поиск по сайту


Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


— Создание «Станицы»

МЕЛИХОВ В.П. ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ

СОЗДАНИЕ «СТАНИЦЫ»

(выдержки из высказываний В.П. Мелихова на форуме http://forum.elan-kazak.ru/  )

СМ. ТАКЖЕ В БОЛЕЕ ШИРОКОМ КОНТЕКСТЕ ТЕМЫ ЭНЦИКЛОПЕДИИ:

  •  МЕЛИХОВ: ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ
  • МЕЛИХОВ: ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ
  • МЕЛИХОВ: О ЦЕЛЯХ И АМБИЦИЯХ
  • и др.

***

 УПОМИНАНИЯ:

Форумчанину:  Я не стараюсь опровергнуть Ваши аргументы, (из опыта знаю, что это — невозможно). Я объясняю свою позицию для тех, кто хочет к ней присоединиться, либо выяснить для себя что-то непонятное или неясное
Да, вопрос «что делать?» — он действительно избитый, но звучит-то он «Что делать?«, а не «Что говорить, не делая?». В 30-х годах русский философ Ильин И.А. посвятил вопросу «что делать после крушения большевистского крушения» огромный труд, в начале которого было заявлено следующее: что после падения большевистского режима у России будет два пути. Первый — либерально-демократический, второй — национальная диктатура. Если Россия пойдет по первому пути, то неминуемо попадет в западню партийных распрей, национальных конфликтов и экономического хаоса. Второй путь поможет России побороть хаос большевистской эпохи, воссоздать здоровый и работоспособный аппарат государственного управления, обеспечить творческое развитие нации. Описанная Ильиным программа в его книге «Наши задачи» идеально подходила для постперестроечного периода в России. Однако, ею не только не воспользовались, но и не обратили внимания ни на одно из высказанных в ней положений. Мы получили то, что имеем сегодня — хаос. В хозяйстве, в экономике, в сознании, в душе. И, как следствие, в поступках и результатах. На то были объективные и субъективные причины. 
Главной объективной причиной явилась неспособность бывших советских людей (нас с вами) действовать так, как действовали бы национально-мыслящие люди, которые ранее населяли Россию. Пораженные завистью, гордыней, самовлюбленностью и самомнением, каждый вопил от себя истины, не требующих никаких доказательств и обоснований (вспомните начало 90-х) — наряду с мощным «либерально-демократическим» воодушевлением общества в другой ее части был также достаточно высокий подъем и национально-патриотического самосознания. Но, к сожалению, через советскую призму внедренного сознания. Что в тот момент являлось основой национально-патриотических движений? — их лидеры, которые выдвигали те или иные теории становления Российской Государственности. И если в их планах была малейшая несогласованность, то эти движения становились непримиримыми врагами. Примеров можно приводить множество, остановлюсь только на одном. Одной из первых была НПФ Память. Уже через год она раздробилась на три составляющих, далее деление происходило в геометрической прогрессии, оставив после себя еще несколько структур, среди которых была Память, Набат, РНЕ, группа Кольцова и т.п.
Или взять казачье возрождение: начавшееся возрождение по станицам перекинулось на области, которые стали уже выдвигать не просто альтернативных атаманов, а создавать группы враждебно настроенных друг к другу казаков, выдвигающих своих лидеров. Апофеозом этого бардака был съезд казаков России и Зарубежья, на котором был выбран Верховный Атаман всей Вселенной и прилегающих Галактик (без согласования с инопланетянами). Что явилось основой всего этого внутреннего беспредела? Извращенное понимание действительности и советская привычка брать все «на ура». Таким образом, опыт наработанный лучшими русскими мыслителями и проповедниками не был учтен, но самое страшное, он никогда и не будет учитываем, ни сегодня, ни завтра. Потому что слепо сознание и не болит душа так, как она должна болеть, вызывая стремление к искоренению недостатков. Поэтому необходимо было действовать исходя из учета именно того, что мы сегодня из себя представляем. Как мы можем сегодня действовать с учетом предыдущего оболванивания? Никто и никогда не подвергался столь тотальной советской дибилизации, как мы и опыта выхода из нее никто не имеет. так что и пример взять неоткуда. Но есть другой опыт. Опыт выхода из той слепоты, в которой воля и стремление парализованы. И этот опыт заложен в основах Православной церкви. Необходимы молитва и действия.Необходимо вначале спросить с себя, а затем предъявлять требования к другим, необходимо получить результат самому, а потом предложить сделать то же другим. Поэтому я начну с Вашего «нескромного» вопроса: « позволю себе один нескромный вопрос – а может наряду с музеем в целях восстановления национально-культурной автономии попробовать восстанавливать (для себя же) и исконные варианты хозяйствования, создавая тем самым реальную площадку для любых маневров и проповедей, в том числе и идеологических?»Не на момент строительства Мемориала, а значительно ранее, то есть лет 20 назад я поступил так, как Вы предлагаете сегодня. А именно: собрав единомышленников и организовав предприятие, мы вместе трудились, создавая Станицу. Станицу — не только как предприятие, но и как образ жизни, жительства и духа. Был построен Храм, лицей Славянских культур, в котором учились наши дети, построили дома для каждой семьи. Постепенно формировалось сознание отличающееся от советской идеологии. Да, были очень серьезные трудности, проблемы, но не о них здесь речь. Создав достаточно серьезную инфраструктуру, обеспечивающую бытовой комфорт, данные блага стали людей затягивать в свою воронку.

Получив все возможные блага, «единомышленники» вначале робко, а затем все более настойчиво, стали подумывать о том, как сделать свою личную жизнь еще лучше, но за счет других. Те, чьи дети ходили в лицей, говорили, что лицей нужно финансировать от предприятия, те же, чьи дети уже не ходили или еще не ходили, говорили, что платить должны сами родители — и тому подобное. Вновь просыпалась советское иждивенчество. Мне уже тогда было понятно, что без усиления духа, их работы на общее благо — не дождаться. И в этот момент мне посчастливилось познакомиться с представителями Русской Православной Церкви за Рубежом. Я увидел иную жизнь, иных людей, иное отношение к друг другу, а самое главное, иной взгляд на Отечество. 
В РКЦЗ и в ее первоиерархе Митрополите Виталии (с которым после встречи мы долго переписывались), я увидел ту силу православного русского человека, которая и отличает нас от советского гомо сапиенс. Было предпринято достаточно много усилий, чтобы выстроить Храм в честь Царственных Мученников и подворье РПЦЗ в России. Создалась община, более сплоченная, с активной жизненной позицией. В этот промежуток времени я активно участвовал во всех казачьих движениях, но, видя, что главным в этих движениях является борьба за атаманство, я понимал, что все эти пути ведут в тупик. И поэтому решил просто: создать на Дону прототип той станицы, которую в свое время создавал в Подольске. 
Вначале в станице Еланской я начал строительство собственного дома. И естественно, пригласил на работу местных жителей. В то время на Дону было очень трудно с работой, а зарплата выплачивалась крайне низкая. Мы предоставили и работу, и зарплату, в шесть раз превышающую местный уровень. После первой зарплаты две трети работающих на работу не вышли. И последующие десять дней осуществляли похмел. И так в течение последующих трех месяцев. Я вынужден был привезти своих рабочих и продолжать строительство. Постепенно те люди, которые присоединялись к «нашим» работникам, меняли свое отношение к труду и через полгода способных к работе набралось порядка 60 человек. Создался костяк. Своих рабочих я отправил назад на базе уже здоровой части местных работников мы стали формировать строительную бригаду. Еще через пару месяцев их было около 80. Я придумывал все новые и новые объекты для строительства, выплачивал за эти работы приличную заработную плату в надежде на то, чтобы привить им чувство собственного достоинства. Конечно же, все шло не совсем гладко, но, главное получалось. Они прекрасно понимали, также как и я, когда-то строительные работы закончатся и встанет вопрос «а что дальше?». И когда они созрели до этого понимания, я предложил им строительство завода по переработке сельхозпродукции. Причем, строительство данного завода, естественно, намечалось на мои средства, но дальнейшая эксплуатация должна была лечь на их плечи и на первом этапе они получают заработную плату за эксплуатацию, а в дальнейшем, являлись бы соучастниками данного предприятия и уже получали бы свой доход от дохода предприятия. То есть становились бы соучредителями наравне со мной, в обязанности которых входила бы эксплуатация и реализация продукции. Мы построили предприятие. Я закупил сырье. Был назначен директор, мастера, рабочие. Штат предприятия составлял порядка 120 человек. Предприятие начало работать. Через месяц работы мы посчитали, сколько сырья было переработано и сколько продукции было получено. Оказалось, что полторы тонны масла исчезли. 

Это было обычное воровство так свойственное советским предприятиям, когда идущий через проходную без украденного болта в кармане чувствовал себя несчастным. Конечно же, я мог организовать охрану и достойный контроль, но тогда терялся бы весь смысл предпринятых мер. Они бы вновь становились наемными работниками, а не казаками, следящими за своим имуществом. Предупредив, что, если на следующий месяц пропадет хоть один литр, завод будет закрыт и все будут распущены, я полагался на их трезвый взгляд. А именно, средняя зарплата на предприятии была в десятки раз больше, чем украденное масло. Если закроется завод, то найти такую же работу будет невозможно. Поэтому здравый смысл их должен был понудить по-другому отнестись, но на следующий месяц нехватка масла была вдвое больше. Сознание как раз сработало по советски. Раз есть опасность закрытия, значит, надо успеть вынести как можно больше. Завод я закрыл, и он стоит законсервированным до сего дня. 
И вот после этого я пришел к еще одному выводу. Людей насильно, без подготовки их сознания, без их внутреннего желания, затащить в «светлое будущее» невозможно. Во-первых, нужно, чтобы они этого сами хотели, и не столько хотели, сколько осознавали. И поэтому им необходимо было явить образ тех, у которых чувство собственного достоинства, чести, благородства были непреложным и естественным образом жизни. 
Необходимо показать, что есть казачество, что есть свобода, что есть душа, что есть образ жизни, работы, взаимоотношений. Показать это можно только на примере тех, кто этот образ никогда не терял. Это та часть казачества, которая не польстилась на совдеповские лозунги и красивые фантики, а осталась верна своему вековому устройству и своему образу жизни. 
Ярчайшими представителями казачества прошлого века для меня являются те, кому мы и посвятили Мемориал. Музей же предназначен для того, чтобы этот образ раскрыть. Если Мемориал — показывает, то Музей — раскрывает. Поэтому то, что мы делаем, это не есть «проповеди», это не есть программа — это есть желание помочь тем, кто этого желает, соприкоснуться и понять, что было казачество ранее и каково оно должно быть сегодня. И обращаясь ко всем мы не агитируем за свою идею, не пропагандируем ее, а предлагаем в нее включиться тех, кто разделяет наш взгляд, либо может предложить свой взгляд на возвращение тех устоев, которые были свойственны казачеству. Мы же в большей степени получаем отзывы, которые характеризуются только одним: размышлениями «а будет ли толк от этого или не будет». Будет! В большей или меньшей мере, но будет. (2008 г.; см. полностью на форуме здесь )

***

(…) Я решил разместить здесь следующие фотографии, не для фарса, а для наглядности того, что людей собрать не проблема и даже костяк можно сбить, для временного успеха. Но для достижения конечной цели нужны люди совершенно иного закваса, иной стойкости и иного понимания служения. Чтобы было понятно – представьте стул на трех ножках, самая устойчивая система. 

Так вот, сиденье – это ответственность, одна ножка – это мораль, вторая — профессионализм, третья – полномочия. Так вот ответственность человека может зиждиться на этих трех столпах. Убери одну из этих ножек и все – человек безответственен и для работы негоден, какой бы хороший и знающий он не был – в любой момент он может подвести и загубить общее дело.
Вы же говорите только об одной из трех «ножек» – профессионализме, этого крайне мало.
Нужны полномочия – полномочия либо даются сверху, либо формируются собравшимися. Сверху полномочия отданы реестру, значит, мы их должны определить сами, но при «вольном» и свободном общении этого не произойдет, т.к. для Вас нет авторитетов, а внутри Вас этот авторитет еще не появился. Но, допустим, все сойдется так, что, собравшись, Вы определите структуру и наделите ее членов полномочиями. Остается еще одна ножка – на двух стулу не устоять.

Это мораль – и вот здесь она не может быть ни рыхлой, ни ошибочной, в противном случае из-за «слабой ножки» упадет ответственность.

Нашей моралью, естественно, может быть христианская вера. Но, слаб человек, а в сегодняшнее время еще и абсолютно неоцерковлен. Поэтому христианское понимание ответственности через «обрядовую» практику не проникло в каждую клеточку. И тогда, (хоть и слабая, но все-таки подпорка ) эта мораль формируется за счет оценки поведения предшествующих поколений – формируется на примере тех и подражании тем, кто эту мораль имел и следовал ей. Вот почему должен быть проложен водораздел между большевизмом и теми, кто с ним боролся, и этот водораздел еще должен быть и осмыслен. И тогда, и только тогда, эта третья «ножка» будет более крепкой и сможет удержать общий вес ответственности.

Еще не были созданы казачьи общества и мы собрались в Подольске, организовав Станицу

Дальше на протяжении 10 лет пробовали создавать движения, охватывающие массы людей и это получалось – были и результаты.

Но все в конечном итоге сводилось к взаимным большим и малым разногласиям. Вы можете вновь возразить – не было объединяющей цели, выверенной программы действий, команды и т.д. 
Но это не так, и я могу с уверенность об этом сказать, так как все прошло через мое сердце. Не было ответственности и чувства служения. И не получалось не из-за каверз Мирового Правительства, и не из-за плоховыверенной идеологии – неудача сидела в нас самих, в наших душах, раздираемых страстями (у каждого своими). И сегодня то же самое. Стул о трех ножках всегда был с изъяном – поэтому и падал, падает и сейчас. Необходимо их укреплять. Если Вы это поймете и сможете преодолеть, тогда и только тогда возможен не скоротечный результат, а достигнута конечная цель. В противном случае – бег по кругу.

Для чего мы создаем архив? Главное — это не только исторические исследования и познания. Главное, это увидеть в нем тех, кто может явить для нас пример своей борьбы, пример тех качеств, которые у нас либо недоразвиты, либо приглушены. Ваша убежденность в том, что достаточно вымерить цели и идеологию и все устроится само собой – неверна. Чтобы что-то преображать, необходимо преобразиться самому, при этом, исключив в себе червоточины, которые уже ранее погубили и казаков и Российскую Империю.
Идеология большевизма и национал-социализма тому пример – сгинула как предтеча сегодняшнего хаоса в человеческом сознании, отравив его сущность и сделав его неспособным к созидательной творческой деятельности, насытив его злобой и ненавистью. А эти черты разрушительны в конечном итоге, потому что основаны на корысти и гордыне. И это не теория либо идеологическая глобализация. Это конкретность в наших сегодняшних поступках. Эта конкретность проста и потому многим непонятна. Все хватаются за идеологию, за цели, преобразования, забывая об ответственности. Еще раз взгляните на стул о трех ножках. (2009 г.; см.полностью на форуме здесь )

***

Форумчанин пишет: «для меня абсолютно не понятны Ваши политические взгляды, не в виде неких, плакатных мазков и обобщающих призывово борьбы с большевизмом, а на уровне конкретики.(…) Для меня лично, задача должна стоять конкретно , до мелочей. Вашу задачу на уровне свехзадачи я понимаю, на уровне тактики пошаговых действий нет»
Вы любите приводить образные примеры для наглядности. Приведу и я Вам для наглядности таковой, только не абстрактный, а из личной практики. Итак, начало 90-х. Что и как начиналось, и чем это закончится, мне тогда было приблизительно ясно. Я осознавал, что можно вписаться в систему и, став ее частью, вполне успешно существовать. Но тогда пришлось бы становиться таким же беспринципным и бессовестным ее составляющим.
Видя это, был поднят стяг организации «Станица», которая собирает под свое крыло всех казаков, желающих жить по чести и совести, которые не желают быть холуями у очередной правящей элиты. Предшествующие данному периоду наши дела уже имели общественный резонанс и к нам стали приходить многие люди из окрестных мест и большое количество беженцев. В большинстве приходящих были видны мотивы их прихода – это личный интерес, замешанный на вполне приемлемых для них наших идеологических мировоззрениях. Была построена станица, лицей, Храм, люди получали возможность обзаводиться своим делом и т.п., но постепенно при насыщении потребительских возжеланий стали искать места, где поспокойней, где не нужна ответственность перед другими, где не нужно противостоять беззаконию и подставлять плечо слабому. 

Осуществляя поставленную цель я надеялся, что совместная деятельность с явно выраженным результатом для каждого будет их окрылять и давать силы на будущее, но получалось наоборот, чем лучше был результат, тем плачевней выглядели крылья. Я прекрасно видел причину этого, но тешил себя надеждой, что вот-вот проснется самосознание и уважение самому к себе. Но проснулось иное – зависть и подлость, явилась не сама по себе ниоткуда, а вскрылся инфекционный нарыв советского образа жизни – эгоизм личности. После этого были неоднократные попытки по национальным и патриотическим движениям, где были высказаны и политические взгляды без плакатных мазков и ставились конкретные задачи, но все заканчивалось путем на расстоянии полудостигнутой цели. Результаты сохранялись, но не достигалась вершина. Тратилась уйма времени, сил, энергии. Пока я не осознал, что идти можно вперед только с теми, с которыми, ты уверен, что дойдешь до конца. А не с теми, на которых ты только надеешься, что во время пути они, может быть, возмужают и наберутся сил. И как только я это осознал, то желающих этого придерживаться не оказалось.

А посему, моя политическая цель такова :
— развенчивание большевизма и необольшевизма в виде «профилактики» или «прививки» для тех, кто осознает опасность этой эпидемии;
— создание образов, способных дать пример собственной жизнью, для будущего выстраивания общества;
— сбор людей, способных на принципах казачьего самоуправления организовать практически работающую систему жизнедеятельности общества противоположную сегодняшней беспринципной системе подавления личности.

А вот уже собравшись и сделав что-то вместе, эти люди и смогут поставить и конкретные цели и определить тактические шаги, исходя из качества собравшихся, их интеллектуальных возможностей и их самоотверженности.
Начинать вновь выдвигать политические цели и расписывать шаги для тех, кто, возможно, соберется вокруг них – это вновь потерянное время, силы и энергия. Так как браться нужно только за то, что конкретные люди смогут сделать практически, а не теоретически. (2009 г.; см. полностью на форуме здесь )

СМ. ТАКЖЕ:

  •  МЕЛИХОВ: ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ
  • МЕЛИХОВ: ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ
  • МЕЛИХОВ: О ЦЕЛЯХ И АМБИЦИЯХ
  • и др.

P.s. страницы Энциклопедии находятся в постоянном пополнении и обновлении по мере размещения новых сообщения В.П. Мелихова на форуме.