негодование – продукт злобы и зависти. Вот в Верхне-Донском округе мы решили обьединить казачьих детей в организацию под условным названием 12-й казачий полк (именно этот полк формировали из казаков, призывавшихся на службу в Верхне-Донском округе). Начали разрабатывать программу по организации их занятий и в школе верховой езды, и в осуществлении походов по трагическим местам уничтожения в районе казаков, и по национальной культуре и истории. Разумеется, работа огромная и затратная – одному мне ее не потянуть. Я обращался к местным предпринимателям – казакам, которые живут в том же районе и не бедствуют особо, с тем чтобы они оказали помощь. Кто-то пошел на встречу, кто-то не увидел в этом нужного и отказал, но появилась и та часть, которая не пожелав участвовать, еще и запустила слух, что Мелихов готовит себе рекрутов. Слух абсолютно тупой, так как я помогаю только финансово и организационно, а вот сами занятия и саму работу будут проводить местные казаки. Но причина этого слуха понятна – нежелание помочь, и оправдание этого нежелания не своей жадностью, а придумками в отношении самого дела.
Так и здесь – постоянно нагнетаемое «использование казаков в спасении России» — не только абсурд, заключающийся в невозможности этого из-за крайней слабости самих казаков . Но и ещё эффективная ложь в оправдании своей личной лени, своей личной бездарности, и невозможности себя проявить в чем либо ином, а только в пустословии и высокомерии. (см. полностью на форуме здесь )

***
Мелехин пишет: «Чего не хватает русским для полного счастья или для того, чтобы его достигнуть?
Статус народа — есть.
Русский язык — государственный.
Условия для сохранения и развития культуры достаточны даже без национально-культурных автономий.
Численность — подавляющая.
Поддержка государством Православной Церкви (МП РПЦ) — «более чем».
Четыре последних Президента — русские, либо славяне и, судя по тому, как крестятся в Церкви — православные.
Представительство в органах власти всех уровней — более чем достаточное.
Что мешает русским, объединившись между собой, свергнуть ненавистный необольшевицкий режим?»

На Ваш вопрос, Борис Владимирович, ответить можно также, как это было бы адресовано и к казакам – мешает нам всем ущербная совесть, отсутствие воли и мужества, подмена профессионализма популизмом, крайне низкий уровень общественной и политической культуры, компенсирующиеся, в большей части, хамством, вождизмом и всезнайством. Но, главное, — это нежелание осознать той силы, которая противостоит – все та же интернациональная модель построения государства на принципе клановости создаваемой вертикали власти, замещающей бывшую структуру КПСС от Ген.секретаря до секретаря горкома на тандем Президент-мэр сегодня.

Входящие в эту вертикаль, что в СССР, что сегодня в РФ, обладают неограниченными полномочиями и находятся вне правового поля деятельности общества. Само же общество вообще лишено декларируемых прав, находясь в поле абсолютной зависимости от системы.

Я еще нахожусь здесь, на Дону, и, встречаясь с казаками по тем или иным вопросам, слышу множество «предложений», но ни одного ответа на то, как эти «предложения» воплотить в жизнь.
Раздробленность в казачьей среде огромней, нежели в российском обществе. Вот свежий пример из прошедших выборов – в ст. Обливской главой был казак, мало того, он же являлся и юртовым Атаманом. В станице большинство населения – казаки, но на этих выборах его переизбрали и выбрали коммуниста Золотовского, который к казачеству относится даже враждебно. И что Вы сможете ответить на это? Чем это можно объяснить? Отсутствием признания казаков народом? Если сами казаки не способны выдвинуть из своей среды достойного человека и избирают сами инородца – что это?

Или вот недавняя встреча в одной из станиц, где один из хуторских атаманов поведал следующее: что станичный магазин, который также принадлежит казаку , не берет его продукцию на реализацию (хотя качество такое же, что и у подобного товара от других), только по той причине, чтобы он не «обогатился», и не построил себе такой же магазин.

Подобных примеров можно привести множество. И говоря ранее в данном разделе о необходимости принадлежания власти на Дону казакам, нужно четко понимать и то, что таковых сегодня на Присуде очень мало. Их всех необходимо вначале собрать, выявить в них людей совести и дела, профессионально подготовленных, либо способных к данной подготовке. В противном случае, все те вопросы, которые Вы задали, обращаясь к русским, будут вновь заданы , но уже от казака к казакам, потому что ситуация будет не просто схожей, а еще и значительно худшей.

Возможно, Вы подумаете, что я сгущаю краски, либо дискредитирую или увожу в сторону идею или цель признания казаков народом. Поверьте, это не так, что бы и кто бы об этом не говорил, надумывая всевозможные домыслы. Захватившая идеология борьбы казаков за признание их народом, создала среду, в которой не культивируется образ творца и созидателя, с вытекающими отсюда необходимыми условиями профессиональной подготовки, организационного опыта общественной и политической деятельности, опыта хозяйственной кооперации и т.п., а образовала общность, в которой достойными членами являются те, кто сможет более демагогичней преподнести образ коварного русского и никчемности Российской Империи. Этим изысканиям посвящается время, силы, энергия. И чем сильней «довод», тем мощней представитель, этот «довод» откапавший или придумавший. Все уходит в сферу враждебного отыскания «врага» и его критики, что ничем не отличается от той же критики самих казаков-националистов националистов-русских, обвиняющихся в том же.

Российское общество и находящееся в нем казачье сообщество поражено абсолютно идентичными проказами и болезнью. Заданные Вами вопросы при признании казаков народом будут таковыми же впоследствии и к казакам. В этом у меня сомнений нет.

Мелехин пишет: «Владимир Петрович!
Вы пишете о необходимости проведения «конференции представителей казачьих сообществ и представителей станиц для взаимного обсуждения тех путей движения, которые видятся возможными данным представителям».
Какова тема конференции? Какие вопросы предполагается рассмотреть? Кто будет готовить материал по этим вопросам? Каковы принципы представительства и участия? В общем, необходима вся информация по подготовке и проведению конференции.
Б. Мелехин.»

Борис Владимирович, на мой взгляд, тема конференции должна вытекать из фактического состояния казачьих сообществ и их реально имеющихся сил, о которых я неоднократно писал, разумеется, высказывая свой, сугубо субъективный, взгляд.

Отсюда и «рабочее» название тем, предполагаемых к обсуждению на конференции:
1. Пути консолидации имеющихся сил для воссоздания этнического единства казаков.
2. Определение цели и тактических задач, исходящих из фактически имеющихся сил, готовых данной цели и решения данных задач добиваться.

Вначале надо понять, какими силами мы обладаем. Силами, способными к реальным действиям, а не к бесконечным разговорам об этих действиях, строящими планы, которые так и остаются планами. Определить то, что на протяжении 20 лет постоянно приводило к угасанию тех или иных инициатив, предлагаемых многими казаками. Постараться максимально возможно в ходе обсуждения понять друг друга, понять предлагаемые оценки предстоящего пути.

Более подробно я напишу через неделю, но сегодня уже можно назвать время проведения: с 1 по 3 мая в Подольске – так удобней провести 1-ю конференцию. Возможна корректировка «+» «-» 2 дня, если в этом будет необходимость, вызванная просьбами тех, кто предполагает приехать.

Материалы по предполагаемым (указанным выше) темам, разумеется, будут готовиться теми, кто пожелает в их обсуждении принять участие. Причем, указанные темы не являются догмой — они могут быть дополнены вопросами, которые будут инициированы участниками.

Вопрос представительства и участия также не регламентирован. И причина тут очевидна, т.к. на сегодняшний момент нет тех казачьих сообществ, объединений и движений, реально влияющих на общеказачье движение, чтобы определить их представительства. Все крайне разрозненно и неопределенно, порой за громкими заявлениями и вывесками – пустота. Поэтому приглашаются все те, кто готов предложить свой взгляд на путь будущего казачества с желанием услышать и другое мнение, обсудить все отрицательные и положительные стороны предлагаемого. Постараться найти общее и это общее развить, включаясь в общую работу. Я не думаю, что на данной конференции будут приняты какие-либо «судьбоносные решения» или программы. Но общая платформа вполне может быть выработана.

Могут быть поставлены вопросы и определены темы для следующей, более представительной, конференции уже на Дону в станице Еланской.
Хуторянин пишет: «Если у участников конференции, не будет четкой программы выступлений и все сведется к словоблудию, а-ля «казакийские форумы «, то конференция будет провалена.
На мой взгляд каждый желающий выступить, как минимум должен, знать о чем он будет говорить и что конкретное предлагать. Говорить просто так не предлагаю конкретных путей решения поставленного вопроса, это трата времени участников конференции.
Конференция может быть удачной ( в той части которая пройдет в Елани ), если будут представители с земли. Т.е. хотелось бы увидеть людей с Присуда, которым все это нужно. Которые в результате реализации определенных програм хотели бы улучшить свою жизнь в материальном и духовном плане. Задача казалось бы проста. Дон должен стать зоной комфортного проживания для коренного населения, и ( в этом некий парадокс) для комплиментарного казакам не казачьего населения.
Я хотел бы обратить внимание на то, что сама идея Конференции и ее содержание уже сходу подвергается обструкции.
Равно, как и само дело Мемориала было подвергнуто обструкции, в стиле интелигенции начала 20 века, причем обструкция делается, как я и заметил, по одной и той же технологии. Что в начале 20 века, что в перестроечные времена, что сейчас.

Сергей Эдуардович, безусловно, предполагаемая конференция предусматривает не сбор лиц, желающих послушать других и их же покритиковать. Целью конференции предусматривается представление и обсуждение тех путей, которые видят казаки, имеющие данные представления, готовые их не только высказать, но и обосновать их жизнеспособность, необходимость и востребованность.
На конференцию приедут казаки и с Присуда , которые также имеют и свой взгляд, и свои мысли о предстоящем пути.

Ну а по поводу «обструкции» — так это было всегда, всегда и будет. Другой вопрос — что, если даже в борьбе со мной ли, или в противостоянии к тому, что делается , другие казаки объединятся ради этого и решат делать по-своему, то и это уже хорошо . Потому что собравшись, даже в противостоянии и неприятии того, что делается мной – они вынуждены будут тоже приступить к действиям. В противном случае они так и останутся «интернет-пространством». А вот начав действовать, они обязательно столкнутся с реальностью, а не с фантазиями. И эта реальность, в любом случае, понудит их критически отнестись к тому, чем они сейчас заняты. Возможно, это и поможет им более четко осознать предстоящий путь, либо уже окончательно признать свою позицию пассивного критиканства. И тогда будет абсолютная ясность. Во всем и со всеми. (см. полностью на форуме здесь )

***
Мелехин пишет: «Первым (легитимным, реальным и юридически значимым) действием в подготовке Съезда казачьего народа является создание инициативной группы по проведению Конференции представителей этнических казачьих общин России и зарубежья.»
Инициативная группа, на которую возложатся все указанные Вами задачи и программа действий, может создаться только тогда, когда итогом планируемой на 1-3 мая конференции в Подольске станет полное и безоговорочное согласие участников с прдлагаемым Вами (и Вашими едномышленниками) планом действий, где Вы настаиваете, что единственно верным и действенным путем является путь к Съезду только через создаваемые казачьи НКА.

Но есть и другие предложения, которые также будут рассмотрены на данной конференции. Будет ли согласие единодушное или нет — покажет встреча. Покажет та дискуссия, которая должна рассмотреть все предложенные варианты, их положительные и отрицательные стороны, и — или выбрать один из представленных, или выработать обобщенный вариант. А, возможно, что и, выслушав все предложения, каждый останется при своем мнении. Поэтому, я думаю, что все указанные Вами мероприятия — преждевременны.

Но что я могу предложить дополнительно (в том случае, когда ни одно из представленных предложений не сможет убедить собравшихся в консолидации сил вокруг одного из них, либо в составлении обобщенного варианта) — в этом случае, каждая группа (приверженцев того или иного видения пути) может провести у нас же свой сход с выработкой программных действий и плана их осуществления в соответствии со своими взглядами.

Кому-то может показаться, что это есть поощрение к дальнейшему разделению. Это не так.
Я готов оказывать содействие тем, кто убежден в правильности выбранного пути, и отличающегося от моего, только по одной причине. Чтобы этот путь вышел из теоретических предпосылок (на которые еще лет 20 можно ссылаться, как на единственно верную, но не понятую программу), в практическую плоскость ее осуществления. Где и может определиться либо ее правильность и жизнеспособность, либо ее ненужность и нецелесообразность.
И в этом случае, она либо отмирает и более не смущает умы и не отвлекает на себя энергию казачьего сообщества, либо становится определяющей и втягивающей в свой круг данное сообщество.

Безусловно, это не лучший способ выявления наиболее целсообразного и правильного пути, но, исходя из нашего состояния, — наиболее верный.

Таким образом, на время проведения данной конференции отводится три дня:

1 день — Доклады приехавших представителей казачьих сообществ. Ответы на вопросы.
2 день — Обсуждение предложенных программ и ответы на дополнительно возникшие вопросы. Определение возможности консолидации сил и выбор обобщающей программы.
Если это не получается, то на
3 день — заседание по программам единомышленников в части их практической реализации.

Но, как я уже ранее писал, к концу недели я напишу по проведению конференции более подробно и размещу на форуме.

***

Б.Мелехин пишет: «Вы не совсем верно поняли мои предложения. Во-первых, я имел ввиду, что для начала (на первой встрече) можно было бы обсудить предложенную организационную схему и принципы объединения и национального самоопределения казачьего этноса в составе России.» Борис Владимирович, возможно, действительно, написанное Вами в предыдущем сообщении, мной было понято не совсем так, как Вы об этом написали. Безусловно, любая, предложенная на конференции, программа должна предусматривать организационную схему ее воплощения, куд и должны быть включены принципы, способные объединить казаков.
Вот эти-то предлагаемые схемы, с доводами, объяснениями по спорным вопросам или по разъяснению вопросов, возможно, еще и не до конца понимаемых, и явятся главной основой данной конференции. И если нам всем удастся сообща найти правильное и рациональное зерно, на котором и начнет взращиваться последующее движение, то тогда, безусловно, и встанет вопрос очередных шагов, как по инициативной группе, так и по оргкомитету.

Хуторянин
пишет:«Меня напрягает лишь один момент. То что за всеми идеями нет механизма реализации идей. После семи(!) лет разговоров, хочется что-то делать.»

Этот момент, Сергей Эдуардович, напрягает всех, потому что создание и запуск такого механизма куда сложней, нежели формулировка идеи. Поэтому-то и нужна эта, как Вы назвали, «промежуточная конференция», на которой, возможно, разрозненные элементы, соединившись, этот механизм и создадут.

СМ. ТАКЖЕ:

  • КАЗАКИ И РУССКИЕ
  • ПОИСКИ ВРАГОВ
  • О НЕОБХОДИМОСТИ ОБЪЕДИНЕНИЯ СИЛ
  • и др.

P.s. страницы Энциклопедии находятся в постоянном пополнении и обновлении по мере размещения новых сообщения В.П. Мелихова на форуме.