поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


— Арест. Тюрьма. Уголовное дело

МЕЛИХОВ: АРЕСТ. ТЮРЬМА. УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

(выдержки из  высказываний В.П. Мелихова с форума  http://elan-kazak.ru/ )

***

СМ. ТАКЖЕ :

***

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ  

 15 июля 2007 года. Мелиховым В.П. объявлен официальный день открытия мемориального комплекса «Донские казаки в борьбе с большевиками» на 4 августа 2007 года.

 26 июля 2007 года. Мелихов В.П. выезжает из г. Подольска в ст. Еланскую на проведение работ по установке скульптурных групп мемориала.

 27 июля 2007 года. В ГУВД по Московской области получено письмо от главы администрации г. Подольска Пестова Н.И. в отношении директора ООО «Станица» Мелихова В.П. по якобы имеющимся фактам противоправных действий в торговом комплексе, принадлежащем ООО «Станица».

 31 июля 2007 года. Руководством ГУВД Московской области утверждается План проведения оперативно-розыскных мероприятий на рынке ООО «Станица».

 1 августа 2007 года. Созданная следственная группа по деятельности ООО Станица» врывается в контору предприятия и производит выемку всех документов, компьютеров. В этот момент Мелихов В.П. и скульптор Чернявский К.Р. проводят монтаж бронзовой скульптуры Атамана на пъедестал. О происходящем в Подольске Мелихов узнает из телефонного звонка одного из сотрудников.

 2 августа 2007 года. ГУВД Московской области утверждается План мероприятий по документированию противоправной деятельности торгового комплекса «Станица». (еще ничего не расследовано и не доказано, а деятельность уже называется противоправной. — прим.).

4 августа 2007 года. Открытие Мемориала «Донские казаки в борьбе с большевиками».

15 августа 2007 года. Не обнаружив противоправных действий, правоохранительные органы возвращают изъятые документы на предприятие.

 3 сентября 2007 года. Подольским городским прокурором согласовывается Постановление о производстве обыска в конторе предприятия ООО «Станица» и частном доме Мелихова В.П.

 4 сентября 2007 года. Федеральный судья Подольского городского суда Московской области — Гуськова Н.Д. выносит Постановление о производстве обыска в жилище.

 5 сентября 2007 года. Следственная группа вновь врывается, но теперь уже не только в контору, но и в частный дом Мелихова В.П. и производит обыск с пристрастием. Изымается та же документация, которая была изъята и возвращена несколькими днями ранее.

13 сентября 2007 года. На имя Заместителя Начальника ГУВД по Московской области ген.майора юстиции Воронина А.В. от начальника УБЭП УВД по Московской области п-ка милиции Курбатова И.В. подается рапорт, где указывается, что в ходе оперативных действий выявлено, что у Мелихова В.П. имеется недвижимость и активы коммерческих структур за границей, и что в ближайшее время Мелихов В.П. намерен скрыться от уголовного преследования. (в дальнейшем следствием не было предъявлено ни одного документа, подтверждающего этот факт, и не могло быть предъявлено, поскольку это — явная ложь. — прим.).

14 сентября 2007 года. Мелихов В.П., вызванный на допрос, задержан и взят под стражу  во избежании его сокрытия от уголовного преследования за границей на основании рапорта Курбатова И.В.

15 сентября 2007 года. Федеральный судья Подольского городского суда Московской области Гуськова Н.Д. выносит постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. ( Основание — тот же полностью ложный без единого доказательства рапорт Курбатова И.В. о якобы имеющейся собственности за рубежом и намерении скрыться за границей. — прим.).

Согласно уголовному делу, все следственые действия в основном были закончены до 15 ноября 2007 года. Однако, все дальнейшее время Мелихову В.П. продлевали через Подольский суд содержание под стражей до апреля 2008 года включительно, в общей сложности до   8 месяцев. (За это время множество писем, обращений и т.п., написанных друзьями Мелихова В.П. в правоохранительные органы, в Общественную Палату, в Прокуратуру никакого воздействия не оказали — все они возвращались в инстанции на рассмотрение тем, кто инициировал это беззаконие. -прим.).

Наконец, под давлением огромного количества возмущенных писем, направленных в Генпрокуратуру, по поводу того, что дело специально затягивается и не передается в суд, а также на основании запроса депутата Государственной Думы, Мособлпрокуратура начала проверку. Обнаружив существенные нарушения УПК в ведении следствием уголовного дела, Прокуратурой Московской области были выдвинуты требования по их устранению. Чтобы не исполнять данные требования, следствие быстро закончило дело и 12 апреля 2008 года состряпало обвинение. (это была суббота).

13 апреля 2008 года (в воскресенье) Подольским городским прокурором данное обвинительное заключение было утверждено и направлено в суд. (Удивительная расторопность и трудолюбие — рабочих дней за 8 месяцев было мало. — прим.).

 Уже в понедельник 14 апреля 2008 года в Мособлпрокуратуру ушел ответ о том, что дело передано в суд и ничего изменить не возможно. (Все были довольны.-прим.).

 С 14 апреля 2008 года судья знакомился с уголовным делом. Первое заседание назначено на 22 апреля 2008 года. Нарушения и необоснованность в уголовном деле были столь очевидны, что применять к Мелихову В.П. в дальнейшем ту же меру пресечения, как содержание под стражей, судья не рискнул и вынес постановление об освобождении из-под стражи в зале суда, заменив на подписку о невыезде.

С 22 апреля по 10 июля 2008 года шли заседания суда. В ходе проведения судебных заседаний все более и более выявлялась несостоятельность обвинения и грубейшие нарушения следствием норм действующего законодательства:

— свидетели запугивались, о чем сами и говорили на суде;

— многие не подписывали протоколы, а их подписи позднее стояли на документах;

— часть свидетелей вообще отвечали на вопросы следователя как одно лицо (например, Терешкин), а на самом деле это был Гомзин. (Пример из протокола судебного заседания от 28 мая 2008 года: Свидетель Гомзин осматривает протокол допроса (т.4. л.д.160-163) и заявляет: «Данные по личности — мои, а подписи везде — не мои, и таких показаний я не давал, и к следователю меня не вызывали, и данный протокол допроса вижу впервые… (и далее поясняет) возможно данные показания за меня дал Терешкин.»;

— проведенная следствием экспертиза внутри ГУВД была сфабрикована в интересах следствия, под их вопросы, которые к сути обвинения никакого отношения не имели;

— в свою очередь экспертиза, выполненная в Московской лаборатории судебных экспертиз Министерства юстиции РФ (именно там все суды и следствие должны делать экспертизы) показала, что никаких нарушений Мелихов В.П. не допускал и налоги уплачивал в полном и необходимом объеме.

Становилось очевидно всем, что дальнейшее рассмотрение уголовного дела вскроет еще большие нарушения следственных органов и еще ярче высветит заказ по данному делу.

    Осознавая, что никакими способами осудить Мелихова В.П. не удается, прокуратура выходит в суд с ходатайством о приостановке ведения судебного дела и возврате дела в прокуратуру, пояснив, что в течение 10 дней они его сами закроют по отсутствию состава преступления с правом Мелихова В.П. на реабилитацию.

 11.07.2008 г. уголовное дело из Подольского городского суда МО возвращено городскому прокурору на основании ст. 237 УПК РФ

  22.07.2008 г. уголовное дело № 95322 поступило в Подольскую городскую прокуратуру Московской области  и  было направлено в ГСУ при ГУВД по Московской области.   С момента поступления дела в ГСУ при ГУВД по Московской области по делу производились следственные и иные процессуальные действия, в том числе судебные экспертизы, то есть совершались действия, не предусмотренные статьей 237 УПК РФ. 

 25.08.2008 г. следователем 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Ляшковым Д.В. было вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании пункта 3 части 1 статьи 24 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования).

 26.08.2008 г. заместителем начальника ГСУ при ГУВД по Московской области постановление о прекращении уголовного дела  от 25.08.2008 г. было отменено, предварительное следствие – возобновлено с установлением срока предварительного следствия 1 месяц с момента поступления уголовного дела следователю.

 18.09.2008 г. начальником 7 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Бузановым П.А. вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании части 1 статьи 28 УПК РФ (прекращение в связи с деятельным раскаянием). На самом деле, никакого «деятельного раскаяния» со стороны Мелихова В.П. написано не было.

 22.12.2008 г. руководитель следственного органа – заместитель начальника ГСУ при ГУВД по Московской области вынес постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела и о возобновлении производства по уголовному делу, установив срок предварительного следствия до 09 месяцев, то есть до 22.01.2009 г.

 26.12.2008 г. начальником 7 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Бузановым П.А.  вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

***

Вышеизложенное говорит только об одном. Все силы были брошены вначале на то, чтобы запугать или сломить бесконечным затягиванием судебного процесса, при этом грубейшим образом попирая закон и не неся абсолютно никакой ответственности за данные нарушения.

   А сейчас, когда ни первое, ни второе не удалось, на вооружение взято следующее — погрузить Мелихова В.П. и его предприятие в бесконечную череду сменяющихся уголовных дел. И это уже начало действовать.

   Когда уголовное дело в суде развалилось (это был май 2008 года), прокуратура дала указание теперь уже налоговой инспекции провести проверку предприятия, с четкой установкой составить акт, вписав туда иные, не фигурирующие в уголовном деле, налоговые нарушения. Если их не будет, то придумать.

   И вот теперь уже налоговая совместно со следственным комитетом проводит налоговую проверку предприятия (и что мешало им проводить ее весь предшествующий год, когда шло уголовное дело по тем же налогам?).

   Был составлен акт, над которым даже налоговики смеялись,  и тем не менее, такой акт был составлен и направлен нам. Акт, в котором в очередной раз, кроме домыслов и явных искажений положений налогового кодекса, ничего серьезного нет. Есть расчет придуманных штрафов и налогов на 30 млн. рублей.

   Теперь ООО «Станица» обращается в арбитражный суд о непризнании данных начислений. Арбитражные суды по таким делам могут длиться 5-8 месяцев. Но налоговая имеет право на время ведения суда заблокировать текущий счет и таким образом парализовать деятельность предприятия, так как мы не сможем ни выдавать зарплату, ни оплачивать счета за эл.энергию и т.п. Ведь, чтобы Предприятию заработать 30 млн.рублей, надо работать год.

   Параллельно ГУВД открывает новое уголовное дело по уже якобы вновь открывшимся фактам (тем, что придуманы налоговой).

   И так может длиться долго. Остановить этот произвол может только надзор Прокуратуры. Замкнутый круг — Прокуратура является зачинщиком произвола.

 

20.01. 2009 г.  Постановление отменено как незаконное.

23.01.2009 г. уголовное дело принято к производству следователем 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагиным П.С. 

28.01.2009 г. Мелихову В.П. было предъявлено обвинение (1)

03.02.2009 г. Мелихову В.П. было объявлено об окончании предварительного следствия и были выполнены требования статьи 217 УПК РФ об ознакомлении с материалами дела (1.1.).

12.02.2009 г. срок предварительного расследования по делу продлен на 1 месяц 01 суток, а всего до 10 месяцев 01 суток, то есть до 16 марта 2009 г.

11.03.2009 г. срок предварительного следствия был продлен руководителем следственного органа – начальником ГСУ при ГУВД по Московской области Ворониным А.В. на 1 месяц, а всего до 11 месяцев, то есть до 16 апреля 2009 г.  При этом, как следует из мотивировочной части Постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия от 10.03.2009г., требования статьи 217 УПК РФ (ознакомление с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами) выполнены, необходимость продления срока следствия обусловлена составлением обвинительного заключения по делу.

24.03.2009 г. Постановлением следователя Лычагина П.С. предварительное следствие по делу было возобновлено.

07.04.2009 г. срок следствия продлен до 12 месяцев, то есть до 16.05.2009 г.

27.04.2009 г.  руководителем следственного органа – заместителем начальника СК при МВД РФ срок следствия продлен на 2 месяца, а всего до 14 месяцев, то есть до 16.07.2009 г.

30.06.2009 г. руководителем следственного органа – заместителем начальника СК при МВД РФ срок следствия продлен на 2 месяца, а всего до 16 месяцев, то есть до 16.09.2009 г.

09.07.2009 г.  Мелихову В.П. второй раз было предъявлено обвинение, после чего он был допрошен в качестве обвиняемого, а затем уведомлен об окончании следственных действий, также в этот день было проведено ознакомление с материалами дела в порядке статьи 217 УПК РФ (2 и 1.2.).

09.07.2009 г. защита Мелихова В.П. была уведомлена о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу до 16 месяцев, то есть до 16.09.2009 г.

21.07.2009 г. уголовное дело № 95322 поступило в Подольскую городскую прокуратуру в порядке статьи 220 УПК РФ.

23.07.2009 г. Подольским городским прокурором Московской области было вынесено постановление о возвращении дела для проведения дополнительного расследования следователю.

07.08.2009 г.  следователем 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области старшим лейтенантом юстиции Лычагиным П.С. предварительное следствие по уголовному делу №95322 было возобновлено.

13.08.2009 г. следователем 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области старшим лейтенантом юстиции Лычагиным П.С. в прокуратуру Московской области подано ходатайство об отмене постановления Подольского городского прокурора Лукьяненко Ю.В. от 23.07.2009 г. о возвращении уголовного дела №95322 для производства дополнительного следствия.

17.08.2009 г.  заместителем прокурора области старшим советником юстиции Селифановым В.В. было вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагина П.С.

11.09.2009 г. следователем 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагиным П.С. в прокуратуру Московской области подано ходатайство об отмене постановления Подольского городского прокурора Лукьяненко Ю.В. от 23.07.2009 г. о возвращении уголовного дела №95322 для производства дополнительного следствия и постановления заместителя прокурора Московской области Селифанова В.В. от 17.08.2009 г. об отказе в удовлетворении ходатайства.

14.09.2009 г. Прокурором Московской области Моховым А.М. было вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по московской области Лычагина П.С.

20.10.2009 г. заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Гринем В.Я. вынесено постановление об отказе в удовлетворении ходатайства Министра – начальника СК при МВД России Аничина А.В. и следователя 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагина П.С.

 20.11.2009 г. Генеральный прокурор РФ Чайка Ю.Я. вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя 1 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагина П.С.

 10.12.2009 г. руководителем следственного органа – заместителем начальника Следственного комитета при МВД России Ю.Ф. Алексеевым срок предварительного следствия продлен на 1 месяц до 04 января 2010 года.

 14.12.2009 г. следователем 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагиным П.С. назначена судебная оценочная экспертиза.

 22.12.2009 г.  Мелихов В.П. был ознакомлен с заключением эксперта, уведомлен об окончании следственных действий, также в этот день было проведено ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

 31.12.2009 г. Мелихов В.П. был уведомлен о том, что срок предварительного следствия по уголовному делу №95322 продлен до 04.03.10 г., т.е. до 17 месяцев 05 суток.

 04.01.2010г. следователем Лычагиным П.С. вынесено постановление о приостановлении уголовного дела  на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

 07.05.2010 г. данное постановление отменено как незаконное и возобновлено предварительное расследование.

 07.06.2010 г. следователем Лычагиным П.С. вновь вынесено постановление о приостановлении уголовного дела  на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

 23.06.2010 г. постановление отменено как незаконное и возобновлено предварительное расследование.25.06.2010 г. следователем Лычагиным П.С. вновь вынесено постановление о приостановлении уголовного дела  на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

 09.08.2010 г. постановление отменено как незаконное и возобновлено предварительное расследование.

 19.08.2010 г. следователем Лютровым Д.С. вынесено постановление о приостановлении уголовного дела  на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

 22.10.2010 г. постановление отменено как незаконное и возобновлено предварительное расследование.

 23.11.2010 г. следователем Лютровым Д.С. вынесено постановление о приостановлении уголовного дела  на основании пункта 3 части 1 статьи 208 УПК РФ (неизвестность места нахождения обвиняемого по делу).

 29.12.2010 г. постановление отменено как незаконное и возобновлено предварительное расследование. За все время следователями злонамеренно тянулось время, не производились ни какие следственные действия, кроме незаконных и необоснованных приостановлений. Далее последует череда незаконных прекращений.

 03.02.2011 г. следователем Лютровым Д.С. вынесено постановление о частичном прекращении и о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 25.02.2011 г. данные постановления отменены как незаконные.

 14.04.2011 г. уголовное дело принято к производству следователем Лукашовым К.В.

 15.04.2011 г. следователем Лукашовым К.В. вынесено постановление о частичном прекращении и о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 04.05.2011 г. данные постановления отменены как незаконные.

 17.06.2011 г. следователем Лукашовым К.В. вынесено постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 01.07.2011 г. данное постановление отменено как незаконное.

 22.09.2011 г. следователем Лукашовым К.В. вынесено постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 18.10.2011 г. данное постановление отменено как незаконное.

 20.02.2012 г. следователем Лукашовым К.В. вынесено постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

 29.03.2012 г. данное постановление отменено как незаконное. В Постановлении суда судья Губарева О.И. указала, что начальник 4 отдела СЧ ГСУ ГУВД МВД России по МО Бузанов П.А.  и заместитель начальника СЧ ГСУ ГУВД МВД России по МО Городков В.В. не проверяли должным образом материалы уголовного дела, не осуществляли надлежащий контроль, что привело к тому, что за период с 04 января 2010г. по 20 февраля 2012 г. было вынесено по делу 12 незаконных решений, что по мнению суда, существенно нарушают конституционные права Мелихова В.П. и затрудняют его доступ к правосудию, поскольку дело находится в следственном органе на протяжении почти 5 лет, а именно 55 месяцев

 17.05.2012 г. Данное Постановление было отменено Московским областным судом . Материалы жалобы переданы на новое рассмотрение.

 05 сентября 2012 гсудья Подольского городского суда Московской области Смагин Д.В. вынес Постановление о признании незаконным и необоснованным Постановления следователя 4 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД      России по Московской области Лукашова К.В. от 20 февраля 2012 г. о прекращении уголовного дела № 95322 и обязал руководителя следственного органа устранить допущенные следователем 4 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Московской области Лукашовым К.В. нарушения. 

 06.11.2012 г. следователь Лукашов К.В. выносит Постановление о возбуждении перед руководителем следственного органа ходатайства об установлении срока предварительного следствия по уголовному делу на 20 суток до 25 ноября 2012 г.

 Руководителем следственного органа заместителем начальника Следственного департамента МВД России полковником юстиции Манаховым С.А. срок предварительного следствия установлен до 25.11.2012 г.

Данный срок был необходим следственному органу для вынесения еще одного незаконного постановления о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

24.11.2012 г. следователь Лукашов К.В. выносит очередное постановление о прекращении уголовного дела.

 21.01.2013 г. судьей Подольского городского суда Московской области Гуськовой Н.Д. вынесено постановление о признании незаконными и необоснованными действий следователя по вынесению постановления от 24.11. 2012 г. о прекращении уголовного дела № 95322 в отношении Мелихова В.П. по основанию, предусмотренному п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ. 

***

ОТКРЫТОЕ ВИДЕООБРАЩЕНИЕ В.П.МЕЛИХОВА к Президенту РФ В.В.ПУТИНУ по поводу уголовного преследования, длящегося 5 лет  — смотрите здесь>>>

***

Форумчанину:  (…) ненаказуемое зло приносит еще большее зло. Ненаказуемый большевизм привел к сегодняшним порокам общества. Ненаказуемые нынешные пороки развалят общество, как раковые клетки. То, что Вы пишете – это всего лишь верхушка айсберга – взятки, корысть и прочее – это цветочки, ягодки в том, что система эта уже стала самовосстанавливающейся: отруби одну голову, вырастают три. Не по слухам и новостям, а конкретно по моему уголовному делу приведу всего лишь 4 документа:

1.Основание для ареста и дальнейшей 8-месячной отсидки в тюрьме:

копия довольно «слепая» — ниже приведу текст рапорта более крупно
:

Указанное в рапорте – ложь! Ни собственности, ни денег в зарубежных банках у меня не было. Но на основании рапорта посадили, даже не разбираясь. Т.е. полковник, офицер нагло врал, а суд не удосужился даже потребовать обоснования данному рапорту, таким образом, можно любого гражданина взять и посадить, написав подобное.

2.Это письмо в Генпрокуратуру по фактам фальсификации по экспертизе и протоколам допроса.

Внаглую подтасовывают протокол допроса, но не несут никакой ответственности!

3. Это после того, как дело забрали из суда на дорасследование и вынесли 2 постановления о закрытии уголовного дела:  Первое: за давностью лет (!)

Второе: за моим «деятельным раскаянием» (постановление содержит 11 листов, поэтому приведу лишь первый и последние)

Оба эти постановления мы отменили через суд, т.к. они не давали возможности реабилитироваться и обратиться в суд на тех, кто затеял это уголовное дело.

Но как можно было выпускать подобные постановления, когда по давности лет подобные дела не закрывается по закону, а деятельного раскаяния моего не было вообще. Это прямая фальсификация и вновь никто не ответил за это.

Генпрокуратура просто отписалась и все. И вот с сентября прошлого года, когда следствие поняло, что мы не согласимся с их вариантами закрытия уголовного дела, просто внаглую вновь (противозаконно) открыто расследование по уголовному делу, которое за истекшее время то закрывается, то вновь открывается и никакой управы на их беспредел нет. Я уже 2 года как под уголовным преследованием и ничего изменить нельзя – везде, куда бы мы не обращались, простые отписки.
Выход единственный: противостоять системе сообща, вместе, единым фронтом, который необходимо собрать, организовать и выстроить. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

ОТКРЫТОЕ ВИДЕООБРАЩЕНИЕ В.П.МЕЛИХОВА к В.В.ПУТИНУ по поводу уголовного преследования, длящегося 5 лет. ( 10 мая 2012 )

Господин Президент!
Я, Мелихов Владимир Петрович, использовав все доступные и позволяемые мне Российским законодательством методы борьбы с беззаконными действиями руководства Главного Управления МВД по Московской области, вынужден обратиться к Вам, как последней возможности внутри России решить данный вопрос.
Он заключается в том, что в Московской области под практикующуюся схему отъема собственности у предпринимателя – попал и я в 2007 году. Ее суть довольна проста:

— без какой либо проверки налоговым органом, от заинтересованного в отъеме собственности лица в ГУ МВД по МО пишется письмо о якобы, имеющихся нарушениях в уплате налогов у предприятия, которое хотят забрать;
— следственное управление реагирует на это письмо, изымает документы и просто рисует эти неуплаченные налоги;
— предпринимателя сажают в СИЗО на время проведения расследования, — и там уже понуждают его отказаться от своего предприятия, либо при его отказе осуждают. А за время отсидки все равно предприятие забирают.

По этой схеме в 2007 году – также было написано письмо на имя начальника ГУ МВД по МО Головкина Н.В. о якобы неуплаченных мной налогах, хотя никакой проверки моего предприятия налоговым органом не было и фактов неуплаты не обнаружено.

Следственный комитет на основании данного письма изъял документы, придумал эти неуплаченные налоги и через Прокуратуру г. Подольска возбудил уголовное дело по ст. 199 ч.2 УК РФ.
Сразу же после возбуждения уголовного дела, поступил рапорт начальника ОБЭП Курбатова И.В. о том, что по его оперативным данным я имею собственность за рубежом и финансовые средства в иностранных банках.

На самом деле ничего подобного у меня не было, ни квадратного метра жилья, ни цента за рубежом. Это был обычный подлог и ложь офицера милиции, дававшим присягу на честность и порядочность. Но в судебном заседании судья Подольского городского суда не обратила на это никакого внимания, данный факт надлежащим образом не проверила и мне избрали меру пресечения на период следствия – содержание под стражей.

Восемь раз из месяца в месяц мне продлевали срок. Восемь месяцев я сидел в тюрьме, ожидая окончания следствия, которое специально затягивалось и дело в суд не направлялось.
Поднялась общественность, мои друзья провели ряд манифестаций. Под их давлением дело все-таки передали в суд.

На первом же заседании суда стало очевидно, что уголовное дело шито белыми нитками и все то, что инкриминировали мне абсолютно надуманно, в результате меня освободили из под стражи и далее начались судебные разбирательства, в ходе которых выяснилось, что все экспертизы на самом деле экспертизами не являлись, а через неверно поставленные вопросы следствия, которые делало ГСУ, подгонялись под нужное обвинение.

Мы же в свою очередь сделали комплексную экспертизу в лаборатории экспертиз Минюста РФ, которая четко ответила на вопросы – все налоги уплачены, нарушений в исчислении налогов нет.
11 июля 2008 года на очередном заседании суда представитель Прокуратуры заявила от Прокурора г. Подольска, что следственное управление ввело их в заблуждение и ходатайствует о возврате уголовного дела на дорасследование с целью прекратить уголовное дело по реабилитирующим основаниям.

Дело было возвращено, но уголовное преследование не остановили, а наоборот еще с большим рвением продолжили это преследование. Взяв обвинительное заключение из уголовного дела, они передали его в налоговую инспекцию города и понудили их провести проверку на предприятии, доначислить якобы неуплаченные налоги, чтобы в дальнейшем это представить как доказательство обвинения.

Налоговая инспекция поддалась данному давлению и вынесла решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налогов общей суммой 31 млн. руб. Данное решение мы оспорили в Арбитражном суде Московской области. Арбитражный суд решение Межрайонной ИФНС России №5 по МО признал незаконным, пояснив, что законных оснований для начислений неуплаченных налогов не имеется, налоговых нарушений нет. Кроме того, суд обязал налоговый орган возместить нам ущерб в размере 1 346 841,81 руб., понесенный во время судебного разбирательства. Налоговая эту сумму нам оплатила из средств российских налогоплательщиков.

После этого можно было бы поставить точку. Все ясно и подтверждено решением Арбитражного суда. Ведь согласно ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившими в законную силу решением суда, принятые в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. Кроме того, нами был направлен запрос в Прокуратуру г. Подольска о том, имеют ли преюдициальное значение данные судебные акты арбитражных судов конкретно по моему уголовному делу. Ответным письмом №П-07/95322 от 03.11.2011г. Прокурор г. Подольск четко пояснил, что обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела №95322, установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Московской области, должны признаваться следователем без дополнительной проверки.

Но это для тех, кто соблюдает закон. Для подмосковной полиции это не указ. И следственное управление начинает искать пути обхода этого закона.

Вначале следователь Ляшков Д.В. выносит Постановление о прекращении уголовного дела на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ (истечение сроков исковой давности уголовного преследования), то есть по не реабилитирующим основаниям. На следующий день данное постановление было отменено.

Далее начальник отделения 5 отдела СЧ при ГУВД по МО Бузанов П.А. выносит постановление о прекращении уголовного дела по моему деятельному раскаиванию, которое я разумеется не делал. Данное Постановление мы отменили через суд.

И тогда следствие тупо прибегает к обычному подлогу, вынося Постановления о приостановлении предварительного расследования из-за моей неявки. При этом не посылая мне повестки. Пока через прокуратуру мы узнаем, что дело приостановлено проходят месяцы. Узнав об этом мы обращаемся в суд и суд их конечно же отменяет как незаконные. 17 ноября 2010 года судья Подольского городского суда МО Губарева О.И. вынесла частное определение, в котором просила начальника ГУВД по МО Головкина Н.В., начальника ГСУ при ГУВД по МО Воронина А.В. обратить внимание на данные нарушения. В ходе данного судебного заседания очередной следователь Лютров Д.С. пояснил, что по данному уголовному делу не проводится никаких следственных действий, что свидетельствует, по мнению суда, о грубой волоките со стороны следственных органов, допущенных при расследовании уголовного дела.

Таким образом, в 2009-2010 годы было вынесено 6 постановлений о приостановлении предварительного расследования, которые все без исключения судами были отменены. Но они выиграли 2 года, преследуя меня по уголовной статье.
Поняв, что таким образом им дальше действовать невозможно, так как суды стали выносить частные определения о бездействии должностных лиц ГУ МВД по МО, допустивших столь грубые нарушения, следователи (Лютров Д.С. и Лукашов К.В.) начали выносить постановления о прекращении уголовного дела, произвольно снизив сумму предполагаемых неуплаченных налогов с 18 651 166, 75 руб. до 1 737 274, 10 руб., объясняя что это не крупный размер неуплаченных налогов и состава преступления нет, а значит, и нет уголовного дела. Но такие постановления не говорят о моей невиновности и не являются реабилитирующими.
Данные Постановления о прекращении также были отменены как незаконные. За 2010-2012 следственным управлением было вынесено 7 таких постановлений и все до единого они вновь были отменены либо прокуратурой, либо судами.

То есть, я подвергаюсь уголовному преследованию с 2007 года по сей день, уже 5 лет!

За период с 2009 г по 2012 г следствием вынесено 13 постановлений и все они признаны незаконными. Тогда встает вполне очевидный вопрос:

— Либо следователи и их руководство, которое контролирует их работу, абсолютно безграмотны, тогда как они прошли переаттестацию и продолжают работать в полиции.
— Либо допущенные нарушения, допускаются по приказу самого руководства, не позволяя следователю принять единственное правильное решение – прекратить уголовное дело по реабилитирующим основаниям и привлечь к ответственности тех, кто незаконно меня гнобил 5 лет.

Будь то первое или второе, но это недопустимо в системе МВД, превратившейся из органа, утверждающего закон в обществе, в орган, его попирающий, исходя из собственных понятий.

Неоднократно судьи Подольского городского суда выносили в адрес руководителя ГСУ ГУ МВД России Воронина А.В. частные постановления о недопущении нарушения закона при расследовании данного уголовного дела. Последним решением суда, отменяющее очередное постановление следствия судья Подольского городского суда Губарева О.И. признала незаконным бездействие начальника 4 отдела СЧ ГСУ ГУВД МВД России по Московской области Бузанова П.А. и заместителя начальника СЧ ГСУ ГУВД МВД России по Московской области Городкова В.В. по отсутствию надлежащего процессуального контроля за действиями следователя Лукашова К.В. и обязала устранить допущенные недостатки.

Кроме этого, в уголовном деле находится Постановление Генерального прокурора РФ Чайки Юрия Яковлевича, в котором он дословно пишет следующее:
В ходе предварительного следствия решение инспекции ФНС России № 5 по Московской области, являющееся основанием для признания в действиях Мелихова В.П. состава преступления, отменено Арбитражным судом Московской области.
Таким образом, изложенные следствием доводы о доказанности вины Мелихова В.П. являются несостоятельными, поскольку они основаны на одностороннем, необъективном толковании имеющихся в материалах дела решений судебных и налоговых органов.
Выпущено данное постановление еще в 2009 году 20 ноября.
Но как не было реакции со стороны Областного ГУВД на письмо прокурора города, так не последовало реакции и на письмо Генерального прокурора РФ.
Осознавая, что далее уже и эта уловка следствия чревата последствиями, городская прокуратура, проконсультировавшись с областной, изменила свою позицию на прямо противоположную. И если ранее во всех отмененных постановлениях она была на нашей стороне и поддерживала наше ходатайства по данным отменам, то это последнее решение суда она решила опротестовать и его не поддерживать. Просто метаморфоза какая то. Поменяв 3-х летнюю позицию на прямо противоположную.
Это может говорить только о том, что и прокуратура поддалась давлению следствия и вдруг стала вновь его поддерживать.

Обращаясь к Вам, мной был кратко освещен ход следствия и моего уголовного преследования. Названы фамилии и должности сотрудников ГУ МВД по МО, которые допустили серьезнейшие нарушения закона и постановления которых все без исключения были отменены. Но их следствие все равно идет. И уже 5 лет!

Я указал и причины подобных действий:
— либо полная некомпетентность и незнание действующего законодательства
— либо злонамеренная и ничем не оправданное преследование исходящее из корыстных побуждений.

Это мое обвинение руководству ГУ МВД по МО, которое может быть либо клеветой и тогда я за данную клевету должен понести наказание, либо это правда и тогда ответственность должны понести те кто данные нарушения допустил.

Прошу Вас, Владимир Владимирович, дать поручение и рассмотреть данный вопрос, в котором может быть только одно из двух, повторюсь:

— либо я лжец и я несу соответствующее наказание;

— либо руководство ГУВД преступно в своих действиях, и тогда оно должно ответить за свои злодеяния.

Но 5 лет уголовного преследования срок довольно большой, чтобы сделать этот простой вывод.

Мои данные: Мелихов Владимир Петрович, уголовное дело №95322  (2012 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

Форумчанину: Что касается той информации, которую Вы предоставили по ссылке выше и тех множественных комментариев, которые оставили пользователи на тех интернет-ресурсах, где обсуждается изменение УПК в части условий рассмотрения уголовных дел в особом порядке, то можно сказал следующее.

Итак, суть данных изменений отражена в статье и сводится к следующему:
Особый порядок рассмотрения дел – это упрощенная процедура, в ходе которой приговор подсудимому выносится за одно заседание. Суд не исследует доказательства, собранные следствием, не приглашает свидетелей. Обвиняемый, в свою очередь, соглашается со следствием, признает обвинение в том виде, в котором его сформулировал следователь и утвердил прокурор. В качестве «пряника» подсудимому полагается более мягкий приговор, нежели при обычном порядке рассмотрения дела: не более 2/3 предусмотренного по инкриминируемой статье максимального срока.
Для того, чтобы поощрить эту практику, правительство предлагает увеличить количество статей, по которым можно будет рассматривать дела в особом порядке, и распространить законопроект на подозреваемых, которым в случае обвинительного вердикта грозит до 15 лет. В настоящее время «потолок» для упрощенного рассмотрения составляет 10 лет.

Если рассмотреть комментарии тех, кто эту статью прочитал и вступил в обсуждение, и разбить их по основным группам, то они будут выглядеть следующим образом:

1. Данный законопроект при принятии понизит профессиональный уровень следователей и прокуратуры, а суды утеряют профессионализм, необходимый при рассмотрении дел, где идет состязательный процесс между обвинением и защитой по исследованию доказательств обоих сторон.
2. Такое изменение УПК окончательно развяжет руки властям и позволит сажать всех подряд, как в 1937 году.
3. Для осуждения подозреваемого в особом порядке (без исследования доказательств) следствием и его сотрудниками будет все чаще применяться грубое физическое давление на обвиняемого, чтобы тот согласился на особый порядок рассмотрения дела.
4. Все данные нововведения ничего плохого не привнесут – ни в правосудие, ни в следствие, т.к. рассмотрение дел в особом порядке может осуществляться исключительно с согласия на него обвиняемого, который сам признал свою вину по предъявленному обвинению и согласился в результате этого на особый порядок судопроизводства. То есть захочет обвиняемый пойти на особый порядок рассмотрения уголовного дела – он заявляет об этом сам. Не хочет – пусть следствие доказывает вину и уже суд, обычным порядком, будет рассматривать дело.
Верны ли все эти комментарии и высказывания? Расмотрим по пунктам, без истерик и громких заявлений, как с одной, так и с другой стороны, начав с последнего – четвертого пункта.

С одной стороны комментарии, утверждающие то, что я написал в 4-й группе, вроде бы правильные. Действительно, по закону, сам обвиняемый дает или не дает свое согласие. Но утверждающие подобное – мало знают, КАК это согласие может следствие получить. А вариантов у российских следователей огромное множество. Вот некоторые из них:

а) Следователь, становясь мягким и пушистым, расстилается перед тобой, начиная объяснять, что «он все понимает, и что вина твоя не столь уж велика, есть те, кто натворил куда страшней делов, а они на свободе. Но ты попал в мясорубку : то ли по навету очень влиятельных лиц и тебя все равно засудят, то ли, вот, идет очередная полицейская кампания по данной статье обвинения и хватают всех, чтобы отрапортавать»…, то ли еще придумает какие-либо основания. Но всегда при этом он будет тебе крайне сочувствовать и предлагать варианты: «соглашайся на обвинение, ведь по суду тебе грозит 8 лет как минимум, а если согласишься с обвинением и с особым порядком рассмотрения, это максимум 2/3 срока – 5 лет, но, учитывая, что дело твое плевое и ты во всем признался – получишь год, да и то, мы будем ходатайствовать, чтобы условно».

Человек, намыкавшись по КПЗ и по тюрьмам, находясь под следствием, часто попадается на эту удочку. Но вот только следователь срок не определяет. И для суда досудебное соглашение между следствием и обвиняемым – не является обязательным. А заключить сделку обвиняемого с судом – не возможно.

Суд самостоятельно будет определять наказание и учитывая садистские наклонности наших судов, — впаяют ему все 5 лет. Конечно, не 8. Но свою пятерку, или около того, он может получить точно. С одной стороны – такая «упрощенная процедура» опасна для обычных граждан или граждан, недовольных властью. С другой – она очень привлекательна для явных преступников, у которых вина стопроцентно доказана, а власть к ним благоволит . Они могут как раз-то и воспользоваться этим новшеством, признать вину, просить особый порядок рассмотрения в суде и по «неформальному» сговору с прокуратурой и судьей, получить действительно 1 год и еще условно. Когда обычный суд им впаял бы лет 10 и где «неформальный» сговор бы не прошел или пройти мог бы с большой опаской огласки для сторон со стороны прессы и общественности. А так, в новой редакции, не нужно никакой огласки бояться – все по закону.
б) Те же, кто не попадется на сладкие трели следователя и тот, кто действительно обвинен незаконно – будут понуждаться к согласию иными способами. Бутылки, биты, противогазы – арсенал садистов-полицейских, встречающихся у нас в полиции — оставим пока в стороне, все-таки, пока это не повсеместно. Но повсеместно иное : пытка содержанием в КПЗ и тюрьме на момент следствия, когда мерой пресечения тебе избирают не нахождение в фешенебельной квартире с ежедневным променадом и шоппингом , как у госпожи Васильевой, а содержание под стражей.

В этом случае, если у тебя имеются хронические заболевания, как, например, астма, диабет, гастрит или язва и т.п., то содержание равносильно смертному приговору либо получению инвалидности. Это относится и к любым другим заболеваниям, с которыми ты попадаешь в СИЗО. 

При этом дело усугубляется и параллельным давлением тюремного медперсонала: когда ты обращашься к ним за помощью, то они неукоснительно давят на тебя отсутствием возможностей в тюрьме излечить тебя, пугая непоправимыми последствиями. Когда меня взяли под стражу, я как раз лечился от язвы. Благо, что успел пройти все процедуры, но до конца не долечился. Поэтому нет-нет и наступало обострение. Я обратился в тюремную клинику. Меня осмотрели и тут же начали «грузить», что они – бюджетная организация, хороших лекарств нет, а те, что есть – никакого толка не дадут… И что же тут поделаешь, надо бы лечится не здесь, а где-нибудь в хорошем стационаре и т.д. и т.п. А то вдруг заявят: сегодня у Вас ухудшение и возможны любые рецидивы, надо думать и что-то делать… И опять – нет лекарств, мы бюджетники и т.д. и т.п.

Не всякий, проведя месяц, два, пять в жутких условиях содержания и понимая, что уже через месяц ты — неизлечимый инвалид, согласится беспросветно сидеть и дальше. Поэтому многие, отсидев 6-7 месяцев под следствием, которое специально затягивается, готовы на все, лишь бы побыстрее попасть домой, и готовы подписать все, ради мифического обещания, что завтра ты будешь дома.

в) Но если ты попал в СИЗО здоровый и сильный физически – здесь другой метод: создать невыносимые условия нахождения в заключении. И примеры этого воздействия я также могу привести по собственному опыту всего 8-ми месячного срока своего содержания.

Заключенного под стражу держат в двух местах:
— в КПЗ (изолятор временного содержания)
— и в СИЗО (следственный изолятор или тюрьма).
В КПЗ ты находишься в момент твоего задержания и решения суда по выбору меры пресечения. Если суд принял решение избрать меру пресечения в виде содержания под стражей, значит, ты находишься в КПЗ еще какое-то времени, пока тебя этапом не отвезут в СИЗО.

В КПЗ ты находишься и тогда, когда тебя привозят на суд по продлению срока содержания под стражей, и далее вновь ожидаешь своей отправки в СИЗО. 
Так вот, КПЗ – это самое грязное, самое вонючее, самое невыносимое место, где находится заключенный под стражей. Бетонная комната на 8-10 человек, со стоящим в углу отхожим местом. Нет ни единого окна. Вентиляции нет, хотя вентиляция – это дырка в стене на улицу 10 см х 10 см. Две тусклые лампочки на потолке. Когда разом закуривают находящиеся там, то один конец камеры не виден с другого конца. Смрад жуткий. И т.к. эти камеры предназначены для временного содержания, то к тем, кто там содержится под следствием, всегда во время какого-либо задержания в городе, бомжей, обкурившихся и обблевавшихся приволакивают в эут камеру к уже находящимся там. В общем, КПЗ – самое отвратительное место для тех, кто под следствием. Так вот, ты там можешь находиться два-три дня. Тебя с тюрьмы привезли на суд – день. Второй день – суд. Тебе продлевают следствие — и хорошо, если к вечеру тебя увезут этапом вновь в тюрьму. Не успевают – перевезут на следующий день. Так полагается. 

Но могут и по-другому : тебя привозят в этот гадюшник дня за два раньше, а после суда отвозят дней через 5-7. И ты будешь гнить в этом склепе больше недели. Максимально долго вот таким образом меня продержали в КПЗ 10 дней. Чего я только не насмотрелся и не нанюхался. Когда я приехал назад в тюрьму, сокамерникам можно было бросить курить, так сильно пропитался и я и моя одежда табачным дымом, что даже после трехкратной стирки одежда не переставала испускать вонь КПЗ.
И хоть СИЗО (тюрьма) намного лучше КПЗ, но и там есть свои «секретики», как подавлять сидящих и делать их жизнь невыносимой.

Как один из вариантов – постоянно гонять по камерам, где сидят обвиняемые в количестве, бОльшем, чем количество коек для сна.
В таких камерах заключенные спят по очереди – 1-я смена с 22 до 6 утра, вторая – с 16 ч. до 22 ч. Бывают и третьи (спящие с 8.00 до 16.00), но это уже редкость.
Разумеется, 1-я смена – самая удобная, но любой вновь прибывший в камеру неизменно попадает во 2-ю и по мере освобождения камеры от заключенных в течение недели-другой может, согласно очереди, перейти в 1-ю смену. Так вот, меня переводили из камеры в камеру всегда, когда, по мнению надзирателей, подходила моя очередь спать в первую смену. А в новой камере все начиналось снова – 7 переводов. Но когда они поняли, что уже в новых камерах я, по «внутренней связи» между заключенными, признавался «сторожилом» и мне предоставляли право спать в 1-ю смену без очереди, они прекратили эти издевки и принялись за другие.

То есть в тюрьме ВСЕГДА есть множество уловок, по которым жизнь заключенного можно сделать просто невыносимой и не каждый это выдержит. А держать в таких условиях они могут безо всяких проблем больше года. И многие согласятся уйти из этого ада, подписав все, чтобы побыстрей в суд, а там — будь, что будет.

Так что утверждать, что якобы обвиняемый волен отказаться – будет не совсем верно, его волю могут подавить. И корежить из себя дюже волевых тем, кто там не побывал – не стоит.

Я отсидел до суда 8 месяцев и только благодаря тому, что общественность и друзья стали проводить акции с заявлениями о том, что следствием специально затягивает дело, и что митингующие требуют передать дело в суд – в суд дело передали; а на суде, поняв всю нелепость обвинения, меня выпустили. 

Да, все те методы произвола, которые присутствуют в наших СИЗО, я испытал на своей шкуре и не подписал того, что они предлагали: признания и смягчения. Но я не могу точно заявить, что я этого бы не сделал, если бы сидел больше года и если бы давление все усиливалось. Поэтому доводы «комментаторов четвертой группы» считаю не совсем верным. Не верным данное утверждение я считаю и потому, что суды данной позицией могут просто манипулировать, будучи в сговоре между следствием и прокуратурой, о чем я приведу пример дальше в сообщении, опять же по своему опыту, когда в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ закрытие уголовного дела, по закону, должно было осуществляться с моего согласия, однако данное согласие получено не было и суд его игнорировал.

А вот по 1-й, 2-й и 3-й группам комментариев у меня мнение будет совсем коротким: всё, чего так опасаются написавшие, уже давно существует, используется и применяется.
1. У нас что, сейчас уровень следователей, прокуроров и судей очень высок? Да падать ниже уже некуда! Я приводил уже пример уровня суда, когда официальная правомочная экспертиза уполномоченного органа не смогла пересилить в суде всего лишь только предположения, ни на чем не обоснованного мнения прокурора. Он просто заявил «Я так считаю», не подкрепив этот «счет» ничем. Почитайте внимательно еще раз viewtopic.php?f=2&t=1&start=20#p3046

Утверждающие, что «будет еще хуже», не хотят понять и тем самым вводят общественность в иллюзию, что сейчас вроде как еще «так себе». Повторюсь – ниже уже невозможно и хуже — некуда. Мы – на самом дне и это важно понять и действовать, исходя из этого. 

2. Власть уже лет десять как сажает того, кого захочет, без надлежащей базы доказательств, не обращая на самые убийственные доводы защиты. Суд потерял свое функциональное предназначение в РФ, став частью исполнительной системы и ее репрессивным аппаратом подавления. И будут ли еще какие-то дополнительные изменения законодательства или не будут , это уже не важно – другим и еще худшим он не станет. Хуже уже некуда – и это также надо понять.

3. Ну, о грубом давлении я частично уже написал, давая свои пояснения по 1-й группе. Здесь, правда, есть еще резервы – иголки под ногти, каленым железом в глаз и дыба. А так, все, что в 21 веке можно было бы применять, применяют с момента ареста и ни в чем себя никто не ограничивает. То есть и здесь хуже уже быть не может. Все худшее уже давно делается и стало неотъемлемой частью полицейской деятельности – и в данном вопросе эту реальность также надо понимать.

Так что все эти истерические «предчувствия»: что возвращается 37-й год… что россиян будут сажать… — на самом деле, отвлекая нас от сегодняшней действительности, вводят в иллюзию, что якобы сегодня еще не все так плохо, может быть хуже… А на самом деле, 37 –ой уже прошел, хуже — сегодня, сегодня – дно. И не нужно обманываться , что у нас есть Завтра, в котором может быть хуже. У нас есть Сегодня, которое худшим уже не будет, т.к. это и есть самое худшее.

И в заключении приведу пример – опять таки из собственного опыта по уголовному делу, о котором я писал ранее , но здесь остановлюсь фрагментарно на том, что лишний раз доказывает вышеизложенное мной.

2007 г. – арест по надуманным следствием обвинениям о якобы неуплаченных налогах на сумму 19 млн. руб.
До мая 2008 г. – следствие и мое нахождения в СИЗО под стражей.
Май 2008 г. – следствие передает дело в суд, уголовное дело разваливается и возвращается прорурору для его закрытия.
Конец 2008 г. – дело закрывается по нереабилитирующим основаниям. Мы не согласны и постановление о прекращении уголовного дела отменяем.
2009 – 2011 гг. – следователь незаконно приостанавливает 11 (!) раз следствие. Все его постановления прокуратура и суд отменяют, вынося следователю и его руководству частные определения. Двух следователей (стрелочников, которые получили указания от руководства) увольняют за нарушения, допущенные по моему уголовному делу.
2011-2012 гг. – следователь прекращает уголовное дело по нереабилитирующим основаниям, используя изменения в законодательстве, когда сумма неуплаченных налогов в размере до 2 млн. руб. не является уголовным преступлением (т.н. декриминализация). При этом, первоначальное обвинение в неуплате 19 млн., он лично уменьшает до 2 млн. и тем самым применяет это изменившееся законодательство.
2013 г. – до этого срока суды и прокуратура стояли на нашей стороне, отменяя все, что придумывал следователь, в надежде, что мы устанем от бесконечных отмен незаконных постановлений следователя и себя под удар не подставляли. Но в 2013 году ситуация, после 6 лет (!) судебных тяжб резко изменилась, когда они поняли, что измором нас не взять. И свою позицию, которой придерживались 6 лет, изменили на прямо противоположную. 

Очередное постановление следователя, где один в один повторялось то, что ранее, как я указал, отменялось и прокурором и судьей, и вступало в законную силу, сегодня вдруг стало судом признаваться как законное. Чтобы было понятно, приведу ряд выдержек из документов.

Это из постановления следователя.
«Таким образом, расследованием установлено и доказано, что результате умышленных действий Мелихова В.П. сумма неисчисленных ООО «Станица» к уплате в бюджет налогов за 2006 г., исходя из размера дохода, полученного арендатором ООО «Станица» (ИП Мелиховым В.П.) от последующих субарендаторов по тем же объектам имущества составила 1 737 274,10 руб (…)»
Любой, самый заштатный юрист, скажет и будет абсолютно прав: следователь не наделен полномочиями суда в окончательном утверждении о виновности обвиняемого.
Точку в обвинении может поставить только суд, признав установленное следователем нарушение доказанным, но НИКАК не сам следователь.
В этом же абзаце указана сумма 1737 274,1 р., самостоятельно определенная следователем, чтобы подогнать ее под изменившийся закон. Ранее в обвинении фигурировала цифра 19 млн. руб. Вот так, чудесным образом, следователь поменял сумму.

Далее он пишет: «В соответствии с требованиями ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные решением арбитражного суда , признаются следователем без дополнительной проверки».
«Обстоятельства притворности договоров аренды, заключенных ООО «Станица» с взаимозависимыми лицами, установленные в ходе расследования уголовного дела, в арбитражном суде не рассматривались».
Дело в том, что в 2009 году, когда всем стал ясен заказ на уголовное дело в отношении меня, следствие, получив дело из суда, понудило налоговую инспецию обратиться на меня в Арбитражный суд. Чтобы через него попробовать обвинить меня в неуплате налогов. Те согласились под нажимом. Но Арбитражный суд принял решение в нашу пользу, записав в решении, что все налоги уплачены и задолжности нет.

Тем самым, поставив следствие вообще в крайне трудное положение, т.к. в действие в данном случае вступает ст. 90 УПК, имеющее преюдициальное значение, т.е. следователь ОБЯЗАН признать это решение без каких-либо возражений и без дополнительных проверок.
Но , грубо нарушая закон, он пишет, что суд что-то там не дорассмотрел, тем самым, как бы ставя его решение под сомнение, что законом не допускается.
Далее :
«На момент возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, и привлечения Мелихова В.П. в качестве обвиняемого нормами Уголовного и Уголовно-процессуального законодательства РФ не требовалось решение налогового органа о привлечении ООО «Станица» к налоговой ответственности за налоговое правонарушение. В связи с чем, уголовное дело возбуждено законно и обоснованно, Мелихов В.П. привлечен к уголовной ответственности в соответствии с действовавшими на тот период времени нормами закона.
Однако, в соответствии с Федеральным Законом от 29.12.2009 № 383 ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового Кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» крупным размером в статье 199 УК РФ признается сумма налогов и сборов, превыщающая 2 млн. рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов превышает 10 %, подлежащих уплате налогов в пределах трех финансовых лет подряд, либо 6 млн. руб.»

«Таким образом, преступность и наказуемость деяния, совершенного Мелиховым В.П. были устранены вновь принятыми законами» .

То есть, он пишет о том, что я, несмотря на решение Арбитражного суда, все-таки не уплатил налоги, но изменилось законодательство и только поэтому теперь можно закрыть уголовное дело. 

И именно это утверждение отменялось всеми ранее прошедшими судами по нашим ходатайствам и жалобам.
И последнее: 
«В соответствии с ч.4 ст.24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 212 и 213 УПК РФ,
ПОСТАНОВИЛ:
1. Прекратить уголовное преследование по уголовному делу № 95322 в отношении обвиняемого Мелихова Владимира Петровича, 25.07.1956 года рождения, уроженца г. Шахты Ростовской области, гражданина РФ, проживающего по адресу: Московская область, г. Подольск, (…) , ранее не судимого, по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ.
2. Прекратить уголовное дело № 95322, возбужденное 30.08.2007 по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления, по основанию, предусмотренному п. 2 ч.1 ст.24 УПК РФ. (…)»
Естественно, мы его обжалуем, в надежде, что суд примет, так же, как и принимал раньше несколько лет подряд, решение об отмене постановления в такой формулировке.
Но что принимает суд? 

И вот тут теперь главное:
В соответствии со ст. 28.1 УПК прекращение уголовного дела в отношении обвиняемого может осуществляться только с согласия обвиняемого.

Статья 28.1. Прекращение уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
(…) Пункт 5. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в частях первой и третьей настоящей статьи, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает. В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Естественно, возражая против всех вышеуказанных нарушений следователя, мы сослались и на этот пункт УПК, однозначно и четко ограждающий меня от принятия постановления, с которым я не согласен. Казалось бы, ситуация яснее ясного (кстати, по поводу согласия – очень схоже с обсуждаемым нововведением, о котором мы говорим в этой теме) .

Но как себя ведет суд (получив на 6-й год этой тяжбы явное указание: прекратить игру в справедливость и исполнить свой долг перед репрессивной машиной)?  Вот выдержки из решения:
«(…) следователь Лукашов К.В., установив отсутствие состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, в действиях Мелихова В.П., прекратил производство по делу на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ, то есть, по реабилитирующему основанию»
«Таким образом, уголовное преследование и уголовное дело в отношении Мелихова В.П. обжалуемым постановлением следователя Лукашова К.В. прекращено по реабилитирующим основаниям, на что не требовалось его согласие».

Ну это же фантастическая подтасовка!! Какие реабилитирующие основания? — когда он, хоть и закрыл дело, но в констатирующей части написал, что я не уплатил налоги. А главное, ст. 133 УПК РФ в п.4 гласит:
«Возникновение права на реабилитацию не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения «отменены или изменены ввиду…. принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

То есть, раз следователь в своем постановлении указал «Таким образом, преступность и наказуемость деяния, совершенного Мелиховым В.П. были устранены вновь принятыми законами» , значит, ни о какой реабилизации не может быть и речи, но в противовес здравому смыслу и закону, суд написал совсем иное : «(…) следователь Лукашов К.В., установив отсутствие состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, в действиях Мелихова В.П., прекратил производство по делу на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ, то есть, по реабилитирующему основанию» и уже исходя из этого, вывел удивительную аксиому: что, вследствии этого, моего согласия на прекращение и не нужно, что является грубым нарушением действующего Закона.

Чудовищная подтасовка понятий, чудовищное неисполнение закона. Куда еще может быть хуже?

Конечно, мы будем обжаловать все это, но сам факт случившегося уже указывает на полное отсутствие в стране СУДА.
Вот, получилось такое длинное и где-то, наверное, сложное для восприятия сообщение. Почему я решил затратить на него столь много времени и оторвать время у тех, кто его прочитает до конца?

Причина одна – я хотел донести до тех, кто не довольствуется официальными версиями СМИ и не проходится по вершкам проблем нашей жизни в стране, кто не увлекаясь всего лишь поверхностными лозунговыми общениями и сообщениями, старается понять, что нас ждет завтра. Можно ли это завтра исправить сегодня и если можно, то как, с чем бороться и на что необходимо обратить внимание. Да и можно ли бороться, когда нет абсолютно никаких правил этой борьбы?

Для меня вывод из прожитых последних лет, начиная с 2007 года по сей день, основан на личных взаимоотношениях с установившейся в стране властью, прокуратурой, полицией, судами и государственными институтами. Этот период был периодом бесчисленных судов по нескончаемым искам, которые выдумывались системой с одной лишь целью – заткнуть мне рот, прекратить любую общественную деятельность, а лучше – вытолкнуть меня из страны. Эти процессы открыли их лица, их методы управления, их нравственный облик, в полной их наготе.

Я видел их нутро, не то, что нам про них показывают и не то, что они сами говорят на публике. Я видел то, что скрыто от большинства глаз – это их упоение властью ( у кого – большей, у кого – меньшей) , упоение возможностью с нескрываемым наслаждением и с какой-то дьявольской радостью безнаказанно глумиться над личностью, лишив ее предварительно даже мельчайшей возможности адекватно отвечать им.

И поэтому я могу на личном опыте, а не по ощущениям других либо предположениям третьих, сказать: те люди, которые сегодня у власти (в большинстве своем) – паразиты на народном теле, сами они это тело не покинут и будут его терзать, как вша, до полного истощения. Та система управления, которая ими выстроена в России, не дает стране никакого будущего. Под их руководством страна обречена на кладбищенскую стабильность, после которой навряд ли что останется не подверженным дальнейшему разложению и последующему исчезновению. Надеяться на завтра, говоря, что сегодня еще не всё так все плохо, могут только фантасты и дилетанты.

Менять нужно ситуацию сегодня. В чистом теле вша не заводится. Нужно хорошенько вымыться нам сами, стряхнуть с себя эту коросту, найти в обществе лучших и бороться за них, за привод их к власти. Бороться, не взирая ни на что – это единственный выход на сегодня. Т.к. завтра у нас не будет.

Разумеется, «сегодня» – это не 14 августа 2013 года. Это срок, определяемый, возможно, годом, возможно, десятилетием, но осознавать этот срок необходимо ежедневно: как человек, который, предполагая, что смерть сегодня его не настигнет, вдруг, спотыкаясь и падая под трамвай, лишается головы, а вместе с ней и жизни в одночасье. С нашей страной такой вариант становится вполне реален.

А вот этот ролик тому подтверждение. Кто бы и как не относился к Навальному и другим упомянутым в ролике лицам – в этом случае не важно. Важно то, что представляют собой люди: народ собрали, как баранов и дав им указание, что говорить, они бездумно, как одурманенные это долдонят. Некоторые, как в эпизоде с 3 минуты 3 секунды, из-за «воодушевления», даже перебарщивают, что сразу же вызывает недовольство пастуха.

Послушайте, наберитесь еще терпения, до конца, и обратите внимание на президиум – это руководители региона: ВИДЕО

И не стоит обращать внимание на то, что большинство присутствующих на собрании – пожилые люди, оболваненные прежним режимом и добитые до конца режимом сегодняшним. К подобному состоянию они стремятся привести и старых и малых.
И здесь не стоит обольщаться. Мы не всегда способны охватить все категории общества в их взаимосвязи и совокупности.

— смотря вот на этих пожилых людей (что в вышеприведенном ролике), мы думаем: ну что они могут сделать, что они смогут изменить, их активная деятельность уже позади и никакого влияния на общество они не оказывают;
— смотря на идиотизм действий и высказываний коммунистов, у большинства из которых мозгов хватает только вот на такие заявления (из личной странички Сутормина , 1-го секретаря Вешенского райкома коммунистов): «Мелихов шляется по стране и пропагандирует нацизм. Сам он обитает в Москве и там же, как предполагаю, получает деньги от ЦРУ на развал Российского государства, раскол в обществе».
Мы думаем, что это – остатки вымерших динозавров или какие-то ископаемые рептилии и никакой перспективы и влияния на общество у них тоже нет.
— смотря на нацболов с их оголтелым «не позволим…. всех на Колыму!..» и т.д. – тоже, слегка улыбаясь, думаем, что это – кучка обезумевших…
— так же смотрим на совпатриотов, и на другие многочисленные группы и группировочки,
видя их каждую в отдельности и всерьез их не воспринимая; перед нашими глазами маячит только партия власти с ее многочисленной колонизаторской администраций.
Но все эти маленькие группки, казалось бы, безобидные и ни на что не влияющие, являются органической частью самой Системы, воцарившейся в стране, а в совокупности с ней и подавляющим большинством общества. Которое-то и является питательной средой сегодняшней власти, позволяющей ей укрепляться, существовать и главное, иметь постоянную поддержку и подпитку. (2013 г.; см. на форуме здесь )

УПОМИНАНИЯ:

 

  • По поводу проекта постановления ГД в части демонтажа Мемориала в станице Еланской хотелось бы сказать следующее.  Вопрос памяти павших советских воинов во Вторую мировую войну и тех причин, по которым пало столь много солдат Красной Армии — этих господ с Госдумы мало волнует. На днях я был в гостях у фермера на хуторе Перелазовском. Обходя свое хозяйство, он показал два засыпанных оврага, в одном из которых покоятся около 2500 погибших советских солдат, а в другом — около тысячи. Всех их после сражений у их хутора, его отец, еще будучи мальчишкой, как и многие тогда казачата и казачки помогали похоронной команде стаскивать убитых в эти яры. Сегодня на этом месте кроме полевой травы да терна, ничего нет, хотя еще в 60-е там был знак: столб со звездой.  Не менее печальна и судьба капитана и майора советской армии, могила которых находится прямо рядом с бывшим маслоцехом. Погибли они от взрыва авиабомбы прямо рядом со своим штабом. Тогда, в 1942-м, их похоронили, установив дощечку с их фамилиями и именами. После войны, не найдя более другого подходящего места, столб снесли и построили цех. Приехавшие в 50-х годах медсестра того самого штаба, уже на территории завода, упросила огородить место могилы и поставила скромную пирамидку из железа, написав фамилии, которые впоследствии стерли ржавчина и дожди. В двухтысячных уже разоренный цех купил этот фермер. Время к этому моменту уже уничтожило и оградку и этот незамысловатый памятник.  Он очистил от валявшегося мусора бывшую могилку, поставил крест и огородил изгородью. Но вспомнить, кто там был похоронен, уже никто не мог. Так и стоит крест безымянным офицерам, а в поле, где более 3500 советских воинов нашли свое упокоение — нет вообще ничего.  Знает ли об этом Коломейцев и его подельники? Наверняка, знают, потому что таких яров с захоронениями и таких крестов с забытыми фамилиями по всей России — неисчислимое множество. Волнует ли их это? Да конечно же нет.

Тогда в чем причина столь большого рвения в части защиты чести советского воина против «фальсификаторов истории», «оправдывающих фашизм»? И почему депутат Шеин в своих сообщениях допустил столь нелепые ошибки — обозначив, что открыт Мемориал в 2006 году (на самом деле открыт он в августе 2007 года) и что суды все идут, идут и никак не примут четкого решения (когда суды окончены в 2009 году и решения приняты — «в иске о сносе отказать»).
Неужели на столь высоком уровне с целой гвардией помощников и помощниц, нельзя было выяснить две столь очевидные вещи? Можно было бы подумать, что крах системы так серьезен, что депутаты уже заплутали меж двух сосен, а их помощники тем и заняты с утра до ночи, что ищут более эффективного применения статуса их патронов для улучшения народной жизни. Можно бы было подумать так, если не знать того, как депутаты делают свои состояния и как выгодно могут обменять свой статус «неприкосновенных» на услуги заинтересованных лиц — поэтому у них в их заявлениях нет ошибок, «ошибки», если и допускаются — то преднамеренно, с точно выверенной целью.
Так в чем же она тогда может заключаться? Вот высказывание Шеина: «Самое интересное, что после протестов местных СР и КПРФ начала судиться прокуратура. Именно начала, так как судья не торопится вынести решение уже почти год».
А вот сканы последних страниц решений судов:

1.Шолоховского районного суда: 

2.Определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда:

Все они датированы 2009 годом.

В ходе этих судов сделаны многочисленные экспертизы и заключения, которые опровергают доводы прокуратуры и депутата Коломейцева. Зная о том, что судебные решения вступили в законную силу, писать подобные постановления депутатам — недопустимо, т.к. Судебная власть им не подчинена и для пересмотра судебного дела нужны куда более веские доказательства, нежели очередные придумки данной четверки. Вот это и есть первая «лукавая ошибка», которую депутат Шеин допускает в своих высказываниях, преследуя уже все вместе одну цель — повлиять своим давлением на суды, которые бесконечно тянутся со мной то в Подольске, то в Вешенской абсолютно по разным вопросам.

И примером тому является что последний суд в Вешенской, по земельному участку, что в Подольске по уголовному делу, которое тянется еще с 2007 года. Для примера возьмем решение Подольского суда — вот выдержки из него, текст довольно большой, поэтому представляем самые важные моменты из него:
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
г. Подольск Московской области 17 ноября 2010 года
Судья Подольского городского суда Московской области (…) установил: (…) 
В Подольский городской суд Московской области поступила жалоба Мелихова В.П. в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным действия (бездействия) следователя 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагина П.С., выразившиеся в нерассмотрении в сроки, установленные ст. 121 УПК РФ, и в порядке установленном ст. 122 УПК РФ, ходатайства защиты от 16.12.2009 г. о прекращении уголовного дела в отношении Мелихова В.П.; в непринятии по уголовному делу окончательного процессуального решения, с учетом требований ст. 90 УПК РФ о преюдициальном значении актов арбитражных судов.
В своей жалобе Мелихов В.П. указывает, что в период расследования уголовного дела № 95322 Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 5 по Московской области провела выездную налоговую проверку ООО «Станица» за период с 01.01.2005 г. по 30.09.2007 г., по результатам которой вынесла Решение от 20.10.2008 г. № 20/183 о привлечении ООО «Станица» к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налогов, в том числе и за период с 01 января по 31 декабря 2006 г., то есть за период, когда генеральным директором общества являлся Мелихов В.П.
Решение МИФНС России № 5 о привлечении ООО «Станица» к ответственно за совершение налогового правонарушения было обжаловано в Арбитражный суд Московской области.
27.07.2009 г. Решением Арбитражного суда Московской области, исковые требования ООО «Станица» удовлетворены в полном объеме, Решение МИФНС России № 5 признано незаконным.
Постановление Десятого Арбитражного апелляционного суда от 03.08.2009 г. и Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа Решение от 27.04.2009 г. оставлено в силе.
Таким образом, Судебными актами Арбитражных судов Российской Федерации было установлено, что ООО «Станица», генеральным директором которого был Мелихов В.П., в том числе в период с 01.01.2005 г. по 28.03.2007 г., не имеет никаких налоговых обязательств перед Российской Федерацией.
Вместе с тем, органы предварительного следствия в рамках уголовного дела № 95322 вменяли Мелихову В.П., как генеральному директору ООО «Станица» уклонение от уплаты налогов за период с 01 января по 31 декабря 2006 г., то есть период, который исследовался Арбитражными судами при рассмотрении заявления ООО «Станица» о признании Решения МИФНС России № 5.
16.12.2009 г., в связи с принятием и вступлением в законную силу Судебных актов Арбитражных судов, защита Мелихова В.П. на имя следователя Лычагина П.С. , в производстве которого находилось уголовное дело, подала ходатайство о прекращении уголовного дела на основании п.1. ч.1. с. 24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.
До сего времени в адрес Мелихова В.П. или его защиты не поступило ответов от следователя Лычагина П.С. о том, что ходатайство защиты рассмотрено в установленные законом сроки (ст. 121 УПК РФ), в соответствии с порядком, установленном ст.122 УПК РФ. Также следователь Лычагин П.С. не довел до защиты Мелихова В.П. Постановления, вынесенного по результатам рассмотрения ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с наличием актов Арбитражных судов.
Таким образом, следователь Лычагин П.С. допустил нарушения уголовно-процессуального законодательства (статей 121 и 122 УПК РФ), не рассмотрев поступившее на его имя ходатайство в установленном порядке.
05.05.2010 г. Подольский городской прокурор Московской области,осуществляющий надзор за законностью предварительного расследования по делу, установил факт волокиты, допущенной органами предварительного следствия при производстве расследования по уголовному делу № 95322, а также многочисленные факты нарушения уголовно-процессуального законодательства, и вынес акт прокурорского реагирования — Требование, которым обязал органы следствия устранить допущенные нарушения законности и принять окончательное решение по делу.
Более того, виновные должностные лица за волокиту и допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, в том числе непринятия окончательного процессуального решения по делу, были привлечены к дисциплинарной ответственности.
(…)
Одним из назначений уголовного судопроизводства является отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ч.2. ст.6 УПК РФ).
Таким образом, следователь Лычагин П.С. при наличии законных оснований обязан отказаться от уголовного преследования невиновного лица.
(…)
Судебными актами Арбитражных судов установлено, что уклонения от уплаты налогов со стороны ООО «Станица», генеральным директором которого был Мелихов В.П., в период с 01 января по 31 декабря 2006 г., не было.
Таким образом, состоявшиеся судебные акты Арбитражных судов РФ, имеют преюдициальное значение для уголовного дела № 95322, поэтому подлежат признанию следователем Лычагиным П.С. без дополнительной проверки, результатом чего должно быть постановление о прекращении в отношении Мелихова В.П. уголовного преследования, как и прекращение уголвного дела. 
Однако, несмотря на императивность данных норм уголовно-процессуального законодательства для органов предварительного следствия, такое постановление ими не вынесено.
(…)
Следователь 5 отдела следственной части ГСУ ГУВД по Московской области Лютров Д.С. в судебном заседании показал, что уголовное дело № 95322 по обвинению Мелихова В.П. принято им к производству 18 августа 2010 года и 19 августа 2010 года им было вынесено постановление о приостановлении производства по делу, в связи с тем, что Мелихов В.П. находился за пределами Московской области и не мог участвовать в следственных действиях. При этом, следователь пояснил, что никаких доказательств, послуживших основанием к приостановлению производства по вышеуказанному уголовному делу у него не имелось. 22.10.10 г. вынесенное им 19.08.10 г. постановление было отменено руководителем следственного органа.
Кроме того, следователь Лютров Д.С. пояснил, что никаких следственных действий с февраля 2010 года по настоящему делу не проводится.
По существу жалобы Мелихова В.П. пояснил, что в материалах дела имеется ходатайство защитника Серновец М.Н. от 16.12.09 г., которое рассмотрено следователем Лычагиным, и имеется уведомление защитника о принятом решении за № 8345.
Начальник канцелярии ГСУ при ГУВД по Московской области Машкова И.В. представила на обозрение суда журнал исходящей корреспонденции и пояснила, что ходатайство защитника Серновец М.Н. от 16.12.09 г. следователем Лычагиным в установленном законом порядке, не регистрировалось, и никакого уведомления в адрес защитника Серновец М.Н. по рассмотренному ходатайству следователем не направлялось. В журнале исходящей корреспонденции под № 8345 значится иной документ, который не имеет никакого отношения к уголовному делу в отношении Мелихова В.П.
(…)
При этом прокурор Дмитренко П.В. просил суд обратить внимание вышестоящие следственные органы на волокиту, допущенную при расследовании уголовного дела в отношении Мелихова В.П., поскольку дело более 3-х лет не находит своего разрешения, незаконно приостанавливается, незаконно прекращается по не реабилитирующим основаниям, а в настоящее время вообще не проводятся никакие следственные действия, о чем неоднократно Подольским городским прокурором обращалось внимание руководителей следственных органов.
(…)
При таких обстоятельствах суд не может признать действия следователя Лычагина П.С. законными, поскольку его действия грубо нарушают конституционные права граждан и затрудняют их доступ к правосудию.
Принимая во внимание, что следователь Лычагин П.С. уволен из ГСУ при ГУВД по Московской области и в настоящее время дело находится в производстве следователя Лютрова Д.С., суд считает необходимым обязать его устранить допущенные следователем Лычагиным П.С. недостатки по рассмотрению ходатайства адвоката Серновец М.Н.
В части требования заявителя жалобы об обязательстве следователя принять окончательное решение на основании ст. 90 УПК РФ, в связи со вступившими в законную силу решениями арбитражных судов, суд считает необходимым оставить без удовлетворения, поскольку данные требования вторгаются в оценку доказательств, которая не может быть дана судом на данной стадии судопроизводства.и может быть дана судом только при постановлении обвинительного либо оправдательного приговора, т.е. При рассмотрении уголовного дела по существу.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 125 УПК РФ.
ПОСТАНОВИЛ:
Жалобу Мелихова Владимира Петровича удовлетворить частично.
Признать действия (бездействия) следователя 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Лычагина П.С., выразившиеся в не уведомлении в установленные уголовно-процессуальном законом сроки, предусмотренные ст.ст. 121, 122 УПК РФ о принятом решении по ходатайству защитника Серновец М.Н. от 16.12.2009 г. о прекращении головного дела в отношении Мелихова В.П. незаконным и обязать следователя Лютрова Д.С., в производстве которого находится уголовное дело № 95322 устранить допущенные следователем Лычагиным П.С.недостатки.
(…)

Но кроме вышеуказанного постановления, судьей вынесено и Частное определение в отношении должностных лиц, допустивших волокиту и целенаправленные нарушения УПК и самого следствия. 

Это первое судебное решение по уголовному делу, где абсолютно честно дана оценка творящегося милицейского беспредела с указанием их искоренения в дальнейшем, причем, не на уровне следователей, которых, использовав, затем выгоняют, якобы за их персональные ошибки. Частное определение вынесено в адрес генерал-полковника начальника УВД по Московской области.
И если, не закрывая на очевидное глаза, понимать, из чего состоит наша вертикаль власти и как в ней все связаны одной веревкой, выстраивается вполне определенная логика.

С 15 по 19 ноября идут судебные заседания, где вначале представители следствия вообще не желают появляться в суде и объяснять свое отсутствие, затем, под давлением суда, все-таки прибывают. В ходе судебного разбирательства обнаруживается не только целенаправленная волокита, но и прямая фальсификация, когда под ответом адвокату, которого он не получал, стоит номер письма совершенно из другого уголовного дела. А это уже служебный подлог и уголовно-наказуемое деяние.  После этого на суд приезжают все, кто причастен, со следственного управления, выкручиваясь и объясняя всё упущениями «следователя-стрелочника». Но судья оказалась непреклонной и вынесла довольно четкое определение.
И какое совпадение! — три года депутаты спали, а тут вдруг, ровно через выходные после данного решения, протерли глаза и увидели «пропаганду фашизма» и тут же состряпали проект постановления. Нетрудно догадаться, по чьей просьбе они очнулись от летаргического сна и почему именно в этот срок.

В этом случае объясняется и другая «лукавая ошибка» с годом открытия Мемориала.
Мемориал открылся в августе, а в сентябре того же 2007 года уже возбудили уголовное дело. Чтобы разорвать цепь взаимосвязанных событий и нужно было открытие Мемориала сместить ровно на один год назад.
Вот так, как и везде, замысел подольской администрации и местной ОПГ, срастаясь на первом этапе с милицейским произволом, нашел в дальнейшем государственную поддержку. Круг замкнулся, заинтересованные лица проявились полностью. Кто его сможет разорвать?
Только общественное мнение. Но и здесь господа с конторы постарались. (…) (2010 г.; см. полностью на форуме здесь )

 

  • Форумчанину: (…) на  Ваш вопрос «Как мы будем ограничивать власть? Как мы будем ограничивать произвол?»  — приведу уже ранее представляемые документы своего уголовного дела.

    Исходя из этого документа выходит следующая очевидность — что любой глава города и района в отношении любого неудобного для него жителя может, написав письмо в ГУВД по «предположениям» ,привлечь человека к уголовной ответственности.

    Исходя из этого лживого документа, на основании такого же лживого первого, можно любого гражданина РФ посадить в тюрьму, при этом прикрывшись данной ложью. А ведь ни одного квадратного метра, ни одного рубля за границей у меня не было и нет. И это доказано. Но я просидел 8 месяцев в тюрьме.

    Исходя из этого документа ясно, что даже экспертное заключение высшей инстанции, ни для следствия ни для суда не являются основой. Они ведут дела по понятиям.

    Уже есть решение арбитражного суда о том, что обвинение ложное, и по этому обвинению сама налоговая поверглась штрафу в размере понесенных нами затрат на суды и все равно следствие идет — уже 4-й год.

    Этот документ говорит, что они закрыли дело, но за давностью лет, что глупо, т.к. по обвинению, которое они же представили, такое не возможно. Мы его отменили через суд.

    Это — тоже закрытие дела, но уже по другой статье — деятельное раскаяние, которого я не делал, а они сделали за меня сами. И это постановление мы отменили через суд.
    И это уже — служебные подлоги, о которых мы 2 года пишем в Генпрокуратуру, а оттуда только один ответ — дело на контроле. 

    Привел я этот пример не для сожалеющих возгласов, а к тому, что вся подобная борьба, как моя, или как Ваша в оплате квитанций не постовому, а в кассу — ничего не изменит. Они всегда найдут способ Вас ограбить, потому что грабеж — их идеология. И если этого не понять, то мы так и будем вечно то через международные инстанции, то еще через какие, отдавать жизнь подобной борьбе. И это их цель. «Идите в суд» — говорят они. При этом забывая дополнить — «на всю оставшуюся жизнь».

    Ограничить их мы можем только силой, объединяющей в единстве желаний, не допускать в дальнейшем произвол. Не будет этой силы — система и дальше будет грабить, но все с большей и большей энергией. Сегодня уже милиция крадет людей,не утруждаясь перепоручением этого бандитам.

    Надо понять — идеология сегодняшнего государственного строительства — непрекращающийся дележ собственности и ресурсов. Одни приходят, другие уходят, у одних подрастают дети и внуки, у других появляются зятья, одни становятся на ступеньку выше, другие становятся их друзьями или знакомыми. Все необходимо перераспределять постоянно, в постоянно меняющейся политической элите.

    У Вас остается только один выбор — присоединиться к ним, стать их частью. Других вариантов нет. 
    Все остальное — это вот уж точно лирика — их патриотизм, их желание сделать страну великой и т.д. и т.п.

    И это будет продолжаться до того момента, когда действительно общество не «перекупит» кто-то иной для своих целей, чтобы сбросить одних собственников и насадить других, либо само общество не скажет «Хватит нас грабить!» и ограничит этот грабеж своей объединенной силой, где каждый проступок системы будет на виду. И подобную силу могут явить казаки на своих землях, при условии, если поймут, что до тех пор, пока они будут собачиться в том, кто из них казачистей — до тех пор борьба за эту чистоту ни к чему их не приведет.

    А наоборот, погубит последнюю надежду.И это происходит, эта надежда губится, в том числе и тем, что Вы неукоснительно продолжаете твердить: «Ни один нормальный человек, не примет прославления предательства, ни один нормальный человек не встанет на сторону «Цимервальдской фракции» желая поражения своей стране.»  — потому что мы не прославляем предательства. Мы представляем трагедию, из которой нужно выйти и созидать свое будущее. (2010 г.; см. полностью на форуме здесь )

 

 

  • «Доброжелателю»: Вы не одиноки в своем порыве навести тень на плетень, смешивая бизнес, общественную жизнь и деятельность музеев в одну общую кучу, якобы, для оправдания моих противоправных действий. Немало, кроме Вас и «смотрителей». Одни из них уже «досмотрелись», когда под напором следствия налоговая решила нас обвинить в неуплате налогов. Результат уже размещали на форуме.  Налоговая в возмещение ущерба оплатила нам 1 300 000 руб.

    А вот буквально вчера я получил этот документ на руки – следствие само вынуждено признать факт уголовного преследования в отношении меня незаконным. Хоть и пришлось доказывать это 3,5 года. И как они не старались и далее затягивать следствие, попирая все нормы закона, ничего у них не вышло. Вот постановление.

    (…)

    (т.к. постановление содержит несколько листов с изложением общего хода расследования, здесь приводятся лишь выдержки из текста – начало и концовка – админ.)
    П.2 ч.1. ст.24 УПК РФ гласит: отсутствие в деянии состава преступления. И заметьте! – с правом на возмещение ущерба, связанного с уголовным преследованием.
    По тому, как велось уголовное дело и как оно закончилось, как появится чуть свободного времени, я обязательно напишу на форуме, для того, чтобы люди поняли, что из себя представляют наши правоохранительные органы и как можно их оградить от такой «охраны».
    Сейчас же еще раз хочу вернуться к Вашим «выводам».

    Я уже неоднократно писал на форуме, что поступать, как истеричная гимназистка, падая в обморок от увиденного полуобнаженного торса или услышанной реплики, что земля стоит на трех китах – я не буду. Не буду и впадать в гнев или ярость от мнений, с моими не совпадающими. Потому что свое мнение по всем поднимаемым вопросам я уже давно высказал и им за все это время не изменил. Достаточно их посмотреть на форуме. И по Гитлеру и по фашизму и по национальным вопросам, даже видео с ответами выложено. Повторять их ежедневно на любое сообщение каждого, кто вновь поднимет эти вопросы, у меня нет ни времени, ни желания. Кому нужно, тот прочтет уже имеющиеся высказывания, кому это не нужно, то я хоть ежечасно буду писать,- доказать ничего не возможно. Что же касается кнопочки, то ее нажать то можно, то где где та кнопочка в мозгах, которой можно было бы воспользоваться для вразумления?
    Все звучащие выступления и мнения людей, размещаемые здесь на форуме – это, еще раз повторюсь, срез общества. Так думают не только те, кто пишут, так думают довольно большие группы людей. Как отключить их? Но для того, чтобы понять, почему они так думают, по крайней мере необходимо их хотя бы выслушать. Провокационные статьи и лица, которые регистрируются только с этой целью удаляются (как, например, Вы и дальнейшие Ваши записи). Те же, кто высказывают свою позицию (не важно, еще раз подчеркну, схожую или прямо противоположную нашей), обдумываются нами, чтобы понять и постараться найти причины этих высказываний. Потому что, к сожалению, в нашей стране никто не интересуется, чего же хочет народ, но зато все знают, что нужно народу.
    Это – типичный большевизм: определить врага и призвать всех на борьбу с ним, тем самым и наполнить жизненным смыслом существование каждого человека.  Видно таков и Ваш смысл жизни. 
    Наш – иной и состоит он в том, чтобы нация перестала делить себя на классы, на сторонников идеологий и т.п. и задумалась о своем выживании и существовании как нации, а не как ее отдельных групп, которые никогда не найдут общего языка без этого осознания.  Это касается и казачества, которое, уничижая друг друга в своих мелких группировках, все более теряет свою идентичность и сплоченность, превращаясь в низкопробных сплетников и злословов, теряя свой благородный и мужественный образ народа, всегда жившего по совести и стоявшего за справедливое жизнеустройство – по-казачьи скроенное.  Поэтому так ненавистны многим все те, имена которых мы поднимаем из забвения или не даем их опорочить. (2011 г.; см. полностью на форуме здесь )

  • (…) Форумчанину: Я рад бы, Михаил Дмитриевич, находиться в той надежде, в которой находитесь Вы по поводу возможного изменения ситуации в стране и в том, что Путин первого президентства и Путин сегодняшний – разные люди. Рад бы, но вот только не может быть такого другого Путина. Он создал систему по своему подобию, и она не изменится, пока он у власти. Главный его посыл – стабильность и справедливость. В чем они должны выражаться? Ну, хотя бы в соблюдении законности, не говоря уже о большем. А есть ли она у нас?

    Вот примеры из моей собственной жизни только за последний месяц (тот, в котором, по Вашему мнению, Путин изменился и понял после выборов в Госдуму, что нужно избавляться от жуликов и воров). Я не беру последние 5 лет, в которых не было и месяца, чтобы я не находился в суде либо на допросе. Я беру всего лишь один последний месяц:

    1. По уголовному делу, заведенному на меня в 2007 году. Уголовно-процессуальный кодекс РФ в главе 22 «Предварительное следствие» диктует следующее : «1. Предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. (…) 5. По уголовному делу, расследование которого представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями, до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть произведено только в исключительных случаях Председателем Следственного комитета Российской Федерации (выделено мной – Мелихов), руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями».

    5 (пять) лет, которые эти мерзавцы ведут так называемое «следствие» – это не 2 месяца, и даже не 12 !

    Что же у меня за дело такое, что оно приравнивается к исключительному случаю, которое потребовало 56 месяцев? Ну хорошо, пусть оно – архисложное и в практике расследования РФ не было еще подобного. Тогда как объяснить поступки лиц, уже в генеральских погонах, по данному делу:

    — До 20.01.12 уголовное дело неоднократно закрывалось с нарушениями процессуальных норм, которые все были по нашим жалобам судами отменены.
    — 20.01.12 – Генерал-майор юстиции Шелепанов, осознавая, что незаконно закрыть уголовное дело не удастся, т.к. суды их все равно отменят, — выпускает постановление и продлевает срок следствия еще на 1 месяц – до 20 февраля 2012 года.
    — 20.02. 12. Срок следствия кончается. Мы обращаемся в Следственный комитет – каково решение? Нам не отвечают.
    — 22.02.12. Мы пишем вновь в суд, что нас не уведомляют о принятых решениях.
    — 27.02.12 Следователь вызывает меня к 10 утра в следственное управление, чтобы ознакомить с тем решением, что они приняли. Я приезжаю с адвокатом. Сидим в бюро пропусков с 10 ч. до 18 ч., звоня ему через каждый час, чтобы он выписал нам пропуск. Он на каждый звонок отвечает, что – вот-вот выйду, подождите. В 18.00 заявляет, что у него кончился рабочий день!
    — 29.02.12. Подольский суд рассматривает нашу жалобу о бездействии следствия (т.к. 20.02.12 нам ничего не сообщили о том, что с делом, т.к. кончился срок действия),
    На суд вызывается следователь по делу, с требованием суда привезти на заседания последний том уголовного дела, где и должны находиться все документы. Следователь не является, документы в суд не поступают.
    — 01.03.12. В следственный комитет уходят письма от судьи и от прокуратуры города о недопустимости подобного поведения следователя и подобного ведения уголовного дела, где обвиняемому (мне) не предоставляется информация по процессуальным действиям. В ответ – тишина.
    — 02.03.12. Судья назначает заседание на 07.03.12. Прокуратура требует неукоснительного присутствия следователя и предоставления документов по ведению уголовного дела после продления. И вновь тишина.

    Даже в советское время следствие к суду и прокуратуре ТАК не относилось. Сегодня эти путинские «опричники» вне закона, действуют по своему усмотрению и понятиям, и никто их не может привлечь к ответственности. Никто, что бы они не вытворяли.(…) (2012 г.; см. полностью в Энциклопедии тему «Мелихов: Жизненный опыт и личный опыт в противостоянии системе»; см. полностью на форуме здесь )

 

 

  • (…) Форумчанину: поймите же, наконец, я не критикую ради критики и не пишу ради написанного, тем более, в настоящее время мне крайне сложно это делать, занимаясь довольно большим количеством дел, требующих немедленного решения.  Пишу я все это для того, чтобы Вами не была совершена трагическая ошибка, которая приведет к окончательному угасанию активности казаков и полному их рассеиванию.  Оргкомитет – это закваска будущего «хлеба» и какова она будет, таков испечется и каравай, либо вообще, раскиснув, превратится в несъедобную субстанцию.  Создавать из того, что есть – принцип порочный. В течение моей жизни мною не единожды наблюдаемый и приводящий в итоге к единственному результату: краху. Краху иллюзий, надежд, с последующим разочарованием и уходом в себя и свои частные вопросы.  Члены оргкомитета, при всех «реалиях», как Вы пишите, которые существуют, все-таки должны иметь тот хотя бы минимум черт, которые необходимы для реализации любого дела, пусть даже с одним решаемым вопросом на повестке: признанием казаков народом. И этот минимум, на мой взгляд, состоит в следующем:

    1. Осознанная готовность к жертвенному служению.
    Я хорошо понимаю то, что Вы написали (см. «Казачья инициатива»): «и наконец мы родом из «совка» и не являемся по определению «Александрами Матросовыми», имея впитанную с малых лет настороженность в отношении «системы» (которая даже за небольшую акцию всё же прошлась карательно по некоторым членам оргкомитета — чувствительно «попужали»). Ставить под удар семьи, еще не вставших на ноги детей и прочих близких — у нас нет никакого желания, так как мы все не обладаем необходимыми возможностями подстраховки (как личными так и от казачьего сообщества). Именно потому, нискольки не отказываясь от начатого, приходится ооочень осторожно подходить к делу организации процесса — не скрывая пропишу — в том числе и для разделения бремени ответственности за процесс (ибо мы не гении и не миллиардеры, чтобы потянуть всё самим), в том числе и в случае неприятностей.»
    Но подобная неготовность – не оправдание. Подобная неготовность не сможет обеспечивать достижение результата. Приведите в истории человечества, да и в истории казачества в том числе, пример, когда, сидя в уютном кресле за письменным столом или перед монитором, собираясь все вместе на то или иное совещание, достигались те или иные цели. Цели достигались исключительно в борьбе, которая требовала определенной жертвы от участвующих в ней. Вот представьте на минуту себе ситуацию в казачьей семье, когда все взрослые казаки собираются на защиту своей станицы, а их провожают заплаканные детишки и женщины. Ну, разумеется, их состояние было намного тревожней, чем сегодня. На кону стояла жизнь. Неужели у уходящих не трепетало сердце за оставляемых, а у провожавших отсутствовал страх о будущем? Конечно, это пограничное состояние и сегодня подобного состояния нет и близко, но понимать, что без тревог, без жертвы, без каких-то лишений ничего не добиться – необходимо. Как необходимо и быть готовым к ним и принимать их спокойно и с достоинством.

    И еще пара немаловажных, на мой взгляд, факторов подбора лиц в оргкомитет, отсутствие которых и разногласия по которым у членов оргкомитета способны загубить дело:
    2. Необходимо добровольное принятие обязанности своего подчинения решениям разумного большинства и пресечения всевозможных разных толкований данных решений и недопустимость расколов на группки и подгруппы.
    3. Необходим отказ от личностных амбиций и, возможно, от завышенных самооценок, занимая то место в общем строю, которое тебе доверит большинство оргкомитета. И исполнение именно на этом месте возложенных на тебя задач, не устремляясь с него сойти или подменить его другим.

    Как пример вышеозначенным пунктам (и в большей мере – первому), приведу свой, в надежде, что Вы поймете его верно, а не как мою похвальбу либо высокомерие. В 2007 году мы открываем первую часть Мемориала, а уже через пару месяцев по абсолютно надуманным основаниям в отношении меня возбуждают уголовное дело, избирают меру пресечения и берут под стражу, помещая в тюрьму на 8 месяцев, затягивая все это время расследование дела. Безусловно, не сам Мемориал послужил причиной данного преследования, а давнишние вожделения бандитствующих групп Подмосковья, сросшихся с администрацией, в надежде вот таким образом отобрать то, что мной было создано.

    Находясь в тюрьме, мне многое удалось повидать и о многом поразмыслить, и в первую очередь поставить перед собой вопросы, ответы на которые должны были предопределить мое будущее, мое дальнейшее поведение, мою деятельность. И не только мою, но и моей семьи, вместе с детьми, внуками и многочисленной родней, которая также отчасти зависит от меня; сотрудников, работающих со мной, их будущее, будущее и их семей, тесно связанное с работой предприятия. Передо мной стояли задачи, которые касались устоявшейся жизни всех этих людей и моей лично:

    1. Поддаться этому давлению, лишившись части собственности, оставив или выторговав у тех, кто инициировал данный процесс, что-то для последующей безбедной жизни. Тем самым «зарезать» предприятие и способствовать этим развалу коллектива работающих на нем людей, предоставив их собственной судьбе.
    2. Бороться до конца, осознавая, кто твой враг и какова его сила, если даже на пустом месте они смогли меня посадить, но сохранить предприятие. Себя не унизить трусостью и добиться победы, где шансы на нее 1 к 1000.
    Параллельно с этими вопросами я, конечно же, ставил перед собой и те, которые возникли с той деятельностью по Мемориалу, где мы ставили целью сохранение и возрождение казачьего духа и облика:
    3. Бросить эту деятельность, чтобы не усложнять решение вышеуказанных вопросов. Так как ведение борьбы на два фронта ослабит силы на каждом из них. И к тому же потребует отвлечения значительных средств – и финансовых, и организационных, — что также может оказатсья выше моих сил.
    4. Не бросать это дело, а наоборот, деятельность расширять, так как все более развивающаяся и пропагандируемая в обществе фальсификация и подмена в казачьем движении может окончательно погубить здоровые силы в казачьей среде и привести впоследствии к его полному уничтожению, создав суррогатный клон, ненавидимый и презираемый обществом новодел, — что унижает мое достоинство и достоинство моих предков, погибших, замученных, но не сломленных. Сделавших все, что было в их силах, своей смертью давших жизнь мне, и которым я, как их потомок, обязан своим существованием.

    Я не могу сказать, что ответы на эти вопросы пришли быстро. Они решались между множеством противоречий, опасений и прагматизма, которые диктовал мозг, и совестью, которой диктовала душа. 

    Результатами этих размышлений явилось вначале принятие 2-го ответа: биться до конца, и осознавая, что ты ни в чем не виновен, использовать все-таки этот один шанс из тысячи.
    Позже я пришел и к выбору ответа на 4-й вопрос: не бросать начатого дела по формированию национального самосознания казаков на основе их исторической преемственности, а не на создаваемых мифах и осуществляемой подмене.

    Но это было вначале мое личное решение, ни с кем не согласованное и ни с кем не обсуждаемое. Когда через 8 месяцев уголовное дело «развалилось» и выявилась полная несостоятельность обвинений, я был отпущен из тюрьмы и вернулся домой. И тут уже я переговорил со всей своей семьей, обозначив в этом разговоре выбранный путь, то, чем я предполагаю заниматься и как это отразится на всех них. Что подобная деятельность изменит не только мою, до того размеренную и относительно спокойную жизнь, но и их жизнь. Уже не будет возможности для них заниматься теми делами, которые они выбрали до этого, т.к. придется взять часть работы на предприятии на себя, освободив часть моего времени на работу общественную. Не будет и той возможности в финансах, которая раньше была, т.к. практические весь доход придется направить на развитие, а потом и содержание Мемориалов.
    Придется не просто жить, а жить напряженно. Порой доходя до борьбы.

    Сказал им всем и о другом пути, который также возможен: всё в России бросить, продать собственность, на вырученные деньги открыть предприятие за рубежом, самим переехать туда и жить так, как получится, не заморачиваясь теми проблемами, которые существуют у нас в стране.

    Сказав свое мнение, я спросил его и у остальных. Оно было таковым, как и мое. Не могу сказать, насколько оно было искренним, либо принято под впечатлением о т того, что первым свое мнение высказал я, объясняя причины такого решения, но с того момента жизнь всех , действительно, изменилась и не совсем в лучшую сторону (если иметь ввиду быт и покой). Дочь моталась по судам, куда я не успевал, будучи на других, или занятый работой на предприятии. Сын и зять работали на предприятии, практически без выходных, порой делая многие работы самостоятельно с нашими собственными бригадами, т.к. нанимать подрядчиков на все работы было не на что, из-за ежемесячного отъема дохода в довольно большой сумме на содержание Мемориалов. Досталось и достается всем, и даже внукам. Но главное в другом. Почувствовав, что я не прекращу деятельности ни перед каким нажимом, и что, если даже система добьется своего и лишит меня многого, то все равно Мемориал будет жить, многие люди поверили именно в эту решимость, а не в мои слова, декларации и призывы. Эта решимость толкнула их передавать в Мемориал все то ценное, что могло бы обогатить любой музей страны и любой государственный архив. Так как они поняли и поверили, что мы не сдадимся и будем биться до последнего.
    Если бы они, хотя бы на мгновенье, усомнились в моей искренности, то ничего подобного не произошло бы.

    И вот из этого главный вывод, когда Вы говорите: «Ставить под удар семьи, еще не вставших на ноги детей и прочих близких — у нас нет никакого желания, так как мы все не обладаем необходимыми возможностями подстраховки (как личными так и от казачьего сообщества).»
    — это понятно и абсолютно не осуждаемо, т.к. подавляющее большинство населения так думают и так живут, и ничего зазорного в этом нет.
    Но провозглашая идею и призывая других подключиться к ее осуществлению – такая позиция «половинчатой решимости» уже не просто пагубна, это — заранее обреченное на провал дело. Т.к. критерии «постановки под удар семьи», имеющейся «подстраховки» и т.п. – он у каждого человека абсолютно разный. И если для одних серьезным «ударом» считается, что вместо хлеба с маслом теперь придется перейти на один только хлеб, то для других таковым может стать только угроза жизни близкого человека.  С такой трактовкой вопроса те, кто готов действительно на серьезную работу и действия, к Вам никогда не придут, потому что всегда будут помнить сказанное Вами: что при какой-то угрозе, Вы опорой быть не можете. Тогда кто может собраться? — Те, которые готовы на полумеры, гарантирующие безопасное ведение дела для собравшихся.

    Вот потому, когда спросили меня о том, могу ли я вступить в этот оргкомитет или нет – я не ответил ни «да», ни «нет». Я сказал, что нужно посмотреть, кто в него уже вошел. Посмотрел – есть те, кто из реестра. И тогда я задался вопросом: почему эти казаки ни разу не высказались на своих собраниях, конференциях, съездах, которые проводились реестром, по поводу непрекращающихся гонений на Мемориал, хотя бы со стороны реестра? Почему не был осужден поступок Могильного – начальника штаба, который писал подметные письма на нас? Почему не был осужден поступок Вечеркина – реестрового атамана Верхнедонского округа, вкупе со всеми его «казаками», клевещущими на нас в местной газетенке и поддерживающими на всех судах Шолоховскую прокуратуру? Почему им, этим лжецам, те, кто входит в координационный совет, не создали атмосферу нетерпимости и позора? Побоялись за себя, подумали, что Мелихов сам справится, не посчитали нужным вообще касаться этого вопроса, как не достойного к рассмотрению на своих собраниях?

    Будь то первое, второе или третье – любое из них – оно не вызывает у меня уверенности в том, что войдя в оргкомитет, при каких-то обстоятельствах, точно так же они не посчитают, что не стоит усложнять себе жизнь, вставая на защиту теперь уже своих провозглашаемых целей и тех людей, кто их отстаивает.  Поймите – это не укор. Это четкое осознание ситуации и тех условий, при которых дело может сдвинуться с места. И самым первым условием и шагом я все-таки считаю –необходимость собирания ядра, которое было бы куда прочней, нежели Вы говорили в своем сообщении. Поэтому с его созданием я бы не спешил. Необходимо объездить всю область, переговорить с людьми, многих из которых Вы совсем не знаете, т.к. ни в каких казачьих движениях они не участвовали, нигде свои лозунги не произносили, но, будучи казаками по роду, они имеют такие ценные качества, как отвага, мужество, решимость, которые необходимы этому ядру. Нужно искать лучших.  А это не всегда те, кто ближе и кто известней. Поэтому, как бы это на слух не казалось абсурдным – нужна вначале инициативная группа, которую-то и создавать не нужно – она Вами уже создана и которая бы начала поиск этих людей, ведя с ними переговоры и объясняя им необходимость их участия.   Если нужен для этих целей фонд, требующий сбора средств на подобные поездки – создайте счет на кого-то одного из Вас и обратитесь ко всем , обосновывая необходимость сбора средств для этих целей – я думаю, казаки смогут поддержать Вас, как поддержу это и я.  И вот когда такие разыщутся, тогда и стоит уже всем собираться и высказывать свои мнения и предложения том, что и как нужно делать. (…) (2013 г.; см. полностью на форуме здесь )

  • Форумчанин пишет: «Убедите в этом власть. А она Вам не верит. И после этого Вы хотите чтобы Вам доверили воспитание детей? Я не понимаю, в здравом уме, можно ожидать, сотрудничества, от того кому постоянно показываешь дулю?»Если власть не желает сотрудничать и принимать инициативы, которые исходят от других – это ее решение. Но нежелание сотрудничества, в правовом государстве, не означает начала действий прямо противоположных : деспотизма и тирании со стороны власти. Или Вы считаете, что только то должно развиваться, что местное чиновничество посчитает целесообразным по их «понятиям», а все иное, в их понятия не входящее, должно непременно уничтожаться?
    Ну, тогда у Вас просто раздвоение личности – с одной стороны Вы за правовое государство, с другой – за диктатуру власти, решившей исполнять свои функции по своим понятиям. Либо по понятиям ее адвокатов — таких, как Вы.

    Что же касается Вашего «расследования» по конфликту в Базках – так это очередной треп официальной пропаганды:
    — «где пострадавшие?..» — которых всех уже обработали угрозами и предупреждениями;
    — «где обращения?..» — которым так же поставили условия, из-за которых они будут молчать.

    Мне порой кажется, что пишущие подобное живут в той же стране, в которой живут и наши высокопоставленные лица – в сказочной стране Гудвина, которая находится в тысячах миль от России. И они не знают и не ведают, что творится в нашей земле.  Так вот, если это так, я поясню (я уже не раз об этом писал, напишу еще раз и для Вас): когда меня в 2007 году по наводке бандитов, желающих захватить мой бизнес, решили припугнуть уголовным делом, то нужно было для пущего эффекта найти основание, чтобы на момент следствия меня арестовали и держали в тюрьме. Таких оснований не было – меня знал весь город, все знали, что мы уже 7-й год боремся с «захватчиками», у меня есть здесь семья, дом, других мест проживания нет, и характеристика законопослушного и добропорядочного гражданина. Прикопаться не к чему. Тогда сотрудник областного УВД стряпает докладную начальнику отдела, что по его «оперативным данным» я имею недвижимость за границей и валютные счета в иностранных банках. Это была откровенная ложь: ни цента, ни полсантиметра недвижимости, ничего за рубежом у меня не было.

    И посему, идя на суд по определению меры пресечения, мы с адвокатом были абсолютно спокойны. А зря. Все со всеми уже сговорились.  И мне присуждают на данном, ложном, основании содержание под стражей, которое и длилось 8 месяцев.   Потом все обвинение рассыпалось, Подольская налоговая выплатила мои издержки на суды, районный прокурор официально извинился, сказав, что его ввели в заблуждение, даже судья, которую я уже потом, после, встретил в коридорах суда, будучи там по другому делу, подошла и полу-шептом проговорила «Владимир Петрович, извините, но меня все уверяли, что это все на самом деле»… Все это было. Но потом, через 8 месяцев.

    Если подобное возможно в 7 км от Москвы, то что говорить за окраины, где беспредел еще сильней и безнаказанней?! (…) (2013 г.; см. полностью в Энциклопедии тему «ЭКСТРЕМИЗМ: МНИМЫЙ И РЕАЛЬНЫЙ»; см. полностью на форуме здесь )

 

СМ. ТАКЖЕ :

P.s. страницы Энциклопедии находятся в постоянном пополнении и обновлении по мере размещения новых сообщения В.П. Мелихова на форуме.